Есть такая партия!
Блог

«Если бы я выиграл, они слушали бы меня, открыв рот!» Претендент упускает победу на финише

Воцарение Михаила Ботвинника в 1948 году окончательно привело в порядок всю хрупкую структуру шахматного мира. Спустя два года анархии у планеты есть не только свой Чемпион, но и строгие критерии выявления сильнейшего среди желающих оспорить титул. Реформы ФИДЭ четко обозначают правила, единые для всех. Принципиальное новшество – Чемпион не может уклониться от матча. Раз в три года, хочет он того или нет, но отстаивать корону он обязан. Незыблем лишь главный закон – Чемпионом может стать только тот, кто обыграет предыдущего Чемпиона. Это основа основ. По этой формуле легитимность короля определяется уже более 60-ти лет. Будущий претендент полностью освобожден от ответственности обеспечивать должный призовой фонд. Теперь это обязанность ФИДЭ. С другой стороны, чтобы принять участие в матче, отныне надо пройти огонь, воду, медные трубы и, черт знает, что ещё. И все по нескольку раз. Такой системе аплодировал бы покойный Хосе Рауль Капабланка, так и не добившийся в свое время реванша от Алехина. Такую систему, безусловно, проклял бы покойный Давид Яновский, имевший богатых покровителей, и лишь потому получавший регулярные аудиенции у Эмануила Ласкера. Выигрывают же в результате всех этих нововведений, разумеется, любители игры по всему миру, которым гарантирован минимум один матч в три года. А если Чемпион проиграет, то и больше. По настоянию Ботвинника, который принимал активное участие в разработке регламента, Чемпиону, в случае поражения, предоставляется матч-реванш, не позднее, чем через 12 месяцев после потери титула. 

Ботвинник

6-й Чемпион мира Михаил Ботвинник

Правило более чем странное, но внимания на него никто не обращает. Пока. Ломать копья на эту тему начнут позже, а тем временем новая система худо-бедно начинает работать. Пусть и со скрипом. Весь мир еще отходит от ужасов Второй мировой – во многих местах людям просто не до шахмат. Зональные турниры, намеченные на 1947-й год, проходят лишь в 2-х зонах из 8-ми. В голландском Хилверсюме (средне-европейская зона) побеждает бельгиец Альберик О’Келли. В Хельсинки (Северная зона) нет равных хозяину соревнований Эро Беку. Состав межзонального турнира приходится формировать в ручном режиме. ФИДЭ составляет персональный список 20 участников. В него включены чемпион США Исаак Кэжден и чемпион Канады Даниэл Яновский. СССР представляет целая гвардия – Болеславский, Бондаревский, Бронштейн, Котов, Рагозин и Флор. После того как Кэжден отказывается от участия, количество советских гроссмейстеров возрастает. Вакантное место отдают Лилиенталю. Летом 1948-го года в пригороде Стокгольма Сальтшебадене соперники разыгрывают 5 путевок в турнир претендентов. Первенствует 24-летний чемпион Советского Союза Давид Бронштейн. На одно очко отстал венгр Ласло Сабо. Следом за ними сплошь красные флаги – Болеславский, Котов и Лилиенталь. Компанию им должны составить участники недавнего матч-турнира – Смыслов, Керес, Решевский и Эйве. Плюс, персонально приглашенный Ройбен Файн, попытки вернуть которого на шахматную сцену ФИДЭ не оставляет. Файн непреклонен – игра ему давно не интересна, бороться за корону он не намерен. Неожиданно к нему присоединяется и 5-й Чемпион мира Макс Эйве. Доктор тоже не видит никаких весомых причин играть в турнире. 

_____________________________________________________________________________

С тем, какая страна самая шахматная в мире, все понятно. Нет ответа только на главный вопрос – кто претендент №1?

_____________________________________________________________________________

Тем временем определяется место действия – столица Венгрии Будапешт, что ведет к новым утратам. Правительство США запрещает Решевскому играть на территории соцлагеря. Потери восполняются за счет участников межзонального – Игоря Бондаревского, Саломона Флора (оба СССР) и Мигеля Найдорфа (Аргентина). В самый последний момент самоотвод берет Бондаревский, ссылаясь на не самое хорошее самочувствие. Это позволяет запрыгнуть на подножку уходящего поезда шведу Гидеону Штальбергу, который в Сальтшебадене был лишь 9-м. Благо, время для решения всех этих оргвопросов есть. Турнир претендентов намечен лишь на весну 1950-го года. 9 апреля 10 гроссмейстеров, 7 из которых представляют Советский Союз, садятся за доски в Будапеште. После первого круга без поражений лидируют Болеславский (6 очков) и Керес (5,5). Однако, во втором бешеную скорость развивает двухкратный чемпион СССР Давид Бронштейн. В последнем туре он обыгрывает Кереса и настигает Болеславского. Турнир ясно показывает – розыгрыш высшего титула внутреннее дело одной страны. Лучший из иностранцев – Найдорф – занимает в итоге лишь 5-е место. С тем, какая страна самая шахматная в мире, все понятно. Нет ответа только на главный вопрос – кто претендент №1? Бронштейн и Болеславский набрали по 12 из 18, при этом обе партии между собой завершили вничью. По коэффициенту Бергера Бронштейн выше, но главный приз – матч с Чемпионом – слишком ценен, чтобы вручать его, руководствуясь коэффициентами. Назначается дополнительный матч из 12 партий (сегодня по такой схеме разыгрывают титул). Принимает битву двух советских гроссмейстеров, разумеется, Москва. Август 1950-го года. Бронштейн уверено выигрывает первую партию и в целом доминирует. После 7 встреч счет 2:0 в его пользу. Уверенность в конечном успехе плавно перетекает в самоуверенность и играет на руку сопернику. В оставшихся 5 партиях Болеславский успевает сравнять счет. Тай-брейк-1950 ничего общего не имеет с тай-брейком-2016. Никаких коротких партий, блица, армагедона или мордобоя. Идет серьезная игра до первой победы одного из участников. Ее довольно быстро, уже во второй партии, одерживает Давид Бронштейн. 

Бронштейн

Претендент на звание Чемпиона мира Давид Бронштейн

Новоиспеченный претендент – человек нелегкой судьбы. В конце 30-х его отец угодил под маховик сталинских репрессий. Для Давида это не только личная трагедия. Как «сыну врага народа» ему закрыт путь поступления в университет, а значит, ставится жирный крест на мечтах о карьере математика. К счастью, в шахматах социальный лифт работает безотказно, невзирая на политический климат. Если блондин играет сильнее брюнета, как говаривал Остап Бендер, значит, так тому и быть. В послевоенные годы молодой гроссмейстер находится на пике своего могущества и играет сильнее многих. В 1945-м на 14-м чемпионате СССР он был 3-м. Тогда же дебютировал в сборной страны, принеся 100% очков на 10-й доске в знаменитом радиоматче с американцами. После блистательной победы в межзональном, он одну за другой получает две золотые медали чемпиона СССР. Правда, обе в соавторстве. В первом случае лавры приходится делить с Котовым, во втором - со Смысловым. Его шахматы способны восхищать. Он именно играет! В партиях Бронштейна нет сухости ради результата и эффектов ради эффектов. В сложной тактической борьбе, когда от обилия вариантов идет кругом голова, а фигуры начинают прыгать по доске, он чувствует себя особенно уверенно. По стилю игры, по своему шахматному воспитанию Бронштейн явный антипод Ботвинника, что только подогревает интерес к предстоящей схватке. Еще один лейтмотив – спортивная форма Чемпиона. Точнее, полное отсутствие информации о ней. Сразу после победы в матч-турнире Ботвинник с головой уходит в работу над докторской диссертацией. За последние три года им не сыграно ни одной турнирной партии. Перерыв внушительный, это понимает и сам Чемпион, начинающий подготовку сразу, как только становится известно имя соперника. Доскональным образом изучены все партии Бронштейна последних лет, восполнены дебютные пробелы, намечена стратегия борьбы. Главная цель – не давать сопернику получать позиции с инициативой и при первой возможности упрощать игру. О том, насколько это трудно, ясное представление дадут уже первые партии. Пока же Ботвинник, на пару с верным секундантом Рагозиным в обстановке строгой секретности, стремится наверстать упущенное. 

Подготовка

Михаил Ботвинник и Вячеслав Рагозин при подготовке к матчу-1951

Претендент же в это время являет собой саму беспечность. По свидетельству знакомых Бронштейна, за считанные недели до старта он коротает время… за игрой в шашки, успокаивая своих поклонников тем, что в шахматы планирует вдоволь наиграться в матче. Подход настолько же оригинальный, насколько не профессиональный. Хорошо хоть не надо тратить нервную энергию на организацию. Этот вопрос давно решен. Играть гроссмейстерам предстоит, естественно, в Москве. Призовой фонд в 8 тысяч долларов (в пропорциях 5 – победителю, 3 - проигравшему) обеспечен ФИДЭ. Арбитры назначены, ставки сделаны, все билеты проданы. Любители всего мира, лицезревшие последний Чемпионский матч 14 лет назад, замерли в ожидании. 16 марта 1951 года, концертный зал имени Чайковского. Международный мастер Карел Опоченский из Чехословакии пускает часы в первой партии

Матч

18-й матч за звание Чемпиона мира по шахматам 

Белые фигуры, которыми руководит Чемпион, быстро оказываются зажаты. Бронштейн стремительно развивает инициативу, уже на 8-м ходу его ферзь отправляется на королевский фланг белых. Серией точных ходов Ботвиннику удается нейтрализовать угрозы, но напористость претендента впечатляет. Более упорно проходят вторая  и третья партии, а в четвертой изобретательность приходится проявлять уже Бронштейну. Боевые ничьи только увеличивают общий накал борьбы и 25 марта, в пятой партии счет наконец-то открыт. Претендент разыгрывает новоиндийскую защиту, выигрывает пешку, получая при этом ряд слабостей. В момент наивысшего напряжения следует неочевидный ход 30…Крh8!. Бронштейн бросает своих пехотинцев на произвол судьбы и уводит в угол черного короля, которому толком никто не угрожал! Ботвинник бросается в атаку, стремясь наказать соперника за опрометчивую игру и… остается без фигуры. Результативная встреча положительно сказывается на амбициях обоих. Шестая партия. Ботвинник, не привыкший находиться в роли догоняющего, избирает самый принципиальный ответ на 1.е4 – Сицилианскую защиту. Бронштейн перчатку поднимает, рокируясь в длинную сторону. Атаки на встречных курсах отбиты обеими сторонами, но эндшпиль для белых ничего хорошего не сулит, догнать пешку черных они не в состоянии – 1:1. Тут же следует новый удар Чемпиона. В своей излюбленной Голландской защите, которую Бронштейн применял в стартовых партиях, он наконец-то получил перспективную позицию и нащупал прорыв.

«В этой партии нервы у меня оказались покрепче. Вероятно, этому помогло многочасовое пребывание на свежем воздухе у разбушевавшейся Москвы-реки! Дело в том, что на выходные я приехал на дачу (на Николину гору) и неожиданно начался ледоход. Случайно (из-за затора льда) река очистилась; меня переправили на лодке, и я успел на партию!»

М. Ботвинник, запись в дневнике после 7-й партии

Преимущество Бронштейна не только растаяло, как дым. Теперь он и вовсе проигрывает 1:2. В 8-й партии претендент идет на сложную фигурную борьбу в ферзевом гамбите. Соперники отказываются от рокировок, и к концу партии кажется, что шансы белых на победу высоки. Очень уж страшно выглядят две связанные проходные на ферзевом фланге. Но Ботвинник активизирует свои пешки в центре и успевает получить контригру – ничья. Эта партия игралась 1 апреля и, думается, мироздание здесь что-то напутало. Такая дата лучше всего подходила для 9-й партии, едва ли не самой сенсационной в истории Чемпионских матчей. Снова Голландская защита, снова Ботвинник демонстрирует лучшую осведомленность в этом начале. Однако эффект гораздо оглушительней, чем в 7-й партии. На 18-м ходу черные остаются без ладьи! Прямой матовой атаки взамен нет, о серьезной инициативе говорить тоже не приходится. По хорошему, в таких позициях надо сдаваться, даже, если напротив сидит перворазрядник. Бронштейн же продолжает игру, как ни в чем не бывало. Ботвинник, явно недоумевая, стремится к упрощениям – скидывает качество, ради размена ферзей и уходит в эндшпиль, где у черных три пешки за фигуру. Две из них Бронштейн успевает превратить в грозные проходные, которые и решают исход борьбы – ничья!

«Случайно он попался в ловушку – после этого я играл как Филя в дуду – нельзя в выигранной позиции упрощать!!! – если это нельзя; и ничья. Кошмар!»

М. Ботвинник, запись в дневнике после 9-й партии

В упорной борьбе, но уже без зевков подписывается мир в 10-й партии, а затем Бронштейн сравнивает счет! Благоразумно отказавшись от Голландской в пользу уже принесшей один успех Новоиндийской, претендент техничной игрой ставит перед белыми неразрешимые проблемы. Спасаясь от мата, Чемпион отдает ферзя и еще целых 6 ходов отчаянно сопротивляется. Пользы это не приносит – 2:2. И снова Чемпион показывает всему миру свое умение держать удар. Экватор матча, 12-я партия. Претенденту преподается наглядный урок, как нужно играть Голландскую защиту. Сначала Бронштейн одну за другой теряет две пешки, потом вынужден отдать качество, а затем, лишившись всяких шансов, остановить часы. В 13-й партии Ботвинник стремится увеличить разрыв в счете, но все удары уходят в пустоту.

игра

18-й матч за звание Чемпиона мира по шахматам

14-я партия. Бронштейн развивает бешенную активность, выигрывает пешку, но в конечном счете сам остается без материала. К счастью для претендента, худшего удается избежать. Следуют еще две ничьи. Но, если в 15-й мирные переговоры, посредством повторения позиции, начинаются уже на 32 ходу, то в 16-й Ботвинник черными яростно рвется к победе в лучшем эндшпиле. Позиция, тем не менее, защитима. Упустив ряд возможностей повести +2, Чемпион вновь позволяет Бронштейну отыграться. В 17-й партии он подставляет коня – 3:3. Окрыленный успехом претендент блестяще разыгрывает Славянскую защиту в 18-й партии. Получена подавляющая  позиция, но Ботвинник, по собственному признанию, спасается чудом. Матч неумолимо движется к финалу, ничейный счет Бронштейна не устраивает, и он волей-неволей вынужден искать счастья у чужих ворот. Активная игра до добра доводит не всегда. 27 апреля 1951 года, 19-я партия. Ботвинник хладнокровно использует неточную игру соперника в равном эндшпиле и последний раз в матче вырывается вперед. Положение претендента близко к критическому. В оставшихся пяти партиях надо брать 3,5 очка. Задача максимально усложняется уже после 20-й партии. Разыграв дебют Рети, Бронштейн получает перспективную позицию, но Чемпионские оборонительные редуты устойчивы. К минимуму сведена и угроза самому титулу. Для сохранения звания Ботвиннику нужны всего три «половинки». Для этого надо просто играть в шахматы, искать хорошие ходы, не нервничать. Соперник, ищущий драки, окончательно утративший чувство опасности, сам обязательно зарвется. Это понимает Чемпион, это понимают его болельщики и недоброжелатели. Это понимают все, кроме Бронштейна, и никто еще не догадывается, что матч стоит на пороге фантастической развязки. 

игра

4 мая 1951 года, 21 партия. Бронштейн, избрав полем боя староиндийские построения, успевает до предела обострить ситуацию. В родных для себя осложнениях претендент филигранно налаживает взаимодействие своих фигур. Черные ладьи и кони, словно связанные невидимыми нитями, берут под контроль чуть ли не всю доску. Ботвинник неузнаваем. В цейтноте он пытается откупиться фигурой, но это не спасает – 4:4! Через два дня претендент, до сего момента выигрывавший только черным цветом, сокрушает Чемпиона в его излюбленной «голландке»! Особое восхищение вызывает сногсшибательный ход 37.Сg3!! Впечатляющий разгром переворачивает с ног на голову абсолютно все. На краю пропасти теперь Чемпион, после 22-й партии бросивший свою многолетнюю привычку вести дневник. Давид Бронштейн же находится всего в двух маленьких шагах от титула, которым владели всего 6 человек в истории. 23-я партия. Ботвинник, для которого это последняя попытка реализовать белый цвет, начинает постепенное наступление. Форсировать игру, дать Бронштейну его излюбленные головоломные позиции ни в коем случае нельзя. Другого шанса может и не представиться. Критический момент наступает на 35-м ходу. Имея возможность полностью уравнять позицию ходом 35…Крf7, претендент избирает план выигрыша пешки, стремясь завершить матч досрочно. В качестве компенсации у белых лучшая структура и два мощных слона, наглядное превосходство которых и демонстрирует Ботвинник. В финальной позиции этой партии лишняя пешка черных все так же присутствует на доске. И она, и ее черные партнеры при этом в полном цугцванге. В безнадежном положении Бронштейн думает 40 минут. Или не думает (спасения нет, это видно невооруженным глазом), а корит себя за допущенные промахи – 5:5. 

игра

18-й матч за звание Чемпиона мира по шахматам

По сути, Чемпион уже доказал свое право на корону способностью выигрывать решающие партии. Осталось выяснить, обладает ли таким же навыком претендент. 11 мая 1951 года, 24-я партия. Столкнувшись с серьезными проблемами в Голландской защите, Ботвинник останавливает свой выбор на «славянке». Бронштейн с ходу бросается в атаку, жертвует пешку и постепенно упускает инициативу. В лучшем положении Ботвинник предлагает ничью и получает согласие. Переполненный зал имени Чайковского взрывается аплодисментами. Самая быстрая ничья в матче сохраняет звание Чемпиона мира за Ботвинником. А что было бы, откажись Бронштейн от этого злосчастного плана с выигрышем пешки в 23-й партии? Иными словами, был ли конечный результат случайным? Случайности на таком уровне вообще вряд ли способны играть хоть сколько-нибудь заметную роль. Спустя полгода, 19 ноября 1951 года соперники вновь встретятся за доской в рамках чемпионата СССР. Атака Бронштейна будет безжалостно отбита, и Ботвинник опять отпразднует победу. В спортивном плане матч-1951 стал лебединой песней Давида Бронштейна. В дальнейшем он, разумеется, продолжит выступления, создаст шикарные шахматные полотна, добьется турнирных успехов. Но такие крутые вершины ему больше не покорятся. Не удастся и помириться с Ботвинником, отношения с которым окончательно испортились во время матча.

«Первым, с кем я разорвал всякие отношения, был Бронштейн, это произошло после нашего матча – он вел себя возмутительно. В зале, прямо против сцены, была ложа КГБ, «Динамо», и все его сторонники сидели там. Так, когда он что-то жертвовал или, наоборот, выигрывал пешку, они все аплодировали. И он сам делал ход и быстро уходил за сцену, затем он неожиданно выскакивал и вновь исчезал. В зале раздавался смех, и это мешало моей игре»

М. Ботвинник, интервью 1994 года

Эта цитата – то немногое, что Ботвинник спустя много лет позволил себе высказать по поводу матча. Он его не любил, несмотря на то, что Бронштейн оказался единственным его соперником, не сумевшим отобрать корону. Даже книга о матче появилась только после смерти Ботвинника, усилиями его родственников. Бронштейн же, напротив, в личных разговорах часто возвращался к теме своего противостояния с Чемпионом. Ничья, равносильная поражению, всю жизнь оставалась занозой в его сердце. Отсюда и запальчивые заявления, что Чемпионом мира он быть и не собирался, что сожалеет только потому, что его революционные идеи по реформированию шахмат не встречают поддержки в ФИДЭ. «Вот выиграл бы я у Ботвинника, они бы все слушали меня, знаете как - открыв рот!», - заявлял Бронштейн. Тем не менее, орбиты двух выдающихся шахматистов, при всех их противоречиях и непохожести друг на друга, еще соединились. Спустя четверть века после их матча и тот, и другой наряду со Спасским и Гулько отказались подписывать коллективное письмо, осуждавшее бежавшего за границу Виктора Корчного. Для Ботвинника, на тот момент экс-чемпиона мира подобная вольность обошлась без последствий. Бронштейн же впрямую испытал на себе гнев государственных органов. На зарубежные турниры его больше не выпускали, о сборной СССР тоже пришлось забыть.

В конце 2006 года у Бронштейна случился инсульт. 5 декабря в больнице, когда он пришел в сознание, его супруга решила проверить здравость ума мужа с помощью двух шахматных вопросов. На первый – «Кто лучше всех играл староиндийскую защиту?» - последовал ответ: «Геллер». На второй – «Кто внес наибольший вклад в развитие шахмат?» - прозвучало: «Ботвинник». Через пять минут Бронштейна не стало.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные