Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Рауза Исланова: «Прежде всего, я считаю, надо заботиться о том, как вырастить здорового ребенка»

    Интервью с мастером спорта международного класса по теннису, заслуженным тренером России и мамой самых знаменитых теннисистов России – Динары и Марата Сафина провела Ирина Сокол (FRESH).

    Рауза Исланова: «Прежде всего, я считаю, надо заботиться о том, как вырастить здорового ребенка»
    Рауза Исланова: «Прежде всего, я считаю, надо заботиться о том, как вырастить здорового ребенка»

    «Мы назначили нашу встречу в уютном московском кафе на Патриарших прудах на первую половину дня. И на интервью со мной Рауза Мухамеджановна пришла – подумать только! – из Сандунов. Оказывается, настоящие любители бани больше всего ценят самый свежий и чистый первый пар, и уже к 8-и утра спешат в парную. Поэтому вопросы о секретах хорошего самочувствия и о поддержании себя в отличной форме почти сразу же отпали, и мы с Раузой Мухамеджановной заговорили о детстве Марата и Динары, о ее методах воспитания и семейных ценностях.

    - Рауза Мухамеджановна, скажите, вам, наверное, известна какая-то секретная технология – как вырастить из ребенка олимпийского чемпиона? С какого возраста c ним надо заниматься спортом?

    Прежде всего, я считаю, надо заботиться о том, как вырастить здорового ребенка

    – Так нельзя ставить вопрос – «вырастить чемпиона». Прежде всего, я считаю, надо заботиться о том, как вырастить здорового ребенка. А для этой цели – да, нужно создавать условия, бытовые – в том числе. Приходится делать выбор. Например, когда мои дети были еще маленькими, один врач сказал, что, чтобы вырастить детей здоровыми, никакой живности в доме быть не должно. И я это правило соблюдала. Хотя, при этом, я считаю, что общение с животными делает детей добрее, поэтому я разрешала детям подкармливать собаку и кошку, которые жили возле стадиона «Спартак» на Ширяевом поле, где я работала.

    Или вот еще момент: когда Марат ездил на соревнования, турниры начинались в 9 часов утра. Значит, он должен был приехать на корт где-то за час, часов в 8- размяться, подготовиться. А что открывалось тогда в любом городе в 8 утра? Ничего – ни столовой, ни кафе. И что же мы делали: Марат всегда ездил с рюкзаком, где лежала маленькая электроплита. А я брала с собой продукты и готовила горячую еду. Потому что я не представляла себе, как можно перед соревнованиями дать ребенку только бутерброд с чаем. Как результат – у Марата хорошее здоровье и успехи в теннисе, а у многих других спортсменов – проблемы со здоровьем, вплоть до язвы желудка.

    - Наверное, Вы для детей – непререкаемый авторитет?

    – Скорее, можно говорить об уважении, не об авторитете. Я никогда не пыталась представить себя выдающимся тренером, никогда в интервью не вспоминала о своих успехах в спорте. К тому же, эти успехи сегодня кажутся мне несерьезными – теннис сейчас уже совсем другой, играют на гораздо более высоком уровне. Все равно, что сравнивать наш век и, скажем, век 18-й. И я всегда разделяла эти роли: дома я была для своих детей мамой, а на корте я – Рауза Мухамеджановна, тренер. И тренерские требования у меня одинаковы ко всем детям, в том числе, и своим. Чем, возможно, отличалось мое воспитание – это тем, что я сама растила детей, не перекладывая этот процесс на бабушек и дедушек. Для того времени я довольно поздно родила первого ребенка, Марата, – мне было почти 32 года. (Сейчас, кстати, это уже не считается «поздно»). Я решила, что буду максимально много заниматься с ребенком сама, родных подключала только при крайней необходимости – уезжая в командировки, например, ведь работая в спортивной школе, я много ездила. Но еще чаще я брала детей с собой на работу, чтобы они были рядом со мной.

    Порой мы, взрослые, делаем ошибки, и надо их обсуждать – но только не при детях

    И, благодаря этому принципу, – как можно больше времени проводить с детьми, не перепоручать их, мне удалось воплотить в жизнь свое представление о том, как надо воспитывать детей. Очень удачно, что мы с Михаилом Алексеевичем, моим мужем, всегда придерживались одних и тех же взглядов на то, как надо детей воспитывать, и в своих действиях были солидарны – никогда у нас не было такого, что мама что-то разрешает, а папа – нет, и наоборот. Мы были заодно. А если какие-то проблемы возникали – мы никогда не решали их при детях, серьезные разговоры мы вели наедине. А что сейчас делают родители? Вот недавно ко мне приходила моя подруга, она пришла со своей внучкой. И вот подруга начинает обсуждать со мной няню этой девочки – а ведь этого делать нельзя. Да, порой мы, взрослые, делаем ошибки, и надо их обсуждать – но только не при детях.

    - Спортсмены – люди собранные и дисциплинированные. Вы строго воспитывали детей?

    – Раньше мне, бывало, говорили, что я строгая. Но потом все признали, что мне как раз лучше всех удается заниматься детьми. И я вижу, как из других детей ничего не получилось – баловали их, баловали. А я со своими детьми не то, что бы строгая была – я серьезно подходила к их воспитанию. Вот, например, по выходным с ними занималась учительница, очень хорошая, я ей очень благодарна: она поставила им речь, привила любовь к литературе. И то, что Марат дает сейчас такие хорошие интервью – это еще и ее заслуга. Почему я приглашала домашнюю учительницу? Я считала, что им надо обязательно наверстывать то, что они пропускали, когда были в разъездах, на соревнованиях. Детям я объяснила, что эти занятия не так утомительны, как кажется. Я сказала им: «Световой день, скажем, с 8 утра до 8 вечера, – это 12 часов, если 4 часа из них вы посвятите учебе, отдадите «голове» – это будет совсем небольшая часть этого дня. А остальные 8 часов – играйте, как хотите».

    - Вообще, тяжело детям сочетать спорт и образование?

    Сейчас Марат заинтересовался управлением бизнесом – он изучает это пока самостоятельно

    – Если это серьезный, большой спорт – он будет на первом месте, это надо понимать. У Марата очень хорошие способности к языкам, но раз мы решили связать его карьеру с теннисом – на этом и мы и сконцентрировались. Кто-то из спортсменов, конечно, просто покупает дипломы, а у моих детей нет высшего образования, и я не считала и не считаю нужным покупать диплом – кого этим обманешь? Я считаю, что лучше будет, когда появится время и интерес к какой-то дисциплине, к роду занятий, они этими деньгами оплатят занятия с преподавателями. Вот сейчас Марат заинтересовался управлением бизнесом – он изучает это пока самостоятельно. А еще взял в этом контроль над Динарой, чтобы она пораньше начала этот вопрос изучать. Хотя, вообще-то, у Динары есть желание быть тренером. Но еще она подумывает со временем открыть салон красоты или какой-то бизнес, близкий к этому.

    - Для Динары мнение Марата важно, она прислушивается к нему?

    – Марат, пожалуй, самый большой авторитет для нее.

    - А как вы справлялись с переходным возрастом – ведь у ваших детей на этот непростой период накладывались еще и физические нагрузки, и психологические – успехи и неуспехи, переживания?

    – С Маратом было проще – он в это время жил в Испании. А Динара – девочка, они не такие «колючие». Но, главное, мы всегда были в контакте с детьми, не отдалялись душевно – это очень важно, тогда можно обо всем договориться. Мы вместе с ними радовались, огорчались, но, кроме того, мы могли объяснить им причины этих поражений и успехов – во-первых, с позиции взрослого, во-вторых – с позиции спортсмена, тренера. Ведь зачастую часто родители детей-теннисистов действий тренера не понимают, могут быть недовольны, что ребенок проиграл какие-то соревнования. А тренер в это же время знает, что турнир был проходной, тренировочный, и не надо было на нем «выкладываться». Так что, родители или должны быть постоянно включены в процесс, или доверять тренеру полностью. Ведь тренеры всегда доступны для общения, объяснений, поддержки.

    - Как вы считаете, принципиально нужно наказывать детей – не физически, конечно, но, скажем, оставляя без развлечений?

    – Знаете, мне и так порой кажется, что я обкрадывала их детство – ведь они так много времени проводили со мной, на моей работе, – что лишать их еще при этом каких-то детских радостей я просто не могла. Другое дело, что во времена их детства и развлечений столько не было, как сегодня. Например, я Динаре за выигранные турниры покупала Барби – и это было тогда для нее хорошей наградой.

    - Сейчас ваши дети – лидеры, знаменитости. Есть какие-то особенности в отношениях с ними?

    Динара сейчас просто не может себе позволить играть слабые турниры

    – Конечно, есть. Они очень амбициозны. И теннис, которым они занимаются, накладывает свой отпечаток – это спорт довольно своеобразный. Теннисисты, во-первых, индивидуально играют в игру. Во-вторых, на протяжении всего года они играют постоянно, одинаково напряженно (в то время как другие виды спорта цикличны). И еще есть некий постоянный состав участников игры, и если ты – теннисист высокого уровня, то соперников, тех, с кем ты можешь играть – их немного. Получается, что они переезжают из одного города в другой, но играют и общаются с теми же людьми. Динара сейчас просто не может себе позволить играть слабые турниры. Поэтому из года в год круг общения не меняется. Они очень внимательны не к успехам и поражениям друг друга не только на корте, это и в личном общении проявляются. Например, все всегда подмечают, кто в чем пришел на вечеринку, и не дай бог прийти дважды в одном платье – иронично поинтересуются: может, денег на новое не хватает.

    - Получается, они живут постоянно «на виду», и нет времени для себя, чтобы расслабиться?

    – Они – звезды мирового уровня. (Это, кстати, не так ощущается в России, а за рубежом их популярность необычайно высока. Марат даже говорит, что на родине ему спокойнее жить, с автографами пристают не так часто). Динара сейчас уже тоже так знаменита, что ее постоянно узнают на улице – она старается немножко маскироваться: надевает кепку, волосы распускает. Но никуда не денешься – она высокая, заметная.

    - Когда у детей такой напряженный график, как вы ухитряетесь все же общаться с ними?

    – Общение у нас преимущественно через sms и Интернет, конечно. Я освоила Skype – это очень удобно: иногда, бывает, заскучаю по ним, звоню по Skype, там можно разговаривать, глядя друг на друга. Это очень поддерживает. Я как раз недавно говорила детям, что нам всем надо сейчас, в настоящее время, пока мы живы, больше общаться и делать друг другу как можно больше приятных, радостных моментов. А не говорить потом: «Ах, вот какой он был».

    Если дети доверят мне воспитывать внуков, я буду очень рада

    - Рауза Мухамеджановна, а можно провокационный вопрос? В начале нашей беседы Вы упомянули, что старались как можно меньше оставлять детей на попечение бабушек. А как Вы будете вести себя, когда у Вас появятся внуки? С одной стороны – принципы, а с другой – ведь Вы гениальный педагог, и жаль было бы, если внуками Вы не занимались.

    – Это должны решить сами дети – если они доверят мне воспитывать внуков, я буду очень рада. И, так как по жизни тот же Марат видит, какие плоды приносит мое воспитание, я не думаю, что он доверит своего ребенка какой-то другой няне, кроме меня. Марату сейчас 29 и, пожалуй, за все это время ни разу не было ситуации, чтобы наши взгляды кардинально разошлись. Пожалуй, единственное, в чем наши вкусы отличаются – это дизайн интерьеров. Когда Марат делал себе квартиру, я ему не помогала и не советовала ничего. И Динара свою квартиру тоже на свой вкус оформляла. Ярко получилось – но ведь ей в этой квартире жить. Главное для меня, что ее дом недалеко от нашего: мы с мужем как-то ходили пешком к Динаре в гости – это всего полтора часа», – рассказала Рауза Исланова, отвечая на вопросы Ирины Сокол (FRESH).

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы