Блог Танцы плюс

Восток-Запад

Привет всем! Нас зовут Оксана и Максим. В первом посте на Sports.ru, который также дублируется на нашем официальном сайте domnina-shabalin.ru, расскажем о жизни в Америке. Там все по-другому, и мы до сих пор не можем привыкнуть к этой стране.

Оксана: «Мы с Максимом живем и тренируемся в Америке. Переехали сюда год назад. Сначала было очень трудно приспосабливаться к новой жизни: у нас не было ни квартиры, ни машины. Первые два месяца мы занимались бытовыми вопросами. Сейчас уже легче. Тренируемся в городе Астон, штат Пенсильвания. А живем в другом городке, расположенном неподалеку. Дорога от дома до катка занимает 15-20 минут на машине, это очень удобно.

Шабалин: «Людей, с которыми нормально общаемся, можно по пальцам посчитать. В основном, конечно, мы с Оксаной общаемся»

Несмотря на то, что мы находимся за океаном уже год, Америка лично для меня – место работы, тренировок, не более. Родной дом в Москве, в Кирове, но никак не здесь. Жизнь в США немножко другая…».

Максим: «Жизнь тут не немножко другая, а кардинально другая. Во-первых, американский город – вовсе не город в нашем понимании этого слова. Вроде и не деревня, а вроде и не город. Похоже на коттеджный поселок. Тротуаров нет, людей тоже нет, но ездят машины. Непонятно. Если отъехать от города километров тридцать – начинается настоящая деревня. Там как-то понятно. А у нас здесь не пойми что. Вот мы в этом «не пойми что» и живем. Людей, с которыми нормально общаемся, можно по пальцам посчитать. В основном, конечно, мы с Оксаной общаемся».

Оксана: «С Оксаной ты общаешься исключительно на катке».

Максим: «Так мы все время на катке и проводим. В 6 часов утра – подъем. Оксана идет на хореографию. Я же хореографию ненавижу. Встаю, приезжаю на бензоколонку каждое утро, пью там кофе… Сказать по правде, кофе отвратительный. Это не кофе вообще – напиток, отдаленно напоминающий кофе. Я заезжаю на бензоколонку, покупаю кофе. Потом мы приезжаем на каток. Так и живем».

Оксана: «Мы катаемся 4 часа в день, занимаемся хореографией, в зале отрабатываем поддержки. Также работаем над общей физической подготовкой».

Шабалин: «Приезжаю на бензоколонку каждое утро, пью там кофе… Сказать по правде, кофе отвратительный»

Максим: «До 16.00 мы на катке, потом уезжаем обедать. В 18.00 или в 19.00 приезжаем обратно и продолжаем работать. В 22.00 отбой».

Оксана: «Я еще пытаюсь поспать днем, в перерыве между тренировками. Где-то часик мне удается выкроить. Я вообще люблю спать.

Надо сказать, подход американских тренеров к тренировкам отличается от того, к которому мы привыкли в России. Здесь работают исключительно за деньги. Родители платят деньги, а их дети тренируются ровно столько времени, сколько оплачено. И у нас в России постепенно появляется такой подход, но все же существуют школы фигурного катания, группы, в которые приводят детишек. Родители платят небольшую, по американским расценкам, ежемесячную плату или вообще не платят. В Америке же все построено на индивидуальной работе».

Максим: «С нами немного другая ситуация. Тренеры, конечно, не работают бесплатно, но мы не оплачиваем каждые полчаса тренировок».

Оксана: «Сейчас мы тренируемся совершенно не так, как в России. Там мы выходили на лед, и тренер, хореограф занимались со всеми парами одновременно, но уделяли при этом больше внимания сильнейшим парам – нам и болгарам, когда те еще катались в Одинцово.

В США совершенно другая ситуация. Например, у нас по расписанию утром два часа работы с Натальей Владимировной Линничук. И мы с ней все эти два часа один на один и работаем. Она, конечно, может сказать два слова Танит Белбин и Бену Агосто, но в основном смотрит только на нас, обращается только к нам. А ребята (Танит с Беном) занимаются в это время с Геннадием Михайловичем Карпоносовым. Потом мы меняемся: мы с Геннадием Михайловичем, а они с Натальей Владимировной. Все основано на индивидуальной работе».

Домнина: «Мы понимаем, что этот сезон олимпийский, и в постановки программ постарались включить все лучшее, что наработали за последнее время»

Максим: «Мы упорно работаем. Я лечил колени три месяца в Германии, потом начался сезон. Сказать, что все прошло, не могу. Но чувствую себя значительно лучше, чем в прошлом году».

Оксана: «Мы понимаем, что этот сезон олимпийский, и в постановки программ постарались включить все лучшее, что наработали за последнее время. Но разглашать пока ничего не будем, так как это надо просто увидеть, а говорить не имеет смысла».

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.