Sports с казахским акцентом
Блог

«Создается чувство, что у нас вся страна – гении, а только спортсмены и комментаторы – отстой». Комментатор Setanta о кино, вине, политике и проблемах казахстанского спорта

Дмитрий Мостовой на связи.

Дмитрий Мостовой – один из самых нестандартных спортивных журналистов Казахстана. Он пишет заметки о кино, дегустирует вино и много путешествует, а летом он превратился в звезду ТикТока. Отрезок его комментария матча Дания-Россия попал в рекомендации социальной сети. Там Дмитрий прошелся по команде Черчесова, назвав защитников остолопами.

Интересно, что репортаж проходил на узбекском ТВ, поэтому сам Мостовой на несколько дней стал «узбекским комментатором» для пользователей ТикТока. Спустя месяц комментатор неожиданно сообщил, что получил новое предложение работы и перебрался из Алматы в Тбилиси.

Антон Лысяк поговорил с Дмитрием Мостовым о его переезде в Грузию, взгляде на работу комментатора, провале на Олимпиаде и многом другом.

«В Казахстане на жизнь комментаторством заработать нельзя. Нужно еще чем-то заниматься»

- Давай с главного. Что за проект в Тбилиси?

- Еще в феврале грузинская компания Adjara Sports выкупила каналы Setanta у ирландцев. База компании в Тбилиси, поэтому и русскоязычная редакция, которая раньше была в Киеве, теперь здесь – в Грузии.

- Ты работал в казахстанской редакции канала. Как все устроено в Setanta Qazaqstan сейчас?

- Честно говоря, не в курсе деталей взаимоотношений. Локальные каналы Setanta есть во многих странах, в том числе и в Казахстане. Наш офис работает, как и раньше, насколько я знаю.

- «Узбекский комментатор» помог в переезде?

- Ха-ха. Так и думал, что многие будут считать ключевым влияние этого ролика в ТикТоке. На самом деле, нет. Все произошло задолго до этой истории. 

В апреле мне написал Кирилл Дементьев, который тогда получил предложение возглавить русскоязычную редакцию Setanta Sports. Он ездил в Тбилиси общаться с новыми владельцами каналов и подбирал будущую команду.

Кирилл спросил у меня о возможности переезда. Я ответил, что все зависит от проекта. Где-то через месяц прислали официальное предложение, еще неделю я думал. В итоге, мы с семьей не нашли каких-то противопоказаний, чтобы переехать.

Во-первых, засиделись. Мы очень любим кочевать, путешествовать, а со всей этой ситуацией с коронавирусом пришлось долго сидеть на месте. Плюс в Тбилиси я наконец-то получил возможность заниматься, прежде всего, комментированием, чего все эти годы практически не было.

В Казахстане комментаторством заработать на жизнь нельзя. Нужно еще чем-то заниматься. Комментаторство – не то что бы хобби, но, скажем так, далеко не первое занятие по важности. Многие думают, что комментаторы – это звезды, у которых все в шоколаде. Ничего подобного. Может у российских коллег так или в кинофильмах, но не в Казахстане.

Мне приходилось делать что-то еще, чтобы жить. В Тбилиси комментирование – на первом месте. Это было одним из главных факторов, почему я согласился. Сейчас мне не надо ломать голову, чем заниматься еще.

Второй фактор – это страна и город. Я приезжал сюда раньше, думаю, как и многие казахстанцы, и представлял, что ожидать от страны и города. Мне нравятся и Тбилиси, и Грузия. Это было весомым обстоятельством. Над переездом куда-то еще я точно думал бы дольше. Кроме, пожалуй, Ташкента – там тоже здорово.

- А в предыдущую редакцию в Киев поехал бы?

- Не знаю. Зимой был запрос из Киева – не от Setanta, но до конкретики дело не дошло. А тут все было максимально конкретно: «Приезжайте такого-то числа, мы вас ждем». Все. И мне настолько близка и нравится Грузия, что географический фактор был огромным плюсом.

- А как на тебя вышел Кирилл Дементьев? Вы были знакомы?

- Да, но не очень долго и близко. Просто знали друг друга, иногда переписывались по каким-то вопросам. Я думаю, что была задача собрать людей из разных стран, на которые вещает Setanta. 

Он обратился ко мне. Возможно, обращались к кому-то еще, или если бы я отказался, то предложили бы еще кому-то. Но я не отказался (смеется).

Так что, Кирилл меня знал, запрашивал рекомендации относительно меня. Потом тбилисский офис, насколько знаю, связывался с Setanta Qazaqstan. Спасибо, что коллеги дали положительную характеристику.

Из Казахстана я один в команде. Еще есть ребята из России, Беларуси, Армении.

«Какая-то девушка вырезала кусочек репортажа, он попал в рекомендации ТикТока – добили до миллиона просмотров»

- Снова о ТикТоке. Как это происходит: русскоговорящий комментатор из Казахстана работает Евро на узбекском канале?

- Это давняя история. Есть замечательный узбекский канал Uzreport TV. Они в 2015 году купили права на футбол (Англию, еврокубки) и прочие спортивные соревнования. Чтобы поднять уровень и выпестовать местных комментаторов, они пригласили сначала Юру Черданцева, Александр Шмурнов приезжал, Денис Казанский, Александр Елагин. Но ездить по маршруту Москва-Ташкент несколько далековато, и у Юры Черданцева спросили, есть ли кто поближе – он порекомендовал меня. 

Мы с Uzreport TV очень хорошо сотрудничали, отработали много турниров, в том числе, ЧМ в России. Я уже, честно говоря, со всеми этими пандемийными вещами даже не надеялся там вновь поработать, но неожиданно перед Евро они вышли на связь. 

Отработал третий тур группового этапа и «попал» в ТикТок. В Ташкенте замечательные условия для работы, там не нужно переживать о каких-то вещах – о тебе позаботятся. В такой приятной атмосфере и рождаются подобные вещи. В том матче было много веселого, но «остолопы» неожиданно оказались в ТикТок. Какая-то девушка вырезала кусочек репортажа, он попал в рекомендации. На видео был логотип узбекского телеканала, поэтому для людей в комментариях я стал узбекским комментатором.

Меня самого в какой-то момент заинтересовало, добьем ли мы это видео до миллиона? Распространял его через свои соцсети. Добили. Сейчас 1,4 миллиона просмотров, куча разнообразных реакций. Но самое удивительное для меня – это минимальное количество негатива. Огрести от телезрителей в комментариях несложно, по любому поводу тебя могут пропесочить.

После этого даже были предложения о работе, но я уже, к счастью, подписался под нынешний проект. Не могу сказать, что предложения были очень уж интересные.

- Это не Матч ТВ?

- Россия, но не Матч ТВ. Меня обескуражил сам факт: вот ты двенадцать лет работаешь и, наверное, работаешь не так уж и плохо, а потом один маленький кусочек репортажа – и миллионы просмотров и комментариев. Хотя тот фрагмент совсем не показательный – он вырван из контекста. В целом, в репортаже все было немного иначе. Но в конкретном моменте было очень обидно за вратаря Матвея Сафонова – хоть умирай на поле, но твоя оборона тебя не поддерживает.

«Я могу заниматься тремя вещами, которые бездонны в плане изучения – футбол, кино и вино»

- Работа в Тбилиси – это мечта для любителя вина?

- Конечно. На карантине, когда не было никакого спорта, я успел отучиться в школе «О вино!» в Алматы, получил сертификат. Потом прошел несколько дополнительных курсов. Грузия – родина виноделия, и работа именно здесь – это большой плюс для меня.

Грузинское вино в Казахстане одновременно хорошо известно и неизвестно вовсе. Даже многие именитые сомелье не так хорошо знают грузинское виноделие. Так что, у меня сейчас прям раздолье для повышения квалификации. За ближайший год хочу стать одним из лучших специалистов по грузинскому виноделию в Казахстане.

Плюс тут безумно вкусная еда. Она не всем нравится, но я поклонник грузинской кухни. Тбилиси – чудесный город, здесь красивая природа, относительно рядом Черное море, бесконечные возможности изучения вина. Так что, повторюсь, минусов для переезда было не так много.

- Сейчас тебя можно назвать профессиональным сомелье?

- По большому счету, да. Весной я прошел сертификацию в Ассоциации винных специалистов Казахстана – есть соответствующие диплом и значок. Так что, вполне мог бы пойти работать в какую-то виноторговую компанию или ресторан.

- Откуда такая любовь к вину?

- Пожалуй, это любовь не столько к вину, сколько ко всему тому, что невозможно изучить до конца. Мне повезло, я могу заниматься тремя вещами, которые бездонны в плане изучения – это футбол, кино и вино.

Футбол постоянно развивается, сезон за сезоном. Надеюсь, это никогда не закончится, хотя полтора года назад были сомнения. Казалось, что все.

Кино – точно так же. Оно бесконечно снимается, ты никогда не сможешь посмотреть все фильмы, никогда не выучишь имена всех актеров, как и футболистов. С вином то же самое. Вина бесконечное количество: сортов, стран, регионов, винтажей.

Тем это и интересно – ты никогда не достигнешь потолка, никогда не доберешься до финиша. Это позволяет сохранить интерес.

Могу привести простой пример. Пиво – тоже алкоголь, но, по сути, оно конечно. Из года в год пиво одной и той же марки одинаковое, хотя, окей, крафт может отличаться, а вино – разное. Оно меняется из года в год. Даже внутри бутылки. Если ты откроешь ее сейчас, вино будет одним, а через год – совсем другим.

- Лучшее вино, которое ты пил?

- Сложный вопрос… Мне нужно свериться с записями (смеется). Как и всякий гик, я веду записи, где отмечаю, что мне больше всего понравилось. Топ-3 – это гренаш Five Shooter от калифорнийцев Sine Qua Non; каберне совиньон Special Selection от другой калифорнийской винодельни, Caymus и Amarone della Valpolicella Classico от Quintarelli Giuseppe. Из редко-культового – Sassicaia 1982 года от Tenuta San Guido.

- После фильма Навального про усадьбу Путина в Геленджике ты пробовал «путинское вино» оттуда. Как?

- На удивление, есть интересные вещи. Хотя в России сейчас действительно очень серьезное отношение к собственному виноделию. Появляется много интересных вин, они стоят довольно дорого, но в России сейчас модно пить российское вино.

На волне фильма Навального просто выяснилось, что такое вино продается и у нас, причем несколько лет. Так как раньше про него никто не знал, оно просто стоит в магазинах, никому не нужно, и никто его, в общем-то, не пробовал.

Проснулся спортивный интерес. Мы с коллегами по Ассоциации винных специалистов скинулись, купили все доступные образцы и продегустировали. Там оказались как просто интересные, так и очень хорошие вещи. 

Могу сказать, что это вино – не просто желание выпендриться. Не знаю, действительно ли эта винодельня принадлежит Путину, но это хороший уровень. Не только мое мнение. Пара образцов была просто великолепна.

«Ashyq – отражение государства, в котором можно получить личные данные, не спрашивая разрешения»

- Какое у тебя отношение к политике в нашей стране?

- В журналистику я пришел примерно 20 лет назад и работал некоторое время на оппозиционные издания – «Республика 2000», потом была газета «Эпоха», которую тогда издавал еще единый «Ак Жол» с Абиловым, Байменовым и покойным Сарсенбаевым. В какой-то момент стало не то что бы тошно, но, скажем так, выражаясь русским языком, я понял, что хрен редьки не слаще.

Что с той, что с другой стороны – одинаковые люди. Никакой «борьбы за идеалы» там не было. В 2005-м я последний раз писал на политические темы, последние 16 лет я максимально отстранился от всего этого. Ушел в культуру, спорт. В этой войне об тебя ноги вытрут и не задумаются, поэтому я занялся тем, что мне нравится.

Я стараюсь быть в курсе происходящих событий, но за эти 16 лет у меня ни разу не было сожаления, что я не стал «идейным борцом». К счастью, я не оказался и по другую сторону. Бывали и такие метаморфозы, что люди работали на оппозицию, а потом всплывали в штабах «Нур Отана».

- Тебе не кажется, что инфошум от российской политики сейчас у нас громче, чем от казахстанской?

- Он всегда был громче. Cпроси у людей на улице, сколько они знают казахстанских политиков, а сколько российских. Опять же, это проблема нашей оппозиции. Она зачастую была вещью в себе. Не хочу всех ее деятелей грести под одну гребенку, но чаще всего люди не думали, как себя продвинуть в массы. Большинство попыток были тщетными и странными.

- Тебе не нравится идея системы Ashyq. Почему?

- Эта система – отражение государства, в котором можно получить личные данные, не спрашивая разрешения. Красноречивый пример из Нью-Йорка. Там теперь нельзя надолго заходить в рестораны или кафе, в любые публичные закрытые пространства без вакцинации. По сути – такой свой Ashyq.

Естественно, возникли юридические коллизии и вопросы. А как вы проверите? А если человек просто откажется предоставлять данные? Насколько это вообще законно? Такие вопросы в стране, где человек защищен, непременно возникнут. А у нас взяли и просто сделали. И ни у кого не возникло в голове: «Почему я должен что-то непонятно кому показывать? Почему должен делиться своей историей болезни и, в принципе, кому-то о ней рассказывать?» Я не против самой системы, меня просто позабавило, что все это можно сделать, даже не спросив человека.

При этом у системы много очевидных недостатков. На днях у моего знакомого случился неприятный инцидент: он сдал ПЦР перед поездкой, и тест вышел положительным. Человек был уверен, что не болеет. Он сдал тест повторно, и тот уже оказался отрицательным. Очевидно, что первый был ложноположительным. Тем не менее, в системе он еще две недели значится больным, даже несмотря на повторный отрицательный анализ. И все – человек никуда не поехал. Почему он две недели из-за ошибочного результата теста забанен системой?

В Грузии, кстати, ничего подобного, по крайней мере, пока нет. Здесь люди бьются за свои права. Хотя мне жаль, что тут очень сильны антиваксерские настроения, в частности, регулярно проходят митинги против вакцинации. Но как только заходит разговор о том, что куда-то будут пускать только вакцинированных или с отрицательным тестом, тут же возникает противоборство. Так просто подобная система в Грузии не пройдет, а у нас проходит.

«Тренер» – это лучший российский спортивный фильм последнего времени»

- В Казахстане делают ремейк «Нашего милого доктора». Ты негативно высказался об этом. Почему ремейки – это не хорошо?

- Не круто делать ремейки в принципе; удачных – очень мало, даже если мы говорим не о советском кино, а, в целом, о мировом. Сколько ты назовешь удачных ремейков? Абсолютный мизер. Даже если ты считаешь ремейк удачным, то после просмотра оригинала, как правило, понимаешь, что оригинал все равно лучше.

Есть масса примеров из России, когда люди, которые покруче тех ребят, что занимаются ремейком «Нашего милого доктора», пытались что-то переснять из классики, но получали на выходе фекалии. Я с большим удовольствием признаю себя неправым, если ремейк «Нашего милого доктора» окажется классным. Но ни одной предпосылки к этому нет.

- Как относишься к спортивному кино?

- Мне очень понравился «Тренер» Козловского – это действительно классное кино. Про «Легенду №17» уже все изучено, снято много роликов и написано постов на тему ляпов и ошибок, как и про «Движение вверх». Но, честно говоря, все эти неточности несильно мешают при первом просмотре.

Мне не близка точка зрения людей, которые посекундно разбирают фильмы и говорят, что на самом деле было так, а не этак. Для максимальной точности существуют документальные фильмы, и, если точность так важна, наверное, нужно смотреть их.

С другой стороны, мне точно так же не близки люди, которые говорят: «Пофиг, это художественное кино». Пофиг не должно быть, но, на мой взгляд, уровень допущений в обоих фильмах нормальный. Они не превращаются в какую-то абсолютную дичь.

При этом, повторюсь, «Тренер», на мой взгляд – это лучший российский спортивный фильм последнего времени.

- Чем он тебя удивил? Там ведь по сценарию все вполне ожидаемо

- А он меня не удивил. Я проникся им, что ли. Нужно прочитать собственную рецензию, чтобы освежить в памяти – времени много прошло. Но все там было душевно, по-человечески, плюс «Спартак» задействован (смеется).

Еще один момент: там очень круто снят футбол. Если мы возьмем чуть ли не культовый «Гол» или «Матч» с Безруковым в главной роли, то там собственно футбол снят отвратительно. Просто ужасно.

А в «Тренере» футбол снят гораздо круче, чем хоккей в «Легенде №17» или баскетбол в «Движении вверх». Очень постарались операторы и вся команда. Козловский, несмотря на то, что считается попсовым актером, на мой вкус, актер вполне хороший и там сыграл на уровне, да и режиссерский дебют замечательный.

- Сюжет ведь немного банальный. Звезда едет в провинцию поднимать местный футбол. Даже в нашем кинематографе есть похожий сюжет в фильме «У кромки поля».

- Да их выше крыши. И не только про футбол. Это стандартный и простой сюжет. Но фильм – это ведь не только сценарий. Даже абсолютно шаблонный сценарий можно подать совсем иным образом, грамотно раскрутить идею.

Вот, есть советская классика – «Бриллиантовая рука». Что там за сюжет, если его взять и просто пересказать? Мужик поехал на отдых, упал, какие-то два дурака его перепутали с другим мужиком и понеслось. Если пересказывать, может показаться, что нелепость полная. А на деле? Абсолютно великий фильм.

Или, если кто-то читал у Булгакова «Ивана Васильевича», по которому тот же Гайдай снял свой фильм, то в курсе, что это ведь другая вещь. Да, Гайдай снял близко к тексту, но сложно представить, что из той пьесы можно сделать такого уровня кинокомедию.

Так что, сюжет – важная составляющая, но не единственная. «Тренер» хорошо сделан технически, практически все, за редким исключением, там сыграли отлично. Благодаря этому банальность сюжета отходит на второй план.

«Жалею, что пару лет назад не слетал в Кабул. Надо было рискнуть»

-Ты говорил, что любишь путешествовать. Самая дикая поездка?

- Хороший вопрос. Самая запоминающаяся – это, конечно, Антарктида. Я о ней много писал в соцсетях и СМИ. Что еще? Как-то провел неделю на Таити один в гостевом домике. Ну как один – я, хозяева, собака, бассейн и океан. Таити – это ведь самый край земли, как бы парадоксально ни звучало. Там новый день наступает позже всего остального мира, огромная разница во времени. Жить во вчера немного странно.

Было весело в Восточном Тиморе, который сейчас называется Тимор-Лесте. Страна имела не лучшую репутацию, даже хотели брать охрану. Страшно ехать, когда читаешь новости, какие-то криминальные сводки, потом приезжаешь – все нормально, на самом деле.

Немного жалею, что пару лет назад не слетал в Кабул. Надо было рискнуть, тем более, были прямые рейсы из Алматы. Но как раз тогда казахстанец погиб при нападении на отель, и это меня сбило, решимости поубавилось.

- Сколько уже стран посетил?

- Сейчас 107. Это вроде бы и много, и одновременно не очень. Далеко до полного списка стран, особенно в нынешние времена, но надеюсь, что до конца года будет 108.

«Пишут, что комментатор должен быть беспристрастен. Комментатор ничего и никому не должен. Нет никаких сводов правил комментаторов»

- Работа комментатором. От чего ты кайфуешь?

- От адреналина. Я долго работаю, но не настолько, как коллеги Сергей Райлян, Ержан Кошкинбаев или Есей Женисулы. В эти дни 12 лет с моего дебюта. И ты все равно немного мандражируешь, когда садишься в эфир. Может, я такой человек, но мне сложно представить, что я пришел на репортаж, закинул ноги на стол и с чашкой кофе сижу, работаю. Все равно какой-то стресс, адреналин, и в этом свой кайф.

Плюс ты никогда не знаешь, чем все закончится. Бывают матчи, которые потенциально кажутся никакими и скучными, а на выходе – вау!

- Часто «топишь» за какую-то команду?

- Редко. Только если происходит жуткая несправедливость, ну, или когда значительно более слабая команда начинает возить фаворита. Тогда волей-неволей «притапливаешь» за нее.

Помню, в 2014 году «Тоттенхэм» играл с «Днепром» в Лиге Европы. При розыгрыше стандарта Вертонген ударил кого-то из украинцев, а потом сам упал, будто это его ударили. VAR еще не было, судьи поверили бельгийцу, игрока «Днепра» удалили. Меня это взбесило, и весь оставшийся матч я «топил» за «Днепр», но, увы, украинцы проиграли и вылетели.

Часто пишут, что комментатор якобы должен быть беспристрастен. Комментатор ничего и никому не должен. Нет никаких сводов правил комментаторов.

Комментаторы – тоже люди, которые, как и зрители, испытывают эмоции по ходу матча. Какие-то действия игроков кажутся героическими. Ты же не будешь давить в себе эти эмоции. Зачем? Просто нужно стараться не превращать их в безапелляционность.

Или часто пишут, что хотят смотреть футбол только с интершумом. Такая возможность есть на сайтах букмекерских контор, я пробовал – не зашло. Не могу без комментатора. Например, в Тбилиси часто смотрю футбол с грузинским комментарием, не так много понимаю, но работа комментатора дает настроение. Мне в голову не приходит взять и выключить звук.

- Россия – Дания – это твой лучший репортаж?

- Нет, конечно. Даже близко не то, чем я могу гордиться. Тот момент, повторюсь, вырван из контекста. Плюс в том матче я был чересчур эмоционален, и, на мой вкус, были репортажи гораздо интереснее выстроенные.

Какой лучший? Не смогу сказать. Иногда бывают удачные матчи, в которых удается рассказать все, что хотел, где получается грамотно выстроить сценарий репортажа. Понятно, что не делаю заготовок, но какую-то нить все равно видишь изначально.

- Каково это работать на двух языках?

- Такая ситуация, по-моему, только в Казахстане. В целом, это немножечко странно. Юра Черданцев, когда в 2009 году приехал в Алматы на мастер-класс, захотел в отеле посмотреть футбол и, мягко говоря, слегка удивился, когда услышал, что мы работаем по очереди по 5 минут. Наутро он первым делом спросил, работал ли кто-то из нас полный матч от начала до конца? Выяснилось, что нет. Это такое недокомментаторство – невозможно работать 5 минут, а потом 5 минут отдыхать.

В Ташкенте, к примеру, я сразу столкнулся с другим подходом. Там две аудиодорожки – на узбекском и русском языках. Тогда я впервые работал матчи полностью и в одиночку, и сразу понял, что это совсем другое. Очень рад, что во время пандемийной паузы на Setanta Qazaqstan тоже сделали две отдельные аудиодорожки. Тут все в плюсе – и комментаторы, и зрители. Надеюсь, что эта практика распространится повсеместно. Так все-таки работать правильнее.

Хотя, признаться, и по парным репортажам на двух языках я скучаю. За годы сложились определенные дуэты. Наши с Есеем Женисулы репортажи на «Казахстане» и «Хабаре» некоторые зрители до сих пор вспоминают. Мы работали не по очереди по 5 минут, а по принципу эстафеты. Знаний языков хватало, чтобы продолжать мысли друг друга, подхватывать. Работали действительно дуэтом. Очень приятно, что люди помнят такие вещи. Сейчас коллеги на «Казспорте» тоже, бывает, так делают.

«Система госфинансирования футбола рано или поздно будет разрушена, и крупных контрактов с иностранцами не будет. Пусть бегают наши – за среднюю казахстанскую зарплату»

- Следишь за казахстанским футболом?

- За клубным футболом не слежу практически вообще. Во-первых, мне неинтересно смотреть то, что показывают наши команды. А во-вторых, порочная система бюджетного финансирования клубов, которой я не хочу потакать. Футбола за счет государственных денег быть не должно. Удивляет, когда после очередных новостей о сокращениях бюджетов клубы жалуются, что в таком случае им нечем будет платить зарплату легионерам. Так не платите! Зачем?

С чего вдруг команда из областного центра должна приглашать какого-то чувака из-за рубежа и давать ему зарплату? Пусть бегают наши – за среднюю казахстанскую зарплату. Не хотите бегать за такие деньги? Значит, так вы любите футбол. Идите работать в другую сферу.

Это старая советская привычка, что в каждой области республики должен быть свой клуб-флагман. Но почему за это должны платить обычные люди? Почему за это платят пенсионеры, учителя, врачи и прочие бюджетники? Мне лично непонятно. Сейчас скажут, что век футболиста короток, ему нужно успеть заработать на всю оставшуюся жизнь. Но кто мешает ему выбрать что-то другое? У каждого, кто занимался спортом, в жизни возникает момент, когда нужно выбирать – учеба и затем работа или профессиональный спорт.

Да и как показывают примеры очень многих спортсменов, после окончания игровой карьеры, жизнь не заканчивается. Если захотеть. Полно успешных бизнесменов, тренеров, даже политиков. Например, Каха Каладзе – мэр Тбилиси.

Я надеюсь, что эта система рано или поздно будет разрушена, и крупных контрактов с иностранцами не будет, или пусть тогда команды перестанут финансироваться из бюджета. Это же нелепо – пока аким благоволит клубу, у клуба все хорошо, как только приходит другой аким, могут появиться проблемы. Разве это по сути своей вообще система? Это просто карточный домик. В чем смысл?

За сборной слежу более пристально, просто потому что это сборная страны, правда, сентябрьские матчи, к сожалению, не удалось посмотреть – в октябре наверстаю.

- В Казахстане ведь есть пример клуба, который строится иначе – «Кайрат». В этом году он наконец пробился в группу еврокубка. Чего ждешь от алматинцев?

- Пробились – это, по-моему, неправильная формулировка в данном случае. Есть еще выражение «завоевал серебряную медаль в финале». То есть, по сути, проиграл. Но она отчасти правильная, ведь человек или команда до этого финала добрались. А «Кайрат» пробился в Лигу конференций» – это, скорее, эвфемизм. Он из Лиги чемпионов вылетел в Лигу Европы, откуда вылетел в Лигу конференций. Было бы совсем позорно в нее не выйти. Так что, я не считаю, что они туда именно пробились.

- Подбери более удачное слово.

- Попали. Вышли. Я не знаю, что еще. Да, были свои объективные причины вылетов от «Црвены Звезды» и «Алашкерта», но слово «пробились» – это издевательство. Мне, кстати, интересно, какие будут рейтинги у Лиги конференций, потому что в групповом раунде Лиги Европы обычно не так много интересных матчей, даже в Лиге чемпионов последние туры зачастую не интересны. А вот этот турнир кто будет смотреть?

С другой стороны, «Кайрат» давно хотел в группу, «Кайрат» в нее вышел. Вот такая обкатка в еврокубках получится. Наверное, полезный опыт, но я ничего не жду. Надеюсь, «Кайрат» заставит говорить о себе в положительных тонах иностранные СМИ и покажет, что не только «Астана» есть в казахстанском футболе.

- Из группы выйдут?

- Ой, это очень сложный вопрос. Сложно угадать, у кого и какое настроение будет. Полно примеров, когда западноевропейские клубы сливали ЛЕ, а уж какое будет отношение к Лиге конференций – вообще непонятно. Например, «Роме» или «Тоттенхэму» она так нужна что ли?

«Иногда создается чувство, что у нас вся страна – гении, а только спортсмены и спортивные комментаторы – отстой»

- После Олимпиады ты написал в Фэйсбуке: «Когда я читаю, что журналистика у нас в жопе, то уже даже не расстраиваюсь. А лишь прямо или мысленно задаю вопрос: можно подумать, другие сферы в расцвете. Что именно у нас не в жопе? Теперь про спорт так же говорят». Можешь коротко объяснить мысль?

- Надо смотреть правде в глаза. Такое малое количество медалей, причем только бронзовых – это огромная неудача, которая говорит о том, что за пять лет у нас не сумели воспитать ни одного спортсмена выдающегося уровня и глобального масштаба. На самом деле, эти бронзовые медали показывают средний уровень развития спорта в стране. Хотя, вот, благодаря узбекским коллегам я смотрел в лайве полуфинал Елдоса Сметова (казахстанские телеканалы не показывали поединок – прим. Sports.ru). Там ведь была очень ровная схватка. Елдос мог выйти в финал, а там замахнуться на чемпионство. И тогда мы сейчас, наверное, говорили бы в другой тональности.

Однако на выходе только бронза. Мало бронзы. Прежние лидеры либо постарели, либо сдали, а новых не появилось. Это большая и главная проблема. И непонятно, откуда новым лидерам взяться. Что делать? Я не знаю.

Спортивные достижения – это закономерное отражение уровня развития страны. Нет ни одной сферы, абсолютно ни одной, где мы были бы в мировых лидерах. Раньше был спорт, где мы хоть и не являлись мощными лидерами, но всегда находилось, чем гордиться после Олимпиады. И это немного успокаивало. А теперь получилось, что отобрали и эту радость.

Но если страна не становится лучше на всех уровнях, то каким образом лучше может стать спорт или любая другая сфера?

Часто говорят, что у нас комментаторы такие-сякие. Мне всегда хочется ответить, что это, видимо, пишет какой-то выдающийся автослесарь, великий мастер дизайна или потрясающий математик. Иногда создается чувство, что у нас вся страна – гении, а только спортсмены и комментаторы – отстой. 

У нас вся страна деградирует, это просто надо признать. Деградация в образовании, в медицине. Страна деградирует, в том числе, потому что многие уезжают, а уезжают, потому что тут никому не нужны.

- Ты снова поднял тему трансляций Олимпиады. Как считаешь, когда мы перестанем все решать в последний момент, а Сметова будем смотреть в прямом эфире?

- Не ко мне вопрос. Я до сих пор считаю, что Казахстану нужно было отказаться от показа Олимпиады. Хоть раз мы бы показали, что не готовы идти на поводу. Говорят, что значительно улучшились условия, но те, кто продает права, знают, что и в следующий раз можно будет провернуть то же самое. Казахстан все равно заплатит.

Чтобы этот порочный круг закончить, нужно было не заплатить. Да, в итоге, поднялась бы волна критики и хейта, но оправдалась ли вообще эта покупка? На мой взгляд, нет. Много дней показывали совсем не то, что важно, да еще и позитива в обществе почти никакого не создали – потому что результатов не было.

Это как в школьном в детстве в 90-е. Если тебя сажали на счетчик, и ты носил деньги, то грузили регулярно. Единственный выход – не носить деньги. Здесь будет работать точно так же.

Фото: instagram.com/dmitriy_mostovoyinstagram.com/pflkaz, instagram.com/f.c.kairat

Работал инженером в банке и оператором на трансляциях ПФЛК ТВ, а через 13 лет вернулся в футбол

«Наш футбол изменится, когда в клубах не будет возможности пилить бабло». Автор Sports True о казахстанском ютубе, Головкине и коррупции в спорте

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные