Блог Большой ринг

«Слушай, что дядя объясняет!»

Несколько историй из моего нового опыта–забавных и не очень.

Давно еще мои друзья-приятели предлагали мне позаниматься с ними боксом. Но на старой работе не было на это времени. Сейчас время появилось, и собралась небольшая теплая компания взрослых мужчин, бывших боксеров, каратистов, регбистов, программистов и т.п. Для меня возиться с ними–одновременно и хобби, и способ самому поддерживать какую-никакую форму. Правда, хобби обходится в копеечку – приходится арендовать фитнес-клуб.

Но главное, как всегда бывает при работе с людьми, встречаются удивительные персонажи – и смех и горе.

Все ребята взрослые – младшему 29, старшему 50. Самый старший, Сергей – он же самый легкий. И он же самый быстрый, самый жесткий, самый ловкий и самый выносливый. За три месяца лупить стал так, что 80-килограммовый мешок подпрыгивает от апперкотов вверх на полметра. Хочет драться. Недодрался в свое время , поскольку не боксом, а карате занимался. А кто его пустит драться, в таком-то возрасте? Человеческая драма.

Хочет драться. Недодрался в свое время , поскольку не боксом, а карате занимался

Этот же Сергей – главный активист по привлечению новых кадров в нашу компанию. Есть у него мифический приятель-сосед, который тоже все рвется в зал , но уже три месяца никак не соберется. Сегодня Сергей радостно сообщил: «Все, на следующую тренровку точно придет! В пятницу обещал выйти из запоя!».

Интересно, подумал я, он прямо с капельницей явится?

Забавно, что окрестные жители узнали про группу бокса и стали приходить записываться. Одни раз позвонила дама и спросила, берем ли мы женщин. Она хочет сбросить вес, чему бокс, как она слышала, очень способствует. Я был в замешательстве, но потом решил, почему бы и не разбавить наш грубый коллектив нежными созданиями – не побъют же они нас?

А недавно пришел 30-летний папа с 6-летним сыном. Шесть лет – рано для бокса, но это же фитнес, а не ДЮСШ. Ладно, поставил папу с сыном в стойку, показываю, как переносить вес тела с ноги на ногу. Папа старается, а сын балуется и веселится. Папа на него прикрикнул строго: «Слушай, что дядя объясняет!». Я говорю: «Да вы не волнуйтесь, они лет до 14-ти все равно слов не понимают. Уже турниры выигрывают, а все равно не понимают, как это у них получается». В общем, поиграл с малышом в салочки-пятнашки, дал ему побить кулаком по ладони – парень был счастлив. Я говорю отцу: «Вы на него не давите, пусть бегает, кувыркается, лазает по деревьям, колотит по мешку, а про технику пока не парьтесь». А папа серьезно так говорит: «Да? А я думал, чем раньше начнем–тем скорее сделаем из него чемпиона». А парнишка-то ведь еще и не знает, что его ждет в жизни.

«Все, на следующую тренировку точно придет! В пятницу обещал выйти из запоя!»

Пришел как-то мой бывший коллега с прежней работы, Костя. Он из таких ребят, по которым сразу видно, что тяжелее ноутбука ничего в жизни не поднимали. Подробно объяснил ему что надо делать, как двигаться, как кулак ставить. Даже дал по лапе побить, чтоб скучно не было. Результат, конечно, был ерундовый. И тут он мне говорит: «Ты мне сам покажи, как это делается». Показал. Тогда он как врежет слева по лапе – у меня чуть рука не отсохла, прямо Джо Фрезер какой-то. Так этот с виду хиловатый парень неожиданно стал одним из главных «панчеров» в группе. Свой успех Костик объяснил так: «Я на словах ничего не понимаю, зато зрительно могу сразу запомнить и повторить». Прямо как тот малыш.

А сегодня была уже история совсем не смешная. На прошлой тренировке пришел приятный, спокойный невысокий парень, сказал: драться в спаррингах не могу, но хочу удар поставить. Парень оказался очень способный, координированный. Только периодически возвращался к одной и той же теме – как бы удар поставить. Я говорю, это, мол, самое простое в боксе. А он опять про свое: «А может ли легковес вырубить тяжеловеса?». Я говорю: «Легко! Если поймает его пьяным да связанным». Так, с шуточками, позанимались. А после тренировки чувствую – что-то мне не нравится. Потом понял: я все никак оторваться не мог от небольшой вмятины у него повыше виска.

«А может ли легковес вырубить тяжеловеса?». Я говорю: «Легко! Если поймает его пьяным, да связанным»

И вот сегодня он приходит вновь и я его отвожу в сторону. Спрашиваю: «Травма была?». Он сознался: была. Спрашиваю: «Трепанация была?». Сознался: была. Оказалось, у него была открытая черепно-мозговая. Подробностей не говорит – «несчастный случай».

Я, чтобы не обижать его, говорю: «Вот что, принеси-ка мне справку от невропатолога, они вроде головой заведуют. Не исключено, что тебе даже трусцой бегать нельзя. Ударишь неловко по мешку, пойдет отдача в голову – если что с тобой случится, меня посадят». Сам-то я подозреваю, что вряд ли ему кто-то справку даст.

Очень ему это не понравилось, расстроился сильно. Возможно, что ему это уже не впервые говорили. Ушел он, а я потом подумал: а вдруг он справку эту купит где-нибудь? И что я ему тогда скажу?

И еще интересно: что же это за «тяжеловес» такой, для которого он удар отрабатывает?

 

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.