Блог Тушите свет

Убить дракона

«Numero uno», «Флойд Мэйвезер возвращается» и «Накануне Дня независимости Мексики» – неудачные афиши, на самом деле, для боя Мэйвезер – Маркес. Я предлагаю свою версию: «Убить Дракона». А Маркесу выдать щит, копье и коня. Потому что драться ему предстоит с трехглавым монстром.

К Флойду можно по-разному относиться. Любой найдет в нем то, что нравится и то, что нет. И бои у него были самые разные. И события в жизни – мы не станем на всем этом подробно останавливаться. Ни на драках, за одну из которых его чуть не закрыли, ни на рестлинге, ни на родственных войнах Мэйвезеров. Одна из этих войн, наконец, подошла к концу.

«Ну, он же мой сын, моя кровь», – пояснил недоумевающей публике отец маленького Флойда Флойд Мэйвезер-старший, подолгу торчащий теперь в тренировочном зале сына. Вообще, из-за сына ему прострелили ногу, а не голову, и потому еще непонятно, кто кому больше обязан. В благодарность, или просто так сложилось, Флойд сделал сына таким боксером, каким не смог стать сам. У Мэйвезера-старшего была скорость, был не самый плохой удар, но не хватало точности и избирательности в действиях, да и пропускал он многовато. У Флойда-младшего все его преимущества – и без тех недостатков. Пока голова Флойда-младшего кусала и терзала оппонентов на ринге, вторая голова дракона смотрела через канаты немигающим взглядом инопланетянина из фильма «Хищник». Но дракон у нас о трех головах, если вы не забыли. После первого разрыва между отцом и сыном, который случился так давно, что никто уже и не помнит, почему, в тренеры был призван Роджер Мэйвезер. Эта голова самая страшная. Она бесконечно сыплет ругательствами, страшно смотрит, а еще за пару лишних слов может задушить женщину, попутно постукивая ей кулаком под ребра и головой о стену.

И на ринге Маркес останется против этого дракона совсем один. Знаете, что будет? Его сожрут

Все эти три головы как-то внезапно стали уживаться вместе, делить деньги и мирно беседовать за ужином. Самое страшное для Маркеса и любого другого их противника то, что в каждой из этих голов боксерского интеллекта больше, чем у Игнасио Беристейна. А их три. И на ринге Маркес останется против этого дракона совсем один. Знаете, что будет? Его сожрут.

Хуан-Мануэль Маркес за то время, пока Флойд отдыхал, одержал две впечатляющие победы нокаутом (над звездами не первой свежести) и потерпел одно поражение. Поражение, по мнению многих, спорное (а по-моему нет), но все для Маркеса не настолько радужно, чтобы обещать нокаут, прыгая на две весовых категории вверх для боя с одним из лучших мастеров защиты. Это натолкнуло меня на одну безрадостную мысль: мы перестали верить боксерам. Боксерам, их менеджерами промоутерам.

Когда обещают нокаут, мы пожимаем плечами, когда собираются вырубить оппонента в третьем раунде – мы натянуто улыбаемся. Слова уже не так много значат для самих бойцов, а телевидение использует их лишь для раскрутки боя. А когда нам рассказывают о том, что боксер будет драться лишь с самыми лучшими – меня подташнивает. Бокс уже не так наивно-романтичен, коммерции больше, чем ненависти, а эмоции уступают место трезвому расчету. И только редкие головы выживших драконов изрыгают пламя. Динозавры!

P.S.: А теперь по делу. Уязвимость Флойда, как и другого великого практика этого стиля защиты корпусом и плечом, тоже из Мичигана, – это дыра под сдвоенный левый хук вверх-вниз по этажам. Но только сомнительно мне, что скорости и опыта Маркеса хватит для того, чтобы подойти, упереться, размахнуться, на микропаузе обыграть и при этом не отхватить навстречу. Ох, сожрут его. Безо всякой романтики и лишнего пафоса, который тут HBO нагоняет.

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.