Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    7 часов Кириленко и другие события вторника на «Уимблдоне»-2012

    Мария Кириленко уступает Агнешке Радванской путевку в полуфинал, Серена Уильямс лишает Петру Квитову чемпионского звания, а Ангелик Кербер вновь на высоте. Об этих и других событиях – в обзоре Sports.ru.

    7 часов Кириленко и другие события вторника на «Уимблдоне»-2012
    7 часов Кириленко и другие события вторника на «Уимблдоне»-2012

    Кириленко ушла в ночь

    7 часов 20 минут – столько времени прошло между первым и последним ударом в матче Агнешки Радванской и последней россиянки-одиночницы Марии Кириленко. Встреча это была странной не только из-за своей продолжительности. Начнем с того, что ее по предварительным раскладам вовсе не должно было случиться. В том смысле, что Радванска в четвертьфинал проецировалась заранее, а вот Кириленко совсем неожиданно заглянула на огонек. Подсобили Ли На и Сэм Стосур, преждевременно распрощавшиеся с этой частью сетки, а без них Мария даже с отрицательным балансом побед и поражений на траве вполне справилась с топозаменителями. У Агнешки сетка была еще проще (могла бы сойти за 50-тысячник), и, производя минимальное количество итераций, полька достигла третьего в карьере четвертьфинала на «Уимблдоне».

    В то, что Кириленко сумеет лишить Радванску места в долгожданном полуфинале мэйджора, верилось с трудом. Дело не только в том, что в последних четырех очных встречах победу одерживала Агнешка, но и в том, что технический арсенал Кириленко не заточен под польского мастера мистификаций. Разбомбить Радванску у Марии элементарно не хватило бы сил, затеять игру в кошки-мышки – стабильности, да и форхенд россиянки на траве не очень-то держится. И все же борьбу Кириленко завязала. Старалась по возможности миксовать, завершать атаки у сетки и подавать как следует. Реализовать эту задумку Марии помогала сама Радванска, проводившая какой-то ленивый матч. Весь первый сет она вела в счете, но, когда разыгравшаяся Кириленко его сравняла, Радванска положилась на фортуну, и трос в паре важных ситуаций приветливо ей кивнул.

    Во второй партии преимущество Кириленко в активности стало еще более ощутимым, увеличилась и доля ее ударов, достигавших цели. К тому же россиянка оптимально использовала представлявшиеся ей шансы сделать брейк, реализовав все три брейк-пойнта с первой попытки. В результате второй сет для этих игроков получился по чистому времени почти стремительным – всего чуть больше 40 минут. Постоянная угроза дождя и хождения под трибуны и обратно вряд ли помогали теннисисткам сосредоточиться непосредственно на матче. Этим, а не вдруг обретенными навыками подаванов можно объяснить слабую игру на приеме в решающей партии. В одном из геймов Радванска, например, не сумела вернуть ни одной подачи Кириленко, а следом уже россиянка трижды подряд не приняла мяч в корт. Небольшое преимущество, скорее подспудное, чем реальное, имела в те минуты Кириленко, но при счете 4:4 матч был остановлен из-за начавшейся мороси и вроде бы отложен до среды.

    Однако организаторы, вопреки традиции, согласно которой матч должен быть доигран на том же корте, на каком стартовал, сообщили – о, чудо! – что встреча будет продолжена в тот же вечер, но на центральном корте. Дождавшись окончания последнего из запланированных там матчей, девушки нырнули под крышу и минут за пятнадцать наконец разобрались между собой. Кириленко подошла к победе на расстояние двух мячей, но спугнула ее, и эфирное создание по имени виктория переметнулась на сторону Агнешки, которая заключила ее в свои цепкие объятия. Третий номер рейтинга WTA осилил долгую дорогу к первому в жизни полуфиналу «Шлема», а в четверг попробует проскочить сразу в финал, а заодно – на вторую рейтинговую позицию.

    Кербер – всем немкам хозяйка

    В личных встречах с действующей полуфиналисткой и экс-четвертьфиналисткой «Уимблдона» Сабин Лисицки Ангелик Кербер вела 4-0. Букмекеры, впрочем, не впечатленные ни этим балансом, ни тем фактом, что именно Кербер среди всех участниц турнира провела лучший матч в предыдущем круге, за фаворита держали Лисицки. С чего бы? Едва ли не единственный лисичкин шанс заключался в том, чтобы наскочить на Кербер с разбегу, потому как в розыгрышах у нестабильной Сабин против игрока с лучшей подвижной обороной в туре больших перспектив не было. В общем, это Лисицки и попыталась сделать. Чуть ли не все очки в первых геймах были решены ее виннерсами и ошибками, но ошибок предсказуемо было больше. В розыгрышах Кербер неказисто, но с пользой для дела тащила первые два-три удара Лисицки, после чего атакующий порыв Сабин испарялся либо материализовывался в промах – 3:6.

    В отчаянной попытке сбить Кербер с ритма Лисицки вызвала на корт врача, который поправил ей маникюр. Однако закаленная успехами последних месяцев Ангелик на это уловку не купилась и продолжила играть чисто и уверенно. Но вот со счета 3:0 в пользу Кербер началось настоящее спартанское рубилово. Отдадим должное Лисицки, которая несколько следующих геймов провела на высочайшем атакующем уровне. Она попросту снесла соперницу с корта и была близка к тому, чтобы выйти вперед, когда и Кербер включилась в обмен на сверхзвуковых скоростях. Стало понятно, что судьбу сета могут решить миллиметры – кто в решающий момент попадет в линию, а кто чуточку промахнется.

    При счете 4:5 Лисицки спасла два матчбола, оба – собственными руками, хотя на втором ей сильно подсобила Кербер, которая вместо того, чтобы шлепнуть по мячу с хавкорта, предпочла саккуратничать. Дело, впрочем, не столько в аккуратности, сколько в дефектах керберовсокй техники. Она всегда запускает мяч за себя, но если при кроссах с бэкхенда ей (на манер Алисы Клейбановой) удается бросить под удар весь свой вес, то с форхенда, особенно в статичных положениях, она придает силовой импульс мячу с трудом.

    На следующей своей подаче при счете «ровно» Лисицки исполнила феноменальный укороченный с лета. «Не знаю, разумно ли было так играть, но это было потрясающе», – заметила на это Вирджиния Уэйд, последняя британская чемпионка «Уимблдона», а ныне телевизионный комментатор. Напряжение в воздухе было такое, что его ножом можно было резать. В концовке второго сета и на тай-брейке Кербер просто-таки сковало. Она вела 5:3, заполучила еще один матчбол и снова не рискнула обострить ситуацию. Лисицки в ответ пробила навылет слева. Сетбол, на котором Кербер просто пропустила мяч после глубокого удара Сабин, был анекдотичным. Еще не успев поднять руку для апелляции, Ангелик поняла, как ошиблась, – HawkEye лишь подтвердил, что мяч зацепил линию.

    Столь нервная и насыщенная вторая партия вытянула из теннисисток много энергии, и начало третьего сета было уныло-тревожным и изобиловало взаимными ошибками. Кербер всем видом показывала, что пребывает в глубочайшей фрустрации и не может заставить себя снова заиграть. При этом она дважды умудрилась выйти вперед с брейком, но Лисицки тут же отбирала подарки, а потом и повела 5:3. Дело в шляпе? Не тут-то было. Теперь уже Сабин зажалась от мандража, а Ангелик, напротив, отпустило. Ее обманчивые движения снова приобрели свойственную только им гармонию, и мяч у нее полетел, причем по всему корту, и линии стал цеплять. И, что уж совсем невероятно, она наконец убедила в своей правоте HawkEye – впервые за три десятка попыток ее челлендж, к тому же на важном очке, оказался успешным. На такой волне Кербер сделала еще один брейк и, благодаря расшатанному бэкхенду Лисицки, уверенно подала на матч. 6:3, 6:7, 7:5 – и Ангелик Кербер, год назад занимавшая в рейтинге WTA 100-е место и имевшая серию из четырех подряд поражений в первом круге мэйджоров, выходит во второй полуфинал на турнирах «Большого шлема».

    Квитова больше не чемпионка

    Полуфинал двухгодичной давности, разыгранный на этих же кортах Сереной Уильямс и Петрой Квитовой, невидимой нитью соединил их карьерные траектории. Для Квитовой это был прорыв в элитный эшелон, и всего через год она приехала на «Уимблдон» в качестве фаворита, а уехала – чемпионкой. Для Серены же «Уимблдон»-2010 остался последним пока что из выигранных мэйджоров. Триумфального возвращения сюда сразу после болезни не получилось, зато теперь американке выпал шанс расставить всех по местам. Линдсей Дэвенпорт заметила по этому поводу, что Серена впервые в своей карьере лучше играет на обычных турнирах, где она расслаблена, чем на «Шлемах», где над ней довлеет груз ожиданий, прежде всего ее собственных.

    Перед матчем Серена высказалась в том духе, что Квитова фаворит, а ей нечего терять. Это, считайте, приговор сопернице, тем более что и фаворитом на самом деле была Серена. В активе американской примы, всю неделю выезжавшей на своей подаче, был хотя бы очень неплохо проведенный первый сет против Ярославы Шведовой – ее работа ног и игра с задней линии в те полчаса были на вполне достойном уровне. У Квитовой за душой, то есть формой, не было ничего. Весь сезон Петра играла нескладно, прибавила в весе и стала хуже двигаться, не одержала ни одной победы над игроком десятки, а уж ее предыдущий матч на «Уимблдоне» против Франчески Скьявоне вообще достоин занесения в картотеку теннисных ужасов.

    Тем не менее, самый дебют четвертьфинала Квитова сумела не провалить, дважды взяв свою подачу. Но при счете 2:3 случилось неизбежное. Сначала Петра дала двойную. Потом Серена просто вбежала в бэкхенд, снося фирменную подачу Квитовой (позже графика показала, как глубоко заходила в корт Уильямс, принимая подачу из второго квадрата и не позволяя таким образом сопернице-левше выбивать себя за коридор). На третье последовал длинный удар в правый угол, вынудивший Квитову неудачно рисковать по линии. А уж как реализовать тройной брейк-пойнт, Серене объяснять было не нужно. Брейк она закрепила, сокрушив Квитову сочетанием подачи и бэкхенда, который у американки в первой партии работал просто безотказно, мячи с него она клала в корт как рукой.

    И ведь не сказать, что Квитова играла плохо. Нет, по сравнению с собой образца этого года она выглядела пристойно и порой держала удар и забивала, когда предоставлялась возможность. Вот только Серена ей таких шансов в первом сете практически не дала. Наглядный пример: Квитова навылет пробивает прием первой подачи – Серена тут же отвечает эйсом по прямой, Квитова снова отлично принимает из того же квадрата – Серена подает еще один эйс в ту же точку, потом заставляет Петру ошибиться с глубокого мяча по центру, а закрывает сет прицельной второй подачей – 6:3. В активе Уильямс-младшей к этому моменту было 17 виннерсов (в том числе 7 эйсов) при всего четырех невынужденных ошибках.

    Можно было ожидать, что уровень тенниса во второй партии снизится, и это отчасти – со стороны Серены – произошло. Квитова же сумела добавить угла своему форхенду, и Серене было уже не так сподручно обрабатывать мячи, особенно с бэкхенда, где американка порой совсем уж раскрывалась, встречая мяч животом. Кроме того, Петра начала чаще подавать во второй квадрат по прямой, обманывая Серену, стоящую в корте. В общем, право первой атаки перешло к Квитовой, что вылилось в подавляющее преимущество чешки по виннерсам с игры. В эти минуты она без сомнения показывала свой лучший в году теннис.

    Единственное, что держало Серену на плаву, – это ее подача, помноженная на по традиции неаккуратные квитовские приемы. Но в десятом гейме Уильямс несколько раз не попала первым мячом, и Квитова заработала себе первый в матче брейк-пойнт, бывший по совместительству сетболом. Ровно с этой точки начиналась демонстрация настоящих чемпионских качеств. Серена спасла сетбол подачей, а потом и выиграла гейм, в решающий момент безжалостно пробив у сетки в корпус соперницы. А в следующем гейме Серена выложила на корт все, что оставалось в ее ногах, руках и рефлексах – пару раз классно отзащищалась и перешла в контратаку, а на брейк-пойнте дождалась грубой ошибки без пяти минут экс-чемпионки «Уимблдона». После смены сторон Серена Уильямс зарядила три эйса в первый квадрат, а на матчболе выдала подачу-невозвращенку.

    Азаренко вернулась

    В полуфинале Серена встретится с Викторией Азаренко. Белорусская теннисистка в четвертом круге провела свой лучший матч, начиная с полуфинала Индиан-Уэллса – от нее ушла Амели Моресмо, зато вернулась работа ног и глубина ударов. В четвертьфинале второй год подряд ей противостояла раскрывшаяся на траве, как редкий цветок, Тамира Пашек (ее поединок с Каролин Возняцки в первом круге остается лучшим матчем турнира). Арсенал ударов Тамиры с задней линии не сулил Виктории беззаботной прогулки, но в одном компоненте игры Азаренко должна была иметь заметное преимущество. Речь о приеме подачи, которая у Пашек хромает, а вторая – так и на обе ноги. Вика с ее агрессивным кортоположением и автоматическим приемом по всем раскладам должна была набирать на ней приличное количество очков.

    Так и получилось, причем ситуация усугубилась тем, что сама Пашек на приеме за весь первый сет заработала лишь одно очко. Длина и ширина ударов Азаренко лишали Тамиру возможностей для раскручивания привычных ей комбинаций, а все, что австрийка метала в соперницу, возвращалось к ней с ускорением. А вот в каждом гейме на подаче австрийской теннисистки шла борьба, ей постоянно приходилось догонять уходившую вперед Азаренко, отыгрывая один за другим брейк-пойнты. На шестом по счету Тамира дрогнула, и этого эпизода хватило, чтобы решить судьбу партии.

    Во втором сете Азаренко чуть сбавила в активности, и Пашек тут же перехватила инициативу, все чаще заставляя соперницу отвечать на быстрые удары в движении. Однако на подаче Тамира по-прежнему была уязвима, и, когда время пришло, Азаренко под ноль сделала брейк. Как она умеет играть, оказавшись на грани поражения, Тамира не раз демонстрировала и в Истбурне, и уже в Лондоне. Вот и теперь без боя она не сдалась. Дважды австрийка не позволила Азаренко подать на матч, но на тай-брейке исчерпала лимит прочности – 3:6, 6:7.

    Феррер – теперь и на траве

    Для Давида Феррера и Хауна Мартина дель Потро «Уимблдон» оставался единственным из турниров «Большого шлема», на котором они не добирались до четвертьфинала. Для обоих трава не самое удобное покрытие, причем для аргентинского гиганта особенно – из-за низких и не всегда предсказуемых отскоков, к которым ему долго тянуться со своей высоты. Это, впрочем, не означает, что успешные выступления на траве им заказаны. Выиграть «Уимблдон», как Хьюитт десять лет назад, тот же Феррер, конечно, не сможет, но его набитости и подвижности вполне хватает для прохождения соперников средней руки.

    Дель Потро часто страдает от своей мягкой натуры, порой создается впечатление, что ему стоит громадных психологических усилий заставить себя действовать на корте настолько агрессивно, насколько располагают к этому его физические данные. Вот и в этом матче, получив на самом старте несколько брейк-пойнтов и не реализовав их, Хуан Мартин позволил Давиду вести игру, и испанец этой возможностью блестяще распорядился. Он первым ускорял обмен нейтральными ударами, вынуждая дель Потро вытаскивать мячи из углов на бегу и провоцируя его на малоперспективные контратаки. Не менее коварно и эффективно Давид выманивал нескладного аргентинца к сетке. Действуя примерно в таком ключе, испанец и повел с брейком 4:1. Только тогда дель Потро решился заиграть первым номером и на своей подаче действовал безжалостно, выполнив даже пару роскошных переводов по линии. Но и только. Оказать реальное давление на соперника на приеме у аргентинца не получилось.

    Разница в качестве приема стала еще более очевидной во второй партии. Дель Потро хоть и подавал с высоченным (85) процентом, но Феррер почти всегда возвращал мяч в игру и в розыгрышах по-прежнему смотрелся гораздо цельнее и основательнее. Аргентинец же заметно усилил свои удары, но они были слишком прямолинейны, углов он почти не создавал. Крайне показательным в этом смысле был шестой гейм, когда Феррер закрепил только что сделанный брейк. Трижды дель Потро не сумел принять подачу испанца (два раза на втором мяче), а когда это ему наконец удалось и он, выстрелив справа по прямой, пошел к сетке, Феррер, уже стоявший в нужном месте, ловко перенаправил всю мощь удара соперника в обводящий кросс.

    В третьей партии деморализованный Хуан Мартин сподобился выиграть на приеме и вовсе только два очка и отправился заедать неудачу клубникой со сливками. А Феррер, одержавший уже 47-ю победу в сезоне, готовится к очередному рандеву с Энди Марреем, который легко разделался с запутавшимся в своих намерениях Марином Чиличем.

    Тсонга с уловом

    Ход матча между Жо-Вильфредом Тсонгой и Марди Фишем из-за назойливого вмешательства дождя напоминал движение качелей. Еще в понедельник американец сумел выиграть первую партию 7:5. Событие это, надо сказать, было исключительным по меркам текущего травяного сезона (свою подачу Тсонга не проигрывал на протяжении 75 геймов). С утра во вторник теннисисты продолжили второй сет только затем, чтобы Фиш быстренько потерял свою подачу и отстал в счете 1:3. Но тут снова заморосило, парней прогнали с корта, а, когда они вернулись, Фиш сделал ответный брейк. Остальные геймы уверенно брались серверами, причем особенно лютовал Марди, который, если не считать той осечки, подачу брал почти под ноль. И первые пять розыгрышей на тай-брейке прошли без шансов для принимающего, после чего Тсонга организовал ключевой мини-брейк. Дождавшись второй подачи Фиша, он принял ему под шаткий форхенд, а затем сыграл туда же, выдвигаясь к сетке. Парировать неказистый обводящий удар было для француза делом техники.

    Тут же у Жо-Вильфреда обнаружились проблемы с поясницей, и в сопровождении терапевта он покинул корт – в матче возник очередной форс-мажорный перерыв. И что вы думаете? Тотчас после возобновления матча в нем приключился новый брейк, автором которого стал французский амбулаторный больной. Фишу, правда, как и сетом ранее, улыбнулась возможность сравнять счет, но брейк-пойнт в шестом гейме Тсонга отыграл подачей, едва-едва зацепившей линию. Марди от досады в буквальном смысле опустил руки. Можно себе представить, что творилось в душе американца, когда ему не довелось реализовать двойной брейк-пойнт уже при счете 4:5. Видимо, чтобы окончательно сломить соперника, Тсонга после этого забил авантюрный, но эффектнейший бэкхенд по линии, а на сетболе подал бомбу, сокрушившую форхенд американца.

    И действительно, израненный Фиш поспешил скрыться с медиками под трибунами – четвертый тайм-аут за матч! На сей раз, возобновив поединок, соперники обошлись без мгновенного брейка, но Марди всем своим видом показывал, что валится с ног от усталости, и однажды действительно завалился. Да так и остался лежать, пока на помощь ему не подоспела бол-герл, которая и поставила центнер живого веса на ноги. Сценическое умирание и воскрешение отняло у Фиша последние силы, он тут же проиграл свою подачу и до конца матча, который прерывался и в пятый раз, отметился лишь тем, что с набитым ртом пытался излить душу Карлосу Рамоcу. А после встречи в интервью американским журналистам Фиш поделился таким загадочным наблюдением: Тсонга, оказывается, потрясающий атлет, «хотя и француз».

    «Хотя и француз» в четвертьфинале встретится с Филиппом Кольшрайбером, пресекшим очередной забег мечты в исполнении Брайана Бейкера. Вышел в четвертьфинал и другой немецкий эксперт по траве Флориан Майер, обыгравший в четырех сетах невезучего Ришара Гаске. Для Ришара это поражение стало уже 12-м в четвертом круге турниров «Большого шлема». Больше из действующих теннисистов, кажется, только у Томми Робредо.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы