Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Антон Худобин: «Я всегда иду вперед, меня так воспитали»

Голкипер «Хьюстон Аэрос» Антон Худобин, который уже четвертый сезон подряд пытается пробиться в основу «Миннесоты», в интервью Sports.ru рассказал о том, как встретил на юге США Яо Мина и президента Буша-старшего, почему подписал новый контракт с «дикими» и при каких условиях перейдет в другую команду.

Антон Худобин: «Я всегда иду вперед, меня так воспитали»
Антон Худобин: «Я всегда иду вперед, меня так воспитали»

«Какого черта вы меня здесь держите?»

– Вы уже четвертый сезон подряд пытаетесь пробиться в основу «Миннесоты». На вашем месте многие уже давно попытались бы перебраться в другую команду. Что удерживает вас в системе «диких»?

– Удерживает то, что меня не хотят отпускать. Мы уже поднимали этот вопрос с агентом. Я разговаривал с руководством клуба. Какого, грубо говоря, черта вы меня здесь держите? Отпустите меня уже в другую команду, где я буду, по крайней мере, в НХЛ. Вы ведь мне все равно здесь шанса не даете.

Я сыграл здесь на предсезонке лишь одну товарищескую игру. Вы мне все время говорите, что я приезжаю в отличной форме, но, тем не менее, не даете мне играть. А мне в ответ: «Тебе еще надо поиграть в фарм-клубе». В общем, все как обычно. Агент сейчас решает вопрос обмена. Смысла переезжать из одного фарма в другой нет. Нужно уезжать уже в НХЛ.

– Летом у вас истек первый контракт с «Миннесотой». Почему решили подписать новое двустороннее приглашение?

– Потому что в прошлом сезоне у меня тут получилось сыграть в НХЛ, показать там свои возможности. Мне говорили, что в этом году у меня будет больше шансов играть в основе. Поэтому я решил, что стоит еще годик попытаться пробиться в НХЛ здесь.

«Смысла переезжать из одного фарма в другой нет. Нужно уезжать уже в НХЛ»

– Тем не менее, после тренировочного лагеря руководство «Миннесоты» вновь отправило вас в фарм-клуб. В чем, на ваш взгляд, вы уступаете Никласу Бэкстрему и Жозе Теодору?

– Во-первых, я считаю, что я ни в чем им не уступаю. Во-вторых, тут все зависит от руководства, а оно там, условно говоря, на испытательном сроке. Поэтому, думаю, они боятся доверять молодому вратарю.

– Этим летом за океан переехал Сергей Бобровский, с которым вы почти ровесники. Несмотря на препятствия, он сразу же сумел стать основным вратарем «Филадельфии», в то время как вы продолжаете играть в АХЛ. Посещает ли вас чувство зависти, когда вы смотрите на его успехи?

– Мне кажется, что надо просто попасть в нужное время в нужное место. Так у него и получилось. Основной вратарь получил травму, а тут он приехал и неплохо себя проявил. Я общался со знакомыми из «Филадельфии», и они говорят, что, мол, да, может быть, сейчас он и не готов быть на 100% основным вратарем, но если давать ему шанс играть, то он таким станет.

Вовремя приехал, что тут еще скажешь?! Плюс он действительно хороший вратарь. Да и команда отличная. Они как раз сейчас на подъеме. Защитники у него просто сумасшедшие! Поэтому он сейчас и играет в НХЛ.

– Вы в каком-то смысле счастливчик. Все фарм-клубы «Уайлд» располагаются в теплых штатах – Калифорнии и Техасе, а до этого вы один сезон провели во Флориде. Можно ли сказать, что вам повезло? Или же, напротив, теплому климату предпочли бы снег и метели?

– Я вырос в снегу и метелях. Поэтому на самом деле соскучился немножко по этой погоде. С другой стороны, конечно, теплый климат – это хорошо. Кто против пальм и бассейна в доме? Но опять же, мы столько ездим, что это создает определенные неудобства. Мы же ведь далеко находимся от всех остальных команд, так что нам и летать, и на автобусах ездить приходится очень много. Так что есть и свои плюсы, и минусы.

– Скоро Новый год, а в Хьюстоне со снегом будет напряженно. Праздник пропал?

– А у меня, как и в прошлом сезоне, не будет Нового года. Мы играем 30-го, 31-го и 1-го. Кстати, играем как раз там, где снег и метель. Поэтому, может быть, отметим новый год, как и прошлый, – в автобусе.

– Один из героев «Иронии судьбы...» силился представить каково это – встречать Новый год в кресле самолета. Поделитесь опытом.

– Замечательно! Лучше не придумаешь! (смеется) Нет, конечно же, для нас, русских, Новый год – это самый большой праздник в году. Но сейчас я здесь, а тут главный праздник – Рождество. Так что буду его отмечать.

– За это время и другие американские праздники привыкли отмечать, наверное?

– Каждый год с командой празднуем Хэллоуин. В принципе, ничего особенного. Просто все в костюмы наряжаются и собираются у кого-нибудь дома или в квартире, или просто в ресторане. День благодарения я особо не отмечал. Ведь это же семейный праздник, а вся моя семья в России. А собраться с ребятами поесть индейку – это и на обычный ужин можно. Вот Рождество буду отмечать, нам четыре выходных дают. Больше я как-то американских праздников-то и не знаю.

«На игры приходил главный Буш»

– На игры АХЛ далеко не везде собираются полные арены. Есть ли проблемы с посещаемостью у «Аэрос»?

– В среднем у нас на матчах собирается по пять с половиной тысяч. Но арена у нас большая, на 16 тысяч, потому что тут еще команда НБА играет, так что пять тысяч тут почти незаметны. А так ходят, болеют, кричат... Не могу сказать, что народ прям совсем не ходит. Конечно, не как в Манитобе или Херши, где у них по 9-10 тысяч собирается, но зрители есть.

– Сравнима ли атмосфера на матчах АХЛ с юниорской Западной лигой (WHL), где вы провели один сезон в «Саскатуне»?

– (Улыбается) Если честно, то тут мало кто разбирается в хоккее. Хьюстон – это баскетбол, американский футбол. Здесь нет снега. Люди приходят просто отдохнуть, посмотреть какое-то шоу. Саскатун – это Канада. Там люди просто живут хоккеем. Там на хоккей люди приходят, которые знают об игроках, знают, как кричать, когда кричать. Кричат, кстати, нон-стоп. Если не кричат, то хлопают в ладоши или еще что-нибудь. Здесь же люди приходят, в общем-то, отдохнуть после работы.

– Однако за «Хьюстон» в свое время играл выступал сам Горди Хоу. У вас наверняка вся раздевалка в его фотографиях?

– У нас тут две раздевалки. Вот на тренировочном катке нет ни его фотографии, ни чего бы то ни было другого. На главной арене, да, висит его майка, какая-то информация о нем, статистика. Но не более того.

«Тут мало кто разбирается в хоккее. Хьюстон – это баскетбол, американский футбол»

– Расскажите о Хьюстоне. Ведь большинству россиян ничего не известно об этом городе, кроме того, что там находится центр управления полетами НАСА...

– Согласен. Вообще это большой город. Здесь тепло и красиво, недалеко располагается НАСА, океан и Мексика. Президент Буш здесь живет. Не тот, который последний, а тот, который самый главный. Он даже на игры к нам в прошлом году приходил.

– После игр в раздевалку не заходил?

– Он и перед играми заходил, и после. У меня с ним даже фотография есть где-то.

– Какие чувства испытывали, когда общались с бывшим президентом США?

– Интересно было, конечно. Вот он заходит с кучей телохранителей, с женой – бывший американский президент. Ощущения весьма необычные. Можно сказать, общаешься с легендой.

– В НАСА на экскурсию ездили?

– Я там ни разу не был, но знаю, что экскурсии есть. Если имеется желание, до туда на машине за час добраться можно, походить там, посмотреть все. Вчера с ребятами в автобусе как раз об этом говорили. Рассказывают, что там можно поесть то, что космонавты берут с собой в космос. Можно скафандр примерить. В общем, есть на что посмотреть.

– Хьюстон – спортивный город. Выбиратесь на какие-нибудь другие виды спорта?

– Я раза четыре ходил на НБА. На бейсбол пару раз. На американский футбол не выбирался, потому что несколько раз в Майами бывал на стадионе, и мне не понравилось. Очень скучно. Большие рекламные паузы, во-первых. Во-вторых, вот пройдет один розыгрыш, и они опять стоят с тренерами разговаривают до бесконечности.

А вот на баскетбол, да, хожу. Тут же «Лос-Анджелес Лэйкерс» часто играют. Интересно было в первый раз посмотреть на Коби Брайанта и всю эту компанию.

– Вы так про «Лэйкерс» рассказываете, будто у вас там не на кого посмотреть. А как же Яо Мин?

– Так ведь он вроде до сих пор травмирован? Я его видел, конечно, пару раз, потому что мы на одной арене играем. Мы как-то приехали на раскатку, а они уезжали на выезд. Яо Мин из машины вышел и прошел мимо меня. Громадный человек! Просто гро-мад-ный! МакГрэди, кстати, тут тоже играет – еще одна звезда НБА. Я за ними особо не слежу, но кое-что, конечно, знаю.

– Игроки «Аэрос» и «Рокетс» как-то между собой контактируют? Или ни о какой дружбе здесь речи не идет?

– Да нет, какая дружба? Лед и паркет – это две разные вещи. Поэтому когда мы играем на выезде, они играют дома и наоборот. Так что мы редко видимся.

«Целеустремленный. Правдолюбивый. Компанейский»

– В общей сложности вы отыграли в Северной Америке почти пять лет. Есть ли за океаном что-то такое, без чего вы не сможете жить, если вернетесь в Россию?

– Интересный вопрос, надо подумать. (пауза) Американский менталитет, их отношение к делу. Хотя, наверное, просто Америки в общем и целом будет не хватать. Трудно что-то одно выделить. Я ведь особо тут ни к чему не привязан до такой степени, чтобы мне этого дома остро не хватало.

– Известно, что многие американские и канадские хоккеисты любят расслабляться гольфом. Успели пристраститься к этой игре?

– Нет. Мне кажется, это очень скучная игра. Понятное дело, что она расслабляет – ездишь себе на карте туда-сюда. Но я сколько играл – ни разу не впечатлило.

– Илья Ковальчук как-то сказал, что лучший способ расслабиться после игры – это две кружки пива. Разделяете его точку зрения?

– Разделяю, но только с оговоркой, что вместо двух кружек пива будут два бокала вина. В России могу выпить пива, а вот американское пиво мне не нравится. Вино предпочитаю белое чилийское.

«Мне кажется, гольф – это очень скучная игра»

– Калифорнийское не жалуете? Оно ведь и дешевле должно быть, по идее.

– Это как сказать. Калифорнийское вино ведь тоже можно купить за сто долларов, а можно и за шесть. Такая же история и с чилийским вином. Просто нужно выбрать то вино, которое тебе нравится, и пить его. Вот и все.

– Принято считать, что на вратарей всегда выпадает куда больше психологической нагрузки. Выходит, и «разрядка» после матчей вам необходима куда больше, чем полевым игрокам?

– Каждый приспосабливается по-своему. У кого-то здесь есть подруги, у кого-то жены, у кого-то уже целые семьи с детьми. Кто-то приходит домой и ужинает с женой или смотрит с ней какой-нибудь фильм, кто-то играет с детьми, кто-то просто гуляет после игры с собакой.

Но так как я живу один, то я прихожу домой, включаю телевизор, смотрю «хайлайтс» матчей НХЛ, разговариваю со своими родителями через компьютер, могу выпить один-два бокала вина и ложусь спать. Думаю, каждый должен сам найти тот способ расслабления, который подходит для него, и придерживаться его, чтобы быть готовым к играм.

– Нельзя не отметить вашего поразительного терпения – четыре года в фарме не все наши игроки вытерпят. В обычной жизни Антон Худобин такой же сдержанный и терпеливый?

– Я просто люблю достигать поставленных перед собой целей. На данный момент моя цель – попасть в НХЛ. В принципе, в прошлом году я сделал уже большой шаг на пути к достижению этой цели. Но как бы ты ни работал и как бы ты ни играл, не всегда получается, что тебя возьмут в команду НХЛ. Здесь и от руководства клуба тоже многое зависит.

Я бы не сказал, что я такой уж терпеливый. Просто я люблю достигать своей цели. В жизни я, наверное, более энергичный и жизнерадостный человек.

– Какими бы тремя словами описали бы самого себя?

– Целеустремленный – это точно. А вот над остальным надо подумать. (после паузы) Правдолюбивый и компанейский.

«Никогда не опускаю руки»

– Иронично, что в Миннесоте грядущим летом состоится драфт НХЛ. Вспоминаете ли свой драфт 2004 года? Не посещают ли вас мысли, что положи на вас глаз не «Уайлд», а какая-нибудь условная «Атланта», то вы бы уже давно играли в НХЛ?

– Да, такие мысли меня посещали. Если бы меня задрафтовал какой-нибудь другой клуб, то я бы мог играть в НХЛ даже, может быть, не в прошлом году, а в позапрошлом. Но раз так получилось, значит Бог так написал в моей судьбе.

– Часто приходится слышать о том, что атмосфера в фарм-клубах всегда отличается юниорских команд и НХЛ. Дескать, в «юниорках» все работают на то, чтобы команда выиграла Мемориальный Кубок, а в НХЛ – Кубок Стэнли. В фарме же все пытаются засветиться перед первой командой. Согласитесь с этим мнением?

– Я бы так не сказал. В АХЛ есть команды, чьи владельцы хотят каждый год выигрывать Кубок Колдера. Им по барабану, кто у них играет – старые или молодые. Главное, чтобы был результат. А в некоторых командах, конечно, игроки пытаются «грызть лед», что-то показать и пробиться в НХЛ. Перед некоторыми командами не стоит задача выиграть Кубок Колдера. У них задача «выращивать» игроков под НХЛ.

– «Миннесота» сейчас откровенно не блещет и не попадает в кубковую восьмерку в Восточной Конференции. Думаете, это дает вам какие-то дополнительные шансы на вызов в «Уайлд»? Ведь если команда не может выиграть, без перемен обычно не обходится...

– Так перемены есть. Игроки постоянно летают туда-обратно. Но это касается только полевых игроков. Но так как я здесь выигрываю, а они там проигрывают, то, я думаю, они должны обратить на это внимание, правильно? Так что мои победы идут мне в плюс. Мне ведь летом как-то заявили, что у меня в прошлом году было мало побед.

«Я здесь выигрываю, а они там проигрывают; на это, наверное, должны обратить внимание»

– Вся остальная статистика не в счет?

– Сейчас там команда проигрывает, так что им неважно как ты играешь. Главное, чтобы выигрывал.

– В конце прошлого сезона вы дебютировали за национальную сборную России на заключительном этапе Евротура. Однако на чемпионат мира все же не поехали. Сыграл ли здесь какую-то роль тот факт, что вы представляете фарм-клуб, а не первую команду «Миннесоты»?

– Думаю, это сыграло какую-то роль. Но тренеры мне тогда сказали, что они всего лишь хотели меня посмотреть, так как давно не видели. Вот и посмотрели. В принципе, я себя проявил достаточно хорошо, а почему я не попал в состав – это знают только тренеры.

Перед юниорским чемпионатом мира в Ярославле, когда я поехал играть за 85-й год, я не очень хорошо сыграл в одном товарищеском матче, но на тренировках у меня все отлично получалось. Меня тогда отправили домой. Разговариваю со своим тренером, и он мне говорит: «Антон, если они выиграют, значит тренеры все сделали правильно. Если не выиграют, то значит тренеры, может быть, где-нибудь допустили ошибку».

– В России принято считать, что если игрок «пересидит» в АХЛ, то начнет деградировать. Однако ваша статистика становится лучше с каждым сезоном. Выходит, на вратарей это правило не распространяется?

– Просто некоторые ребята сюда приезжают с мыслью, что вот, мол, годик-другой тут поиграю, а если ничего не получится, то поеду обратно. Приехал, не получилось, уехал. Я же такой человек, который постоянно работает над своими ошибками. Постоянно занимаюсь самоанализом.

Я знаю, что если у меня здесь что-то не получится, то это не значит, что моей карьере пришел конец. Надо работать каждый год, чтобы становиться все лучше, лучше и лучше. Не получится здесь – поеду в Россию, буду там работать. Ведь вратарю какая разница, кто ему бросает? Какая разница – Микко Койву из первой команды, или же ребята из фарма, если они бросают с такой же силой? Просто надо работать. Я никогда не опускаю руки и не останавливаюсь на достигнутом. Я всегда иду вперед. Меня так воспитали.

– Сборная США на последнем чемпионате мира была едва ли не полностью укомплектована игроками из АХЛ, у которых имелся незначительный опыт выступления в НХЛ. На ваш взгляд, реально было бы попробовать нечто подобное в контексте сборной России? Какого результата в таком случае добилась бы наша команда?

– Интересный вопрос. Но сборную России невозможно скомплектовать исключительно из игроков, выступающих в АХЛ. Да, у американцев были в составе несколько звездных игроков. К тому же, Россия хочет выигрывать чемпионат мира каждый год, и это правильно. Хотя брать молодых игроков иногда не помешало бы. Почему бы не пустить горячую кровь в третье звено? Пусть он там носится и пластается, пусть приносит энергию команде.

– Евгений Набоков в свое время провел три сезона в фарм-клубе, прежде чем стать основным голкипером «Сан-Хосе» в 25 лет. Илья Брызгалов заиграл в НХЛ в 26 после четырех сезонов в фарме. Идете по их стопам?

– (смеется) Стало быть, после этого сезона я буду основным вратарем НХЛ. Если серьезно, то я не смотрю на то, сколько тот или иной вратарь отыграл в АХЛ, чтобы добиться статуса первого номера команды НХЛ. Если это займет четыре года, значит четыре года. Если «Миннесота» не соизволит дать мне еще один шанс, значит этого шанса просто нет.

– При каком раскладе вы останетесь в системе «Миннесоты» после окончания этого сезона?

– Только односторонний контракт. Но все будет зависеть от того, сколько игр за основу я проведу в этом сезоне. Если подпишу односторонний контракт с «Миннесотой», то буду биться за место первого номера.

А если я сыграю 25 матчей в НХЛ и сыграю здорово, то другие команды будут смотреть на меня уже по-другому – не как на запасного, а как на первого. Если я сыграю, скажем, только две игры в НХЛ и подпишу контракт с другой командой, то там могут счесть меня «сырым» только лишь из-за того, что я сыграл пресловутые две игры в НХЛ. Тут все зависит только от меня.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы