android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview
Блог Ligue 1

«У Камеруна был свой Марадона». Как Роже Милла стал символом африканского футбола

Блог «Ligue 1» - об игроке, сотворившем для Камеруна историю.

«Я не застал Роже Милла, но однажды я наткнулся на видео, где он танцует у углового флажка. Мне это очень понравилось. Я ничего о нём не знал, но мне понравился танец», рассказывает молодое открытие французской хип-хоп сцены MHD. Парень за 6 месяцев проделал путь от доставщика пиццы до звезды афротрэпа – стиля музыки, который он придумал сам, смешав африканские танцевальные композиции и трэп. Посвятив песню Милла, к нему пришёл успех:

MHD собирает полные залы во Франции, Африке и странах Западной Европы, а публика словно очумелая скандирует: «Роже Милла!». Словно камерунская легенда и не покидала футбол.

Танец Милла стал известным на весь мир во время Чемпионата 1990 в Италии, который стал историческим для сборной Камеруна и всего африканского футбола. Впервые в истории команда с Черного континента добралась до четвертьфинала, а возглавлял ее отечественный специалист Валерий Непомнящий, очень слабо говоривший по-английски и вообще не знавший французского языка.

Тогда Непобедимые львы начали турнир с неожиданной победы над сборной Аргентины с Диего Марадоной на «Сан-Сиро». Выход из группы они решили в следующем туре, когда сошлись на поле с Румынией. Игру решила замена во втором тайме, когда Непомнящий заменил Мабоанга на Милла. Роже потребовалось чуть около двадцати минут, чтобы оформить дубль и сделать важный гандикап для победы. «Самое интересное заключается в том, что он стал творцом нашего успеха, не имея много игрового времени», отмечает вратарь той команды Жозеф-Антуан Бель.

Тогда Валерий Непомнящий пошёл на не самое очевидное для стороннего наблюдателя решение: взял Милла в сборную, несмотря на его 38 лет, и усадил его в запас. «Знаю, что ему не нравилось сидеть на скамейке вместо того, чтобы выходить на поле в основе», вспоминает его партнер по сборной Андре Кана-Бийик. «Роже был бойцом, и для него это решение было мукой. Но он смог это правильно принять и принести пользу себе и команда даже в таком статусе».

Тогда-то он и станцевал свой знаменитый танец у углового флажка. Он повторит его и позже:

Выйдя из группы, Камерун в дополнительное время обыграл Колумбию, а уже в четвертьфинале уступил англичанам. Тоже в дополнительное время. Точку в африканской сказке поставил Гари Линекер, реализовавший победный пенальти. Впрочем, и этого успеха было достаточно, чтобы тот созыв Непобедимых львов прославился на весь континент вместе с Роже Милла, чья карьера плавно подходила к закату.

Но когда-то он не был звездой национального масштаба, а обычным пареньком, росшим в экономической столице страны Дуале и подающим большие надежды в футболе благодаря своей технике и чувству гола. Именно здесь он сделал первые шаги в сильнейшем дивизионе камерунского футбола, именно здесь выиграл два национальных чемпионских титула и даже побывал в полуфинале африканской Лиги чемпионов. И именно здесь он научился этому танцу, который называют Макосса по названию региона.

Макосса был не только танцем, но и стилем музыки. Фактически это те же камерунские народные мотивы, но в чуть более современном для 70-х гг. музыкальном оформлении. Что-то вроде этого. Однако с трудом можно уловить связь между этим ритмом и тем, что станцевал Милла. Уж больно минималистично и просто это выглядело.

«Сам танец пришёл мне в голову, когда я забил гол в ворота Румынии. Это было что-то на уровне инстинктов. Я не загадывал заранее станцевать так, в случае если забью гол, ведь я даже не был уверен, что тренер выпустит меня на поле». Именно в словах самого Роже в документальном фильме BBC и кроется предыстория этого танца. Отрывки из прошлого в голове и чистая импровизация на поле стали одним из самых запомнившихся моментов того Чемпионата мира.

Но вернёмся в Камерун начала 70-х: Роже продолжил терроризировать местные клубы в течение последующих трёх лет уже в составе «Тоннера» из Яунде, выиграл с ним континентальную Лигу чемпионов и ещё раз проиграл в финале этого турнира. Так он получил африканский Золотой мяч в 1976 году, и так он попал во Францию. Первым его заметил «Валансьен», предложивший Милла профессиональный контракт, но только при условии, что тот станет членом официального фан-клуба. Камерунец пошёл на это, но с игровым временем у него всё равно не задалось. Смазанным получился и его период игры за «Монако», но уже из-за травм.

1980 год ознаменовался для него переходом в «Бастию», где ему уже доверяли намного больше. Роже на радостях даже обвинил руководство монегасков в том, что не верили в него из-за его антропометрических данных: рост у него был всего 176 см. Корсиканский клуб тогда уже шёл на спад и словно стремился оказаться всё ниже и ниже. Милла дважды становился лучшим бомбардиром клуба и застал победу в Кубке Франции 1981.

Покинуть остров ему помогли успешные выступления за сборную Камеруна, которая в 1984 году выиграла Кубок Африки. Но Роже пошёл на понижение: да, «Сент-Этьен» была команда с именем, но к тому времени команда только что вылетела во второй дивизион. Камерунца, впрочем, это не отталкивало: он в каждом из двух сезонов за зелёных становился лучшим бомбардиром. В дебютном и вовсе забил 26 раз. Именно Милла можно спокойно называть творцом возвращения «Сент-Этьена» в элиту в 80-х гг.

Очередное примечательное выступление в сборной на Кубке Африки 1986, где Камерун проиграл в финале Египту, а сам Роже стал лучшим бомбардиром, вновь подарило ему немало интересу к собственной персоне. Он настолько хорошо провёл тот сезон, что даже владелец «Монпелье» Луи Николлен был готов выложить немаленькие деньги за него. Жест, который никогда не был характерен для Большого Лулу.

«А, Роже Милла! Не могу сказать, что он был мне сыном, потому что он чернокожий, но он был очень привлекательным парнем», с ноткой тоски по былым временам вспоминает Николлен. «К тому же он и в 40 лет играл очень хорошо. Это был настоящий феномен». От Луи редко услышишь такие слова, но он так хотел видеть у себя лучшего игрока того КАН-1986, что просто невозможно вспомнить, кого этот умудрённый опытом футбольный управленец хотел больше за всю свою жизнь.

Даже удивительно, как 34-летний Милла и 21-летний Лоран Блан, недавно покинувший клубную школу, нашли общий язык и сформировали одну из самых грозных атакующих связок в Чемпионате Франции. Для тех, кто забыл, Блан тогда играл на позиции атакующего полузащитника. Десяток голов для каждого из пары Милла-Блан был дежурным показателем за сезон, полный контакт между ними и шуточки в адрес друг друга.

Роже как-то даже пошутил над молодым Лораном: «Может я и старше тебя, но именно я стану лучшим бомбардиром в истории клуба». Этому не суждено было случиться, зато время позволило Блану стать главным голеадором в истории «Монпелье». Как бы там ни было, Милла зацепил с клубом бронзу в 35 лет и как-то обронил фразу, которую сегодня было бы легко приписать Златану Ибрагимовичу: «Я не вижу ни одного игрока, кто был бы лучше меня в мои 35».

После «Монпелье» его клубная карьера пошла на спад: Реюньон, Камерун, Индонезия. Однако карьера до 44 лет не каждому дана. Интересно, что в 1988 году, когда он во второй раз выиграл Кубок Африки с Камеруном, случилось то, что могло бы поставить крест на том самом ЧМ-1990. Милла решил завершить карьеру в сборной и даже провёл прощальный матч в Яунде, где собралось 110 тыс. зрителей. Поменять решение и вернуться под знамена национальной сборной ему помог звонок от президента Камеруна, который мотивировал его помочь стране.

Тот звонок повлиял не только на путь Непобедимых львов в Италии, но и на титул самого возрастного игрока, забивавшего на Чемпионатах мира, который и по сей день принадлежит Милла. Кстати, это достижение было поставлено в том же матче, когда Олег Саленко забил свой легендарный пента-трик. В общем, факт добавляет крутости их совместному фото. Позже издание France Football даст Милла первое место в списке лучших игроков Африки всего ХХ века.

«Роже был нашей звездой, нашим старшим братом, человеком, которого мы слушали», рассказывает Андре Кана-Бийик. «У Камеруна по сути был свой Марадона, им был Милла. Он был нашим козырем. Сегодня мы благодарим за всё то, что он нам подарил». К благодарностям Кана-Бийика присоединятся многие жители Африки, которые впервые увидели команду со своего континента, игравшую на равных с ведущими сборными планеты. Пожалуй, именно таких игроков не хватает нынешнему Камеруну.

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы