Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Hock-Shake

Андрей Болсуновский: «Перед командой в нынешнем сезоне ставятся самые высокие задачи!»

Тренер вратарей магнитогорского «Металлурга» — о секретах предсезонных сборов команды, состоянии вратарской бригады, новобранце из ВХЛ и перспективах Артёма Загидулина в Северной Америке.

13 июля «Металлург» официально вышел из отпуска и начал планомерную подготовку к новому сезону Континентальной хоккейной лиги. Упражнения на льду подкрепляются занятиями в тренажёрном зале для достижения оптимальных кондиций. 24 числа хоккеисты отправятся в немецкий Гармиш-Партенкирхен, где в условиях высокогорья продолжат усиленные тренировки и проведут два контрольных матча с подольским «Витязем» 28 и 31 июля. До отъезда в Германию корреспонденту «Магсити74» удалось пообщаться с тренером вратарей «сталеваров» Андреем Леонтьевичем Болсуновским.

«Стараемся всё лучшее из НХЛ привнести в наш тренировочный процесс!»

— Как оцените состояние вратарской бригады «Металлурга» по итогам спортивных тестов?

— Станислав Галимов сперва немного восстанавливался после операции. Он пока что не в самых оптимальных кондициях. Постепенно набирает форму. Что касается Васи Кошечкина, для начала — неплохо. Конечно, если бы это была середина сезона, хотелось бы результат получше. Глеб Носов приехал более подготовленным. В мае он тренировался вместе с национальной командой, потом ещё на одни сборы ездил.

— А вратари из «Стальных Лис»?

— С ребятами из «Стальных Лис» мы проводили сборы в Тольятти с 1 по 10 июня. И в Магнитогорске с ними начали работать чуть раньше. По физическим параметрам они более подготовленные, нежели старшие коллеги. Состояние ближе в оптимальному.

— Над чем конкретно работаете на льду и в зале?

— В зале у нас физическая подготовка: ребята должны повышать своё функциональное состояние. Тот же Вася Кошечкин десять дней работал в Северной Америке, потом две недели отдыхал. Станислав Галимов, как я уже говорил, прошёл курс восстановления и сейчас уже начинает работу с весами, приближенными к сезону. Мы больше работаем на правильность выполнения упражнений и на улучшение физического состояние.

У нас в команде новый тренер по общей физической подготовке (Мартин Итерски, прим. автора). Он показывает какие-то упражнения, а я уже корректирую их для вратарей: правильное положение спины, более свободные руки, ноги. На льду мы работаем по специальной системе — блоками. Также просматриваем видеоматериалы. Ребята понимают, что они делают правильно, а что нет.

В этом году Вася начал раньше готовиться. В прошлом межсезонье после чемпионата мира Йозеф Яндач дал ему больше времени на восстановление, а этим летом — начал работать раньше. Тогда больше работы было с Артёмом Загидулиным.

 

— Упражнения однотипные для всех или каждый работает по индивидуальной программе?

— У нас упражнения общие — системные. Но есть нюансы. Станислав Галимов начинал с меньшими весами, а сейчас уже втянулся, и работаем в одинаковых условиях. На штанге, например, один вид работы. На льду также работаем по одной программе. Потому что — это система: мы должны в каждом определённом моменте выполнять одно и тоже. На каждый бросок есть определённое движение, и вратарь не должен делать ничего лишнего. Всё должно быть на мышечной памяти, чтобы как можно меньше времени тратить на принятие решения в игровой ситуации.

Единственное, у каждого может быть разная стойка. У Глеба Носова более свободные ноги и спина. Он играет ближе к одной плоскости. Кошечкин и Галимов играют в двух плоскостях, чуть впереди.

— То есть, у Глеба Носова спина более прямая, а Василий Кошечкин и Станислав Галимов играют чуть в наклонном положении вперёд?

— Образно говоря, спина должна быть прямая у всех. Другое дело, что она может быть прямая чуть по диагонали. Абсолютно в вертикальном положении сейчас никто и не играет. Раньше, лет 5 назад, играли более вертикально, к броску шли позиционно. Сейчас техника чуть поменялась: больше работают за счёт тела. Постоянно общаемся с Семёном Варламовым, работали несколько лет в Красноярске с Антоном Худобиным. Стараемся всё лучшее из НХЛ превнести в наш тренировочный процесс!

«В молодёжной команде вратари работают по той же системе, что и в «Металлурге»

— Есть понимание, что Глеб Носов начнёт третьим вратарём в главной команде?

— Да, мы смотрим его на позицию третьего вратаря. Конечно, всё будет зависеть от того, как он себя покажет. Ему нужно ещё набраться опыта, адаптироваться к команде. Всё-таки здесь хоккей быстрее, чем в Высшей лиге. Он хорошо двигается, выполняет все системные упражнения. Не стоит забывать и о психологии. Должна быть психология победителя. Перед командой в нынешнем сезоне ставятся самые высокие задачи, поэтому играть будут те, кто готов на сто процентов к решению поставленных задач. Мы на него надеемся — мальчишка перспективный. Также, как и на наших ребят из «Стальных Лис». Будем следить за ними.

В молодёжной команде вратари работают по той же системе, что и в главной. Она проверенная временем и даёт результат. Илья Брызгалов, Вася Кошечкин, Андрей Макаров, который также в Северной Америке поиграл — все через неё прошли. Занимались с Иваном Бочаровым, от которого сперва отказался один клуб Высшей лиги, а сейчас он уже в олимпийской сборной играет. Загидулин в прошлом году показал лучший результат, чем у Ильи Самсонова в позапрошлом сезоне. Самсонов в среднем за игру пропускал 2,3 шайбы, а Загидулин 1,9 и 1,7 в плей-офф. И на ноль Артём больше отыграл. Система даёт результат, просто нужно определённое время, терпение и труд.

— Почему пришлось расстаться с Павлом Нечистовским?

— Он с нами очень мало поработал на предсезонных сборах, а потом уехал в Высшую лигу. Мальчишка перспективный, но немного не хватает техники. Систему как таковую мы не наработали. В Высшей лиге он был вторым вратарём, практики давали мало. Да и ещё все игры выпали против лидеров на выезде. Он сразу попадал под «мясорубку». На мой взгляд, отыграл он «на четвёрочку». Получается, что в «Зауралье» больше доверяли их вратарю, а Павел сидел на лавке. Весной мы с ним поработали 10-12 дней, но уже было понимание, что подпишем Глеба Носова. Хорошо было бы оставить его в системе клуба, но мы приняли решение обменять его на Глеба Носова. Если он будет плотно работать, может вырасти в хорошего вратаря. Останься Нечистовский в команде, он бы только потерял от этого в профессиональном плане без игровой практики.

— В этом, мне кажется, заключается обратная сторона сотрудничества с клубами ВХЛ.

— Вы знаете, зависит всё и от самого вратаря. Когда в «Зауралье» приехал Загидулин, он был лидером. Всё-таки вратарь с опытом. Он стал первым номером и играл постоянно. А Нечистовскому доверяли меньше из-за отсутствия опыта в первую очередь. С другой стороны, если бы он остался на следующий сезон, возможно, получил бы больше игрового времени. Тем более, мы с ним весной плотно поработали. Главное теперь применить всё это в игровых ситуациях.

«Артём Загидулин может быть лидером в команде»

— Вы удивлены решением Артёма Загидулина отправиться в Северную Америку?

— Нет, не удивлён. По началу сезона, по моему мнению, он работал и играл на четвёрку. Потом мы с ним поговорили, и после он начал прям фанатично работать — пошёл прогресс. Он стал понимать, что добавляет, и начал ещё больше работать: просился позаниматься с утра, приходил после тренировок. Я ему сказал: «Если ты хочешь стать топовым вратарём, вот так и надо пахать». Он очень здорово работал, почувствовал свою силу. За ним сразу начали наблюдать из Северной Америки. Он очень мечтал туда поехать.

Не знаю, дадут ему сразу шанс. Однозначно придётся терпеть. Сейчас всё зависит от него. У меня Илья Брызгалов два года играл в АХЛ, набирался опыта, а потом пробился в НХЛ. Как сложится у Артёма, предположить сложно.

Конечно, мы бы хотели оставить его в клубе. Повторюсь, в этом году перед нами ставятся самые высокие задачи. А Артём тот человек, который может быть лидером в команде. Но он принял такое решение.

С другой стороны, всегда приятно, когда люди растут в профессиональном плане. Артём приходил, поблагодарил за работу. В те года ему внимания было меньше, а в прошлом сезоне он получил много игрового времени. Я видел, что из него может вырасти классный вратарь.

— Насколько он готов к североамериканскому хоккею?

— Нужно будет привыкнуть, всё-таки там скорости выше, решения принимаются быстрее, броски из всех позиций. Не знаю сколько времени уйдёт на адаптацию. Это зависит и от него, и от тренерского штаба в той команде. Его плюс в том, что он играет широко. Он готов к броскам из всех позиций, что сразу буду накатываться на добивание. Он умеет читать игру и психологически уравновешен.

— Как относитесь к тому, что в КХЛ будут играть на площадках трёх разных размеров: канадской, финской и стандартной европейской?

— Я слышал, что в ближайшее время все к одной придут. У нас с этого года будет финская. Лично мне всегда нравилось, как «Магнитка» играет в нападении. Широкий пас, диагонали, поперечные передачи. Для нашей команды, возможно, большая площадки была и удобнее.

Нельзя сказать, что сейчас хоккей станет прямолинейным. Возможно, немного проще будет защитникам. Как это скажется на нашей команде? Чуть быстрее будут приниматься решения, чуть быстрее отдаваться передачи. Всё равно команда любит комбинационный хоккей, любит поиграть в пас. Хотя сейчас такое время, что многие упрощают игру и просто идут на ворота. Броски со всех точек, трафик перед вратарём, добивания, подставления — атака конусом идёт. ЦСКА в прошлом сезоне доказал, что это работает.

Не думаю, что для звена Мозякина возникнут какие-то проблемы. Немного перестроится, конечно, придётся.

— В связи с этим как-то корректируете тренировочный процесс для вратарей?

— У нас команда больше настроена на атаку, поэтому делаем акцент на выходах «5 в 4», «4 в 3». Усиленно работаем с вратарями в плане добиваний и игры под воротами.

Перед каждым соперником мы с вратарями разбираем команду и тренировку, проводим именно под этого соперника. Какая-то команда любит от синей линии бросать, добивать, заталкивать. Другая — использует поперечный розыгрыш, третья — разыгрывает от лицевой, когда накатывается защитник или нападающий. И мы стараемся подводить упражнения под команду. Одного дня, конечно, мало, но вратарей мы готовим.

Сейчас места будет чуть меньше, поэтому активнее придётся играть клюшкой. У нас есть определённый план: как нужно принимать шайбу, как нужно отдавать, какие слова говорить, когда идёт передача, чтобы было полное взаимопонимание и партнёры не путались между собой. Главный тренер это требует.

— Слышал, что Василий Кошечкин при всей закрытости в жизни, на поле активно разговаривает и подсказывает партнёрам по команде. Так ли это?

— Вася хорошо читает игру, видит поле. Конечно, он подсказывает ребятам, но не чрезмерно. Он может показать рукой дальнего игрока. А есть вратари, которые прям активно общаются с партнёрами…

— Например? Первым приходит на ум Георгий Гелашвили.

— Гелашвили больше сам по себе эмоциональный. Старается больше завести и себя, и команду. Вася (Василий Кошечкин, прим. автора) больше читает игру. Он видит куда отдать, кому отдать. Решение принимает до получения шайбы. Это хорошее качество. На лавке может что-то подсказать, если у команды игра не клеится. Но он старается эмоции держать в себе. Лишние эмоции не приводят ни к чему хорошему. Вратарь должен сохранять энергию и быть образцом спокойствия, чтобы партнёры видели, что он уверен в себе.

— Не секрет, что в НХЛ сейчас бурно обсуждают вопрос об изменение габаритов вратарской экипировки. Не так давно уже уменьшили шорты и нагрудники, говорят, что хотят уменьшить щитки. Как вы к этому относитесь? Может — это у нападающих проблемы с прицелом?

— Мне не нравится это всё. Под многие вещи и система нарабатывается: где-то ближе к штанге располагаешься, где-то наоборот. Те же щитки сократили, и если вдруг щиток вывернется, то появляется открытое место.

Когда Илья Брызгалов играл за «Анахайм» вместе с Жаном-Себастьяном Жигером, у Жигера и щитки были шире, и ловушка больше, чем у остальных. Всё это от него пошло. Тот сезон он (Жигер) отыграл здорово, и после начали усиленно всё сокращать. Брызгалов сюда приезжал, а форма всё меньше и меньше.

Со временем меняется стиль игры вратарей. Сейчас все стремятся играть за счёт тела. И всем кажется, что вратарь слишком большой, форма огромная. Дырки всё равно есть, но вратари научились их закрывать. Раньше ведь техника совсем другая была. Я считаю, что не в этом дело. А вратари всё равно приспособятся. Придётся играть чуть выше на 10-15 сантиметров. Сейчас и в обороне научились играть активно, всегда накрывают, у нападающих всё меньше возможностей. Можно у вратарей и коньки убрать. Пусть на валенках играют, будет ещё тяжелее (улыбается).

Первоисточник: материал автора блога на www.magcity74.ru

Фото: www.magcity74.ru, www.metallurg.ru, sol.hockey 

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+