android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Непрошедшее время

Серена Уильямс, пережив год больших неудач и мелких радостей, совладав с приступами паники и амбициями старлеток, выиграла свой пятый «Уимблдон».

Непрошедшее время
Непрошедшее время

Последний раз так много регулярных титулов, как за прошедший год, и не будучи при этом чемпионкой турнира «Большого шлема» Серена Уильямс выигрывала десять лет назад. То был канун ее яркого и краткого, как явление кометы Галлея над Землей, царствования. Serena Slam неизбежно спровоцировал дискуссии о том, когда его автор достигнет уровня величайших из великих. Но судьбе было угодно, чтобы та Серена превратилась в героя эпоса, а не героя повседневности. Выигрывать все подряд, из года в год – это как-то casual, а миф о Серене складывался под влиянием совсем другого стиля. Сколько раз в нее, используя английскую поговорку, пытались воткнуть вилку, но она и хромая на обе ноги возвращалась в круг чемпионов. Снова и снова оставляла скептиков в дураках.

Последние два года, однако, Серене дались особенно трудно. Ее легендарный характер – то, чего, казалось, у нее точно никогда не отнять, – вдруг начал ей изменять. Причем ровно в той обстановке, которая всегда заряжала американку на борьбу, – на аренах мэйджоров. С момента своего возвращения после травмы стопы и легочной эмболии Серена выиграла 33 из 35 матчей на обычных турнирах, но 12 из 16 на турнирах «Большого шлема» – соотношение для нее анекдотичное и даже парадоксальное.

По качеству игры это была одна из самых невразумительных побед Серены в финалах «Больших шлемов»

Финал «Уимблдона» против Агнешки Радванской, дебютантки этих подмостков, в двух предыдущих матчах против Серены взявшей у нее по четыре гейма, был для Уильямс идеальным шансом на реабилитацию. Но именно по этой причине американская теннисистка вышла на корт скованной и нервной, что мгновенно сказалось на ее подаче, которую Джон Макинрой окрестил «лучшей в истории женского тенниса». Но в первом гейме Радванской удалось вернуть ее в корт трижды, правда, лишь раз так, чтобы Серена могла с задней линии ошибиться. И дальше подача Уильямс по внешним эффектам близко не напоминала ту, что свистела мимо ушей соперниц в предыдущих матчах. При этом с первого мяча Серена все равно выигрывала все, что можно, а на второй не набирала и половины очков.

Радванска, тем временем старалась тащить, старалась играть под право (не всегда это получалось), укорачивала, притом неудачно, бросала слишком короткие свечи, то есть с разной степенью успеха стремилась игру затянуть. Серена эту тактику восприняла без энтузиазма, но и не сопротивляясь. Играла и двигалась она, как в слоу-моушн, не проходила как следует удары, по привычке много ошибалась с игры справа, а очки набирала в манере, предписанной ее сопернице – выбивала ту из позиции и аккуратно укладывала мячи противоходом, или простыми ударами с лета и смэшами у самой сетки, или даже дропшотом. Все, чего удалось в первой партии сделать Радванской, так это избежать баранки (Серена допустила на сетболах грубые ошибки с приема) и продлить пустой по счету сет на полчаса с лишним.

По окончании сета ситуация на корте наконец оживилась – пошел дождь, назойливый, но легкий и короткий, как удары Радванской. Вернувшись на корт, Серена пропуляла стартовый гейм на приеме, зато уложила несколько образцово-показательных бэкхендов в следующем и сделала брейк под ноль. А вот потом начался ужас-ужас. Серену обуяла паника – без всяких на то рациональных оснований, а просто потому, что это финал ТБШ, который она не выигрывала два года, потому что ей скоро будет 31, потому что она чуть не умерла, потому что она один из величайших чемпионов в истории спорта и сама себя обязала этот матч выиграть. Она перестала подходить к мячу (и это не просто фигура речи), перестала помогать себе плечами, перестала видеть корт, перестала напоминать игрока не то что Топ-10, а просто игрока профессионального тура.

Серена выиграла свой 14-й мэйджор почти 13 лет спустя после первого – такую долгоиграющую эффективность в Открытой эре не демонстрировал никто

Что в этот момент делает Радванска? Начинает справа играть резаными под форхенд Серены – и Серена запарывает одни удар за другим так, что Каролин Возняцки и Ализе Корне в страшном сне не снилось. Ни о какой подаче как палочке-выручалочке в таком состоянии тоже речи идти не могло. Такой же коллапс приключился с Сереной на «Ролан Гаррос». Отличие заключалось в том, что ее парижская соперница, Виржини Раззано, тогда сама играла блестяще и, улучив момент, начала сносить Серену с корта. Радванска же продолжила активно ничего не делать, то есть заставлять Серену все и каждый мяч играть самой, что в этот момент казалось вполне оптимальным решением.

Эта контрпродуктивная тактика, однако, могла столь же быстро обернуться против ее эксплуататора, если бы Серена, включив чемпиона, смогла собрать себя в кучку. Что американка и сделала, преодолев сумбур первых геймов третьего сета. И Агнешка из хозяйки положения в мгновение ока была низведена, выражаясь словами легендарной Рины Зеленой, до роли мебели. На колесиках, чтобы могла перемещаться, но и только. Решающий брейк Серена сделала, пережив предательство троса – сколько же важных мячей он позволил Радванской выиграть на этом турнире! – и исполнив лихой, но мастерский укороченный с задней линии. А точку в матче поставила, из полуприсяда пробив с бэкхенда по линии (или обратным кроссом – это как оценить угол).

Вероятно, по качеству игры это была одна из самых невразумительных побед Серены в финалах «Больших шлемов». Но для эпоса это рядовое обстоятельство не имеет ровно никакого значения – никто же не интересуется, как чувствовала себя Лернейская гидра, когда ее поборол Геракл. Мало ли, может, у нее мигрень в тот день разыгралась, а потому и бой вышел незрелищным?

Так что без лишнего эстетствования зафиксируем следующие факты. Серена выиграла свой 14-й мэйджор почти 13 лет спустя после первого – такую долгоиграющую эффективность в Открытой эре не демонстрировали ни Крис Эверт, ни Мартина Навратилова, ни Штеффи Граф. Кроме того, Серена стала первой с 1990 года 30-летней чемпионкой мэйджора. А в структуре всех одиночных титулов за карьеру у Серены турниров «Большого шлема» теперь больше, чем титулов любой другой категории. Ее эпос на глазах изумленных Квитовой, Азаренко и Радванской продолжает творить историю.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы