Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Стальное вымя

Мы прочитали книгу Хабиба. Тут истории о том, как он отжимал компы с братом, а отец бил его за вранье

Самые неожиданные отрывки.

В начале недели чемпион UFC Хабиб Нурмагомедов представил в Москве автобиографию «Khabib Time». Книга написана в соавторстве с бывшим заместителем руководителя Администрации главы и правительства Дагестана Зауром Курбановым. Там собрано многое о жизни Хабиба с раннего детства и до победы над Конором Макгрегором.

В продажу книга поступит 10 декабря, а пока – пять ярких и жестких историй, которые мы в ней выделили.

В детстве Хабиб мог быть опасен для сверстников 

Нурмагомедов никогда не скрывал, что в детстве и юности не был очень послушным, но в книге говорит об этом гораздо подробнее.

«В отличие от школьной, моя уличная жизнь складывалась гораздо успешнее. Я каждый день пополнял свой рекорд уличных боев. 

Дрался я в тот период очень много. Мы с братьями стали серьезной силой в районе. Никто лишний раз с нами не связывался. Я смело шел на разборку с любым, понимая, что в случае чего за мной целая футбольная команда, каждый из членов которой при необходимости сделает отбивную из моего обидчика и его дружков. Хотя такого не случалось. Из уличных драк я выходил победителем.

С переездом в город я увлекся компьютерными играми. Отцу и братьям это не очень нравилось. Но я всегда использовал возможность зайти и поиграть. Очень любил играть в Red Alert. До сих пор при наличии времени играю в нее».

Иногда Хабиб и его брат Абубакар играли за чужой счет.

«В клубах мы так же, как и на футбольном поле, чувствовали себя хозяевами положения. Мы приходили с братьями – в основном я ходил с Абубакаром – и искали свободные компьютеры. Если же таковых не было, мы присматривали себе «жертву обстоятельств». Происходило это так. Сидит парень, спокойно играет. Подходит Абубакар и спрашивает:

– Сколько тебе еще осталось играть?

– Час, – отвечает мальчик.

– Давай я сделаю один бой, не жалко? – говорит Абубакар.

– Конечно, нет, – следует от мальчика, и мой брат присаживается на скамью рядом с этим мальчиком.


Хабиб (слева) и Абубакар (справа) Нурмагомедовы

Один бой плавно переходит в другой, в третий – и так далее. Мальчик мог сказать: «Ну хватит, отдай джойстик» – на что получал оплеуху от Абубакара, сопровождающуюся словами: «Твое время вышло. Game Over».

Я, безусловно, не утверждаю, что все это хорошо. Нет, конечно. Сейчас мне за эти маленькие пакости стыдно и неудобно перед всеми теми людьми. Однако с тобой я этим делюсь. Тогда мы полагали, что это все само собой разумеющиеся процессы».

В другом месте Хабиб пишет так:

«Короче, я был быком, как говорят у нас в Дагестане. Дрался почти каждый день. Бил всех, кто не нравился. Один в драке не тянул – подключался младший двоюродный брат Абубакар. Вдвоем уделывали кого угодно, даже если противников было чуть больше».

Отец побил Хабиба вечером перед турниром в Москве. За вранье

Нурмагомедов не скрывает, что в юности часто огребал от отца в воспитательных целях. Но никто раньше не знал, что Абдулманап Нурмагомедов побил сына накануне его второго боя в профессионалах. Хабибу тогда было 20 лет.

Как-то в октябре 2008-го Абдулманап вечером проезжал на машине мимо парка и увидел сына, который прибыл на разборку по просьбе знакомых. Несколько молодых людей «что-то активно обсуждали, спорили». Абдулманап набрал Хабибу на мобильник. Сын увидел вызов, но не ответил – говорит, хотел перезвонить позже и забыл. Они встретились дома за ужином. Абдулманап напомнил о звонке. Хабиб соврал, что не увидел вызова.

«В этот момент рука отца уже летела в область моего затылка. Бах. Бух. Потолок. Стена. Вновь пол. Голова. Спина.

Отец отделал меня, будто я был тренировочным манекеном. Я даже опомниться не успел. «Отец в отличной форме», – поймал я себя на мысли. С большим трудом мне все-таки удалось упросить отца остановиться. Когда все утихло, я попробовал начать говорить. Осознавая свою вину, я все же не понимал, как отец все-таки понял, что я его обманул, сказав, что не видел его звонка. По реакции папы на мои слова было очевидно, что он не верит моему доводу о незамеченном звонке. Отец сказал, чтобы я шел с глаз долой. Я побрел к выходу из кухни. Мама увидела синяки и ссадины на моем лице. Узнав, что это все «дары» от отца, она ринулась на кухню. По всей видимости, возгласы и возмущение мамы привели папу не в меньшее бешенство, нежели мое вранье. В общем, мама убегала из кухни так быстро, как только могла. Это был большой семейный скандал. Отец долго хранил молчание относительно того, зачем он меня избил. Сам я, конечно, понимал, за что получил, но папа молчал».

Во время ссоры Абдулманап в гневе разбил телефон Nokia 70, на который он звонил сыну. Телефон принадлежал брату Хабиба. Интересно, что на следующий день Хабибу предстоял не один бой, а несколько двухраундовых поединков в рамках одного турнира.

«На следующее утро я должен был вылететь в Москву на турнир-«восьмерку», организованный в торгово-развлекательном центре «Атриум». Представляешь себе? Завтра лететь и драться, а сегодня вечером папа несколько раз запускает тебя по маршруту пол-потолок! Вот такие дела!»

Нурмагомедова расстроила сама ссора, а не удары, полученные от отца. «Я не обращал внимания на то, что он меня избил. Он отец. Если бьет – значит, заслужил. Тем более я знал, что сам виноват. Поделом. Меня больше волновало душевное состояние папы после всего этого. Я его расстроил. Мне во что бы то ни стало нужно было выиграть эти бои. Одержав победу, я мог бы выровнять отношения с отцом».

В Москве Хабиб выиграл все три боя единогласным решением судей.

«В аэропорту меня … встречали родные и близкие.

Один из родственников при встрече в аэропорту спрашивает у меня:

– Ну что, Хабиб, устал? Трудно было?

– Вчера – нет, – говорю я, – а вот позавчера, да, было очень трудно.

– Что, вес гонял? – уточняет родственник.

– Нет, – говорю, – отец мне позавчера вечером на кухне свой Кубок Атриума устроил.

Все те, кто знал, что произошло, смеялись до слез.

– На турнире, – говорю я, – по мне ни разу никто не попал, а вот отец позавчера полчаса только и делал, что попадал.

Смех в буквальном смысле слова накрывал всех пришедших родственников. Домой мы ехали в машине с отцом. Настроение у него, конечно, было получше, чем в тот вечер, но кое-чего недоставало. Не хватало моих извинений. Я извинился».

Отец извинения принял, но телефон взамен разбитого купить не разрешил. За победу в турнире Хабиб получил 2000 долларов, что на тот момент составляло 56 тысяч рублей. 

Хабиб вырубил человека во время драки в США

Хабиб признается, что нокаутировал человека во время стычки с братьями Диасами. Инцидент произошел 1 августа 2015 года в Лас-Вегасе на турнире WSOF 22, в рамках которого Абубакар Нурмагомедов дебютировал в США. На арене столкнулись компании Хабиба и братьев Нэйта и Ника Диасов. Ранее Хабиб не раз вызывал Нэйта на бой.

«Турнир близился к завершению, когда мы с младшим из братьев пересеклись недалеко от октагона.

Столкнувшись с ним взглядом, я выпалил на русском языке: «Чего смотришь?» Хотя он и не понимал, что я говорю, но по выражению моего лица младший Диас мог однозначно предположить, что мои слова явно не были приглашением выпить кофе. Слова последовали друг за другом. Стоявший рядом с Нейтом парень возмущался и ругал меня так, будто я разговаривал с ним. Мне это показалось ненормальным, и я его просто-напросто… вырубил. Да, вырубил. Он свалился с ног. Я нигде не афишировал это обстоятельство, но тебе со страниц книги признаюсь: я выключил свет тому парню.

В этот момент что-то попало в мою голову. Как оказалось, это старший Диас – Ник – бросил в меня какую-то пластиковую банку. Я был вне себя от ярости. Ход событий напомнил мне начало больших потасовок из моей юности. В то время как Палхарес, используя кимуру (обратный узел руки), досрочно выигрывал бой у Шилдса, мы в зале начинали, так сказать, продолжение бойцовского вечера.

На арене нам развернуться не дали, и теперь нужно было найти этих парней в фойе. Мы сновали под сводами казино «Планета Голливуд», в котором проводился турнир.

Нас было восемь-десять человек: я, Абубакар, Ислам, Эседулла, Дима-боксер, Хасан, Тимур, Ризван и еще парочка уже местных парней – наших земляков из Дагестана. В их шайке мы в лицо знали только братьев Диасов и Гилберта Мелендеса. Все.

Как я понял, из всех нас те парни знали только меня. Я обращаю твое внимание, читатель, на это обстоятельство потому, что оно сыграло определяющую роль в тот вечер.

– Вот он, Диас! – закричал Хасан и ринулся в один из коридоров. 

Мы за ним. Началось!

Пара-тройка ударов прилетели мне в затылок сразу же. В ответ я буквально избил одного из нападавших. Никого из толпы из противостоявших нам парней я не знал, да и толпа уже рассеялась.

С кем драться? Кого отправлять в госпиталь? Кому надрать?... Эти вопросы летали в моей голове с калейдоскопической скоростью.

Ислам Мамедов погнался за Диасом-младшим и отвесил ему смачный пинок «по пятой точке». Как выяснилось после, Ислам даже не знал, кого бьет. Увидев это, я обрадовался: хоть кто-то из нас достал этого черта.

Эседулла швырнул в убегающего поганца Диаса стул. К этому моменту в фойе появились парни из службы безопасности, которых на подкрепление вызвали организаторы турнира. Тот эпизод со стулом произошел прямо у них на глазах, и они тут же уложили Эседа на пол, заломив ему руки и прижав голову к полу. Вот это было зрелище! Тысячи людей, выходивших из арены после окончания боев, стали его свидетелями.

Пока я смотрел на то, что происходило с Эседом в другом конце фойе, один из охранников бросился на меня. Он попытался заломить за спину мою правую руку, однако не мог этого сделать из-за моего сопротивления.

– Я спокоен. Я не дерусь, – сказал я этому парню. Увидев кровь, запекшуюся на моем кулаке, он, усмехнувшись, ответил: «Да, вижу, что ты тут ни при чем». 

После нескольких просьб отпустить руку он сделал это. Однако полностью они от меня не отстали. Окружив нашу группу, они двинулись внутрь арены.

Эти парни еще двадцать минут уже в более спокойной обстановке объясняли мне, что подобные поступки недопустимы. Так оно и есть. Я, безусловно, не заношу все произошедшее в тот вечер себе в актив, но по-другому нельзя было. Это шумная компания, в которой в любой момент может произойти что угодно. Вот оно и произошло. Итогом той потасовки стало требование стюардов подняться в номер и до следующего утра не выходить. 

– Парни, если мы до утра увидим здесь, внизу, кого-то из вас, все окажутся в полиции. Вам повезло, что с другой стороны были такие же спортсмены, как и вы. Если бы это были простые люди, вам было бы несдобровать, — вот такой разговор.

Нас отцепили и повели наверх в номер. Люди, ждавшие в холле развязки, при виде нас одобрительно кричали, поддерживая нас таким образом.

К счастью, последствий у этой ситуации не было. Имею в виду по линии правопорядка. Хотя, оценивая произошедшее сейчас, уверен, что могли быть, причем серьезные. Драка профессиональных бойцов в общественном месте… Могли жестоко наказать, конечно.

Ты не можешь направо-налево раскидываться ударами просто так. Это неправильно. И я признаю, что очень сожалею о том испуге, который испытали или могли испытать люди, оказавшиеся в тот вечер рядом с нами. В назидание другим нас тогда просто-напросто могли посадить в тюрьму, а меня в довесок могли еще и уволить из UFC. Однако этого не произошло. Хвала Всевышнему.

Мне тогда звонили разные люди. Число сообщений на мой номер было неимоверным. Социальные сети буквально кипели на этой истории. USA Today посвятили этому целый разворот своего издания. Этой историей я абсолютно не горжусь. Горжусь только товарищами, без оглядки ринувшимися в бой.

Вот это команда!»

Конор был в реальной опасности во время приема Хабиба

После боя Макгрегор-Нурмагомедов многие зрители и болельщики сомневались, насколько опасным был прием, которым Хабиб победил ирландца. Многие полагали, что Конор сдался из-за того, что устал. И хотя книга пропитана неприязнью Хабиба к ирландцу, Нурмагомедов не отрицает, что прием мог покалечить.

«Захожу на него. Правая рука вокруг шеи. Он чувствует маневр и втискивает мне под руку челюсть. Моя левая тянет что есть мочи. Я слышу хруст. Это челюсть цыпленка. Отрывистое дыхание практически прекращено.

«Либо он постучит, либо ломаю челюсть», – мысли в голове вполне конкретные. Постучал. Трижды. Сдался. Дин в буквальном смысле оттаскивает меня от человека, которого… Я вовсе перестал уважать его. Он не оправдал и трети моих ожиданий относительно его уровня и способностей». 

Диллон Дэнис не оскорблял Хабиба во время боя с Конором

После знаменитого прыжка из клетки все думали, что Хабиб напал на секунданта Конора Диллона Дэниса за то, что тот оскорблял бойца и его религию. Сам Диллон отрицает подобные обвинения. Судя по автобиографии Хабиба, американец не врет.

«В его команде было четыре человека, трое из которых очевидно старше меня по возрасту. Моей целью, признаюсь, была вся команда угловых этого алкоголика. За время подготовки к бою у меня к ним накопилось много негатива, который мне импульсивно захотелось выплеснуть прямо там.

Поначалу не все поняли, что происходит. Я рвался к ним, но меня активно удерживал один из стюардов. Улучив момент, я мгновенно и довольно неожиданно для всех них оказался за ограждением октагона. Даже мои угловые не сразу сообразили. 

По всей видимости, эйфория от завершения боя была настолько большой, что ни один из собравшихся 20 000 зрителей не обратил внимания на то, что я делаю. Спрыгнув прямо перед ними, я практически мгновенно оценил ситуацию и, совершив прыжок уже через головы первых трех угловых, бросился на того, что был моложе.

В зале воцарилось замешательство. Никто не понимал, что происходит. Никто, кроме тех, на кого я напал, разумеется. Скажу тебе сразу, что я не слышал от него или кого-либо другого во время самого поединка ничего того, что сразу после инцидента стало муссироваться в прессе. Может быть, все эти выкрики и оскорбления в мой адрес, цитируемые многочисленными информационными ресурсами, и были, но я ничего подобного не слышал. Это достоверно, как и то, что все произошедшее не было спланировано заранее. 

Причины того, почему я набросился на них, я тебе уже пояснил, а вот почему именно тот парень – просто он был моложе остальных, в течение самого поединка я пару раз пересекался с ним взглядом. Да, такое, несмотря на твое удивление, случается. Все. Других причин, по которым мишенью стал тот подручный цыпленка, не было. Я не достал его ногой, но полноценно задел ударом руки в область ключицы. Разобраться с ним более предметно у меня просто не было шансов».

Издатель «Khabib Time» – Курбанов Заур Мажидович. 

Фото: instagram.com/khabib_nurmagomedov (1,2,4,5,6); facebook.com/KhabibTheEagle; Gettyimages.ru/Harry How

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+