Блог Моя Италия

Выбор Джанкарло Антоньони

Когда в декабре 1989-го “Фиорентина” приезжала в Киев, самым большим потрясением для меня стало отсутствие  в составе гостей Джанкарло Антоньони. Он, как оказалось впоследствии, к тому времени уже завершил карьеру, но эта новость из-за отсутствия тогда Интернета дошла с некоторым опозданием. Меня не смог утешить даже приезд Роберто Баджо, который, конечно же, и рядом не стоял с Джанкарло. Увидеть человека, забившего четвертый гол Бразилии, после которого мы все едва не вздохнули с облегчением, так и осталось несбыточной мечтой. Но именно сейчас появился повод вспомнить про капитана фиалок, ведь в последние дни некоторые футболисты серии А стоят ровно перед тем же выбором, перед которым стоял когда-то Антоньони. 

Начнем мы с куплета простой песни Энцо Гинацци, более известного как Пупо:

“I primi pendolari la mattina 

Quest'anno è forte la tua “Fiorentina” 

La colazione con i bomboloni 

E guai a chi parla male di Antognoni”.

Вообще-то, эта песня - про вокзал, который во Флоренции, как и во многих городах Италии, носит красивое и звучное название - “Santa Maria Novella”. Представьте себе: Флоренция, раннее утро, на вокзале уже появились первые пассажиры, кто-то пьет кофе, заедая его пончиками, “La Nazione” привезут, если верить Пупо, приблизительно через час, а значит - свежей прессы нет, и только и остается, что болтать. О чем? Конечно же, о местной “Фиорентине”, которая в этом году особенно сильна. Но, не дай Бог, если вдруг кто-то плохо отзовется об Антоньони, то горе ему. Видимо, закидают этими самыми пончиками.

“Santa Maria Novella” впервые была исполнена Пупо в 1980-м году, но “Фиорентина” в тот год была не так чтобы очень сильна, скорее всего, это авторское преувеличение. А возможно, имеется в виду недалекое прошлое, например, сезон 1975/76 - тот самый, когда в чемпионате до самого конца бодались “Ювентус” и “Торино”, а Виола была в итоговой таблице третьей. Как бы то ни было, последняя строчка куплета не врет: ругать Джанкарло Антоньони в те годы во Флоренции было не только не принято, но даже просто не могло прийти никому в голову. Почти десять лет Джанкарло носил капитанскую повязку, еще совсем юным футболистом  приняв ее из рук Клаудио Мерло, которую потом передал Серджо Баттистини, когда измученный травмами уезжал умирать заканчивать в Швейцарию. 

2

Церковь Firenze Santa Maria Novella времен Джанкарло Антоньони

Капитан, символ, la bandiera - вот кем был для фиалок Антоньони. В наши дни этот феномен медленно, но верно уходит в прошлое: Паоло Мальдини и Алессандро Дель Пьеро уже завершили карьеру, Франческо Тотти еще держится, а его преемник - Capitano del Future - решил остаться в “Роме” буквально в последний момент. 

Говоря об Антоньони сегодня, никуда не уйти от его сравнения с Франческо Тотти: у них действительно много общего. Так, лучшие годы карьеры оба провели на позиции фантазисты, правда с поправкой на то, что само это понятие довольно существенно эволюционировало за те 20 лет, что разделяют дебют двух великих капитанов. Поэтому если бы меня сегодня попросили кратко объяснить, кто такой этот Антоньони, я бы ответил, что он кто-то типа “флорентийского Тотти”. Примечательно, что и тот и другой прошли крещение у одного и того же человека - Нильса Лидхольма, легендарного шведского тренера и не менее легендарного игрока, бесчисленное количество раз переходившего из “Ромы” в “Милан” и обратно, одного из создателей принципов коллективного футбола, человека, во многом предопределившего развитие кальчо. Джанкарло застал Лидхольма во время своего первого сезона в “Фиорентине”, и последний моментально разглядел в юноше футбольную искру.

Нильс Лидхольм: “Антоньони мог стать самым выдающимся итальянским футболистом всех времен, если бы не травмы. Беря его в основную команду, я отлично видел, что у него есть врожденный талант. У него были совершенные ноги и неподражаемые футбольные мозги. В этом c ним мог сравниться только Джанни Ривера”.

Любопытно, что много лет спустя другой футбольный мэтр, Джованни Трапаттони, сравнивал Франческо Тотти как раз с Bambino d'Oro, с Золотым мальчиком.

Еще одним интересным фактом, роднящим Франческо и Джанкарло, можно назвать то, что Антоньони впервые надел капитанскую повязку в “Фиорентине”, когда тренером команды был не кто иной, как сам Карло Маццоне. Тот самый Маццоне, которого много лет спустя Тотти назовет своим вторым отцом и даже напишет предисловие к его автобиографии.

44

Премия Golden foot 2010. Два капитана, два символа, две легенды

Возможно, вы скажете, что это всего лишь случайность или просто совпадение, что два таких разных футболиста работали в молодости с Лидхольмом и Маццоне, сохранили преданность родному клубу, играли примерно на одной позиции, стали чемпионами мира, тогда я отвечу, что даже если это и так, то такие совпадения только украшают кальчо.

С другой стороны, в отличие от Тотти, Антоньони никогда не отказывался от выступлений за национальную сборную, несмотря на нешуточные проблемы со здоровьем, на многочисленные травмы, после одной из которых он едва не умер прямо на поле. Джанкарло, будучи уже ветераном, до самого конца карьеры цеплялся за любую возможность сыграть за Скуадру Адзурру еще раз, даже когда в 1984-м пришлось пропустить десять месяцев. О чем он только думал в свои тридцать лет?! Со сборной уже выигран чемпионат мира, и он вошел в историю, как один из символов того поколения победителей, нужно отдохнуть, чтобы сохранить силы для игры в клубе, где его так ценят. Но нет, он упрямо твердил, что готов ехать в Мексику на свой третий Мундиаль, хотя всегда оговаривался, что не хочет быть просто статистом. В итоге, в Мексику Антоньони так и не поехал: тренер посчитал, что ветеран не смог полностью восстановиться.   

EDSD

Десять лет он был незаменимым для команды Энцо Беардзота

Но язык не повернется назвать несчастливой его карьеру в сборной. Дебютировав еще при Бернардини, Джанкарло десять лет был частью команды, которую по кирпичику создавал Энцо Беардзот, и высшей точкой которой стал чемпионат мира 1982 года в Испании. 

Интересный эпизод случился во время того турнира. После группового этапа, который Скуадра Адзурра провела из рук вон плохо, мотивировать футболистов решили… их жены. Разумеется, никто и не подумал нанимать чартер до Рима и обратно, просто Сюзанна Грациани, Алессандра Тарделли, Лаура Конти, Рита Антоньони и Делия Ориали серьезно поговорили со своими мужьями по телефону. В результате, команда, не сумевшая совладать с Перу и Камеруном и еле-еле выползшая из группы, вдруг вынесла вперед ногами действующих чемпионов мира - аргентинцев, а потом последовательно бразильцев, поляков и немцев. А вы говорите: Беардзот, тактика, схемы, катеначчо, фишечки, физическая форма! Все это чепуха! Самая великая победа в истории итальянского футбола была одержана благодаря женщинам. 

Так что-же такое сказала Рита своему мужу? Занавесу этой тайны способна приоткрыть только она сама.

Я самый суровый судья Джанкарло во время игры, но на этом Мундиале я им довольна. Он неплохо сыграл против Польши, был хорош в первом тайме с Перу, а с Камеруном, напротив, мог бы действовать лучше. Все ребята, преодолев квалификацию, избавились от страха, который блокировал их психологически. Против Аргентины и Бразилии они, несомненно, сыграют лучше. Вы увидите, что мой муж переиграет Бертони! Мы созвонились, он в курсе всего, что происходит дома, интересуется ребенком. Эти разговоры один из способов развлечь его, чтобы зарядить для игры, и теперь я знаю, что в Барселоне он будет более спокойным и расслабленным. Он сказал мне, что был уверен в победе над Камеруном. Давайте будем честны: они были очень близки к победе, только невезение их остановило, но тем не менее, первая цель достигнута. 

Переломный момент, он же - звездный час целого поколения, наступил в матче против Бразилии, перед которой на Скуадру Адзурру, никто, кроме, конечно же, Риты Антоньони, не ставил и ломаного гроша. Зато после La Gazzetta dello Sport вышла с заголовком "Fantastico!", а строгий Лодовико Марадей поставил высшие оценки в своей жизни. Всем уже было понятно, что команду Росси, Тарделли, Антоньони, Дзоффа и Конти после той игры столетия уже никому не остановить. 

"Игра столетия" - так окрестили полуфинал ЧМ-70, но тот, кто это придумал, очевидно, не смотрел битву между великолепной Бразилией и не менее великолепной Италией в 1982-м. Южноамериканцев устраивала ничья, Италии же нужна была только победа, а на каждый гол итальянцев бразильцы невозмутимо отвечали своим. Так шло до тех пор, пока Росси не сделал счет 3:2. И в этот самый момент, который потом многие футбольные историки будут ошибочно описывать в духе того, что "итальянцы отбились", Скуадра Адзурра проводит разящий контрудар. Смотрите сами: Антоньони разгоняет атаку, отдает направо на Росси…

Гол Антоньони в ворота Бразилии. Нандо Мартеллини прав: никакого "вне игры" нет

…ювелирная передача Леле Ориали, точный удар и счет становиться 4:2! К сожалению, израильский арбитр ошибочно определил в данном эпизоде положение вне игры, но гол этот до сих пор служит доказательством того, что Италия тогда совсем не отбивалась, даже ведя в счете в конце и имея моральное право играть на удержание. 

 В следующей игре Антоньони ждало жестокое разочарование: после неудачного стыка он был заменен на 28-й минуте и не смог принять участие в победном финальном матче. С тех пор Джанкарло не раз называл этот факт своим самым большим разочарованием в карьере.

df

 В компании своего самого строгого судьи

Отдав Флоренции лучшие годы, Антоньони уехал на два года в "Лозанну", после чего завершил карьеру. Ценой его многолетней преданности  Виоле стал единственный трофей - кубок Италии (если только не считать полуофициальный итало-английский кубок). Многие авторы обычно не упускают возможность  красочно описав тот финальный матч в 1975 году против "Милана", который Gigliati выиграли со счетом 3:2, упомянуть: "Кто бы мог подумать, что этот титул станет единственным у юного Антоньони". При этом между строк явственно читается мысль о том, что бедняге стоило бы вовремя сменить команду. Справедливости ради нужно уточнить, что лишь однажды, в 1982-м году, фиалки были отчаянно близки к скудетто. В тот год их с "Ювентусом" разделило лишь одно очко, причем это преимущество Синьора получила только в последнем туре, когда "Фиорентина" не смогла дома победить "Кальяри". В том сезоне в составе фиолетовых, помимо Антоньони, блистали Даниэль Бертони и Франческо Грациани. 

 Сегодня "Фиорентина" больше не борется за скудетто, не бросает вызов лидерам, последний раз команда претендовала на что-то серьезное в серии А почти 15 лет назад. Проект Винченцо Монтеллы находится только в самом начале своего пути, и пока нельзя с полной уверенностью сказать, что фиалки под его руководством смогут возродиться. Тем не менее, жизнь учит нас, что в этой команде всегда должен быть безусловный лидер, символ, какими были в свое время Роберто Баджо, Габриэль Батистута и Джанкарло Антоньони. У каждого из героев Флоренции своя история, но их объединяет одно: на взлете карьеры каждого искушали гранды кальчо. Как мы знаем, Роберто Баджо не хотел переходить в "Ювентус", его практически заставили это сделать. Габриэль Батистута, отдав Скуадре Виоле всего себя, под конец карьеры решился на переход в "Рому", и тогда ни у кого не повернулся язык упрекнуть в этом великого аргентинца. "Хорошо, что не в "Ювентус", - говорили тогда во Флоренции. Что касается Антоньони, то на протяжении всей его карьеры постоянно возникали слухи о возможных переходах футболиста то в "Рому", то в "Наполи", то в "Юве". Хозяева фиалок не поддерживали подобные идеи, да и сам Джанкарло не раз и не два говорил, что никогда не наденет черно-белую футболку, и совсем не из-за неприязни, а из уважения к тифози, которые могли бы расценивать такой шаг, как предательство. При этом Антоньони со смехом напоминал, что его первая юношеская команда называлась не иначе, как "Ювентина", а когда сломал ногу, не упустил случая сказать, что всегда был уверен в том, что если ему и суждено ее сломать, то это будет в игре против Старой Синьоры.

 Рано или поздно перед любым лидером клуба, не являющимся грандом кальчо, станет вопрос о том, что для него важнее. Кто-то выберет титулы, выгодные контакты, возможность поиграть в клубах, ставших благодаря Босману мини-сборными Европы. Другие же, подобно Антоньони, выберут свой дом, свое поле, своих тифози. Совсем недавно Даниэле Де Росси свой выбор сделал, сегодня решается судьба Стевана Йоветича. 

 На прошлой неделе Чезаре Пранделли в интервью Corriere dello Sport признался, что ему до сих пор не хватает Тарделли, Конти и Антоньони. Личности, бывшие символами своих клубов, непримиримые соперники на поле и товарищи по сборной Италии, вместе создавали неповторимый колорит той эпохи. Пранделли совершенно прав: как же кальчо сегодня всех их не хватает! 

 Однажды Джанкарло Антоньони прямо спросили: "А если бы все вернуть назад, вы бы ушли из "Фиорентины" за трофеями, ведь вам стоило сказать только слово и вас бы продали?" И тот, кого во Флоренции на поэтический лад называли "юношей, который играет, смотря на звезды", не колебался в своем ответе: 

Я всегда говорил, что любовь Флоренции дала мне больше, чем выигрыш скудетто. Конечно, идеально было бы выиграть титул с "Фиорентиной", но я полностью доволен своей карьерой. Прежде всего я - тифозо всех тифози Виолы.

А разве мог он ответить иначе? Ведь только те, кто выбирает сердцем, становятся героями песен, которые до сих пор поют!

BONUS: Pupo. Firenze Santa Maria Novella

Всем, кому не жалко плюсов, мы говорим GRAZIE!  

Другие материалы блога:

Ваш ход, синьор Аллегри!

5 мыслей об игре второй сборной Италии

Жизнь заново

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.