Блог Заводной апельсин

Железный конь

В субботу новая звезда ЦСКА Кейсуке Хонда впервые увидит Сибирь. Блог «Заводной апельсин» выкладывает текст о японском футболисте, опубликованный в журнале PROспорт месяц назад, сразу после сенсационной победы над «Севильей». Хонда – о суши, друзьях и футболе, которые он встретил в ЦСКА.

ХОНДУ ЛЮБЯТ все. И пухлый охранник автостоянки, увлеченно снимающий японца на мобильный телефон. И суетливый парень, проходящий мимо с набитым доверху целлофановым пакетом и бросающий прямо на ходу: «О! Great football!» И портье гостиницы, в которой живет Хонда: «You are a national hero now!»

Японскому футболисту надо было провести за ЦСКА всего четыре игры, чтобы даже из замороженного трафика Тверской улицы слышать в свой адрес теплое, одобрительное бибиканье. В своей первой игре Хонда отдал пару дивных передач на ворота «Севильи», во второй засандалил удивительным ударом со штрафного по воротам «Рубина», в третьем забил победный гол на 90-й минуте, в четвертом подкинул ЦСКА в четвертьфинал Лиги чемпионов.

Еще два месяца назад Хонда сочинял голы для «ВВВ-Венло» — игрушечной команды, только в этом году вернувшейся в высший дивизион чемпионата Голландии. Клуб, проводящий свои домашние матчи на семитысячном стадионе, уже готовит памятную табличку с фамилией Хонды: трансфер японца в ЦСКА наверняка останется рекордным в его истории. В 2008 году «Венло» взял Хонду бесплатно, а спустя два года продал в Россию за 6 млн евро.

Портье московской гостиницы, в которой живет Хонда, говорит: «You are a national hero now»

23-летний японец стесняется новых русских друзей с фотоаппаратами, вспышкой, светом и диктофоном. Легкую растерянность он объяснит позже: «Когда-нибудь я хочу жить на острове. Только я и моя семья. Я не люблю, когда вокруг много людей. После матчей я стараюсь тихонько выйти со стадиона и отдыхать». Но сейчас Хонда вспоминает о Голландии, растекается в улыбке и радостно тарахтит на анг­лийском:

— Голландия — это страна атакующего, красивого футбола. А мой любимый футбол именно такой. Поэтому мне там очень нравилось.

— У вас есть лучший матч в Голландии?

— Первый матч этого сезона, в котором играла моя команда, — Кейсуке произносит ее название на голландский манер: «Ве-ве-ве». — Мы сыг­рали против ПСВ — 3:3. Это была потрясающая игра. Перед матчем все говорили, что «ВВВ» проиграет. Но мы забили три! На выезде! Отличное время. Сколько забил я? Один. Мы разыграли угловой, защитники немного ошиблись, мне накатили под левую, и метров с пяти пробил.

— Игра, за которую вам было стыдно?

— Эй, я играл не в такой сильной команде. Поэтому я проигрывал о-о-очень часто, и плохих игр было о-о-очень много. Хотя против «Аякса», с которым мы играли дома, все было совсем плохо. 0:4. В первом тайме мы и играли хорошо, и проигрывали всего один мяч. Но второй тайм был просто ужасен. «Аякс» играл так легко, что мы вообще не могли прикоснуться к мячу, стояли только на своей половине. Без мяча, только бег, только бег… Это был очень скучный футбол. А я не люблю скучный футбол.

Двое мужчин в дорогущих костюмах (этажом выше дают конференцию по новым технологиям в навигационных системах) подходят к Хонде за автографом и фото. «Спасибо вам большое», — кланяются они. «Позалуста», — отвечает Хонда.

ХОНДУ БОЯТСЯ боятся. Потому что знают прием, которым он промышлял в Голландии. Пытаясь поймать мяч после его дальних ударов, голландские вратари бились о штанги, окунались в грязь, рвали свитера, но победителями выходили нечасто. Особенно худо им было, когда мяч нырял на них сверху, будто сброшенная с самолета граната. Сергей Рыжиков в матче за Суперкубок такую гранату обезвредил; Андрес Палоп в ответном матче Лиги чемпионов подорвался.

— Давно вы бьете именно так?

— Не так давно. Года четыре назад начал, уже став профессиональным игроком. Я тренирую это каждый день — либо перед тренировкой, либо после. Сначала не получалось, двигался вперед шаг за шагом. Хотя до конца этот удар еще не доведен. Буду работать.

— Ваш самый красивый гол?

— Когда я играл за олимпийскую сборную Японии против сборной Гонконга. До ворот было метров 30. Мяч был немного влажным, а еще сильно дул ветер. Я сильно ударил по мячу, он полетел в правый угол, голкипер уже приготовился, чтобы там его поймать. Но ветер изменил направление мяча, и тот резко пошел влево. Вратарь остался в правом углу и провожал мяч взглядом. Фантастика! Не самый важный гол, но очень красивый.

— Кто бьет штрафные лучше — вы или Шунсуке Накамура, до прошлого года творивший большие дела в «Селтике»?

— Он. Он более разносторонний исполнитель. У меня еще не полностью отшлифовано — я должен больше тренироваться. Но он может бить откуда хочет, я — пока нет. Накамура — одна из легенд японского футбола.

На хонде поправляют пиджак. «Красава?» – по-русски переспрашивает он

— Вы видели, как бьет по воротам Сергей Игнашевич?

— О, у него очень сильный удар! Мне не приходилось играть вместе с человеком, который бил бы по мячу сильнее. Мы с ним можем делить территорию. Мое любимое место при пробитии штрафного — чуть-чуть левее от ворот. А у Сергея — когда мяч стоит чуть-чуть правее. Так что мы можем дополнять друг друга.

— Игнашевич — ваш лучший друг в ЦСКА?

— Да. Он лидер ЦСКА, у него огромный опыт. И еще он мой учитель русского языка. Русский язык для меня очень сложный, но я хочу улучшить его. Еще хотел научить Сергея японскому. Но он не хочет! «Я могу научить тебя»,— говорил я. Интересно, почему он не хочет?

— Игнашевич водил вас в японский ресторан. Не боитесь есть суши в Москве?

— В Москве хорошие суши. Похожи на наши, хотя в Японии они, конечно, самые лучшие. Сергей сказал мне, куда мы идем, сказал, что там наверняка работают японцы. «Нет, это неправда. Не думаю, что там японцы», — возразил я. Когда мы сели, я попробовал говорить по-японски, но меня не поняли. Официанты были из Узбекистана или вроде того. В общем, азиаты. Но мне все понравилось.

Продюсер просит Хонду взобраться на стул для нового кадра и поправляет пиджак. «Красава?» — переспрашивает игрок.

ХОНДЕ ВСЕ умиляются. Партнеры по команде, обучая его азам языка, дали пару дельных советов. Самым актуальным ругательством, сказали они, будет фраза «Япона мать», а представлением — «Я япошка». Про мать от Хонды слышать не приходилось, зато слово «япошка» он использует регулярно.

— Что вас больше всего удивляет в России?

— Здания. Они такие большие! Токио не большой, он высокий. А здесь все большое. Вот, например, колонна в этом холле тоже большая. Понимаете? В Японии все по-другому. Еще здесь много старых зданий. У России богатая история, и она мне очень интересна.

«Конечно, у меня в Японии семья. Но я не скучаю»

— По какой вещи вы скучаете больше всего, живя вне Японии?

— Скучаю? Ни по какой. Конечно, у меня в Японии семья. Но я не скучаю. В любой момент, когда хочу, могу им позвонить. Когда я в Европе, моя жена живет со мной и готовит мне японскую еду. Мне не на что жаловаться. Когда я женился? Вроде бы два года назад. Да, точно — перед Олимпиадой в Пекине. Она была воспитательницей в детском саду.

— В России, да и вообще в Европе очень любят татуировать иероглифы. Вы когда-нибудь видели, чтобы у человека на теле что-нибудь было написано с ошибкой?

— Видел. В Голландии, у моего партнера по команде. Не то чтобы это была грубая ошибка, но я бы ту фразу написал чуть по-другому. Когда я рассказал ему об этом, он был очень зол… Но вообще татуировки иероглифов — это здорово. Людям интересна японская культура.

Подписав игрока из Японии, ЦСКА рискует поправить не только спортивные, но и маркетинговые дела. Ютьюбовские ролики, в которых Хонда вколачивает гол «Амкару», в общей сложности посмотрело около 300 000 человек, и большинство из них были не из России. На первый матч ЦСКА в сезоне — против «Севильи» — аккредитовался десяток японских журналистов. Хороший повод вспомнить: когда Хонда начал играть в Голландии, у захолустного «ВВВ-Венло» в Японии открылся собственный фан-клуб.

— Хидетоши Наката как-то сказал: «Я нико­гда не смотрю футбол и не понимаю, почему люди становятся болельщиками». А вы смотрите футбол?

— Конечно! Не каждый матч, но Лигу чемпионов — обязательно.

— Ваше главное впечатление от Лиги чемпионов из детства?

— Финал «Реала» не помню какого года. Когда Зидан получил пас с фланга от Роберто Карлоса, развернулся и (хлопает ладонью о ладонь) забил. Впервые Зидана я увидел подростком — на чемпионате мира — 1998 во Франции. Это было очень важное событие в моей жизни. Возможно, самый интересный турнир, который я когда-либо видел. Каждую игру у Зидана были фантастические голы, передачи, дриблинг. Из-за него у меня и появилась мечта играть в футбол.

— Российские футболисты, которые играли в Азии, рассказывали: тренер, бьющий игрока, в ваших краях обычное дело. Правда?

— Сейчас такого нет. Я знаю о таких вещах, но были они, когда я был совсем молодым. Со мной такого не случалось, но некоторых моих друзей били (улыбается). Это было нормально в тот момент. Сейчас все поменялось: если тренер кого-то тронет пальцем, у него могут быть большие проблемы. Хотя, на мой взгляд, применить силу в воспитании бывает очень полезно.

«Двое часов я ношу еще с Японии. Думаю, японцы думают, что я сумасшедший»

Хонда смотрит на часы. Их у него двое — и на левой, и на правой руке.

— Это идет еще из Японии. Думаю, японцы думают, что я сумасшедший. Когда я не дома, на одних часах у меня местное время, на других — японское. Но когда я дома, казалось бы, зачем мне двое часов? Я не глупый, мне не нужны вторые. Просто это хорошо выглядит. Вот мой естественный цвет волос — черный, и это мне не очень нравится. Точнее, мне не нравится, когда все выглядят одинаково: у большинства японцев темные волосы. Вот я и крашусь. Мне нравится выглядеть оригинально и пробовать новые вещи. Так и в футболе. Когда бью штрафные, тоже пытаюсь попробовать что-то новое.

— И последнее. Когда вас только что снимали на улице, вы не замерзли?

— No, — Хонда кивает на куртку, шарф и одолженные у кого-то варежки. — Осень тепло.

P.S. В новом номере журнала PROспорт читайте про другой голландский продукт – Данко Лазовича.

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.