Блог Hockey Books
Трибуна

Даже спортсмены считают, что в аналитике мало толку. На самом деле наоборот: именно она помогает учитывать контекст

От редакции Sports.ru: вы находитесь в блоге Hockey Books, который полностью перевел две огненных автобиографии – Фила Эспозито и Шона Эйври. Он вернулся с новой книгой – на этот раз про хоккейную аналитику, которая гораздо интереснее, чем вы думаете! Поддержите авторов плюсами, подписками и комментариями, чтобы интересные переводы чаще появлялись на Трибуне и в вашей ленте.

Сегодня предпоследняя публикация книги «Хоккейная аналитика. Кардинально новый взгляд на игру». На следующей неделе будет заключительная часть, которая в два раза меньше нынешней.

Авторы Стивен Шэй и Кристофер Бэйкер лишний раз напоминают нам о важности внедрения системы отслеживания перемещения игроков по площадке и продают эту идею через баскетбол, где это уже произошло. Имейте ввиду – примеров из НБА сегодня особенно много.

Мысль, которая понравилась мне лично больше всего, была про нападки экспертов на аналитику. Бывшие игроки ругают математиков за то, что они вырывают данные из контекста... и при этом сами опираются на такие же данные, вырванные из контекста :) Эта глава, на мой взгляд, особенно хорошо показывает, что хоккей остро нуждается в увеличении количества обрабатываемых данных.

Может сложиться впечатление, что хоккей безнадежно отстал в плане сбора информации от баскетбола и бейсбола, однако пресловутая система отслеживания перемещений игроков по площадке внедрена уже и в некоторых российских хоккейных школах. Другое дело, что на данный момент эта технология закрыта для широкой публики.

Напоминаю, что если вам нужны книжки Шона и Фила в формате EPUB, то напишите мне здесь – в личку на Sports.ru.

Если хочется помочь проекту материально, то внизу есть номер нашей карты.

Глава 10. Будущее: система отслеживания перемещения игроков

Революция спортивной аналитики поставила во главу угла два принципа. Первый – это эффективность. Он самый узнаваемый и используется дольше всех. Во всех видах спорта игроков слишком долго оценивали по количественным данным: баскетболистов – по количеству очков или подборов, бейсболистов – по количеству хоум-ранов, «украденных» баз или выбитых бэттеров, хоккеистов – по количеству голов, передач, силовых приемов и другой статистике. Аналитика поняла, что количество имеет значение, но заметила, что его стоит оценивать в связке с эффективностью.

В бейсболе есть ограниченное количество аутов, в которых можно набрать очки. В других видах спорта у команд есть ограниченное количество владений для той же цели. Команды должны считать не только, сколько игрок или их группа набрала очков, но еще и количество владений, которое им на это потребовалось.

В баскетболе игрок может набрать 20 очков за 15 владений или за 35. Ценнее тот игрок, который может это сделать за 15.

Простые меры определения эффективности включают в себя в числе прочего процент точных бросков без учета штрафных в баскетболе, среднее количество приема подачи в бейсболе или процент отраженных бросков в хоккее. Однако изучение и применение эффективности в аналитике уходит значительно глубже.

Сдвиг в НБА от бросков со средней дистанции в сторону трехочковых основан на осознании того, что «трешками» можно набрать больше очков за один бросок, чем длинной «двушкой». Подсчет процентного достижения базы стал относительно недавно популярен в бейсболе после того, как в приоритет была поставлена эффективность бэттера вместо среднего показателя приема подачи, который был не столь понятен. В этой книге мы продемонстрировали важность контратак, игры в большинстве и провалов обороны, потому что это самые эффективные типы владений.

Эффективность лежит в корне всего, чего стремится достигнуть аналитика, но не она одна играет ведущую роль. У эффективности с недавних пор есть менее узнаваемый партнер. «Менее узнаваемый» – это еще мягко сказано про этот феномен. Большинство людей за пределами аналитической индустрии даже и не догадываются о нем.

В феврале 2015 года Чарльз Баркли (член Зала Славы НБА и ведущий студии TNT) заявил, что «аналитика – фигня» (49). Если точнее, то Баркли разразился гневной тирадой: «Аналитика вообще не работает. Эту фигню выдумали какие-то умные, но бесталанные ребята , чтобы пролезть в игру». Вдобавок к этим оскорбительным словам Баркли заметил: «У всех этих ребят, которые руководят клубами и болтают про аналитику, есть одно общее. Никто из них никогда не был игроком, девушки в школе их не замечали, и вот теперь они просто хотят залезть в игру».

Комментарий Баркли мил, но ему не достает доказательств. Он так и не уточнил, почему «аналитика – фигня». Подробностями поделились уже его коллеги в студии, открыв разобщение между «аналитиками» или людьми вроде Баркли и его коллег-экспертов, которые смотрят на баскетбол под другим углом.

Во время студии TNT, в рамках которой и гневался Баркли, Кенни Смит привел пример, который, как он считал, демонстрировал недостаток аналитики. Он рассказал, что когда он попал в НБА, то первые пять лет редко бросал трехочковые. После же перехода в «Хьюстон» он стал бросать «трешки» значительно чаще. Смит заметил, что если посмотреть на его статистику до перехода в «Хьюстон», то сложится впечатление, что он не умеет бросать трехочковые. А затем он «стал игроком, бросающим «трешки», потому что [у него] в центре был верзила, оттягивавший на себя двух соперников», что создавало пространство на периметре для трехочковых. «Верзилой» был великий Хаким Оладжувон. После этих слов Шак добавил, что «именно поэтому аналитика и не работает».

И Смит, и Шак провели в НБА долгие годы. Они знают о баскетболе многое, но этот разговор показывает, что они неправильно понимают баскетбольную аналитику. Количество трехочковых бросков Кенни Смита за отдельный сезон – это всего лишь статистика. Само по себе это не аналитика. Если посмотреть на количество его трехочковых бросков до перехода в «Хьюстон» и заявить, что он игрок, не бросающий «трешки» – это неправильное применение простой статистики.

Смит не видит второй ключевой принцип, поставленный спортивной аналитикой превыше всего – производительность нельзя рассматривать вне контекста. То, как Смит описывает улучшение своей производительности после смены игрового контекста (партнеров и его роли), не является аргументом в пользу того, что аналитика не работает. Это описание уроков, которым учит аналитика.

Если в среде аналитиков всегда понимали, что контекст влияет на производительность, то почему же это представлялось так блекло по сравнению с пышностью эффективности? Ответ в том, что сообществу аналитиков не хватало данных для правильного определения контекста.

На протяжении многих лет НБА говорила о проценте точности бросков до того, как мы узнали сколько из них было беспрепятственными. Вы только подумайте, сколько лет НХЛ использует процент отраженных бросков вратарем, не зная, сколько из этих бросков были нанесены на контратаке… Да, у нас по-прежнему нет этих данных, но в этом как раз и недочет, не так ли?

В футболе, баскетболе и хоккее большая часть контекста приходится на позиционную расстановку игроков. В баскетболе принято считать плохим бросок в прыжке со средней дистанции. В плане эффективности по сравнению с другими вариантами – это так и есть. Но чтобы правильно оценить выбор игрока в пользу броска в прыжке, надо знать контекст. Надо знать, были ли на его пути защитники, перекрывавшие путь к кольцу. Надо бы также знать, что это были за защитники, поскольку некоторых из них обыграть сложнее, чем других. Можно задаться вопросом, был ли у него вариант стянуть на себя защиту, после чего отпасовать на периметр? Проходила ли у него передача на открытого партнера в углу? Если да, то кем был это партнер и мог ли он оттуда попасть в кольцо?

В хоккее Эрик Талски задался похожими вопросами в плане входов в зону. (50) Изначально он отслеживал, входит ли команда в зону через вброс или через раскат и создает ли она после этого голевые моменты. Он обнаружил, что вход в зону через раскат ведет к большему количеству бросков и голов. Получается, что командам стоит входить зону с контролем чаще.

Погодите, неужели здесь все так просто? Нет. Хоккей – сложная игра. Нельзя оценивать выбор игрока в пользу контролируемого входа в зону или через вброс, не понимая контекста, в котором он принял это решение. Встретил ли игрок сопротивление со стороны защитника на синей линии? Что это был за защитник? Была ли возможность для передачи? Накатывал ли по дальнему борту его партнер, готовый выиграть борьбу за шайбу у борта в случае вброса шайбы в зону? Были ли защитники атакующей команды готовы позиционно к предупреждению контратаки в случае, если игрок с шайбой допустит потерю при попытке контролируемого входа в зону?

Мы теперь можем ответить на эти вопросы в баскетболе. Например, мы знаем, что в сезоне-2016/17 Расселл Уэстбрук бросил 325 длинных «двушек», когда перед ним было в среднем по 2,7 защитника. То есть помимо его непосредственного защитника на пути к кольцу было еще почти двое. Иными словами, проход под кольцо был невозможен. Мы также знаем, что открытым на периметре чаще всего оставался Андре Роберсон, чей процент точности на «трешках» из угла был ужасен – 27%. Проще говоря, у Уэстбрука обычно не было хорошего варианта для паса.

В НХЛ на эти вопросы мы пока что не можем ответить, но все небезнадежно. НХЛ уже экспериментировала с системой отслеживания перемещения игроков. Например, эта технология уже тестировалась на Матче звезд 2015.

Что даст командам система отслеживания игроков, когда НХЛ ее все-таки введет? Они, наконец, смогут оценивать контекст через призму позиционной расстановки игроков.

10.1 КПУ-плюс. Конкретизируем детали

Общая черта ошибок, подчеркнутых КПУ, – позиционная игра в обороне. Оценку позиции лучше всего дает система отслеживания перемещения игроков. Эта система позволит автоматизировать сбор КПУ данных за счет алгоритмов. Это значит, что информация КПУ для всех команд будет собираться одним нажатием кнопки.

И это еще не все. Система отслеживания перемещения игроков позволит собирать более сложные данные вокруг модели КПУ. Например, если игрок получает беспрепятственный выход на ворота при провале обороны, насколько далеко от него расположен ближайший защитник?

Насколько этого игрока оставили неприкрытым в зоне опасности? Все команды совершают ошибки. Возможно, что лучшие защитники закрывают бреши быстрее.

С системой отслеживания игроков мы сможем идентифицировать все обстоятельства, которые привели к провалу обороны. Шла ли до этого борьба за шайбу у борта? Где шла борьба и сколько игроков от каждой команды принимали в ней участие? Где в это время располагались остальные игроки на льду? Допустил ли кто-то из них ошибку на ротации?

В определенной степени мы выбрали провалы обороны, потому что их можно легко отследить вручную. При системе отслеживания игроков нам не надо было бы так себя ограничивать. Мы могли бы рассмотреть и другие ситуации, где кто-то из игроков остался неприкрытым.

На модель КПУ приходится 73,4% голов. Если мы добавим другие примеры плохой позиционной игры в обороне, вырастет ли это до 80, 85 или 90%? Что если девять голов из десяти – это следствие ошибки в обороне, которую мы сможем отметить и внести в отчет?

С системой отслеживания игроков мы сможем лучше понять причины, контекст и исполнение контратак. Мы сможем отслеживать то, где происходит потеря шайбы и где при этом находятся остальные игроки, чтобы определить, что, возможно, потеря шайбы в определенном месте чаще ведет к атаке с численным перевесом. Когда соперник завладеет шайбой в своей зоне в результате потери шайбы или броска, мы сможем отследить правильно ли расположены защитники команды, чтобы предупредить возможность длинной передачи, или они позволили закатиться кому-то из соперников себе за спину в средней зоне.

Мы сможем отследить эффективность полевых игроков по поиску и исполнению длинных передач из своей зоны, определив, как часто конкретный игрок оказывается в ситуации, где его партнер уходит в отрыв, и процентный показатель точности передач в таких случаях.

Когда команда убегает в отрыв, мы сможем измерить дистанцию до игроков обороняющейся команды, несущихся назад. Это расстояние может повлиять на то, поторопится ли контратакующая команда с броском и успеет ли она первой на добивание. Вдобавок к этому мы сможем замерить скорость хоккеистов, возвращающихся в оборону, чтобы принять участие в игровом эпизоде.

Мы сможем отследить места нарушений правил. Исходя из положения игрока и шайбы, мы сможем оценить было ли нарушение попыткой предупредить непосредственную угрозу – например, зацеп, чтобы сорвать выход 1-в-0.

Мы сможем замерить, насколько быстро расставляется бригада большинства после входа в зону, а также получим соответствующую статистику по бригаде меньшинства. Эти данные вполне могут пролить свет на то, почему «Вашингтон» так эффективен при игре в большинстве, а «Каролина» так хорошо «убивает» меньшинство.

Модель КПУ – это лишь начальная, а не конечная точка. При введении системы отслеживания перемещений игроков возможности расширения этой модели станут безграничны.

10.2 И многое другое!

Во всех видах спорта система отслеживания перемещения игроков помогает аналитике – а стало быть, и руководителям, и игрокам – тремя способами. Во-первых, она автоматизирует отслеживание событий, которые в данный момент записываются вручную. Например, эта система может идентифицировать все потери шайбы. Как правило, именно это команды исследуют в первую очередь, поскольку это наиболее понятно и несет в себе очевидную выгоду. Здесь тренеру не надо исследовать и понимать новый статистический параметр, а количество человекочасов, требовавшихся на сбор этой информации вручную, сходит на нет.

Во-вторых, система отслеживания перемещения игроков может собрать детали, которые можно было бы отследить вручную, но в списке приоритетов тренера и генерального менеджера они стоят достаточно низко, а потому на них не выделяются человекочасы. Например, эта система может отследить место потери шайбы. Или определить случаи, когда защитник опускается глубоко в зону атаки, и показать процент того, сколько раз он завладевает шайбой.

Эта категория системы отслеживания перемещений игроков идет перед третьим способом, который мы обсудим ниже. Возможно, столь малозаметные события не отслеживались и не квантифицировались в прошлом, но они хорошо известны в хоккее. Хоккейный тренер знает зачем опускаться глубже в зону атаки, и ему хочется, чтобы его защитники были в этом успешны. Интерпретация соотношения удачных и неудачных действий защитников новый, но висящий на нижней ветке фрукт.

Последний способ, которым система отслеживания перемещений игроков помогает аналитике – это сбор информации о времени и пространстве, что трудно с точностью определить, сидя с планшетом или блокнотом на трибуне. Например, система может определить, что прежде чем сделать передачу, которая была перехвачена, игрок контролировал шайбу 1,7 секунды – и за это время ближайший к нему защитник приблизился с трех метров до полуметра. Или же она может сказать нам, что «свалившийся» с синей линии и перехвативший передачу защитник был изначально в 3,3 метра от шайбы, но предугадал действия соперника и выкатился на линию передачи на 1,1 секунды раньше, а затем за 1,4 покрыл нужное расстояние.

Третий способ всегда берут на вооружение последним, потому что его сложнее всего интерпретировать. Что дает тренеру вышеприведенная информация? Ничего, если ему не дать соответствующие сравнения.

Однако подробности такого рода могут оказаться очень важными. Например, исследование всех команд лиги может выявить, что определенные защитники предугадывают действия соперника и перекрывают линии передач, опускаясь вглубь зоны значительно быстрее, чем другие. И данное качество определяет насколько успешны будут защитники в этом аспекте.

Да, можно заметить, что если в конечном итоге нас интересует успешность защитника, то отслеживать надо лишь результат (успешно он опустился вглубь зоны или нет), а не подробности о пространстве и времени в развитии эпизода. Но это было бы недальновидно. Во-первых, возможно, какой-то молодой игрок изменит тренду – он будет показывать скорость, но при этом не генерировать перехваты. После того, как система отслеживания перемещения игроков идентифицирует эту аномалию, тренер может решить, что игроку не хватает базовых навыков, когда он опускается вглубь зоны. Тогда тренер может взяться за исправление этой проблемы. В то же время тренер может и не помочь с развитием игроку, у которого недостатки с предугадыванием действий соперника и ускорением.

Также возможно, что у какого-то игрока есть скорость и ускорение, но он редко опускается вглубь зоны. Это может быть связано с тем, что тренер запретил ему действовать в подобном ключе и, напротив, сказал играть более консервативно с целью предупреждения контратак. Согласно модели КПУ командам стоит консервативно подходить к подключению защитников в атаку, однако не исключает это полностью. По меньшей мере, командам стоит играть агрессивней, когда они уступают в счете в концовке встречи. После того, как система отслеживания перемещения игроков идентифицирует этот навык у игрока, другой тренер может найти способ увеличить его ценность, дав ему свободу в плане пресечения передач при выходе соперника из своей зоны.

Чтобы максимизировать ценность системы отслеживания перемещения игроков, мы должны мыслить в контексте событий. Это непросто, потому что обычно мы подходим к статистике иначе. Тем не менее, именно так мы обычно подходим к хоккею.

При оценке длинных передач, надо отслеживать, сколько времени ушло у защитника, чтобы найти уходящего в отрыв партнера. Надо отслеживать, сколько пространства было у защитника при принятии решения. Надо отслеживать, сколько пространства было у адресата передачи и какое расстояние должна была преодолеть шайба.

При оценке входов в зону и определении того, должен ли был игрок с шайбой войти через контроль, пас или вброс, надо смотреть на расстояние до ближайшего защитника. Надо рассмотреть его варианты для передачи по краям. Надо вычислить, сколько времени у него было для принятия решения.

Критика аналитики обычно принимает форму высказываний в духе Кенни Смита. Люди считают, что в аналитике мало пользы, поскольку она вырвана из контекста.

Это не так. Традиционные статистика из протокола матча тоже вырвана из контекста, но аналитика выросла во многом из-за неприязни к этим цифрам. Кенни Смит считает, что его показатели трехочковых бросков в начале карьеры не отображают должным образом его навык, но так же и по тем же самым причинам считают и аналитики. Аналитика научилась измерять контекст вокруг простой статистики, чтобы цифры можно было правильно интерпретировать. В хоккее, как и в баскетболе, позиция, пространство и время играют важнейшую роль. С этим и была связана бóльшая часть недостающего контекста. Кенни Смит говорит, что аналитике нельзя верить, потому что она вырвана из контекста. Мы же считаем, что аналитику надо использовать, потому что она измеряет контекст.

10.3 Команды, составы и игроки

Во многих профессиональных футбольных лигах команде разрешается сделать лишь три замены за матч. В первом тайме зачастую не делают ни одной. Когда же на поле все-таки выходит кто-то из запасных, это происходит во время остановки игры. Если замена происходит в составе команды, которая ведет в счете, то игрок, конечно же, пойдет к бровке совсем неспешно.

В плане замен хоккей совершенно не похож на футбол. Когда студенческая команда нанимает добровольцев для сбора данных во время матчей, только для учета замен обеих команд требуется целый человек.

В хоккее проще отследить что было сделано, чем кем оно было сделано.

Если бы хоккейная аналитика была небоскребом, исследование игровой стратегии было бы его основанием и опорными балками. Прежде всего хоккейная аналитика должна понимать как играть и побеждать, но равно как строительство небоскреба не ограничивается фундаментом и опорными балками, так и хоккейная аналитика идет дальше нашего анализа КПУ. Следующий шаг – изучение наиболее успешных команд в определенной нами модели КПУ, КПУ-плюс и других наших предложениях после того, как появится система отслеживания перемещения игроков.

Мы изучаем команды, чтобы понять причины их успешности (или наоборот  или же чтоб подготовиться к матчам против них. Мы изучаем команды, чтобы понять их игровую философию и приоритеты – это может пригодиться при переговорах об обмене или попытке предсказать их цели на рынке свободных агентов или драфте.

Анализ лиги и команд предоставляет список действий, которые ведут к успеху и дают ценную информацию о сопернике, однако в конечном счете команда должна работать над собственной стратегией и игроками. Внутри команды аналитика изучает состав и игроков. Возьмите любую статистику (например, контратаки) – и аналитика может определить тройки нападения и пары защитников, которые показывают наибольшую и наименьшую эффективность. Возьмите любое действие (например, провал обороны) – и аналитика идентифицирует игроков, которые совершают позиционные ошибки, в результате которых соперник остается неприкрытым на пятаке.

Строительство небоскреба нельзя считать законченным, пока не сданы верхние этажи – оценка игроков. Однако в хоккее сбор детальной информации по игрокам совсем не прост. Даже если мы ограничимся ключевыми действиями модели КПУ, сбор этой информации по всем игрокам, составам и командам лиги будет сродни возвращению Одиссея домой на Итаку.

10.4 Пример из баскетбола

Если бы Бостон строили бы заново завтра, ни один нормальный человек не стал бы вить по городу улицы с односторонним движением, которые его нынче связывают. Вне контекста вскоре после введения трехочковой линии тренерские стратегии выглядели так же бессмысленно как узкие улочки после изобретения автомобиля. Безусловно, профессиональные тренеры не разрабатывают свои стратегии в одночасье – равно как и игрокам нужно время, чтобы развить свои навыки.

Современные стратегии уходят корнями в прошлое. В этой модели есть смысл, поскольку здесь работает принцип «выживает сильнейший». Лучшие стратегии живут дольше (пусть даже и с небольшими изменениями). Но это не обходится без последствий. Зачастую определенные элементы стратегий остаются на плаву дольше своего срока годности. В идеале тренеры должны впитывать мудрость прошлого и не тащить в свои стратегии превратное отношение к былым успехам в рамках современной игры. Однако в действительности происходит обратное.

Аналитика (как правило) беспристрастно относится к тенденциям прошлого, но порой анализ игры напоминает сцену на выходе из магазина, когда открыли дополнительную кассу. Мы не понимаем, почему тренеры стоят в очереди в десять человек на седьмой кассе, когда на второй нет никого.

Мы уже приводили слова Реда Ауэрбаха о том, что «баскетбол похож на войну в том смысле, что сначала изобретается оружие для наступления, а оборона подтягивается лишь через некоторое время». (51) В НБА последней разработкой в наступательном оружии является трехочковый бросок.

Раз серьезно изменилась атака – стало быть, должна и оборона. Поскольку «трешка» эффективней большинства «двушек», команды начали строить свою атаку таким образом, чтобы генерировать или, по крайней мере, угрожать сопернику трехочковыми бросками. Таким образом, командам приходятся тратить бóльшие ресурсы на оборону трехочковой линии, заграждая при этом путь игрокам, пытающимся прорваться под кольцо, и создавая максимальную помеху на броске. Перемены в обороне должны были быть такими же существенными, как и перемены в атаке.

Как правильно подметил Ауэрбах, перемены в обороне всегда несколько запаздывают в сравнении с атакующими маневрами. НБА сейчас находится на ранних стадиях революции обороны трехочковых, что является контрвыпадом на развитие атаки. Здесь «кассовый феномен» воплощен в жизнь – некоторые команды прогрессивнее других, причем не только на паркете, но и в плане философии руководителей клубов.

Если игрок НБА, окруженный соперниками, хочет выпрыгнуть с места и бросить трехочковый, то обороняющаяся команда практически никак не может ему помешать. К счастью для обороны, ей надо беспокоиться не о таком трехочковом броске. Опасность в себе скорее несут броски сразу после передачи.

Защитники НБА не будут специально оставлять открытым игрока с хорошим броском, чтобы он мог принять передачу и забросить «трешку». Атакующей команде приходится проникать в двухочковую зону, стягивать на себя защитников и заставлять их ротироваться, чтобы создать достаточно свободного пространства на периметре, откуда смогут бросить их партнеры. Чтобы понять, как команды обороняются против трехочковых бросков, надо понимать, как они обороняются против проникновения в двухочковую зону и передач оттуда на периметр.

Лучшая защита от трехочкового броска сразу после передачи – это недопущение самого броска. В теории этого можно добиться двумя способами. Во-первых, игроки могут так близко опекать соперников на периметре, что передачу туда даже не будут пытаться сделать. А если и передача все-таки проходит, то соперник на периметре скорее попытается пройти к кольцу или сделать пас. Второй метод заключается в построении обороны таким образом, чтобы перехватывать мяч путем перекрытия линий передач или же агрессивного сдерживания игрока с мячом до того, как он попытается сделать пас.

Такова теория, но применяют ли эти стратегии на практике, и если да, то насколько они успешны? Вдоль трехочковой линии доступно много пространства, и многие команды теперь выставляют пятерки, где сразу три игрока могут атаковать с периметра. Можно ли постоянно перехватывать мяч и существенно сокращать количество трехочковых бросков после передач?

Да, и для этого нужны оборонительные системы, которые очень серьезно отличаются от тех, что использовались в прошлом.

При прочих равных, чем меньше дистанция до кольца – тем проще бросок. До введения трехочковой линии и даже еще несколько лет спустя лучшие броски (с огромным отрывом) наносились из-под кольца. В результате это пространство охранялось в НБА любой ценой. Команды максимально нагружали область под кольцом (напомним, что тогда еще действовало и правило неправильной опеки). В те времена передача на периметр при попытке пройти под кольцо была в пользу обороны.

Сегодня лучшие оборонительные команды действуют с точностью до наоборот. На игрока, который рвется под кольцо, редко идет дополнительный защитник, в то время как углы площадки закрываются. Все боятся оставить неприкрытым игрока с выдающимся броском (например, Стефа Карри, Кайла Корвера или Джэй-Джэй Редика) где-то за пределами дуги.

Чтобы измерить подключения второго защитника при попытке прохода под кольцо, мы используем две метрики, разработанные и представленные нами в книге «Баскетбольная аналитика. Система отслеживания перемещения игроков». (52) Представьте, что мы сделали стоп-кадр, убрали игроков нападающей команды с паркета и стянули резинкой игроков обороняющейся команды таким образом, что они все они оказались с внутренней стороны. Резинка образует многоугольник. Возможно, что один защитник стоит где-то в середине, не касаясь резинки. Пространство этого многоугольника мы называем CHAD, что показывает насколько примерно растянута оборона и степень ее давления на периметр. (53 – Строго говоря, резинка образует многоугольник. Это выпуклая оболочка, где защитники – точки в двухмерном пространстве. CHAD расшифровывается как Convex Hull Area of the Defense)

Соответственно, область многоугольника, образующегося после стягивания резинкой всех игроков нападения – это CHAO. CHAO измеряет спейсинг нападения. Чем больше игроков находятся в позиции для броска за трехочковой дугой, тем он больше.

Мы взяли все владения НБА сезона-2014/15, начинавшиеся с середины площадки. Мы отметили первое проникновение атакующей команды (переход владения с 4,5 метров на 3 метра). Это мог быть пас в 3-секундную зону, смещение с одной стороны площадки на другую и рывок под кольцо с периметра. Затем мы подсчитали спейсинг команды нападения (СНАО) и растяжку обороны (CHAD). Игроки команд, у которых разница между этими двумя показателями была меньше, реже всего уходили с периметра на подмогу под кольцо. «Чикаго», «Портленд», «Кливленд», «Сан-Антонио» и «Голден Стэйт» уходили с периметра реже всего и были лидерами в модели минимальной помощи – оборонительной стратегии против проникновения, которая напрямую противоречит традиционной защите.

Более того, модель минимальной помощи преуспела в том, для чего ее и создавали. Четыре из вышеперечисленных пяти команд («Чикаго», «Портленд», «Сан-Антонио» и «Голден Стэйт») возглавили список тех, кому удалось сократить количество трехочковых бросков соперников после передач. (54 – Подробности этого исследования доступны в публикации на BasketballAnalyticsBook.com от 23 сентября 2016 года)

Продолжая тему, заметим, что и сокращение количества трехочковых бросков после передач привело к искомой цели. «Чикаго», «Портленд» и «Голден Стэйт» занимали первые три места в лиге по среднему количеству пропускаемых очков за бросок соперника. «Сан-Антонио» расположились на комфортной шестой позиции среди 30 команд НБА.

Модель минимальной помощи сработала, но это не единственная эффективная оборонительная стратегия.

31 января 2015 года. До конца первой четверти матча между «Портлендом» и «Милуоки» остается 4:20. Николя Батюм пасует на Ламаркуса Олдриджа. После проникновения все пять игроков «Бакс» оттягиваются либо в саму краску, либо к ней, что было бы нарушением до того, как НБА заменила правила неправильной опеки на 3-секундную зону. Из-за этого за игровым эпизодом осталось два открытых игрока «Портленда» (включая Дэмиана Лилларда). «Портленд» помог «Милуоки», не поставив никого в углы площадки.

Олдридж разворачивается в сторону краски, но его практически тут же встречает Брэндон Найт, который должен был держать Лилларда. Найт выбивает мяч – и следующая атака будет за «Милуоки».

Найту пришлось оставить Лилларда открытым под передачу на трехочковый бросок, чтобы заставить Олдриджа попасть в ловушку. Такой риск не всегда приведет к перехвату.

Защита «Милуоки», построенная по принципу пчелиного роя, понимала, что допустит больше розыгрышей с передачей под трехочковый бросок, но решила, что перевесит это количеством перехватов и таким образом все равно будет эффективной. Так и получилось. В том сезоне защита «Милуоки» была на третьем месте по эффективности (согласно данным Basketball-Reference.com).

Когда модель минимальной помощи не допускает трехочковый бросок, она, как правило, допускает взамен другой бросок в надежде, что он будет менее эффективным. Оборона, построенная по типу пчелиного роя, не допускает «трешку» через перехват. Если обороне-рою удастся заставлять соперника допускать частые потери, это может компенсировать возросшую эффективность соперника, даже несмотря на увеличение количества «трешек» после передач.

В сезоне-2014/15 «Милуоки», «Атланта» и «Филадельфия» в определенной степени улучшили свою игру в защите путем вариаций обороны-роя. Их успех отразился и на проценте потерь их соперников. Все три команды вынуждали соперника потерять мяч по меньшей мере в 14,9% владений. Они занимали первые три места в лиге по этому показателю.

«Майами» тоже стал применять оборону-рой. Заняв первое место в НБА по проценту потерь соперника в сезоне-2013/14 (15,8%), «Майами» опустились на восьмую строчку в сезоне-2014/15 (14,2%). Неспособность «роя» вынудить соперника совершить достаточное количество потерь приводила к тому, что команда зачастую откатывалась на 21-е место по эффективности обороны.

Как и модель минимальной защиты, оборону-рой можно идентифицировать через систему отслеживания перемещения игроков. Четыре команды, которые проваливались чаще других (то есть у кого было самое большое соотношение CHAO-CHAD), были «Милуоки», «Майами», «Атланта» и «Филадельфия».

В целом, лучшая оборона была у команд, сделавших выбор в пользу модели минимальной помощи, таким образом, сократив количество «трешек» соперника после передач. Команды, применявшую оборону-рой, заставляя соперника терять мяч, тоже были успешны. «Голден Стэйт», «Сан-Антонио» и «Милуоки» составляли тройку ведущих команд по эффективности обороны. «Портленд», «Атланта», «Чикаго» и «Филадельфия» были в топ-13. «Филадельфия» была худшей в этой группе, однако это скорее было связано с тем, что команда была на этапе перестройки через драфт, а потому ей недоставало мастеровитых игроков, нежели с огрехом системы.

Процент совершаемых соперником потерь можно найти в протоколе матча. А вот «трешки» соперника с передач не являются стандартной протокольной метрикой, но эту деталь можно отследить вручную. Обе метрики предоставляют важную информацию о защите, но сама по себе эта статистика дает неполную картину.

Есть хорошая оборона, которая генерирует потери мяча со стороны соперника, но есть и хорошая оборона, которая этого не делает. То же самое можно сказать и про «трешки» соперника с передач.

В начале книги мы говорили уже о том, что оценка игры исключительно по статистике сродни оценке фильма исключительно по прочтению сценария. Ограничиваться исключительно протокольной информацией – это все равно что читать сценарий, откуда вычеркнули часть слов. Система отслеживания перемещения игроков восполняет эти пропуски в тексте. Более того, основательное исследование может вдохнуть жизнь в эти слова. Актеры входят в роль, а статистика начинает отображать игру.

В этом примере баскетбольного исследования были категоризированы оборонительные стили. Затем каждый стиль был сопоставлен с метрикой, по которой его надо было оценивать. Наверное, самым интересным было то, что более половины команды НБА попали в категорию между двух крайностей (обороны-роя и минимальной помощи). Эта группа команд не добилась успеха. Им стоит пересмотреть свою стратегию.

В НХЛ возникают похожие вопросы. Какие команды наиболее агрессивны на форчеке, а какие предпочитают играть через откат и, возможно, консервативную ловушку в средней зоне? Какие команды играют в хаотичном стиле, чтобы оказывать давление в своей зоне на периметр, а кто плотно нагружает зону опасности? И главное какие стратегии работают лучше всего и почему?

Система отслеживания перемещения игроков может автоматизировать сбор данных, который сейчас ведется вручную. Она также сможет отследить менее очевидные события, которым можно было бы вести учет при необходимом человеческом ресурсе, но это, как правило, остается вне поля зрения при сборе данных. Самое важное, что система отслеживания перемещения игроков может идентифицировать позицию, пространство и время действий. Эти данные нельзя собрать никаким иным способом, однако они чрезвычайно необходимы для оценки контекста. Наконец, эта система позволит собрать данные по конкретным игрокам.

НХЛ и, возможно, другие хоккейные лиги вскоре введут систему отслеживания перемещения игроков. Что делать командам, когда это произойдет? КПУ предоставляет базу для хоккейной аналитики в век системы отслеживания перемещения игроков. Возможности аналитики с таким фундаментом безграничны. Система отслеживания перемещения игроков заполнит дыры, оставленные доступной на данный момент статистикой и таким образом вдохнет жизнь в истории из мира аналитики.

Понравилось? Поддержи проект рублем! Наша карта – 4274 3200 3863 2371

Часть 1. Почему Овечкин постоянно проигрывал «Питтсбургу»? Все думали, что просто не везет – на самом деле, есть конкретные ответы (Предисловие, вступление, первая глава)

Часть 2. «Статистика – как фонарь для пьяницы: можно опереться, но не осветить путь». Зачем нужна хоккейная аналитика

Часть 3. «У нас лига бизнесменов. Готовы бросать откуда угодно, лишь бы поднять себе Корси». Статистика, которая говорит об игре лучше, чем счет

Часть 4. Статистика увлечена игроками и противостояниями типа Овечкина с Кросби. Но сначала нужно понять, что ведет к успеху

Часть 5. Что такое «челночный путь» в хоккее и почему надо через него делать передачи? Объясняем на схемках

Часть 6. Почему атаки в меньшинстве опаснее розыгрыша большинства? Наглядные видео, схемы и цифры

Часть 7. Как избежать контратак в хоккее на примерах: в ролях – Нестеров (ошибся) и Овечкин (молодец)

Часть 8. До Кучерова «Тампа» была совсем другой и играла от обороны. Однажды ее соперник просто встал и не шел в атаку

Часть 9. НХЛ быстро меняется: уже нельзя играть в обороне так, как 15 лет назад. Но контратаки по-прежнему очень важны

Часть 10. Провалы в обороне – естественная часть спорта. Но в хоккее они обходятся дороже всего 

Часть 11. Неправильная система в защите может убить репутацию вратаря. Продолжаем изучать провалы и ошибки в хоккее

Часть 12. «Каролина» несколько лет феноменально играла в меньшинстве. Почему?

Часть 13. Игру в большинстве до сих пор оценивают необъективно. Нужны новые критерии: учет ситуации и выхода удаленного, время розыгрыша

Часть 14. Хоккей – игра ошибок, но теперь их можно измерить и вычислить. Система, которая интереснее Corsi

Автобиография Фила Эспозито. «Вид на нудистский пляж? Отлично. Я там прямо в центре и встану». Последняя глава автобиографии Эспозито (и ссылки на все предыдущие)

Автобиография Шона Эйври. Закончил карьеру из-за Тортореллы, женился на супермодели и стал актером. Последняя глава книги Эйври (и ссылки на все предыдущие)

Фото: Gettyimages.ru/Layne Murdoch / Stringer, Christian Petersen, Noah Graham / Stringer, Patrick Smith, Victor Decolongon, Jim McIsaac, Ronald Martinez, Mike Hewitt, Tim Warner / Stringer, Jeff Vinnick / Stringer

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья