Hockey Books
Блог
Трибуна

Здесь начинали Скотти Боумэн и Майк Кинэн – два из топ-10 тренеров НХЛ. История одной отставки

От редакции Sports.ru: вы находитесь в блоге Hockey Books, который полностью перевел две огненных автобиографии – Фила Эспозито и Шона Эйври, очень умную книгу про хоккейную аналитику, сейчас публикует книгу о молодежном хоккее с кучей интересных историй, а еще периодически выкладывает расшифровки самого крутого хоккейного подкаста. Поддержите авторов плюсами, подписками и комментариями, чтобы крутые переводы чаще появлялись на Трибуне и в вашей ленте.

На очереди десятая глава книги Шона Фитц-Джералда «Пока Горят Огни». Тут и так много классных историй, но я все же решил добавить еще одну от себя – про Майка Кинэна и Мемориальный кубок. Также рекомендую открыть для себя Роджера Нелсона – крайне интересный персонаж. Ну и вообще глава, на мой взгляд, довольно вкусная.

Напоминаю, если вам нужны автобиографии Шона Эйври и Фила Эспозито в формате EPUB, напишите мне здесь – в личку на Sports.ru. Электронная версия книжки про аналитику пока не готова.

Если хочется помочь проекту материально, то внизу есть номер нашей карты.

Глава 10. Перемены в сезоне

Рано утром в первую пятницу января, спустя всего несколько часов после того, как «Питс» проиграли девятый матч из десяти, в «Мемориал Центре» было тихо, если не считать ритмичных движений метлой Брайана Миллера. Физиотерапевт, работавший в клубе всю свою жизнь, подметал путь от раздевалки до площадки, убирая с него дорожную соль, принесенную игроками и прочими прохожими.

Было невероятно холодно – минус 22 по Цельсию – а на парковке, когда на тренировку приехали игроки, жутко завывал ветер. Двое россиян вышли из машины и поспешили внутрь, пробираясь через места, забронированные под сотрудников клуба. Генеральный менеджер Майк Оук поставил машину на свое место, а соседнее продолжало пустовать. Привычного черного внедорожника Джоди Халла было не видать.

Накануне «Питерборо» уступил 1:2 «Виндзору». Для «Питс» это был домашний матч, а кроме как дома, они, казалось, уже и не выигрывали. Команда ужасно выступала на выезде – ничего не изменилось с той поездки в Мичиган в середине октября. Нападение совсем расклеилось. В обороне был полный швах, а Дилан Уэллс временами выглядел совсем потерянным. Возможно, он блуждал где-то по пепелищу своей надежды о выступлении на молодежном чемпионате мира в составе сборной Канады. Нельзя сказать, что он играл из рук вон плохо. Он играл как простой человек, в то время как «Питс» нуждались в божестве.

Когда на часах было почти два часа дня, клуб выпустил пресс-релиз: Джоди Халл был уволен с поста главного тренера.

Оук выглядел уставшим, отвечая на вопросы двух местных телеканалов, и выбирал слова крайне осторожно. Он заявил, что отчасти к спаду привели травмы, но и после того, как игроки восстановились и вернулись в состав, побед так и не последовало. Халл был блестящим профессионалом, сыгравшим большую роль в клубе, добавил он, и его уважение к нему как к тренеру никуда не делось. Эндрю Вернер, занимавший прежде пост помощника, пошел на повышение. Ему доверили временно исполнять обязанности главного тренера.

«У нас есть талантливые ребята, – сказал Оук собравшимся телевизионщикам. – У нас есть внутренние резервы».

Наедине с самим собой ему было не столь просто пойти на этот шаг. Совет директоров доверил ему право решающего голоса в вопросах касательно персонала команды. Право на увольнение Халла он получил на собрании в декабре. Стало быть, он носил это в себе несколько дней, если не недель. Он был в праве уволить его еще тем морозным вечером в Гелфе, когда его хладнокровие уступило место щелканью ручки и еле слышным ругательствам при каждой ошибке игроков на льду. Работа генерального менеджера совсем не похожа на фэнтези-спорт, сказал он после рождественской паузы. Игроки и тренеры – это вовсе не какой-то безликий товар, который можно покупать и продавать согласно своей прихоти. Это были живые люди, и за каждым решением стояли реальные последствия.

Оук впервые в жизни уволил главного тренера.

Когда журналист спросил насколько тяжело ему дался этот шаг, он взял паузу на шесть секунд. Они коротали зимы в соседних кабинетах, они вместе путешествовали, и вместе переживали бесславное падение команды в турнирной таблице.

Оук попытался ответить на вопрос, но ему помешал ком в горле. На глазах выступили слезы.

«Это было тяжело», – наконец сказал он.

Дверь его кабинета была закрыта. Он жил в 45 минутах от арены, но после матча против «Виндзора» он не поехал домой. Он остался в Питерборо, мучаясь от предстоящего решения. Они встретились утром, и Халлу потребовалось всего десять минут, чтобы забрать свои вещи из офиса.

«Просто я решил, что нам нужны перемены, – сказал Оук. – Мне кажется, что надо попробовать что-то новое. Думаю, этот момент настал».

Длинный день невероятно длинной недели близился к концу.

«Я даже не видел свою…, – сказал Оук с вновь подкатившим к горлу комом. – Я хочу домой».

***

Он жил в Сандерленде – городке с населением около 1200 жителей. Славное хоть и изолированное местечко. Его жена преподавала чуть южнее – в школе округа Дерэм, где она также была в учительском совете. Путь же Оука от дома до арены лежал на восток. Он столь часто проделывал этот маршрут, что даже изобрел собственную единицу измерения.

«Я знаю точное расстояние, – сказал он перед сезоном. – Это один большой кофе».

Оук коротко стриг свои темные волосы и зачесывал их назад так, что их линия над лбом напоминала сотни маленьких пик, идущих вдоль стен замка. У него было две манеры речи, и он их четко разграничивал. Он говорил определенным образом на публике – будь то по телевидению или перед группой людей – осторожно, высокопарно и с толикой жаргонизмов. Эту манеру речи он применял, выступая на спортивной бизнес-конференции в Чикаго, и в выпусках местных новостей. Он разговаривал как полицейский.

В какой-то степени это было связано с его прошлым местом работы. Оук провел более десяти лет в Министерстве общественной безопасности и коррекционных услуг в департаменте разведки (министерство занимается всей деятельностью правоохранительных органов на территории провинции Онтарио – прим. пер.). Он отказался уточнить, чем конкретно он занимался в министерстве, заметив лишь, что там был востребован его аналитический склад ума. Оук из тех людей, которые стараются смотреть на любую ситуацию под всеми возможными углами.

Примеры этого образа мышления иногда проявлялись и в другой его манере речи. Находясь в своей стихии, сидя в углу ложи скаутов в «Мемориал Центре» или же какой-нибудь другой арены, приехав с целью найти очередного подающего надежды подростка, он мог позволить себе быть простым и забавным.

Как-то раз в перерыве матча он вызвался рассказать историю из своих школьных лет, когда предмет компьютерных наук стал частью развивающейся образовательной программы. Он был в них не силен, а потому специально расцарапал дискету с выполненным заданием ключами от машины, прежде чем отдать ее преподавателю. Учитель отнесся к этому с пониманием. Он решил, что дискета была с заводским браком, и все равно поставил Оуку зачет.

Позиция генерального менеджера в «Питерборо» требовала понимания различных аспектов. Некоторые игроки, возможно, в дальнейшем будут играть на профессиональном уровне, однако между «Питс» и конечной целью все еще было приличное расстояние. Большинство же хоккеистов никогда не попадут на арену НХЛ без билета. Кто-то будет выступать на низком уровне за команды из крохотных городков в крохотных лигах. Другие отправятся в Европу навстречу приключениям. А кто-то будет играть за студенческие команды.

А пока же они нарушали режим. У них были проблемы с учебой или же они не находили взаимопонимания с одноклассниками. Игроки вляпывались в проблемы, которых просто не существовало, когда Оук был подростком в начале 90-х. В ноябре 2014 года, когда со старта его третьего сезона в роли генерального менеджера прошло всего несколько недель, один 19-летний нападающий попал в сводки международных новостей. Грег Бетцолд, выступавший в лиге третий год, общался с неизвестной в приложении для знакомств Tinder. Их разговор ушел в сеть.

«Поверь, я знаю, что ты за девушка», – якобы написал ей Бетцолд.

«Да ну, и какая же? – ответила она. – Потому что я уверена, что ни фига ты не знаешь».

«Да ##### (вагина) ты тупорылая», – сказал хоккеист.

«Ага, такая тупая, что у меня средний балл 93, с которым я поступлю в любой универ. Мне не нужен контракт ОХЛ, как дуракам, чтобы поступить в универ», – написала она ему в ответ.

«Лол, средний балл у нее 93… Обалдеть, мамка с папкой, наверное, так гордятся тобой. Ты это… напиши мне потом, сколько зарабатываешь после универа, когда на панель пойдешь», – вроде как ответил он ей.

Вместе с ним в непристойных высказываниях уличили в сети еще одного игрока ОХЛ (Джейка Марчмента из «Бельвиля» – прим. пер.). Бетцолд в итоге извинился за свои «неприемлемые высказывания в личной переписке», заявив в пресс-релизе, что они «не отображали [его] истинные ценности и взгляды».

Лига дисквалифицировала обоих игроков на 15 матчей. Оук дал интервью федеральным СМИ, отметив, что эти события все еще были «новым феноменом» и что клубу только предстоит научиться правильно на них реагировать. В следующем сезоне Бетцолд забросил за «Питерборо» рекордные для себя 43 шайбы, а затем перешел в команду ECHL – профессиональной лиги третьего ранга.

Все больше и больше проблем было с родителями. Дети активно делали выбор в пользу одного вида спорта и проводили лето на катках вместо бейсбольных или футбольных полей. Они записывались в специальные лагеря, чтобы поработать над катанием, техникой владения клюшкой, физической силой и скоростью. Для родителей это значило не только финансовые вложения, но и огромную трату времени. Они были в постоянных разъездах между тренировками, играми и турнирами. Родители других игроков в команде становились частью их круга общения. Когда они, воркуя и сплетничая, приходили в «Мемориал Центр» в статусе родителей игроков «Питс», общей суммы их вложений хватило бы на машину класса люкс, а то и две. Чтобы вырастить элитного хоккеиста нужна целая деревня – с высоким забором, платным входом и без какого-либо отпуска.

Сын Оука играл за детскую команду, и он видел, как некоторые родители ведут себя на катке. Например, хоть это и случалось редко, но не так чтобы очень, родители вмешивались в дела команды, поскольку их волновало игровое время своего ребенка – в прошлом сезоне был как минимум один человек, которого не устраивала роль его сына на льду. У Оука есть основания полагать, что эта динамика видна не только в хоккее. Его жена работает учительницей. Он заметил перемены в воспитании и в отношении родителей к поступкам своих детей.

«Раньше, если маленький Джонни плохо себя вел, то когда маленький Джонни приходил домой, отец ему говорил: «Мне сегодня звонили из школы и сказали, что ты себя плохо вел», – объясняет Оук. – И Джонни обсирался от ужаса.

Теперь же не так. «Нет-нет-нет, это не Джонни плохо себя вел – это вы его неправильно учите, это вы во всем виноваты». Это часть проблемы. Раньше было не так. Общество изменилось».

На протяжении уже нескольких недель было ощущение, что подростки в раздевалке «Питерборо» не брали на себя возложенную на них ответственность. Капитан команды ДеНобл так и сказал после сокрушительного поражения в Ошаве. Тренеры намекали на это весь сезон. Теперь же, когда снаружи завывал ветер, в руководстве клуба можно было услышать открытое недовольство детьми, из-за которых взрослый человек потерял любимую работу.

***

В 14:02, когда Миллер уже подмел дорожку от соли, Вернер нарушил тишину «Мемориал Центра». Он первым вышел на свежезалитый лед и сделал круг во вратарских коньках, пока новость продолжала разносится по городу. Официальный пресс-релиз «Питс» под заголовком «Джоди Халл покидает пост главного тренера» вышел всего десять минут назад.

У Вернера было всего несколько минут, чтобы собраться с мыслями. Он подкатил к скамейке хозяев и отпил из бутылки, стоявшей на бортике. Через несколько мгновений на льду появились его помощники Деррик Уолсер и Майк Дуко, для которых это был дебютный сезон в команде. Коньки скрежетали почти бесшумно – все звуки на льду тонули в шуме вентиляционной системы.

Первым из игроков на лед вышел Ник Робертсон. За ним последовали Коул Фрэйзер и 17-летний новичок Джон Паркер-Джоунс, чьи первые две шайбы в ОХЛ к несчастью пришлись на разгромные поражения. Первый гол он забил в матче против «Ошавы», и тот стал единственным для «Питерборо» – команда уступила со счетом 1:4 (27 октября – прим. пер.). Бредя в вынужденной тишине к автобусу после встречи, Паркер-Джоунс позволил себе на секунду улыбнуться и пожать руку прохожему.

Игроки один за другим высыпали на площадку. Некоторые старались не показывать никаких эмоций, в то время как другие напускали на себя мрачный вид, нарезая круги для разогрева. Миниатюрный российский нападающий Семен Дер-Аргучинцев первым показал признаки жизни. Он играюче врезался в ДеНобла, и капитан на секунду улыбнулся. Однако затем вновь сменил выражение лица под стать остальным игрокам, чтобы это ни значило.

Не было никаких гарантий, что оставшиеся три тренера задержатся в клубе надолго. Контракты Вернера, Уолсера и Дуко истекали всего через пару месяцев. Вернер был крепче остальных связан с городом, поскольку ранее выступал за «Питс» и уже давно обосновался на местности. Уолсер перебрался в Питерборо с женой и детьми, отыграв десять лет в Европе (включая сезон в «Витязе». В 2008/2009 Уолсер провел в КХЛ 51 матч, забросил три шайбы и набрал 22 очка при показателе полезности «минус 33» – прим. пер.). Дуко через три дня исполнялся 31 год – он был моложе всех в этом трио на десять лет.

После тренировки один из тренеров озвучил свое недовольство по поводу растущего расхождения между тем, чего от команды ждали, и на что она способна. Проблемы с обороной, о которых говорили весь сезон, так и не решились. Тиммс был ловким, но ему не хватало скорости. К тому же в тренерском штабе отметили, что полученная прошлой весной травма плеча продолжала его беспокоить. Из-за возрастного лимита летом «Питс» лишились двух опытных защитников. Пусть даже ни один из них так и не заиграл на профессиональном уровне, их отсутствие сказывалось.

В обороне «Питс» не хватало скорости. Одним из лучших игроков в плане катания был новичок, выбранный на драфте ОХЛ ниже Робертсона. Отец Кэмерона Сапрыки занимал пост помощника главного тренера в «Кингстоне», а его мама была успешным индивидуальным тренером по физподготовке в Бельвиле. С первого же дня в лагере новичков было понятно, что их сын летает по площадке. Сапрыка отталкивался ото льда так, как это любят скауты и воспевают поэты. Впрочем, ему было всего 16, а, стало быть, максимум из его таланта извлекут тренеры, у которых он будет играть через два-три года.

После тренировки Уолсер задумался о том, что, может быть, успех команды в начале сезона был минутной аномалией, нежели нормой. «Питс» побеждали, когда их нападающие рассекали по зоне атаки словно эскадрон истребителей. Во втором матче сезона они забросили пять шайб «Ошаве», а несколько дней спустя заколотили «Ниагаре» восемь. В октябре они катком прошлись по «Виндзору» и победили 5:1, хотя должны были уступить. Они играли в веселый, задорный и головокружительный хоккей. Но буквально в следующей встрече команде будто перекрыли все клапаны. Они быстро заржавели и уже не открывались.

Оглядываясь назад, Уолсер подумал, что, возможно, белая полоса закончилась, потому что спустя несколько недель после начала сезона другие команды выстроили свои системы. Стоило им обкатать схемы, как на льду будто стало меньше места. И у истребителей «Питс» уже не было столько пространства для маневра. Соперники поняли, что «Питерборо» не играл в силовой хоккей. Они увидели, что игроки в бордовой форме мастеровиты и опасны, но при этом часто рисковали. «Питерборо» терял шайбу под давлением. Нападающие не всегда возвращались помогать защитникам.

Халл знал об этих проблемах. Он пытался их исправить. Но его уже не было в команде – его выгнали на мороз и лишили любимой работы.

***

В стародавние времена «Питс» шли на смену тренера, только если на горизонте появлялся новый талант, который приходится один на поколение. На протяжении почти 30 лет с командой работали тренеры, чьи имена затем поднимут под своды «Мемориал Центра» или выгравируют на Кубке Стэнли, или же и то, и другое.

Скотти Боумэн стал третьим тренером «Питс», после того как они переехали в Питерборо. C ним команда боролась за Мемориальный кубок в 1959 году. После молодежного хоккея Боумэн стал самым успешным тренером в истории НХЛ. После его ухода рулевые «Питс» назначались не то чтобы случайно, но и не совсем организованно.

«Нельзя сказать, что они строго придерживались какого-то плана, – рассказывает умудренный опытом репортер хоккейного отдела Peterborough Examiner Майк Дэвис. – Роджера же вообще не рассматривали как кандидата на тренерский пост».

Речь про Роджера Нелсона, который стал руководить командой, когда его предшественник покинул ее посреди сезона 1966/67 (вот тут про него есть мой короткий сюжет – прим. пер.). После того как во главе с ним «Питс» одержали в декабре победу над «Ниагара Фоллс Флайерс», в Globe and Mail сообщили, что он назначен «временным тренером». В итоге же он стал одним из самых прославленных наставников в истории хоккея – сначала в Питерборо, а затем и во всей Северной Америке. Нелсон был родом из Торонто и изучал хоккей в университете, прославившись на всю страну творческим подходом к правилам игры.

Так он попал в заголовки утренних газет после поражения «Питс» в выставочном матче, когда руководил командой второй полноценный сезон. Суть была не в поражении, а в том, как он отреагировал на назначение штрафного броска в пользу соперника. Нелсон хотел заменить вратаря, однако делегировать «в раму» не запасного голкипера, а защитника. Судью ошарашил этот запрос. Сообщалось, что он десять минут листал правила, прежде чем разрешить Нелсону провести замену. Как пишет Globe and Mail, защитник «Питерборо» позволил сопернику пересечь синюю линию, а затем ринулся ему навстречу. Нападающий с негодованием тут же нанес бросок, но шайба отскочила в сторону от ноги защитника, после чего игроки врезались друг в друга.

Затем лига вновь стала копаться в правилах. «В регламенте ничего про это не сказано», – заметил в интервью Globe and Mail главный арбитр лиги Скотти Моррисон.

Несколько недель спустя тренер молодежной команды из более низкого дивизиона решил последовать примеру Нелсона. Его команда уступила, но появился намек на тренд, зарожденный в Питерборо. К слову, на следующий год вратарь «Питс» покинул команду – сообщалось, что он был недоволен своим игровым временем.

Нелсон также работал и скаутом. Говорят, что он как-то намотал 20 тысяч километров лишь за одну весну. В 1972 году, когда «Питс» шли на свой второй чемпионский титул в Онтарио, Globe and Mail окрестил ежегодный драфт игроков, не выбранных ни одной командой в 15 лет, «Смотром Роджера Нелсона».

Той весной «Питс» маршем шли по плей-офф, а их арсенал пополнился еще одной инновацией. Нелсон, преподававший в средней школе Крествуда, одолжил у кампуса для использования на арене относительно новый тип техники – видеокамеру.

Он попросил своего школьного коллегу снимать хоккейные матчи. Полученные записи Нелсон затем использовал для того, чтобы наглядно объяснить игрокам, в чем им стоит прибавить и куда им стоить катить в тех или иных ситуациях. В одном своем интервью он рассказал, что показывал игрокам лишь отдельные клипы, а не заставлял их полностью пересматривать матчи. Была информация, что и «Лондон Найтс» пытались работать с видео, однако Нелсон сказал Globe and Mail, что все началось именно с него: «В следующем сезоне я собираюсь получить разрешение на использование аппаратуры и на гостевых матчах».

Нелсон также выделялся тем, что, по его мнению, игроки должны были заниматься не только хоккеем. Подростки соответствующего возраста должны были ходить в школу, а их старшие одноклубники – на занятия в высших и специализированных учебных заведениях или же где-нибудь подрабатывать. Нелсон, глубоко верующий христианин, штрафовал игроков за опоздания в школу. Он требовал приносить ему ежемесячный отчет об успеваемости. Некоторые старожилы «Питс» жаловались на то, что тренер пытался контролировать их жизнь, но эта система работала. Команда побеждала. Причем часто.

Нелсон руководил «Питс» целое десятилетие (а в 1974 году встал у руля и сборной Канады на молодежном чемпионате мира. Это был первый подобный турнир и не имел официального статуса ИИХФ. Сборная СССР заняла первое место в Ленинграде, канадцы довольствовались бронзой – прим. пер.). Когда он ушел во взрослый хоккей, команду возглавил Гэрри Янг, который до этого был генеральным менеджером «Калифорнии Голден Силс» и тренером «Сент-Луис Блюз» («Голден Силс» вошли в состав НХЛ в 1967 году, в 1976-м клуб переехал в Кливленд, а затем объединился с «Миннесотой Норт Старс», затем превратившихся в «Даллас Старс» – прим. пер.). Дела у него в Питерборо не заладились, и он покинул команду через год.

Нового тренера долго искать не пришлось. Гэри Грин попал в состав студенческой команды Университета Гелфа, но быстро понял, что не сможет заработать себе на жизнь карьерой профессионального хоккеиста, и решил стать тренером. Сначала он работал в хоккейной школе в Торонто, а затем обратился к Роджеру Нелсону с просьбой устроить его в «Питс» на добровольных началах. Нелсон сделал его своим помощником без зарплаты. Когда клуб покинул Янг, Грин стал главным тренером и генеральным менеджером «Питс».

Ему было 25 лет – он стал самым молодым тренером в истории ведущих лиг молодежного хоккея. В свой первый сезон он привел «Питс» к титулу чемпиона провинции. На следующий 1979 год команда выиграла свой первый Мемориальный кубок. На тот момент Грином уже интересовались и в НХЛ – звонки были и до того, как «Питс» взяли трофей.

В прессе сообщали, что он продал свой дом в Питерборо еще до финального матча в квебекском Вердене (южный пригород Монреаля, где проходил турнир 1979 года – прим. пер.). Он покинул «Питс» и после непродолжительного времени в Американской хоккейной лиге устроился в «Вашингтон», став самым молодым главным тренером в истории НХЛ.

«Питерборо» впервые выиграл национальный титул после двух побед подряд в чемпионате Онтарио, и команда вновь осталась без тренера. «Питс» снова отправились на поиски в Торонто и вернулись с 29-летним специалистом, преподававшим до этого физкультуру в коллегиальном институте Форест Хилл. Главным тренером и генеральном менеджером «Питс» назначили Майка Кинэна.

Он был суровым и серьезным. Говорили, что во время двусторонок он заставлял игроков делать кувырки на льду, когда их команда пропускала гол. После того, как «Питс» дважды подряд выходили на Мемориальный кубок, от команды ждали не просто добротного выступления, а очередного титула – другой результат сочли бы неприемлемым. Кинэн был достаточно амбициозным человеком и понимал свою ситуацию.

Он сдюжил. С Ларри Мерфи, который впоследствии войдет в Зал Славы, на синей линии «Питс» в третий раз подряд стали чемпионами Онтарио. Они не смогли выиграть Мемориальный кубок, но были к этому достаточно близки, проиграв финал лишь в овертайме (здесь автор, на мой взгляд, уж слишком кратко высказался о турнире, поэтому позволю себе немного развернуть эту историю. Мемориальный Кубок проходил в Реджайне и запомнился чудовищным скандалом. Тогда на турнир выходили лишь три чемпиона своих лиг и играли по два раза друг против друга в группе, а две лучшие команды выходили в финал. После трех матчей «Питс» обеспечили себе место в финале – в третий раз подряд – и в случае победы над «Корнуолл Роялс», которых они до этого уже один раз обыграли, бились бы за титул с хозяевами турнира «Реджайна Пэтс». Во втором периоде «Питерборо» вел 4:1, а после того, как счет стал 4:2, заменил своего основного вратаря и проиграл 4:5. Таким образом, в финале «Питс» выходили на «Корнуолл», считавшийся аутсайдером турнира, несмотря на то что в их составе были будущие энхаэловцы Дэйл Хаверчак, Скотт Арниел и Марк Кроуфорд. Саскачеванские болельщики обвиняли «Питс» в добровольной сдаче матча – к концу встречи порядок на трибунах пришлось восстанавливать даже с помощью полиции. Финальный же матч, который «Питс» проиграли в овертайме 2:3, прерывался 16 (!) раз, поскольку болельщики бросали на лед посторонние предметы, включая куриные яйца и даже живую (!!!) курицу. Майк Кинэн гневно отрицал сдачу матча и обвинял журналистов во лжи – прим. пер.).

После сезона Кинэн покинул команду, заключив соглашение с «Рочестером» в АХЛ, однако быстро пошел на повышение в НХЛ, где выиграл и приз имени Джека Адамса, как лучший тренер, и Кубок Стэнли. Больше всего побед в регулярных чемпионатах было у Боумэна (1244), но Кинэн все равно вошел в топ-10 за всю историю с 672. Таким образом, среди лучших тренеров в истории НХЛ от «Питс» было двое.

На смену Кинэну пришел Дэйв Драйден – бывший вратарь НХЛ и старший брат легенды «Монреаля» Кена Драйдена. Он довольно быстро покинул клуб, но «Питс» скоро нашли ему замену. У руля команды был поставлен вчерашний физиотерапевт Дик Тодд, ранее занимавший посты коммерческого директора и помощника главного тренера. Мало кто слышал о его назначении за пределами Центрального Онтарио, но оно стало одним из ключевых в истории клуба.

Тодд выглядел как директор школы в кино, периодически отращивая усики под очками в проволочной оправе и напуская на себя хмурый вид. Он так ни разу и не выиграл Мемориальный кубок, но, тем не менее, вывел команду на новые высоты. «Питерборо» выиграл три титула ОХЛ, при этом еще дважды проиграв в финале, и каждый год считался одним из фаворитов.

Тодд руководил командой 14 сезонов. За это время «Питс» ни разу не обновили собственный антирекорд по количеству поражений и, более того, на это время пришлись три из пяти самых успешных выступлений в регулярных чемпионатах в истории клуба, включая кампанию 1993 года, когда за команду выступали 17-летний защитник Крис Пронгер и 18-летний нападающий Кори Стиллман. Тогда «Питерборо» выиграл 46 матчей из 66 и стал чемпионом ОХЛ. К слову, команда дошла и до финала Мемориального кубка, уступив там «Су-Сен Мари».

Халл входил в состав «Питс», когда Тодд был на тренерском мостике. Он руководил командой и когда Вернер, ставший помощником Халла, был еще молодым вратарем, мечтавшим о карьере в профессиональном хоккее. Халл и Вернер помнили атмосферу Питерборо, когда команда побеждала. И пусть при Халле «Питс» ни взяли ни одного титула, за четыре года под его руководством они ни разу не пропустили плей-офф.

Вернер когда-то был звездой молодежного хоккея. Он был первым вратарем, выбранным на драфте НХЛ 1991 года («Ойлерс» во втором раунде под общим 34-м номером – прим. пер.), опередив Криса Осгуда и Стива Шилдса, построивших затем долгие карьеры в лиге. Вернер же так и не сыграл ни одного матча в НХЛ и уехал за океан. Он играл в Австрии, Финляндии, Швеции и Германии, а закончил карьеру в Великобритании (в составе сборной Канады в 1995-м выиграл бронзу чемпионата мира, а в 1996-м – серебро, не сыграв ни одного матча на обоих турнирах – прим. пер.).

Его темные глаза всегда озорно блестят – будь то, когда он тайком откусывает яблоко заснувшего молодого помощника главного тренера Дуко, или же фотографируя, как он дремлет с открытым ртом и подушкой под шеей. Он с улыбкой затем смотрел на фотографию в телефоне, проверяя композицию кадра и степень конфуза, которую тот может таить в себе в неопределенном будущем.

Кроме того, Вернер каждый год был в центре внимания на рождественской вечеринке за счет своего лукавства и танцевальных способностей. Лукавством объясняли его извечное доминирование в викторине, проводившейся после праздничного ужина, где между собой стравливались рассаженные по разным по столам игроки, тренеры и руководители клуба. Каким-то непостижимым образом Вернер всегда был безукоризненно готов к вопросам на рождественскую тему – например, когда требовалось назвать точную массу ежегодно производимой в Канаде клюквы.

Листок с ответами он подписывал – Команда Вернера (и Гугла).

В конце вечеринки все хором пели «12 дней Рождества», и каждый стол должен был визуально изобразить события, доставшегося им дня. Столику Вернера выпал десятый день. И вот, когда до них дошла очередь, старший помощник «Питерборо» забрался на стул и спрыгнул с него на пол, прокричав: «И десять скачущих господ!».

Хоккей завел Вернера дальше, чем он предполагал в начале пути. Он всегда находил повод для шуток, и в его арсенале хватало историй про профессиональный рост за океаном, где ему пришлось говорить на другом языке, привыкать к местным обычаям и вообще учиться смотреть на вещи шире, что порой не приветствуется в североамериканских хоккейных кругах.

Как и многие хоккеисты, Вернер раньше был суеверным. До того, как ему пришлось искать провиант в Австрии, в день игры он обычно ел пасту с курицей, выпивал стакан холодного молока, а затем еще чего-нибудь со льдом. Там же ему пришлось быть более гибким. «На юге страны и в Италии еще можно все это найти, – рассказывает он. – А вот когда по дороге на игру автобус только на заправке останавливается, приходится туго».

Туго было и нынче. «Питерборо» оставалось сыграть в регулярном чемпионате 29 матчей – этого вполне достаточно для того, чтобы забраться повыше в турнирной таблице. У них шла черная полоса, но все могло измениться в одночасье. Пара голов в ключевых моментах. Драматичная победа на камбэке. Хватило бы одной искры надежды.

Перед Вернером поставили задачу не просто выиграть максимально возможное количество матчей, но также чаще выпускать на лед молодежь. До смены тренера американский новичок Робертсон играл лишь эпизодически. Халл во многом был прогрессивным наставником, однако когда речь заходила о том, как использовать молодого таланта, он придерживался старой школы. Теперь же Робертсону предоставили больше свободы, и он знал, что после одной ошибки никто не посадит его на скамейку до конца матча.

Со стороны казалось, что эта задача ставила Вернера в непростое положение. Его попросили уделять больше времени развитию молодых игроков с прицелом на будущее, но при этом его контракт подходил к концу. «Питс» же, несмотря на всю уверенность в своих силах, пока что были далековато от зоны плей-офф.

Однако его это не беспокоило. Несмотря на свою связь с городом, он не боялся остаться без работы. Он специально подписал однолетний контракт – это было его решение.

«Вот такой я человек, – пожимает он плечами. – Я знаю, что найду себе работу где-нибудь еще, если потребуется».

Вернер сказал, что отказался от нескольких предложений из АХЛ – лиги всего в шаге от НХЛ. В Питерборо у него была молодая семья, что повлияло на его решение. Если же «Питс» не продлят его контракт, он считал, что надолго без работы все равно не останется.

«Я уверен, что обязательно что-нибудь найду, так что на меня не это давит, – говорит он. – В этом плане я свободен».

***

Уволив главного тренера, Оук, как генеральный менеджер, разыграл одну из главных своих карт. Если команда и впрямь буксовала из-за того, что игроки перестали воспринимать слова главнокомандующего, то, возможно, надо было найти взрослого, к которому они прислушаются. Но если и у него ничего не получится, то стрелки тут же переведут на главу руководства.

Оуку предстояло принять ряд решений. До запрета на обмен игроков в ОХЛ оставалось всего три дня, и «Питс» пора было определиться с боеспособностью своей команды. Если она была неконкурентоспособна, то тут же возникало два вопроса: кого менять и на кого?

Он по-прежнему смотрел в будущее с оптимизмом – может быть, уже не с таким, как в первые пару недель, когда команда шла на первом месте и обещала прибавить еще, но Оук искренне верил, что «Питс» серьезно подкосили травмы. Ни одна команда не обходится без повреждений игроков, но в «Питерборо» в том сезоне была с ними настоящая беда. И чем больше было людей в лазарете, тем больше был груз ответственности на тех, кто выходил на лед. Оук считал, что в итоге этот груз команду и надломил.

Стук в дверь. Это Вернер. Оук пригласил его внутрь, и тот сел в кресло напротив генерального менеджера, приготовившись слушать.

«Мы не оправдали ожиданий в индивидуальном плане. Мы не оправдали ожиданий и в командном плане, – начал Оук. – Игроки это понимают. Они это признают. Они заявили об этом публично в интервью».

У хоккеистов оставалось уже не так много времени, чтобы делом подкрепить свою браваду. Следующим вечером «Питс» играли в Оттаве. Это был последний матч перед запретом на обмены. Если у них получится сплотиться вокруг нового тренера, это может убедить руководство, что сезон еще можно спасти. В противном же случае кто-то из ветеранов или даже их ряд могут покинуть команду.

Расшевелит ли их увольнение Халла?

«Уверен, что так и будет, – заметил Оук. – Я уверен, что они не оставят это без внимания».

«Они раньше с этим не сталкивались, – чуть заметно пожал плечами Вернер. – На всю команду, может быть, есть два игрока, которые видели отставку тренера. Они же еще в молодежке играют».

Понравилось? Поддержи проект рублем! Наша карта – 4274 3200 3863 2371

Подкасты

Интервью Райана Кэллахана. «Мы выносим на клюшках Мадонну – и она говорит: «Ребят, закройте глаза, а то я без белья». Бывший игрок «Тампы» и «Рейнджерс» травит истории

Интервью Криса Торберна. «Бросить не может. Отдать не может. Кататься не умеет. Что за ######?!». Как поднять Кубок Стэнли, если сыграл 4 матча плей-офф за карьеру

Интервью Брендена Диллона. «Овечкин всегда улыбается. Настоящий мутант. 700 шайб случайными не бывают». Защитник «Вашингтона» – о карьере, щедрости Ковальчука и тренировках Ягра

Интервью Брента Саттера. «Кросби с Бержероном задавали тон тренировкам – подходили к ним как к игре. Они уже были феноменальными». Тренер, собравший лучшую команду в истории МЧМ Интервью Джона Купера. Василевский – лучший на 10-15 лет, Кучеров – в топ-4 игроков поколения. Огромное интервью тренера чемпионской «Тампы»

Книги

«Пока горят огни: Сезон в умирающей игре»

Часть 1. Детский хоккей – это отдельный город, спрятавшийся за стенами от остального мира. Там своя политика, обряды и диалект

Часть 2. «Один из игроков уже видел подобный район – по телевизору, в сериале «Ходячие мертвецы». Как выглядит молодежный хоккей Канады

Часть 3. Арена без перил (и иски, которые могут быть за это), тесные офисы и очень, очень взрослые болельщики. Проблемы скромных хоккейных клубов в Канаде

Часть 4. «Если священник мыл руки – значит кого-то из детей отключили от аппарата жизнеобеспечения». Удивительная история Ника Робертсона

Часть 5. «Его игра сводилась к заблокированным броскам, силовым приемам и дракам – иногда все в одну смену». Из кого состоят канадские команды

Часть 6. «У России ушло 7 минут на 2 броска по его воротам. В OHL же бросали 2 раза еще до второго куплета гимна». Как расти барабанщиком, а стать вратарем

Часть 7. «Болельщик ходил на матчи с чучелом ослиной головы и кричал «Иа-иа!» при спорных решениях судьи». Душевные истории хоккея Канады

Часть 8. «Правительство должно выкупить контракт Гретцки, а затем перепродать его местной команде». Почему хоккей в Канаде был почти религией

Часть 9. «Я не хочу, чтоб мой ребенок дрался, чтоб ему больно было – не отдам его в вашу секцию». Детский хоккей Канады – в кризисе

Часть 10. «Тренер «Ошавы» кинулся с кулаками на коллегу из «Питс» еще до начала матча. Их примеру последовали игроки». Мощное дерби канадских городков

Часть 11. «Злитесь, обзывайте меня как хотите. Мне это только по душе – я вижу, что вам не все равно». Трудное время команды из канадской провинции

Книга «Хоккейная аналитика. Кардинально новый взгляд на игру». Хоккейная аналитика дает уникальный взгляд на игру и меняет ее. Но игроки, тренеры и менеджеры все равно в это не верят (и ссылки на все предыдущие)

Автобиография Фила Эспозито. «Вид на нудистский пляж? Отлично. Я там прямо в центре и встану». Последняя глава автобиографии Эспозито (и ссылки на все предыдущие)

Автобиография Шона Эйври. Закончил карьеру из-за Тортореллы, женился на супермодели и стал актером. Последняя глава книги Эйври (и ссылки на все предыдущие)

Фото: gopetesgo.com/Lance Hornby/Toronto Sun; gthlcanada.com; Gettyimages.ru/Claus Andersen

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные