Блог Был такой хоккей

ЧХБ. Обратный билет в «железный занавес»

Засиделся, затвердел, куда-то ушла былая легкость в буквах и вращение текста вне правил и вне суровой действительности.

Что там у нас нынче? А, стол уже накрывается. Основным блюдом, так сказать, для затравки случается «Хоккей как искусство». Хорошее такое название. Вкусное, с пафосом, канапе на тонкой шпажке, «Жужа, ты это видела? Дефлопе с семечками кациуса». Будем кушать, а то водка стынет.

Я ж ретроград. Мне надо про хоккей, да не про этот, где 18 побед подряд, как в недавние - у омского «Авангарда».

с

Хотя, и раньше было не лучше, когда Виктор Васильевич разогнал маховик своей перпетум ЦСКА до каких-то невероятных размеров и сыгранности, что они также  как и нынешний питерский клуб, только без первой, бурной буквы «Ц», сметали всех на своем пути, не ведая, что творят. «За деревней, у реки, крошат лед мужики». Так ломали же, но почувствуйте разницу с тем, что тогда, и вот оно такое всё чуть ли не гламурное нынче. Сборная во главе угла в обоих случаях, но почему-то лица КЛМов с Фетисовым и Касатоновым милее тех, кто надысь. А если учесть еще и конкуренцию, которую удавалось выиграть у очень самобытных и игриво-мастеровитых коллективов, то совсем грустно как-то. А ведь мы ходили тогда, в 80-х годах на игры, на дерби, на СКА, еще ленинградское – периодически, еле себя влачащее по скользкому льду союзного чемпионата. Ходили на Горький, потому что и там играли мастерюги. На всех ходили, и знали, что в матчах с ЦСКА нам почти никогда ничего не светит, а чаще – разгром, да и только. Потому что свои нравились, потому что не скучно было, школы работали, потому что хоть и предсказуемо всё, да может быть не в этот раз. Главный итог сравнений – мы верили, даже тогда, когда можно было все бросить и идти кушать мороженое с бутербродами, пить ситро или чай в «лужниковском» буфете Дворца Спорта.

Так вот. Эти самые Вячеслав Фетисов со своим пафосно-вальяжным лицом, Алексей Касатонов – улыбчивый молчун, Сергей Макаров – казалось, что он и по жизни на своих ногах, как на коньках передвигается – величественно и очень красиво, обходя человека за человеком, Игорь Ларионов, который тогда еще не был «Профессором», но уже готовился получать одну за одной «ученые хоккейные степени», и мой любимый хоккеист всех времен и народов Владимир Крутов – внешность – боль всего мирового и отечественного хоккея. Иной раз казалось, что человек скончается на льду от эмоций и переживаний за нашу команду.

с

Сколько лиц и типажей, а их еще железными называли, а сейчас, почему-то «той красной машиной», хотя во времена моего детства такого понятия вообще не было. Мы их так любили… без кличек, без гаджетов, без бесконечных постеров и фотографий на каждом шагу, да и интервью они тоже давали крайне редко. Чистый лед, чистое сияние моего детского разума. Существовал хоккей без кривотолков, практически без политики, и мы всей квартирой перед Новым Годом, в Новый Год и после него, когда в глаза хоть спички запихивай, ждали их, выезжающих в суперсериях на лакомые, красивые, американо-канадские арены, где как-то по-другому болели.

с

Да-да, трава тогда была зеленее, листья ширше, опят в лесу больше, и где-то в Москве, в районе МГУ или Кутузовского проспекта росли яблони. Всё так, я брюзга, я за спортивное прошлое, за реальное искусство без созданий мне какой-то там нужной сборной, которой очень нужно в отсутствие реальности, вздыбить олимпийские кольца зимнего корейского разлива. Лучше водки хлопнуть стакан, ей богу.

Все фотографии были приобретены у легендарного советского фотографа Сергея Колганова.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья