Блог Дайджест

Дитя постера. Как Мозгов покоряет НБА и Америку

Обозреватель Grantland Джонатан Абрамс рассказывает о карьере Тимофея Мозгова в НБА.

Автор: Джонатан Абрамс

Оригинал

Каким-то образом Тимофей Мозгов умудрился впихнуть свои 216 сантиметров за столик в углу бостонской гостиницы. Его колени почти торчали с противоположного конца. В этом плей-офф, когда он впервые получил солидное игровое время, ему приходилось также неуютно. Если ты на секунду расслабишься, объясняет он, то через тебя забьют. Здесь, в бостонской гостинице, он получил шанс хоть немного перевести дух.

«Эй, друг», – Мозгов подозвал официанта и попросил принести сахара к кофе. Настоящая проверка начнется на следующий день, после того как «Кэвз» вынесли «Селтикс» на пути во второй раунд и при этом потеряли Кевина Лава до конца сезона.

На вопрос о том, как его встретила лига, Мозгов отвечает смешком.

«Кому нравится вспоминать о том, как через него поставили?» – объясняет он.

В ноябре 2010-го Мозгов начинал сезон в «Никс», только приехав из России. Блэйк Гриффин тогда тоже считался новичком, так как пропустил свой первый сезон из-за перелома коленной чашечки. Мало кто представлял, на что он способен в плане умений, мощи и атлетизма. И вот на старте сезона, в матче между двумя не блещущими командами, Гриффин показал себя.

В третьей четверти Рэнди Фой поднялся в воздух, вроде бы собираясь бросать, и обнаружил, что Гриффин уже рвется прямиком к кольцу. Форвард «Клипперс» получил пас, выпрыгнул и воспарил в ютьюбовскую вечность. Его взлет начался где-то в метре от кольца. Мозгов не успел ему помешать, зато подбежал как раз вовремя, чтобы исполнить роль второго плана: Гриффин перепрыгнул через Мозгова, опустил левую руку на его голову, чтобы подняться еще выше, и вбил мяч в кольцо правой. На скамейке тренер «Никс» Майк Д’Антони встретил Мозгова словами «Добро пожаловать в НБА».

Надолго данк Гриффина вошел в активную ротацию SportsCenter. Родилось слово «Mozgoved» – оно определяет парня, который располагается под парнем, ставящим сверху. 

«Когда через вас ставят, то говорят: «О, да из тебя сделали Мозгова», – объясняет Фой. Позже он стал партнером Мозгова в «Денвере», но никогда не обсуждал этот момент с ним. «Зачем кого-то обижать таким образом?!».

И все же Мозгов научился говорить о моменте, сделавшем его известным.

«У нас в Европе нет правила трех секунд в защите, – объясняет Мозгов. – Это был мой первый сезон. И я все еще учился, как использовать имеющиеся у меня 2,9 секунды. Я всегда стараюсь помешать броскам из-под кольца. Пусть через меня ставят. Это нужно делать, так как это моя работа. Вы же видите, что я почти успел. Просто Блэйк сыграл совершенно невероятно. Но мне немного не хватило, так что я уже ничего не мог поменять. А еще я понял, что в такой же ситуации нужно жестко фолить».

Для многих игроков подобный эпизод мог бы стать определяющим для всей карьеры – центровой «Никс» мог бы остаться Шоном Брэдли нового поколения. Но Мозгова это ничуть не смутило. Он постарался использовать тот злосчастный эпизод как возможность.

Спустя четыре с лишним года Мозгов стал фигурой, определяющей успех «Кэвз» в плей-офф. Они смогли превзойти «быков по дороге к финалу Востока и сохранили реальный шанс на то, что ЛеБрон Джеймс сможет наконец привезти чемпионский титул в Кливленд.

Благодаря обмену с участием Мозгова в январе «Кэвз» улучшили защиту под щитом в отсутствие Андерсона Варежао, завершившего сезон из-за травмы ахилла. Теперь игрокам НБА бывает гораздо сложнее забивать через Мозгова, обходить его и тем более ставить через него. Он здорово двигается по паркету, хорош в завершающей стадии и отлично защищается. У него неожиданно мягкие руки, и создается впечатление, что он всегда находится в нужном месте в нужное время. В серии с «Бостоном» в его присутствии на паркете команда выиграла с разницей «21,9 очка».

«Не могу сказать, что я научился суперновому броску или чему-то такому, – говорит Мозгов – Но тут важна психология, важно постоянно прибавлять. До 20 тебя учат всему, чему только могут научить, дальше уже дело за тобой. Тебе могут показывать что-то новое, но база остается. Так что тебе нужно работать над ее улучшением».

В «Кливленде» Мозгов быстро стал любимчиком болельщиков, и эта любовь простирается за пределы баскетбольной площадки. Он женился в Лас-Вегасе, будучи в спортивном костюме. В его аккаунте в Инстаграмме фигурирует, помимо прочих интересных штук, его фотография в костюме Гейзенберга из «Во все тяжкие». И, конечно, есть чудные рекламные ролики местного кливлендского бара. «Есть карикатура, а есть настоящий человек, объясняет колумнист Denver Post Бенджамин Хохман, который придумал целую кучу прозвищ для Мозгова (TinaFey Mozgov, Mozel Gov!, Ivan Drago). – Мне кажется, что этот карикатурный аспект получился очень хорошо».

По всем прикидкам Тимофей Мозгов должен был стать гандболистом. Его отец Павел профессионально занимался этим спортом. Когда он уезжал на выездные матчи, то отсутствовал по две-три недели – мать Тимофея Надежда оставалась дома с ним и его тремя братьями. «Они рассказывают, что мы взяли муку, яйца, молоко, самые разные крупы из кладовки и холодильника, вывалили все на ковер и смешали, – вспоминает Тима. – Все было грязно. Мать говорила: «Я возьму одного, помою его, обернусь, а трое уже грязные».

Но Павел посоветовал младшему сыну заняться баскетболом. Тимофей не спорил. Он попробовал играть в гандбол, но не нашел в нем отдушину. В четвертом классе российский тренер Кира Тржескал побывала в школе Мозгова в Санкт-Петербурге, ища высоких игроков. Мозгов был высоким, хотя и не выделялся на фоне одноклассников, и Тржескал спросила, не хочет ли он играть в баскетбол. Мозгов ответил согласием. Очень скоро он понял, что без баскетбола в его жизни ничего не получится.

«В школе я ни хрена не мог, – говорит Мозгов. – Настолько все было плохо».

Когда Павел Мозгов получил травму, врачи посоветовали ему выбрать более теплый климат, так что семья перебралась в Краснодар, город, считающийся экономическим центром южной России. Но в баскетбольном плане Мозгову, который вымахал уже до 2 метров, было тяжело без конкуренции. Еще подростком он вернулся в Санкт-Петербург и начал посещать школу олимпийского резерва. Тренеры, не видевшие Мозгова с момента отъезда, едва узнали его.

«Один сказал: «Это и есть Мозгов? Он же был мелким заморышем два года назад».

Максим Шарифьянов, работавший генеральным менеджером в «Спартаке», а затем ставший агентом Мозгова, тогда начал наблюдать за молодым «большим». «Он был высоким, но физически слабым, – говорит Шарифьянов. – Тимофей поздно раскрылся. Многие парни его возраста выглядели лучше».

Шарифьянов сначала обратил внимание на рост Мозгова, а затем на его отношение к делу. «У молодых российских игроков есть мечта, – объясняет Шарифьянов. – И они пытаются работать. Стараются прислушиваться к тому, что говорят им тренеры. Более-менее все идет нормально. Но затем, когда они становятся профессиональными игроками, сначала деньги, затем успех и все такое… большинство из них перестают работать. В США нельзя останавливаться, потому что конкуренция ждет тебя везде, даже летом. В России все иначе. Поэтому там очень важно, как ты вкладываешься в дело. Мозгов работает как безумный».

Мозгов провел шесть сезонов в России, в том числе четыре в «Химках», но он не был основным игроком, и ему приходилось бороться за игровое время. Впервые он встретил Дэвида Блатта, который сейчас работает тренером «Кэвз» в 2005-м, тогда тот тренировал питерское «Динамо». «Он был похож на молодого олененка, – вспоминает Блатт. – И еще не полностью встал на ноги».

Мозгов впервые заявил о себе на Евробаскете в Польше в 2009-м. Под руководством Блатта Мозгов в среднем набирал по 11 очков и 4,6 подбора, в том числе выдал 25 очков и 11 подборов против Македонии. Это не прошло мимо агента Буна Ндиайе – тот подумал, что в НБА Мозгов будет смотреться еще лучше. «Тимофей действительно доминировал, – говорит Ндиайе. – После игры я подошел к нему на трибунах. Спросил, говорит ли он по-английски. Он сказал: «Да, немного». Я ему сказал: «Я хочу жениться на тебе». Он так странно посмотрел на меня, как будто я сошел с ума».

Они встретились в гостинице и начали размышлять о том, как Мозгов сможет уехать в НБА – ведь большинство клубов не согласились бы выплачивать компенсацию «Химкам». Ндиайе провел переговоры исключительно с «Никс», зная, что им нужен центровой, который был бы способен бегать в системе Д’Антони, и добился уменьшения суммы компенсации. Мозгов все равно не верил, что скоро окажется в НБА – лишь шесть игроков из России получили шанс уехать за океан. «Все знают, что Андрей Кириленко – лучший российский игрок. Лучше его нет никого, так что его все знают».

Тем летом перед первым сезоном Мозгов тренировался в Далласе, и совершенно спонтанно они с другом отправились в Лос-Анджелес смотреть 7-й матч финальной серии НБА между «Лейкерс» и «Селтикс». Он сомневается, что можно ощутить нечто подобное.

Четыре месяца спустя Мозгов вышел в старте за «Никс» в матче с «Торонто», он подписал 3-летний контракт на 10 миллионов. Его влияние на ход игры был нулевым. Он совершил четыре фола за семь минут и смазал единственный бросок. «Я был не готов, – объясняет Мозгов. – Понимаете, о чем я? Я нормально играл, но для роли стартового центрового я был не готов».

Затем он получал совсем мало времени, и очень скоро состоялась печально известная встреча с Гриффином. «Ничего особенно важного тогда не случилось, – утверждает Д’Антони. – Блэйк делает такое со всеми. Мозгов просто не знал тогда, что не надо оказываться в таких ситуациях, но не думаю, что это на нем как-то сказалось. Он сильный парень».

Мозгов провел 10 матчей подряд на скамейке «Никс» перед игрой с «Пистонс» в конце января. Несколько «больших» выбыли из-за травм, Ронни Тюрьяф быстро нахватал фолов, и Д’Антони пришлось прибегнуть к помощи резервистов: Мозгов провел 40 минут и выдал 23 очка и 14 подборов. В России, когда Мозгов отличался, болельщики скандировали его имя полностью (ТИ-МО-ФЕЙ МОЗ-ГОВ!). В Мэдисон-Сквер-Гарден звучала его фамилия.

«Я неуютно себя чувствовал, – говорит Мозгов. – Парни подходили ко мне и говорили: «Мои поздравления!» или что-то еще. А я только краснел».

«Тренер поставил меня на первые две минуты, я совершил несколько ошибок, потерь или еще что-то. Я такой: «Вот дерьмо». Но он оставил меня на паркете, и я продолжил играть. Просто продолжал играть… Получилась неплохо. И тогда во мне что-то изменилось. В следующем матче я вышел в старте, а затем произошел обмен».

До Мозгова доходили слухи о предстоящем обмене Кармело Энтони – в них фигурировали все игроки «Никс». Все, кроме Мозгова – он услышал о том, что он вовлечен в трехсторонний трейд только тогда, когда он состоялся. «Мы думали, что он будет игроком стартовой пятерки на следующие 10 лет, – утверждает Д’Антони. – Но в тот момент делали все возможное, чтобы заполучить Кармело. И в таких вещах нельзя быть уверенным – тогда он был новичком, потому так и получилось… После удачной сделки остался горький привкус. Жаль терять подобных людей».

«Никс» отдали Мозгова, Данило Галлинари, Рэймонда Фелтона, Уилсона Чендлера, Эдди Карри, Энтони Рэндолфа, пики и деньги «Денверу» и «Миннесоте».

«Все свелось к одному – «Вам нужен Кармело, или вам нужны все эти игроки?», – говорит Донни Уолш, тогда президент по баскетбольным операциям в «Никс». – И мы отдали игроков. Мне казалось, что это верный шаг, так как такие люди как Кармело на дороге не валяются».

Мозгов вспоминает, что новость застала его врасплох.

«В России все иначе, никто никого не меняет. Они ведут переговоры. Это продолжается в течение многих месяцев. Спрашивают игрока: «Ты хочешь, чтобы тебя обменяли?» Спрашивают агента. А здесь все произошло быстро. Я сидел, смотрел Матч всех звезд с женой, ел какие-то куриные крылышки. Помню, что чувствовал себя очень счастливым в тот момент, тут мне звонят и говорят: «Тебя обменяли». Я смотрю на жену. Она глядит на меня и чувствует, что что-то не так. Я говорю: «Нас обменяли в «Денвер». Завтра мне нужно лететь туда. Она спросила: «Это не шутка?»

Ему было полегче пережить удар, так как вместе с ним перешло столько народу, но все равно в «Денвере» Мозгов разгонялся медленно. Через год после перехода Мозгова «Наггетс» выменяли ДжаВала МакГи, и Джордж Карл делил игровое время в основном между МакГи и Костой Куфосом. «Тимофей вкалывает на тренировках и профессионально относится к делу, – объяснял Карл Denver Post. – Знаю, что он может играть в этой лиге, знаю, что он может рассчитывать на 20 минут. Но у меня нету для него 20 минут. Мне жаль его. Но, на мой взгляд, наша ротация позволила команде играть успешно».

Мозгов уже был в подобных ситуациях, так что нерегулярное игровое время не помешало ему развиваться. «Этот парень доводил всех помощников тренера, – говорит Мелвин Хант, работавший тогда помощником, а в этом году ставший главным тренером «Денвера». – Он работал каждый день, в выходные, после тренировок, до тренировок».

Летом 2013-го Мозгов заключил с «Денвером» новый двухлетний контракт с командной опцией на третий сезон и продолжил прогрессировать. «У парня феноменальное отношение к работе, – говорит Фой. – Он живет в зале. Он работает над собой. Он очень критично к себе относится. Если у него что-то не получается в игре, то он всегда придет до тренировки, останется после тренировки – в общем, сделает все, чтобы такое не повторилось».

Мозгов стал чувствовать себя в «Денвере» как дома – его любили и в клубе, и болельщики. «В тренажерке он постоянно работал по максимуму, – вспоминает Стив Хесс, тренер «Денвера» по физподготовке. – Но когда он терял выдержку, это было очень смешно. Когда он злился, когда что-то шло не так, он лупил стены и орал по-русски. Мне очень нравилось доводить его до такого состояния, так как вы знали, что, если он играл в этот день, то набирал бы по 60 очков». До таких цифр Мозгов не добирался, хотя и выдал в прошлом апреле лучшую для себя игру, набрав 23 очка и 29 подборов в матче с «Голден Стэйт».

Мозгов нашел себя в лиге, а вскоре получил возможность вновь встретиться с Блаттом – который не очень гладко начал сезон в НБА – когда «Наггетс» принимали «Кливленд» в начале сезона. Перед игрой они поговорили минут десять. Мозгов объяснял, что его роль немного изменилось. Говорил, что просто делал свою работу.

«Полгода спустя мы оказались в одной команде».

«Нам было очень тяжело расстаться с ним, – говорит Хант. – Он один из самых трудолюбивых игроков, а таких искренних приятных молодых людей вообще не часто встретишь».

«Кэвз» попали в затяжное пике и провели два обмена, которые помогли им спасти сезон.

ЛеБрон был травмирован. Каждый шаг Блатта анализировался под микроскопом и подвергался сомнению. «Кэвз» проиграли 6 из 7 матчей к тому моменту, как Мозгов вышел в форме «Кливленда» на матч с «Голден Стэйт».

«Тимо вошел, и все замерли, – говорит генеральный менеджер Дэвид Гриффин. – ЛеБрон такой: «Вот это здоровый мазефакер». Мне кажется, что Тимо очень повлиял на нашу уверенность в себе и заставил нас поверить, что мы можем побеждать. Думаю, что мы прошли этап, когда мы не были уверены в том, что можем защищаться под кольцом из-за травмы Варежао, и у нас не было других вариантов».

«Кэвз» тогда проиграли «Голден Стэйт» и уступили в двух последующих матчах «Сакраменто» и «Финиксу». Но ЛеБрон вернулся в игре с «Санс», восстановившись после повреждений, и вскоре команда выдала серию из 12 побед подряд.

Мозгов стабилизировал защиту под щитом, закрыл коридоры, по которым оппоненты направлялись под кольцо. В прошлом году Мозгов радикально прибавил в таком компоненте, как «вертикальная защита» – научился выпрыгивать вверх и не фолить.

«Мы были рады ему с первого же дня, – говорит Джеймс. – Он идеально подходит нам. Его отношение к игре, его поведение, его трудолюбие. Он работает каждый день. Он продолжает прогрессировать. Здорово, что он у нас есть.

«Он один из лучших «больших» в том, что касается ритма и скорости, с которой он играет. Он может переключаться на защитников и мешать им бросать. Это очень важно для нас».

Блатт впервые рассказал Гриффину о Мозгове вскоре после своего назначения, но все предложения «Кливленда» отклонялись. После того как Варежао получил травму «Кливленд» улучшил вариант – а «Денвер», проваливший сезон, взял за Мозгова два пика первого раунда и пик второго раунда.

«Мне кажется, что то, что мы сразу же доверяли ему такую значимую роль, помогло ему почувствовать себя увереннее, понять, что он может помочь этой команде. И он сразу же дал нам то, что было нужно, – считает Блатт. – Иногда игра зависит от того, насколько уверенно вы себя чувствуете, а иногда ваша игра помогает вам почувствовать себя увереннее. В любом случае Тимо очень быстро обрел себя».

Мозгов не считает, что именно ему принадлежит главная заслуга в том, что «Кливленд» сумел переломить ход сезона. Он делает то, что делал в «Денвере» и старался делать везде, в том числе и тогда, когда через него засадил Блэйк Гриффин – делать свою работу.

«Все говорят, что мы начали побеждать после моего перехода, но на самом деле мы заполучили трех людей, плюс вернулся ЛеБрон, – говорит Мозгов. – Мне приятно слышать, что я приношу пользу, но если честно, то мы все вместе сделали это. Вот и все, что я пытаюсь до вас донести».

Мозгов удивил своего агента Энди Миллера, когда спросил его, нет ли в «Кливленде» вариантов для участия в каких-либо рекламных проектах. Раньше он старался избегать шумихи. Он фокусировался на том, чтобы прогрессировать как баскетболист, и волновался, что его знания английского не позволят ему выглядеть достойно. Но Миллер считает, что личность Мозгова ярко проявляется и через языковой барьер. «Он очень осторожно относился к таким вещам и всегда говорил: «Надо ли мне участвовать в рекламе, где я должен говорить? И ответ на это – «Да», так как ты тот, кто ты есть».

Возможность подвернулась тогда, когда Пэт Потопски, владелец ресторана Brew Garden, смотрел матч «Кливленда» в компании своих работников. Он подумал, что было бы неплохо пригласить Мозгова для съемок в рекламе, и написал пару сценариев, удостоверившись, что они достаточно чудны, чтобы привлечь всеобщее внимание. Результат превзошел все ожидания. Реклама с Мозговым разошлась лучше, чем если бы в ней снимался ЛеБрон.

«Я бы никогда не подумал, что она разойдется по интернету – она оказалась на всех спортивных сайтах страны, – говорит Потопски. – Мы появились в GQ, the Washington Post, в шоу Джима Рома, на каждом канале ESPN. Это было дополнительный бонус.

В одном ролике Мозгов в майке, надетой задом наперед, сбивает тарелку с едой со стола и говорит: «Уберите отсюда эту фигню». Чтобы его снять, потребовалось несколько дублей. Когда все получилось, пол выглядел так, как будто школьники в столовой бросались друг в друга едой. «Не имело смысла все чистить, – поясняет Мозгов. – Так что еда валялась по всему полу».

В другой рекламе Мозгов фигурирует в компании с Лиз Хэйнс и признается, что та «его любимый бармен». «На этот ролик мы тоже потратили несколько дублей. Самое смешное, что когда Мозгов удалось произнести свои слова, Хэйнс облажалась. «Мозгову очень хотелось есть, – вспоминает Хэйнс. – Он все время ел и извинялся за это, но он очень милый парень, такой расслабленный, с ним легко работать. Не думаю, что кто-то ожидал, что это будет настолько безумно».

Ролики выстрелили. Потопски обещает, что скоро выйдут следующие эпизоды. «Кто-то мне рассказывал, что они собрали больше миллиона просмотров, – говорит Мозгов. – Ну, не знаю, я посмотрел один раз, и все было настолько плохо, что мне больше не захотелось. Но все мои друзья говорят, что вышло нормально».

«Я сказал его агенту, что это была блестящая мысль с его стороны начать с пародийной рекламы – теперь он точно получит больше предложений, – считает Гриффин. – Никто не думает, что это все по-настоящему».

Все, что связано с игрой Мозгова за «Кэвз» – по-настоящему. И он делает то, что делал всегда – свою работу. Только теперь, каждый раз когда здоровый русский накрывает бросок, комментаторы «Кэвз» кричат: «Уберите отсюда эту фигню!»

Возможно, когда-нибудь он даже выдаст собственный постер.

Фото: Gettyimages.ru/Jason Miller; instagram.com/mozg25; РИА Новости/Алексей Филиппов; Gettyimages.ru/Doug Pensinger, Jonathan Daniel

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья