Блог АРФМ

Риккардо Монтоливо: «Меня заставили уйти из футбола»

Интервью экс-капитана, объявившего о завершении карьеры.

«В конце я даже получил комплимент от тренера. Знаешь, что он добавил?».

– Нет, я не могу знать.

«Что на моем месте сошел бы с ума».

– И как ты отреагировал?

«Мне показалось, что надо мной в очередной раз издеваются».

Рикардо Монтоливо справился с горечью («что было – то было»), осталось только желание понять. Понять, почему его заставили закончить карьеру в 34 года. Точнее в 33 – в последний раз он вышел на поле в мае 2018-го, на поле «Аталанты», на стадионе, где дебютировал за 16 лет до этого. Два сезона в «Аталанте», семь в «Фиорентине» и семь в «Милане». Но последние полтора года были суровым испытанием. Его убрали из состава, не сказав причину. «Обида? Нет, никакой обиды. Пусть разбираются со своей совестью те, кто так повел себя со мной».

Тренировал команду Рино Гаттузо – это имя из Монтоливо приходится вытягивать щипцами. Спортивным директором был Мирабелли. Другой «Милан». «Я никогда не устраивал скандал, потому что воспитан и следую ценностям, с которыми рос. Я – очень толерантный, хотя в отношении меня кое-кто действительно зашел слишком далеко».

«Я не давал интервью, потому что для меня главное – это «Милан». Я мог устроить войну. Наверное, чего-то бы добился, но никогда не смог бы смотреть в зеркало. Происходило что-то нереальное».

– Рассказывай.

«В январе я практически перестал играть. Это не было мое решение, у меня не было проблем со здоровьем. В конце сезона тренер сказал, что я остаюсь в команде, но уже не буду важным игроком. Я согласился, у меня был последний год контракта. Перед туром по США я получил смс от тим-менеджера Ромео: «Ты не летишь». Никаких объяснений. Elliott сменили китайцев, в конце июля пришли Леонардо и Мальдини. Леонардо заверил меня, что все будет хорошо. С того момента на меня вообще не рассчитывали. Я тренировался сам или с Халиловичем. Участвовал в квадратах. В матчах между первой командой и резервом или примаверой всегда играл против основы. Меня ставили на все позиции, кроме моей. Тесты Milan Lab в июле показали, что я в полном порядке, в лучшей форме в карьере».

– Что еще?

«По порядку. Финал Кубка Италии, «Милан» – «Ювентус» 0:4. Тренер выпустил меня на 80 минуте. Возможно, хотел отыграться…».

– Ты был капитаном «Милана». Но тебя заставили отдать повязку Бонуччи.

«Это не была моя идея. Мне сказали, что Юнхун Ли решил – капитаном будет кто-то из новичков. Когда мне это сообщили, я сказал, что это несправедливое решение и большая ошибка. В раздевалке есть иерархия, ее нужно соблюдать. Я советовал Бонавентуру и Романьоли. Но капитаном стал Бонуччи».

– А что тебе говорил Мирабелли?

«Что это решение президента».

– Странный ответ.

«Как и объяснение Гаттузо, когда он меня впервые включил в состав: «Потому что Брешианини и Торрази травмированы». Брешианини и Торрази – два игрока примаверы, они даже не играли за первую команду. Но самая жесть – Биглия был травмирован, я сидел в запасе, а в основе в полузащите вышли Маури и фланговый защитник Калабрия на позиции меццалы. По ходу матча Маури попросил замену, тренер передвинул Калабрию глубже и выпустил Чалханоглу. После этого я пытался требовать объяснений у Леонардо. Он сказал, что это решение тренера. Тренер сказал, что у меня не было игровой практики. Но откуда ей взяться, если он сам меня не выпускал? Я даже представить не мог, что попаду в такую ситуацию».

– В январе ты мог потребовать трансфер.

«Был интерес, даже из других стран. Но потом они узнавали, что я не играю год, и исчезали. Я не отказывал никому. Был готов уйти. Но думаю, некоторые боялись, что я постоянно травмирован – других объяснений быть не могло».

– Одноклубники ни разу не стали на твою защиту? Ты ведь все-таки был капитаном «Милана».

«В современном футболе все думают только о себе. Тем более в клубе нестабильная ситуация, все хотят закрепиться, получить место в основе. Солидарность, коллектив как семья – это все в прошлом. Я ничего не мог добиться. После первой встречи я перестал слушать пустые слова. Хватало фактов».

– Есть версия, что Мирабелли посоветовал Гаттузо отстранить тебя, чтобы «оправдать» покупку Биглии. Лукас на год младше тебя, но стоил 24 миллиона евро. Но болельщики не слишком тебя любили, да и журналисты не были к тебе расположены.

«Что сказал или сделал Мирабелли – вопрос не ко мне. Что касается свиста с трибун и безразличия прессы – все так. Я стал символом упадка «Милана». Близкий человек говорил, что до этого был дан четкий сигнал».

– Какой?

(улыбается) «Отмененный гол в первом дерби за фол на вратаре, хотя фолил игрок «Интера». Правда, через несколько дней я забил в сборной».

– Когда ты решил уйти из футбола? Я не спрашиваю, почему.

«Меня заставили уйти. У меня даже не было возможности попрощаться с болельщиками после этих семи лет».

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья