Блог Вспомнить всё

«Пока я здесь – «Крылья» не вылетят!» Большое интервью с Денисом Ковбой

- Денис, привет! Начнем с поздравлений! Ты вошел в тренерский штаб Сергея Ясинского из «Витебска». Поздравляю! Каким образом это получилось? Сыграло ли роль то, что ты являешься известным воспитанником витебского футбола, так как начинал свою футбольную карьеру в витебском «Локомотиве»?

- Привет, Александр! Большое спасибо за поздравления! Ну, во-первых, мои родители живут в Витебске и я, когда приезжал к ним в прошлом году, ходил на несколько матчей. Во-вторых, посещал тренировки, так как много знакомых и друзей в команде. Плюс, Ясинский Сергей Михайлович знает хорошо и меня, и моего отца. У него освободилось место помощника тренера после того, как предыдущий тренер-помощник уехал в «Тосно» на повышение. Сергей Михайлович искал замену на место того, кто ему дальше будет помогать в работе. Одной из кандидатур был я. Мы встречались с ним, обговаривали вопрос моего желания, которое у меня естественно было. Так как кандидатур было несколько, то Ясинский должен был обсудить все моменты с директором клуба. Естественно, у всех были опасения и сомнения брать или не брать меня в клуб. Но в итоге я оказался в клубе и рад этому!

- Тяжело ли было оставлять Самару, свой второй родной город, и переезжать в Витебск?

- Конечно, решение покидать город, ставший для меня уже родным, далось мне непросто. Но сидеть в Самаре и ждать у моря погоды – это тоже не дело. В прошлом году я долго учился на категорию «B». Ты же понимаешь, что никто не ждёт бывших футболистов с распростертыми объятиями после окончания футбольной карьеры. Особенно, если мы говорим про Самару. Футболисты, которые отдали «Крыльям» столько времени, сил и здоровья, не нужны руководству клуба. Практически никто из воспитанников не работает в клубе. Такое творится уже несколько лет. И не видно никакого просвета в этом направлении. Если же говорить о моем нынешнем посте помощника главного тренера в «Витебске», то мне очень повезло. Можно сказать, что это стажировка в бою. Спасибо удачному стечению обстоятельств. Да, конечно не просто, когда твои друзья, семья, дети в Самаре, но это, опять-таки, не проблема: 21-й век, летают самолеты (смеется).

- Какая у тебя сейчас лицензия и планируешь ли получать лицензию категории «PRO»?

- Пока у меня лицензия категории «B», что дает мне возможность работать помощником главного тренера. В России, к примеру, я бы не смог работать помощником главного тренера с категорией «B». Далее я планирую посещать курсы по получению лицензии категории «A». Курсы в Белоруссии по стоимости чуть дешевле, чем в России. Ну а потом посмотрим, как пойдет.

- Какие задачи будут стоять у «Витебска» в наступающем сезоне?

- Так как я познакомился с клубом только 15 января 2018 года, то об этом мне говорить ещё рано. Пока только знакомлюсь с командой. Хорошо знаком только с главным тренером, как уже говорил, и с тренером по физподготовке, который работал ещё в штабе Леонида Кучука. Уже успел посмотреть игры команды. «Витебск» играет в атакующий футбол и с позиции силы. В чемпионате Белоруссии есть клубы-олигархи такие, как «БАТЭ», солигорский «Шахтер». Будем стараться с ними бороться и преподносить сенсации. Хочется попортить крови фаворитам (смеется). В городе много чего делается для развития футбола.

- В одном из своих интервью ты говорил о том, что не удивишься тому, если в каких-то командах в Белоруссии футболисты сами стирают форму. Что можешь сказать об этом сейчас, находясь в Белоруссии?

(смеется) Да, здесь сейчас стирают форму сами! Это мне повезло, что я живу рядом со стадионом и могу взять форму с собой, чтобы постирать дома. Кто, к примеру, не живет в Витебске или молодые ребята на просмотре берут форму, закидывают стиральный порошок в машинку и вперед! Машинка стоит в раздевалке. Подождали пока постирается и развесили. Тут нет персонала, который делал бы это за тебя. Некоторые клубы чемпионата Белоруссии в одной форме несколько сезонов играют. Это совсем не говорит ни о чем плохом, просто все клубы живут по средствам. Никто не шикует, но в то же время в чемпионате достаточно высокий уровень игры. Команды и игроки бьются за результат. Не всем дано играть в «Барселоне» или в «Реале». Поэтому игроки живут в своем Мире, мечтая об успехах…

- …хотя бы тех, которых добился Александр Глеб на международной арене?

-  Хотя бы?! Это максимум! (смеется). Карьера была у него великолепной. Мальчишки из Белоруссии могут только мечтать повторить его путь в футболе. Я даже не могу сейчас назвать российского футболиста, у которого был такой же успех на международной арене. Поиграть за «Арсенал», когда клуб был в топе, потом перейти в «Барселону». Это уровень! По запасу таланта он мог бы ещё большего добиться. Я его ещё знаю по молодежке. Играли в месте. Он был тогда на пару лет младше всех остальных.

- В «Крыльях» ты успел поработать с такими мэтрами российского тренерского цеха, как Гаджиев, Тарханов и Слуцкий. Расскажи немного о каждом. Кто тебя раскрыл больше всего, как игрока, и от кого ты хотел бы перенять какие-то черты, как тренер?

- Естественно, что у каждого тренера, которого я встречал, были и свои плюсы, и свои минусы. Идеальным тренер быть не может. Уже будучи игроком я подмечал и записывал какие-то тренерские моменты, интересные мысли. Когда ты становишься главным тренером или помощником главного тренера, то сразу чувствуешь много нюансов, которых не видел, когда играл на поле. Не хочется никого обижать и выделять из тренеров, потому что каждый привнес что-то свое. Если про кого-то, всё-таки, и говорить что-то большее, то, в первую очередь, это конечно про Александра Федоровича Тарханова, которому я обязан тем, что он сделал из меня того игрока, который успешно выступал за «Крылья». При Тарханове я стал зрелым футболистом. И очень большую роль в этом сыграло то, что Александр Федорович возился со мной, как с маленьким ребенком. Он видел мои старания и доверял. Его доверие очень сильно сказалось и помогло мне развиваться. Для футболиста очень важно чувствовать доверие тренера, особенно в начале карьеры!

- Что ты можешь сказать про знаменитые нагрузки Валерия Васильевича Лобановского? Тебе довелось с ним поработать и пройти сложные зимние сборы.

- Да, я прошел зимние сборы с киевским «Динамо». Мне было тогда девятнадцать лет, наслушался баек про то, что все умирают на его тренировках и очень переживал, боялся. Но на деле оказалось, что никто не умирает. Конечно, зимние сборы были сложные, но терпимые. Ничего сверхъестественного я не заметил. Никто своим футболистом вредить не будет, а, тем более такой тренер, как Лобановский. Основная тренировочная база закладывается у футболистов зимой, поэтому терпи, если хочешь быть профессионалом. Могу сказать только то, что всё в киевском «Динамо» было на высочайшем уровне. Когда я попал на базу клуба, то это был просто космос! Да, сейчас у многих команд современные базы, но тогда киевляне были одними из первых, у кого появилась инфраструктура такого высокого качества.

- Почему не получилось закрепиться в киевском «Динамо» по итогам зимних сборов?

- Закончились сборы, и я начал общаться с тренерским штабом «Динамо-2». Они вели тренировки, а Лобановский просто наблюдал. У меня тогда был ещё действующий контракт с кировоградской «Звездой». Мне было озвучено, что со мной могут подписать контракт, но при этом сказали всё, как есть: на Украине две команды, которые подписывают всех сильных игроков – это донецкий «Шахтер» и киевское «Динамо». И не было никакой гарантии, что я буду проходить в основной состав, где была тогда просто сумасшедшая конкуренция и очень сильные игроки: Шевченко, Ребров, Деметрадзе, Каладзе, Хацкевич, Белькевич и другие. В те времена, на мой взгляд, у киевского «Динамо» был лучший состав за все времена. В итоге мы остановились на том, что я ещё полгодика поиграю за «Звезду», а потом они вернутся ко мне. Я тоже не хотел рисковать, так как очень много тех игроков, которые подписывали контракт с киевским «Динамо», не закреплялись в составе, ходили по арендам и потом вообще пропадали. Так я ещё полгода отыграл в Кировограде. Потом на меня и на руководство клуба вышел Герман Владимирович Ткаченко, и я поехал на просмотр в Самару, про которую до этого момента ни разу не слышал (смеется). Я заключил контракт с «Крыльями» и больше вопрос о киевском «Динамо» не поднимался.

- Расскажи про детали перехода в самарские «Крылья».

- Получилось так, что Герман Ткаченко, будущий президент «Крыльев», вышел на тренера «Звезды». Тренер сказал, что есть молодой парень, на которого можно посмотреть. Герман встретился со мной и предложил мне поехать в Самару прямым рейсом Киев – Самара. Тренировался с «Крыльями», поиграл в Тольятти с местным клубом товарищеский матч. Долго сидел без определенности. В какой-то из дней просто сказал, что устал сидеть в ожидании в Самаре и беру билет обратно. Реакции никакой не последовало, взял билет и улетел. Будь, что будет. Конечно, хотелось остаться, но тогда уже на Украине я был далеко не последним игроком, и рассматривал варианты. Потом опять «Крылья» вышли на меня и предложили уже контракт. Переходом занимались Герман Ткаченко и Александр Федосеев. Так я и оказался в самарском клубе.

- Давай вернемся на пять лет назад, когда после завершения карьеры футболиста в подмосковных «Химках», ты был назначен тренером-селекционером в самарские «Крылья Советов». Как это произошло?

- Зураб Циклаури работал с детским футболом и академией. Мы с ним пообщались, и я начал работать в центре подготовки «Крыльев». Плюс, мне нужно было найти себя после окончания карьеры футболиста. Без футбола я не представлял жизни. С чего-то нужно было начинать. Конечно, хотелось передавать опыт, попасть в тренерский штаб «Крыльев». Но на тот момент было только предложение поработать с детишками. Собственно, почему нет? Такой опыт тоже нужен и совсем не помешает. Пройти все ступени и понимать, как устроен большой клуб, очень важно. Проработал я с детьми года три. Успел потренировать самостоятельно ребят 99-ого года рождения. Я очень ценю полученный опыт работы с детьми. Было, конечно, много веселых нюансов в работе. К примеру, для детей и справки в школу писать нужно было об освобождении, и медосмотры организовывать (смеется). Всё лежит на тебе. Дети на тебя смотрят, верят, что научишь их всему. Пока я работал с детьми – в клуб пришел новый главный тренер - Франк Веркаутерен, который вывел команду в Премьер-лигу. Тренерскому штабу нужен был русскоязычный помощник. Стас Жилкин предложил написать резюме Франку. Так как Веркаутерен был далек от всех подковерных самарских игр, то его целью было просто найти квалифицированного русскоязычного специалиста, который ему помогал бы. Написали Франку вместе со Стасом резюме на английском языке. Позже Франк согласился со мной поговорить с глазу на глаз и взял меня к себе в тренерский штаб. Это был ещё один большой и важный для меня опыт. За эту возможность я очень благодарен Франку!

- Почему ты не остался в тренерском штабе «Крыльев» после ухода из клуба Франка Веркаутерена?

-  Русскоговорящими в тренерском штабе Веркаутерена были только я и тренер вратарей. Остальные все были бельгийцы и голландцы. Я был заявлен администратором, находился на скамейке с командой. Полноценно, как тренера, меня не могли заявить, потому что у меня не было лицензии категории “A”. Это был первый серьезный тренерский опыт. Тренерский штаб у нас был один на два состава: главный и молодежный. Я находился в основном с дублем. На сайте «Крыльев» даже есть несколько интервью со мной…или было (смеется). Сейчас же руководство «Крыльев» удаляют и стирают всё подряд. Точнее то, что считают неугодными материалами. Хотел бы сказать, что любимым «Крыльям» вредить никто не хочет. Если бывшие футболисты что-то и говорят, то это почти всегда адекватные мнения. Игроки, которые были причастны к клубу, хотят, чтобы было лучше, и клуб двигался вверх, а не вниз, как сейчас. Когда я был помощником Франка Веркаутерена в «Крыльях», то у меня состоялся разговор с Игорем Поворовым, в котором он мне сказал примерно следующее: «Когда Франк уйдет из команды, то вслед за ним уйдешь, и ты». В клубе меня не хотели видеть, но Франк настоял на моей кандидатуре.

- Получается, что в «Крыльях» ты был и селекционером для академии, и помощником главного тренера?

- Не совсем. Сначала был селекционером и тренировал детей, а потом меня поставили помощником главного тренера. По правде говоря, какой селекционер в «Крыльях» для детишек? Все старались поехать в «Спартак», в «ЦСКА», в «Зенит». Если был хороший парень, то его очень сложно было уговорить поехать в «Крылья». Было даже такое, что проще уговорить перспективного парня уехать в академию в махачкалинский «Анжи» или в Грозный, к примеру, чем в «Крылья», потому что даже там академии были лучше. Сейчас, конечно, в Самаре всё развивается, но потихонечку.

- Сам в юношеском футболе ты себя не особо проявлял, но благодаря безумному желанию стать профессиональным футболистом, добился успеха. Когда ты был тренером, то видел такое же желание у самарских молодых ребят?

- Конечно! Были ребята очень способные. Даже если сравнивать со мной в юношеском возрасте, к примеру, то они были на уровень выше и с сумасшедшими игровыми данными. Все проблемы обычно возникают после заключения первого контракта. В какой-то год у «Крыльев» не было дублирующего состава, и мы старались собрать вторую команду из местных воспитанников, из академии. Набрали команду. Дали им зарплату по сто долларов и футбольную форму «Крыльев». После этого они себя сразу возомнили звездами. А чего они добились? Кормили их на базе, жили на базе. Смогли себе купить пару шоколадок и уже звезды! Некоторые начали снижать требования к себе. К сожалению, очень много перспективных ребят пропадают в возрасте от 19 до 20 лет.

- Раз уж мы заговорили о руководстве «Крыльев», то давай поговорим о недавнем интервью с Нериусом Барасой, в котором на один из моих вопросов о «Крыльях», Нериус высказал свое мнение о руководстве и ситуации в клубе. Оно стало очень резонансным в Самаре и вызвало много споров и дискуссий, которые продолжаются и по сей день. Поговаривают, что интервью прочитал даже губернатор города. Можешь дать свою оценку происходящему в «Крыльях Советов»?

-  Да, в различных источниках читал выдержки из этого интервью. Я знаю Нериуса много лет. Мы попали в команду почти в одно время. Он был очень прямолинейным и неуступчивым как на поле, так и в жизни. Бился до последнего за команду и за результат. И этот человек никогда не скажет ничего такого, чего на самом деле нет. Если он что-то говорит, то на сто процентов знает об этом. И он имеет полное право на высказывание своего мнения. От себя добавлю, что, когда в руководстве клуба стоят не футбольные люди, то ни к чему хорошему это не приведет. Ещё раз подчеркну, что я говорю про руководство, а не про тренерский штаб, докторов, работников стадиона и так далее. Развитие клуба по большей части зависит от «верхушки». Я считаю, что в «верхушке» сейчас находятся люди, которых мало волнует судьба «Крыльев». Они решают какие-то свои вопросы и самоутверждаются на этом фоне. Мне, конечно, не нравятся все эти разговоры, шумиха, которая поднялась. Но это должно было когда-то случиться. Высказываются люди, которым не всё равно. Раньше «Крылья» делали шоу, ходили толпы на стадионы. Спроси у любого самарского болельщика согласился бы ли он сейчас пережить 2004 год и болельщик, не задумываясь, ответит утвердительно. Даже тот болельщик, который тогда говорил плохо про Германа Ткаченко, был бы сейчас руками и ногами за то, чтобы всё вернуть. На стадионы ходили по тридцать пять тысяч зрителей. Неизвестно, когда ещё «Крылья» добьются таких успехов, которые были у команды. Сейчас непонятно кто и за что отвечает в клубе. Когда всё плохо – все валят друг на друга, а, когда хорошо, то все тянут одеяло успеха на себя. Как-то так…

- За клубом продолжаешь следить?

- Да, конечно! Я очень хорошо знаю тренерский штаб клуба. С Андреем Тихоновым мы играли вместе, хорошо знаю тренера вратарей. Когда видимся – очень плотно общаемся. Я желаю команде добиться успехов! Очень много людей знаю в клубе! Желаю команде держаться, пережить трудные времена! Главное - побольше сил и терпения!

- Ты отдал «Крыльям» лучшие годы своей футбольной карьеры, провел за самарский клуб более двухсот пятидесяти матчей, занимаешь второе место в истории клуба по сыгранным матчам после Антона Бобра, но так и не был капитаном команды. Почему так получилось и насколько важно для тебя было звание капитана?

- Ну и вопрос…Ты уверен, что я не выводил команду в качестве капитана? (смеется). Знаешь, у меня ещё и позиция такая…незаметная рабочая лошадка. Я не забивал, не совершал грандиозные вратарские спасения, никогда не был зрелищным футболистом. Может, я ещё и никогда не был душой компании. Всегда в команде оказывался кто-то более достойный капитанской повязки. Достаточно спокойно всегда к этому относился. Как есть, так есть. Обиды никакой нет. Это всё мелочи, на самом деле. Важнее для меня – результат команды, а не какие-то личные амбиции. Никогда не выпячивал свое «Я», всегда на первом плане была команда!

- Андрея Тихонова провожали из «Крыльев» отдельным матчем в его честь. Ты и Антон Бобер – две легенды самарского клуба по количеству проведенных матчей. Почему, провожая тебя из «Крыльев», всё закончилось только на красивом баннере болельщиков со словами: «Спасибо за всё?» С руководством не было диалога о прощальном матче?

- Слушай, в «Крыльях» это никогда не было принято. Я даже не помню, если честно, что для Тихонова организовывали прощальный матч. Вообще, когда начался бардак в «Крыльях», то сразу перестали ценить своих. Любому игроку из «бронзовой» плеяды футболистов, которые добились успехов для клуба, можно было организовать прощальный матч. Это же всё идёт напрямую от руководства. К слову, я не знаю, что я такого сделал «Крыльям», но про меня даже на сайте клуба никто не вспоминает и не поздравляет с днем рождения. Кому я перебежал дорогу – непонятно. Это, конечно, смешно и глупо, но все же, как факт. Но есть люди, которые меня поздравляют отдельно от клуба (смеется). К примеру, ветеран «Крыльев» - Валерьян Панфилов регулярно звонит с пожеланиями. Мы все также стараемся не забывать наших любимых ветеранов. Связь поколений очень важна!

- Тебя часто называли «ковбоем» ребята по команде?

- Да, бывало такое, но не особо часто (смеется). Я даже сейчас и не вспомню кто придумал это прозвище. Так меня называли только близкие и друзья. Помню, что в начале 2000-х годов журнале «Крылья» меня поместили в этом образе. Было весело! Клуб ещё и таким образом подогревал интерес к футболу. Тогда Виктор Борисович Развеев очень много делал для развития клуба. «Крылья» для него – это любовь на всю жизнь! И таких людей в Самаре очень много. Многие люди просто не высказывают свое мнение либо потому, что боятся потерять работу в клубе, либо просто из-за каких-то санкций, которые к ним будут применены. Такого быть не должно!

- Тебе было тридцать лет, когда у тебя закончился контракт с «Крыльями». Почему руководство не предложило новый контракт? Ты был символом самарского клуба.

- Да, наверное, на тот момент я был самым опытным. Тогда пришел новый спонсор – «Ростехнологии». У клуба были грандиозные планы по развитию и покупке новых игроков, плюс, тренировал клуб Слуцкий, который рассчитывал на других игроков. Пришли Ярошик, Аджинджал, Коллер, Таранов, Олег Иванов. Сильный был состав. Потом начались перебои с финансированием, мы заняли место в середине турнирной таблицы и хорошей команды очень быстро не стало. Обиды от того, что я стал не нужен клубу – нет. Мне удалось поиграть в пражской «Спарте», почувствовать, что значит «легионерский хлеб». Поиграл с Куцкой, Бергером, Ржепкой. Это был большой опыт! Тренировал нас Йозеф Хованец, помогал ему Мартин Гашек – брат знаменитого чешского вратаря. И, конечно же, огромное спасибо Герману Ткаченко, который помог мне попасть в пражскую «Спарту».

- Каким образом ты оказался в пражской «Спарте»?

- Там получилась такая ситуация, что два игрока пражского клуба: Юрай Куцка и Иржи Кладрубски получили травму крестообразных связок. Оба выбыли на полгода. Клубу нужен был опорник. Герман рассказал мне о том, что есть такой вариант и я поехал в Прагу. В Праге подписали контракт, и я практически сразу влился в коллектив. Но для моих тридцати лет был очень напряженный график игр. Пылинки с легионеров никто не сдувал, потому что ты приехал отбирать хлеб у местных воспитанников. Поэтому каждый матч нужно было выкладываться. Это был бесценный опыт и новые знакомства. Отыграл за «Спарту» полгода, потом восстановились Куцка с Кладрубски и меня посадили на скамейку. Стало совсем грустно, потому что мало того, что ты не играешь, так ещё и живешь в чужой для себя стране. Я отработал контракт и уехал обратно в Самару.

- В 2007 году тебя перестали вызывать в сборную Белоруссии. Это совпало с тем моментом, когда в сборную пришел Бернд Штанге. Совпадение?

- Всё верно, это случилось в тот момент, когда сборную возглавил Штанге. Он начал вызывать меня в сборную на отборочные игры и не ставить в основной состав. Когда это случилось первый раз – ладно. Второй – ну хорошо. Но когда это снова и снова повторялось, и я приезжал из Москвы каждый раз в сборную, чтобы просто посидеть на скамейке, то моему терпению пришел конец. Я поговорил с Берндом, что не хочу просто, как мальчик, ездить смотреть футбол в сборной. Плюс, он рассчитывал на других исполнителей. А у нас тогда была отличная команда! Так и завершилась моя карьера в сборной. Никаких обид не было. В первую очередь, причину каких-то неудач нужно искать в себе. Получилось так, как получилось.

- Понятно, что любая награда, завоеванная на футбольном поле, ценна для тебя. Но какая из наград для тебя ценнее: полученная за бронзовый сезон в самарских «Крыльях» или за золотой - в пражской «Спарте»?

- Ну здесь ответ очевиден, это бронза в «Крыльях». Повторюсь, что у нас была очень классная команда. Уверен, что мы могли бы занять место и повыше, но не хватило просто опыта в конце чемпионата. Сравнивать бронзовую медаль в «Крыльях» и чемпионскую медаль в пражской «Спарте» - просто некорректно (смеется).

- После второго прихода в «Крылья» в качестве игрока ты по большей части играл в молодежной команде. Это было нормально для тебя?

- Каждый футболист хочет играть. Я чувствовал в себе силы. Но не всё всегда зависит от тебя. Во второй мой приход в «Крылья» Тарханов уже видел молодых игроков в составе, он начал доверять другим. Может, я недостаточно соответствовал его представлению качественного футболиста на тот момент. Я выходил играть в основе только тогда, когда кто-то пропускал игру. В этот период выступления за «Крылья» мне запомнилась игра с «Аланией» на выезде, когда Джорджевич, по-моему, из-за перебора желтых карточек пропускал матч, и я вышел на месте центрального защитника с Ваней Тарановым. Это была одна из решающих игр, так как, проиграв её, мы могли вылететь уже тогда. В итоге команда выиграла игру со счетом 2-3, ведя по ходу матча 0-3. У нас был сплоченный и боевой коллектив, мы были заряжены единой мыслью и целью – остаться в Премьер-лиге. Я помню, что в клубном автобусе сидел в конце и очень громко кричал: «Пока я здесь – «Крылья» не вылетят!» Чувствовал себя талисманом команды и был на нереальном подъеме. Меня в этот момент просто переполняли эмоции! Один из самых запоминающихся моментов в карьере!

- Ты ушел из молодежки только из-за Кобелева? Или были другие причины?

- В дубле был тренером тогда Бабанов Александр, известный в Самаре ветеран. Я был на поле проводником его мысли, правой рукой. Он давал установки, а я уже на поле руководил ребятами и подсказывал. Я никогда не пихал молодым, тренировались мы на ровне. Кобелев был главным тренером «Крыльев» в этот момент. Он был против опытных игроков в дубле, но Бабанов просил меня оставить, сказав, что вместе с ним будем растить и тренировать молодежь. На банкете, по окончании сезона, он мне сказал примерно следующее: «Если хочешь заканчивать с футболом, то я тебе помогу остаться в клубе. Если хочешь играть дальше в дубле, то ищи другую команду». А мне просто хотелось доказать, что меня ещё рано списывать со счетов. Я покинул клуб.

- После ухода из «Крыльев» во второй раз…

- …а мы книгу будем писать с тобой? (смеется). Время, позднее и я, в принципе, могу уже не ложиться даже (смеется). Шучу! Продолжай!

наступило вообще непонятное время в твоей карьере игрока: год промотался по командам – играл в украинской «Александрии», подмосковных «Химках». Был вдали от дома и семьи. Получал ли ты от этого удовольствие и что заставило пойти на такой шаг?

- Получилось так, что в начале карьеры мне очень везло, мне доверяли тренеры, как уже говорил. А в конце карьеры у меня сложилось всё наоборот. Не складывалось то с одним тренером, то с другим. Попал на Украине к Леониду Буряку в «Александрии». Мы вылетели в Первую лигу и оставаться дальше в клубе уже не было смысла. Зато удалось поиграть на «Донбасс-Арене». Страна готовилась к Чемпионату Европы. Была просто великолепная атмосфера! Оставалось ещё полгода контракта, но я ушел по обоюдному согласию с клубом. Потом уехал в Самару, искал клуб и появился вариант с «Химками». Очень тяжело, будучи игроком, принимать решение о завершении игровой карьеры. Тренером в подмосковных «Химках» был Омари Тетрадзе. Потом пришел Валерий Петраков. В команде собралась банда опытных ребят, чтобы спасти клуб от вылета. Но в клубе был бардак и с финансированием, и, соответственно, с игрой. «Химки» в итоге вылетели. После этого я просто сел и принял решение не мучать ни себя, ни остальных людей (смеется). И завершил карьеру.

- Денис, что скажешь самарским болельщикам в конце большого и интересного интервью?

- Передаю огромный привет всем самарским болельщикам, которых очень люблю и не забываю! Они навсегда останутся в моем сердце! Хотелось бы пожелать болельщикам терпения и дождаться того времени, когда любимые «Крылья» снова будут принимать на забитом стадионе в Самаре лучшие российские и европейские клубы! Ведь поддерживать клуб, за который ты болеешь, нужно не только в хорошие времена, но и в плохие, когда клуб действительно нуждается в поддержке каждого болельщика.

- Денис, спасибо тебе огромное за интервью!

- И тебе! Очень приятно было пообщаться! Остаемся на связи!

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья