Nasha Masha
Блог

Мельдоний: нарушают ли анти-допинговые законы спорта права Марии Шараповой и других спортсменов?

alt

alt

Перевод. Авторы: sa.lari и Evgenz

Оригинал на английском можете найти здесь:

http://www.sports.ru/tribuna/blogs/dennytenn/926978.html

Роджер Пилке мл. или просто Jr., 6 апреля 2016 AT 9:26

Число атлетов, которые сдали положительный тест на мельдоний в 2016 году, продолжает расти, на сегодня это более 100 спортсменов из нескольких видов спорта, самая знаменитая среди них - Мария Шарапова, чье обьявление в прошлом месяце о положительном тесте на допинг вызвало шок в спортивном мире. Вопросы, поднимаемые из-за количества положительных тестов, дают возможность улучшить антидопинговые правила и в дальнейшем демократизировать управление спортом.

В принципе, антидопинговые правила достаточно просты. Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА) создает список веществ, которые запрещены, и если оказывается, что спортсмен, который подпадает под правила ВАДА, принимал одно из этих веществ, его ожидают последствия. Все просто, не так ли?

На практике борьба с допингом гораздо сложнее. Не в последнюю очередь одним из вопросов, которые возникают как следствие распространенности случаев мельдония, является вопрос о полономочиях [авторитете] ВАДА и его подотчетности людям, которым он призван служить.

Центральный вопрос – это роль науки в борьбе с допингом. Например, один из спонсоров Шараповой, HEAD, поставил вопрос о включении мельдония в список ВАДА на первое место: "Мы ставим под сомнение решение ВАДА добавить мельдоний в список запрещенных веществ, с точки зрения того, как это было сделано; мы считаем, что правильным действием ВАДА было бы наложить ограничение только на дозировку препарата. В этих обстоятельствах мы призываем ВАДА опубликовать научные исследования, которые подтверждают их утверждения, что мельдоний должен быть запрещен".

Главный исполнительный директор и генеральный консультант ВАДА Оливье Ниггли, которого спросили о доказательствах, отклонил просьбу как необоснованную: "Формулировки в Кодексе составлены так, что мы не должны обосновывать, почему это вещество находится в списке. У нас есть эксперты, которые анализируют препарат по трём критериям. Он должен соответствовать двум из трех, и мы никогда не разглашаем и не обсуждаем особенности вещества, так как в противном случае, каждый раз, когда выявляется положительная проба, это бы становилось проблемой".

Три критерия для включения в список запрещенных препаратов ВАДА, на которые ссылается Ниггли, включают в себя: улучшение возможностей спортсмена (повышение производительности), риск для здоровья и восприятие вещества в качестве противоречащего «спортивному духу». Хотя ВАДА предусматривает небольшое финансирование научных исследований в борьбе с допингом, на практике соответствие его критериям для попадания вещества в список запрещенных, как видно на примере мельдония, не требует никаких фактических научных доказательств. Заявление Ниггли о том, что ВАДА не предоставляет доказательных данных для того, чтобы ограничить возможность спортсменов оспаривать нарушение ими антидопинговых правил, вызывает очень тревожные вопросы о процессуальных правах спортсменов.

Уолтер Палмер - бывший баскетболист НБА и давний борец за права спортсменов - объяснил мне, что спортсмены не имеют права голоса в ВАДА. "Партнерами ВАДА могут быть только правительства и спортивные организации, но не спортсмены." Палмер объясняет, что спортсмен, "больше, чем любой другой, заинтересован в эффективной антидопинговой системе", но их ограниченная роль в рамках ВАДА "является огромным управленческим недостатком. Когда дело доходит до списка [препаратов, запрещенных ВАДА], у спортсменов нет правовых возможностей. Критерии были составлены так, чтобы исключить любые потенциальные трудности [осложнения]».

Последствия отсутствия доказательной базы для борьбы с допингом можно увидеть в раскрывшихся противоречиях с мельдонем. Не так давно главный производитель милдроната (исходное коммерческое название, под которым продается мельдоний) сообщил, что препарат может оставаться в организме человека еще в течение нескольких месяцев после того, как он перестает принимать его. Тем не менее, циркулирует также разнообразная информация о том, что обнаруживаемые [определяемые тестами] количества препарата выводятся из организм человека в течении нескольких часов или дней.

Если спортсмен заявляет, чтобы прекратил принимать мельдоний задолго до того, когда тот был добавлен в список запрещенных к 1 января 2016 года, то как антидопинговые органы поступают с такими заявлениями? Что делать, если спортсмен подаст иск в суд еще до CAS? Все эти претензии нельзя рассматривать без ясных и надежных доказательств.

Отсутствие научной основы для понимания того, как долго мельдоний может оставаться в человеческом организме, также просматривается в отсутствии четкой научной базы для включения мельдония в список ВАДА. По критериям ВАДА, для включения в список запрещенных препаратов требуется только "потенциал для повышения" и "потенциальный риск для здоровья”.

Это отсутствие требования к наличию научных доказательств в борьбе с допингом вызывает беспокойство по нескольким причинам. Во-первых, оно стимулирует быстрое расширение списка запрещенных препаратов. Тут ВАДА сталкивается с конфликтом интересов, поскольку больший список подразумевает потребность в большем количестве обследований и различного тестирования, что, в свою очередь, подразумевают расширение антидопинговой индустрии. Научные данные, свидетельствующие о повышении эффективности и риска для здоровья [в результате приема тех или иных препаратов], имеют важное значение для независимой проверки полномочности действий ВАДА и гарантии того, что список не будет расширяться произвольно или без необходимости. Поскольку ресурсы ограничены, ВАДА должно работать строго сфокусированно.

Еще одним тревожным аспектом отсутствия доказательств в борьбе с допингом являются процессуальные права спортсменов. Как объясняет Ниггли из ВАДА, вещества добавляются в список на основании заключений экспертов, практически без участия спортсменов, которые должны выполнять установленные правила. В 2012 году на Попечительском Совете ВАДА Арне Люнгквист, тогда председатель Медицинской комиссии МОК, пояснил, что вещества добавлялись в список на основе "шестого чувства", а не на базе надежных доказательств. Инстинктивные чувства не могут быть основанием для составления инструкций.

Представьте себе совершенно другой подход к построению списка ВАДА, при котором эксперты организации, а также независимые эксперты, каждый публично представляет исследование о возникающих преимуществах и опасности для здоровья при приеме конкретных веществ, а спортсмены или их представители принимают окончательное решение о том, что в конечном итоге появляется в списке запрещенных препаратов. Такой подход имел бы то преимущество, что требовал бы публичного представления и защиты доказательств. У спортсменов была бы более прямая роль в создании правил, которым они соглашаются следовать, что тем самым повышало бы легитимность списка.

130 или около того спортсменов, которые были пойманы на приеме мельдония, представляют как проблемы в борьбе с допингом, так и новые возможности. Проблемы - это одновременное наложение санкций во многих спортивных федерацях, а также ожидание того, что, несомненно, будет очень много обращений в CAS с использованием различных способов защиты. Эти проблемы угрожают потребовать значительного времени на их разборку и дорого стоить спортивному миру в ближайшие годы.

Но есть тут и новые возможности. Что если бы "мельдониевые" спортсмены собрались вместе, чтобы выставить против ВАДА коллективный иск, ориентированный на создание более научно обоснованной, более публично доступной и более подотчетной [более ответственной] доказательной базы в борьбе с допингом?

Безусловно, спортсмены, использующие допинг, должны быть наказаны, но в то же время антидопинговые агентства должны нести ответственность и предоставлять надлежащую правовую процедуру всем спортсменам, для службы которым они и существуют. Мельдониевый бардак показал, что спорт нужно улучшать с двух сторон.

Роджер Пилке мл. является профессором и директором Центра управления спортом в Университете Колорадо в Боулдере. Он является автором The Edge: этим летом выходит "Война против обмана и коррупции в беспощадном мире элитных видов спорта" (2016 г.)

>

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные