Школа шахмат AChess
Блог

Секс, наркотики, шахматы. Что не так с «Ходом королевы»?

«Ход королевы» (Queen’s Gambit) называют чуть ли не лучшим сериалом осени. Миниатюрная чемпионка, загадочная для многих игра и громкое имя Гарри Каспарова, которым пользуются создатели картины, закономерно дают хорошие оценки критиков. Но если погрузиться в сериал, становится очевидно — перед нами сырая во всех отношениях работа.

Осторожно! Далее будут спойлеры. Если вы еще не досмотрели сериал, сохраните эту статью и обязательно прочитайте после.

Черно-белый сюжет

Повествование начинается с того, что мать Бетти Харман насмерть врезается в грузовик. Мы узнаем, что родители Элизабет не ладили между собой. Что родные, что приемные. В обоих случаях жена выставляется жертвой, муж — виновником всех бед, который убегает от проблем.

Для успокоения слабого пола в ход идет химия: алкоголь, легкие наркотики и транквилизаторы. На последние Харман подсела еще в детском доме, и тут первая нестыковка. Героиня ориентировочно родилась в 1947 году, осиротела примерно в 1956, а термин «транквилизатор» начал употребляться в медицинской литературе с 1957 года. Это как снимать фильм про 90-е, где у людей уже будут айфоны. То есть нам сразу дают понять — показан реальный мир с множеством допущений для продвижения главных идей.

Да, в реальной жизни был скандал, что сирот в США пичкают транквилизаторами. Но ни один нормальный шахматист не будет под ними играть, ведь они успокаивают и усыпляют, а не «будоражат воображение», как это показано в «Ходе королевы». Так что линия «транквилизаторы-шахматы» изначально провальная.

«Девочки в шахматы не играют» — вот с чего начинается знакомство Элизабет Харман с игрой. И это главный вызов героине от патриархального мира, с которым она борется. Получается очень быстро и нелинейно: сначала девочка обыгрывает учителя, и только потом узнает, что на доске есть координаты. Это как учиться на хирурга и не знать, где находятся органы человека.

Кстати о мистере Шейбле. Обычно тренеров показывают яркими, харизматичными личностями. Сторож детского дома явно не такой. Почему?

Потому что в сериале нет ни одного мужского персонажа, которому хотелось бы сопереживать:

  • Мистер Шейбл — угрюмый тихоня
  • Гарри Бэлтик —  размазня, вместо шахматной карьеры работает в супермаркете
  • Бенни Вотс — самовлюбленный нарцисс, игроман
  • Таунз — смазливый красавчик, который разбивает сердце Элизабет (в сериале присутствует намек на его нетрадиционную ориентацию). 
  • мексиканец Мануэль — бросает маму Элизабет
  • VASILY BORGOV (эту фамили нужно читат с амэрикен аксент) — бездушная машина

Совпадение ли это? Сомневаюсь.

Впрочем, и женский мир не рад увлечению Хармен. Новые одноклассницы, библиотекарша, приемная мать — все они негативно реагируют на шахматы. Но только до тех пор, пока это не приносит выгоду. С первыми деньгами приходит и «настоящая материнская любовь».

Почему-то все игроки в сериале показаны какими-то ненормальными. Если вы верите, что шахматисты действительно общаются так, как Бенни Вотс (внезапно вспоминают какой-то старый матч, разбрасываются терминами даже во время секса), спешим вас обрадовать — мы обычные люди, а не последние задроты.

В школе, где учится Бэт, газет не читают, поэтому охотно верят, что она болеет, а не разъезжает по турнирам. В Америке все высоты покорены, а значит надо ехать в Союз — громить профессионалов.

Несмотря на явную цель показать, что девочка Лиза борется наравне с мужчинами, все женское ей не чуждо. Именно поэтому в четвертой серии она ведет диалог с мальчиком Гиревым: «ну стал ты чемпионом мира, а что дальше?». 

Есть явное противопоставление Хармен другим женщинам. Той же приемной матери, модели из Франции, Джолин. Когда в 5 серии Бэт встречает типичную мамочку Маргарет Нью с ребенком и пакетом алкоголя, она понимает — не такой путь я хочу себе. Патриархальное общество «ломает женщин», но Элизабет сильнее этой системы. И вообще любой системы. И вообще она Д’Артаньян, а весь мир...

Вернемся к СССР. Двое сотрудника KGB для одного VASILY BORGOV — как еще более карикатурно обрисовать суровость Советов? Конечно, жесткими правилами выживания в USSR. Не выходи из отеля, ни с кем не общайся. Таксисты, оказывается, ходят с пистолетами, а стюардессы — в военной форме. Скажем спасибо художникам, что Москва, нарисованная в графике, не выглядит как декорации Гулага. Наверное больше всего ее омрачают журналисты, которые задают устаревшие вопросы о детстве и карьере Хармен. Месси же не спрашивают сейчас, как он переехал из Аргентины в Барселону?

И вот женщина-американка-личность обыгрывает мужчину-русского-машину. Как? Американцы пользуются оружием русских — они становятся командой. Как это произошло, кто собрал их всех в одном месте — а забейте. Не мешайте творить идеальный финал, ладно?

Кстати, в последней партии доска на потолке появилась и без транквилизаторов. Что это, чудо? 

Что мы получили по итогу? Сериал, который в интеллектуальном плане вас никак не разовьет, не расскажет реальную историю. Просто вы получите красивую историю, как «Америка wins, USSR проиграл, да здравствуют женщины в этом угрюмом маскулинном мире». 

И качественная подача шахмат, которой так гордятся создатели сериала, таковой не является. Просто в других картинах все было настолько плохо, что шахматисты радуются правильной расстановке фигур. Для массового зрителя и так сойдет. 

И зачем Каспаров вляпался в это?

Шахматный ляп № 64

А теперь поговорим про шахматные неточности. Их больше, чем вы сейчас прочитаете, просто мы не стали выносить мелочи типа: «сначала пешка была здесь, потом ее нет». 

Мистер Шейбл говорит: «Учим Сицилианскую защиту», показывает ее. Но Бетти не повторяет этот дебют, делает другие ходы. Создатели сериала не обращают на это внимание зрителя, так что либо это “пасхалка”, говорящая о непослушности Бетти, либо просчет консультантов. 

В первом же турнире (вторая серия) мы насчитали 7 ляпов (некоторые из них повторятся дальше):

  1. Бэлтик, который «идет к гроссмейстерскому званию», двигает фигуры как новичок. 
  2. Ему предлагают ничью. Бэлтик отказывается. Делает ход. Соперник сразу же сдается. Такого в реальной жизни не бывает. 
  3. Так же, как и хлопков после победы, обнимашек или поцелуя рук соперниц — это же не театр.
  4. Да и турнир странный. Играют с контролем по 1,5 часа на партию, 3(!!!) тура в день. То есть игровой день может длиться 9 часов (это без учета перерывов) — почти в 2 раза больше, чем бывает на самом деле.
  5. Красавчик Таунз, который «попал в пятерку на US Open» зевает элементарную вилку. Кажется, что чемпионат США должен быть чуть сильнее чемпионата Сыктывкара, можно было бы Таунза поумнее показать.
  6. В игре с Бэлтиком соперники начинают болтать во время игры. Такого тоже не бывает в жизни. Это же не чемпионат двора.
  7. Никто не кладет короля, чтобы сдаться. Достаточно остановить часы. Конечно, это нужно для красивой картинки. Но это неестественно. Это как если бы футболист всегда выходил один на один с вратарем, лишь бы добавить противостояния.

«Ни один американец за последние 20 лет и близко не стоял с советскими шахматистами» — очередное допущение для повышения драмы. В реальной жизни в это время уже вовсю играл Роберт Фишер, одиннадцатый чемпион мира. До него неплохо выступал Самуэль Решевский. 

Но как тогда показать хрупкую американскую девочку, которая бросает вызов коммунистам? Поэтому нужно сделать полуреальный мир: вроде есть Капабланка, Ботвинник и Спасский, но нет Петросяна (который в описанное время и был чемпионом мира). Вместо него — вымышленные персонажи.

Четвертая серия, разговор между VASILY BORGOV и KGB: «В любой игре она идет в атаку, и часто оставляет тыл неприкрытым». Кхм, это как? Фигуры обегают доску и появляются сзади?

7 серия, ключевой турнир в Москве. Но даже он не обошелся без ляпов:

  1. Комментатор говорит, что бедная Нона Гаприндашвили не играет с мужчинами, а вот Элизабет Хармен — без всяких проблем садится с ними за одну доску. Но уже в 63 году грузинская шахматистка выиграла на турнире в Гастингсе, первой среди женщин была удостоена звания международного гроссмейстера среди мужчин. Ах да, это же сломает мотив на Girl’s Power from USA. Но тогда опустите историю с Гаприндашвили, зачем самим себе создавать эту проблему?
  2. Разбор отложенной партии с открытой дверью — это как ходить с серпом и молотом рядом с Гитлером, танцуя калинку-малинку. Немного опрометчиво. 
  3. Во всех турнирах сериала последняя партия выглядит как единственная в туре. Как-будто это финал. Но турниры НЕ проводились по олимпийской системе, а значит даже в последнем туре играть должны все участники. 

Вы наверное спросите: «Как же так получилось, что столько мелочей ускользнуло от глаз Каспарова?». На самом деле большую часть шахматной работы делал уже немолодой Брюс Пандольфини, известный американский тренер. Основные претензии к нему. Но и к Гарри Кимовичу тоже — надо проверять, под чем подписываешься.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья