Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Томаш Юрчо: «Не хочу быть звездой Youtube»

О преимуществах NHL 04, учителе Галиеве, олимпийской сестре, непростом выборе прозвища, саге о видеороликах в интернете, трудностях словацкого хоккея и проблемах питания в Канаде в эксклюзивном интервью Sports.ru рассказал новоиспеченный обладатель главного канадского юниорского кубка, кудесник из Кошице Томаш Юрчо.

Томаш Юрчо: «Не хочу быть звездой Youtube»
Томаш Юрчо: «Не хочу быть звездой Youtube»

«В хоккей попал благодаря сестре»

– У вас ведь хоккейная семья? Ваша сестра Петра на последней Олимпиаде за сборную Словакии играла.

– Ну, у меня только сестра и играет в хоккей. Родители никогда не играли. Я вообще в хоккей попал благодаря сестре. Там история довольно забавная. Мне было четыре или пять, а она меня на пять лет старше. Она всегда хотела стать хоккеисткой. Вот родители и отвезли ее как-то на каток в секцию записать. Ну и меня тоже с собой взяли. Подходим к тренеру, а он говорит, мол, у нас нет женской секции, а вот парень ваш пусть завтра приходит. Я и пришел. Понравилось. С тех пор играю.

– Чем же занимаются ваши родители?

– Отец бизнесмен, а мама продавец.

– Как же они отнеслись к тому, что и вы, и ваша сестра решили заниматься хоккеем? Это ведь по карману прилично бьет.

– Это точно. Я очень благодарен своей семье, которая всегда меня поддерживала. Мне даже бабушка с дедушкой давали денег на экипировку и все остальное, лишь бы я занимался хоккеем. Одни родители просто не потянули бы. У меня же сестра начала заниматься хоккеем, получается, на пять лет позже меня – секцию не могла найти. Так что ей приходилось мотаться в другой город, а бензин нынче недешевый. Можете себе представить, сколько времени и денег на это уходило. Так что, повторюсь, я очень благодарен своим родным за все, что они для меня сделали. Надеюсь, когда-нибудь мне удастся отплатить им взаимностью.

«За последние годы больших талантов в Кошице не было. Надеюсь, мне удастся это изменить»

– Насколько вообще хоккей популярен в Кошице?

– Сейчас – очень. Во многом благодаря тому, что местная команда три раза подряд чемпионат страны выиграла. Так что сейчас хоккей у нас – это спорт номер один. К тому же, сам город-то небольшой. Там всего где-то тысяч 250 живет. Поэтому «Кошице» сейчас на слуху. Они, кстати, как-то ЦСКА обыграли, насколько я помню.

– Странно, но ведь в той же Нитре или Братиславе хоккейные школы выпускают намного больше талантов по сравнению с Кошице.

– Да, в последнее время так и есть. Но хорошие игроки все же были. Например, знаете Ладислава Надя? Вот он из Кошице. Помимо него было еще несколько человек, но большинство из них в НХЛ только пару матчей сыграли, а потом уехали в Швецию или Финляндию. Как я уже говорил, за последние годы больших талантов в Кошице не было. Надеюсь, мне удастся это изменить. Сделаю все возможное, чтобы заиграть в НХЛ.

– На улицах Кошице вас уже узнают?

– Да. Уже год назад начали узнавать. Я тогда как раз вернулся после первого сезона за океаном. Это во многом произошло благодаря одному моему голу. Во время исполнения буллита я сделал разворот на 360 градусов. Повтор крутили по словацкому телевидению. В этом году меня еще и драфтовать будут, так что, думаю, еще чаще начнут узнавать.

– В Сент-Джоне, наверное, вы еще популярнее?

– Безусловно. Сент-Джон вообще хоккейный город. Там всю нашу команду в лицо знают. Например, пойду я в кино или в магазин со своей приемной семьей – со мной все здороваются, спрашивают, как у меня дела, желают удачи.

«Ты хочешь, чтобы я отпустила тебя на другой конец света?»

– Насколько популярен юниорский хоккей в Словакии? В России на многих матчах не больше 100 зрителей бывает.

– Знакомо. У нас в Словакии такая же ситуация. На матчи юниоров толком никто не ходит – в среднем по 200-300 зрителей. В Канаде все совершенно по-другому.

– Сейчас помните свои эмоции, когда первый матч за «Сент-Джон» сыграли? Там ведь под пять тысяч зрителей на трибунах было.

– Я был готов к этому. И сам ожидал чего-то подобного, и агент мне то же самое твердил. Он говорил, мол, теперь все будет по-другому – и сама игра, и то, как ты к ней готовишься, и болельщики, да еще и экипировку с клюшками тебе клуб предоставит. Приехал – так и оказалось. Сначала все было необычно, но со временем привык.

«Нашей федерации даже выгодно, чтобы я уехал. Потому что так, получается, я представляю словацкий хоккей»

– Говорят, что в Квебеке на некоторых аренах просто невозможно играть. Вам такие попадались?

– У нас финальная серия с «Гатино» была. Вот там играть очень трудно. Арена совсем маленькая, народу много, все орут. Есть и еще пара катков в лиге, которые мне не нравятся. Например, в Бэ-Комо. Там тоже маленькая арена, плюс еще и темно.

– Когда вы решили переехать в Северную Америку? После юниорского чемпионата мира?

– Совершенно верно. Уже по ходу того сезона я задумывался о том, чтобы уехать. А потом уже был чемпионат мира, который очень хорошо для меня сложился. Там к моему агенту подходили представители многих клубов. Правда, мама меня сначала не хотела отпускать. Тебе, говорит, всего 16. И ты хочешь, чтобы я отпустила тебя на другой конец света, чтобы ты там один жил? Но потом родители поняли, что это благополучно отразится на моей хоккейной карьере и дали добро моему агенту. Он поставил меня на драфт, и меня выбрал «Сент-Джон».

– И клуб вас отпустил? В России вот у многих не получается уехать из-за проблем с клубом.

– Нет, у меня с руководством клуба не было никаких проблем. Они меня спокойно отпустили, даже помогли, за что им большое спасибо. С Федерацией хоккея Словакии тоже никаких разногласий на этот счет не было. У нас ведь ситуация не как в России, где очень много хороших игроков. У нас их мало. Так что им даже выгоднее, чтобы я уехал. Потому что так, получается, я представляю словацкий хоккей. Кстати, меня приглашал вернуться в «Кошице» после первого сезона за океаном. Звали в основу. Но я сказал, что у меня в этом году драфт, поэтому лучше остаться в «Сент-Джоне». Вы, наверное, сейчас думаете: «Да что там за уровень-то вообще в этой словацкой лиге?». На самом деле, для молодого игрока это очень даже неплохой вариант. Ведь одно дело против юниоров играть, а другое – против взрослых мужиков.

«Я очень придирчив к еде»

– Когда прилетели в Канаду, хорошо по-английски разговаривали?

– Я до сих пор говорю с ошибками, но уже намного лучше по сравнению с тем, что было. Я перед отъездом думал, что немного говорю по-английски, так что особых проблем не должно быть. Прилетел – все вокруг говорят быстро, да еще и не так, как нас в школе учили. Нас-то британскому английскому учили, а он немного отличается от канадского. Я некоторые слова вообще не понимал. Но пару месяцев спустя уже освоился. Это даже и партнеры отметили. Хотя я до сих некоторые слова не то что понять, даже повторить не могу. Слышал уже много-много раз, а пробую произнести – неправильно. Так что есть над чем работать.

– А с французским у вас как?

– (улыбается) Я могу сказать «Comment ça va» (как дела) и «Salut» (привет). Ну и еще пару нецензурных слов.

«У тренера постоянно от меня голова болит. Я ничего не ем, а потом на игру уставшим выхожу»

– Практически все команды CHL играют в маленьких городках. У многих игроков, родившихся в мегаполисе, возникают проблемы с адаптацией. Вам трудно было привыкнуть к Сент-Джону после Кошице?

– Я бы не сказал. Все-таки Кошице тоже небольшой город, с Москвой не сравнить. Так что перемены особой не почувствовал. Разве что дома я всегда ездил на автобусе. У нас так можно добраться куда угодно. Да и ездить-то особенно не приходится – все близко, потому что в Европе больше многоэтажек. Получается, что у города больше населения, но площадь меньше. А в Сент-Джоне все наоборот. Так что если хочешь куда-то поехать, нужна машина. Автобусы толком не ходят. И этого мне не хватает. Прав-то у меня нет. В Словакии их только с 18 лет выдают, а я уехал, когда мне было 16. Поэтому, если я хочу куда-нибудь поехать в Сент-Джоне, все время приходится просить кого-нибудь подвезти. На тренировки меня партнеры подвозят, а в кино, рестораны или магазины – приемная семья.

– Какие отличия вы отметили бы между Канадой и Словакией?

– Я вырос в Европе, привык к квартирам. А в Северной Америке сплошь частные дома. Но к хорошему быстро привыкаешь. Что еще можно отметить? (после паузы) Еда здесь совсем другая. И это моя главная беда. Я очень придирчив к еде. Мне нравится, как готовит мама. А тут трудно найти что-то такое, чтобы так уж понравилось. Спросите об этом нашего тренера. У него на выездах постоянно от меня голова болит. Я ничего не ем, а потом на игру уставшим выхожу. Тренерский штаб постоянно пытается найти что-нибудь эдакое, чтобы я поел, но это не так-то просто, потому что мне ничего не нравится. (смеется)

– Что же такого ваша мама готовит?

– Вот мне постоянно задают этот вопрос. Не знаю. Но как-то по-другому у нее все. Она и блюда другие выбирает, и готовит как-то особенно. Мне ее кухня очень нравится. К тому же, дома я питаюсь только традиционными словацкими блюдами, а их здесь не достать.

«По-русски понимаю половину»

– В «Сент-Джоне» играет еще один легионер – Станислав Галиев. Без него вам было бы труднее адаптироваться к Северной Америке?

– Конечно. Стас мне очень помог. Мы с ним большие друзья не только на льду, но и за его пределами. Здорово, что в команде есть еще один европеец. К тому же, мы с ним говорим на очень похожих языках. Если бы на его месте был какой-нибудь финн, я бы понятия не имел, о чем он говорит. А русский язык похож на словацкий. Мы иногда со Стасом так и разговариваем – он говорит по-русски, а я по-словацки. Я его примерно наполовину понимаю. Такие диалоги обычно смехом заканчиваются.

– Русскому он вас не научил?

– Научил. Я знаю «как дела?» и еще что-то, но сейчас не вспомню (смеется).

«Мы иногда со Стасом так и разговариваем – он говорит по-русски, а я по-словацки»

– Ему, наверное, было чему вас научить помимо русского. Ведь он уже третий сезон в Северной Америке отыграл.

– Да, он здорово мне помогал поначалу. Он в Сент-Джон уже с хорошим английским прилетел. Я постоянно к нему прислушивался, хотел заговорить так же хорошо, как и он. Мы в этом году с ним еще пару месяцев в языковую школу ходили. Это дало результат. Думаю, теперь мы почти одинаково хорошо по-английски разговариваем.

– Быстро сдружились с Галиевым?

– Он меня сразу после драфта (легионеров CHL, прим. авт.) на «Фэйсбуке» добавил в друзья. Пообщались с ним немного по интернету. А потом в Словакии проходил международный турнир среди юниоров, и сборные России и Словакии жили в одном отеле. Там тоже парой фраз перекинулись. Затем я прилетел в Сент-Джон на две недели раньше него, а он прилетел как раз в тот момент, когда у команды было четыре выходных. Все это время мы провели вместе дома с моей приемной семьей, узнали друг друга получше… Теперь мы друзья.

– Вы на выездах еще и живете вместе. Чем обычно занимаетесь?

– Как правило, сидим за компьютером, общаемся с друзьями. Зачастую он показывает мне разные смешные ролики на русском «Фэйсбуке» (т.е. Вконтакте, прим. авт.). Там много забавных видео, так что мы постоянно смеемся.

«Звезда Youtube»

– Вас окрестили «звездой Youtube». Часто смотрите ролики со своим участием?

– Да, порой захожу проверить, вывесили новое видео про меня. В последнее время в строку поиска просто забиваю свое имя и ищу ролики за последние 24 часа. Я, кстати, никогда свои видео не выкладываю на Youtube. Помню, нашел свое первое видео, где я разные трюки показываю, которое кто-то выложил. Я его запостил на одном словацком сайте. Портал был скромный, но кто-то увидел там мое видео и перезалил его на Youtube. Теперь все думают, что это я его туда выложил, хотя на самом деле все было не так. Но ролики со своим участием смотрю регулярно. Мне нравится. Кто-нибудь сделает подборку моих голов или трюков – сидишь, смотришь. Приятно.

– Буллит с разворотом на 360 градусов вы проделали не только в матче QMJHL, но и на Top Prospects Game. Не волновались, что вратарь раскусит вас? Ведь ролик-то этот он наверняка смотрел.

– Было такое. У того видео ведь было свыше 300 тысяч просмотров на тот момент. Его еще и по TSN потом показывали. Поэтому я, конечно, волновался. Вдруг он видел этот гол? Он ведь тогда просто возьмет и выбьет у меня шайбу клюшкой, а я буду выглядеть, как идиот. Но все равно решил попробовать – прокатило.

– Как насчет финта, когда вы шайбу себе на клюшку пригвоздили и поехали к воротам? Сделали бы то же самое в официальной встрече?

– Нет, что вы. Это я просто так для болельщиков сделал. Там ведь конкурс на исполнение буллитов был.

«Мне куда больше по душе было финт красивый сделать, а не «физикой» заниматься»

– Однако Микаэля Гранлунда это не остановило на чемпионате мира.

– Это было потрясающе! Ему ведь сколько? 18-19 лет? А он такое сотворил в столь ответственном матче. Невероятно! Я когда это увидел, я…я…(пауза) да обалдел я! Даже не знаю, что тут еще сказать.

– С чего вообще началась сага с роликами про ваши финты?

– Сначала кто-то выложил видео с моими трюками, про которое я говорил. Но оно особой популярности не снискало. Затем появилось видео с буллитом на 360 градусов. В Словакии оно набрало бешеную популярность. В начале этого сезона я еще один красивый гол «Драммондвилю» забил. Им заинтересовались на TSN. Они потом прислали съемочную бригаду в Сент-Джон и взяли у меня интервью. Вот тут-то все и началось. Все полезли на Youtube, и количество просмотров моих роликов стало расти.

– Почему вы решили отрабатывать такие сумасшедшие финты? Ведь обычно молодые игроки работают над физикой или броском, а вы в другом направлении двинулись.

– В детстве я часто играл в хоккей с мячом. Всегда был технарем. Мне куда больше по душе было финт красивый сделать, а не «физикой» заниматься. Лет в 14 я стал пытаться делать разные финты с шайбой. Очень много над этим работал. Тогда как раз первый ролик про меня и сняли. Но я потом бросил, кстати. Сейчас уже этим не занимаюсь. Только на Top Prospects Game для сюжета на официальном сайте НХЛ это повторил.

– Есть же вид спорта, который называется футбольный фристайл. Там тоже разные трюки с мячом показывают. Может, вам хоккейный фристайл открыть?

– (смеется) Может быть. Я ведь действительно не один такой. Многие выкладывают похожие ролики на Youtube. Помню, когда мне было 14, я постоянно искал ролики с финтами в интернете и пытался их повторить. Потом изобрел пару своих. Здорово было. Сидишь дома, делать нечего – взял клюшку и шайбу, и давай тренироваться.

– У вас три прозвища в интернете – «Youtube sensation», «Tommy Toe-drag» (toe-drag – англ. название одного из финтов, прим. авт.) и «The Duke of Dekes and Dangles» (англ. «Герцог финтов и виражей», прим. авт.). Какое вам больше нравится?

– Я из этого списка только первое слышал. Но оно мне не нравится. Я не хочу быть «звездой Youtube». Я хочу быть звездой хоккея! А вот «Tommy Toe-drag» мне понравился. Рассказал об этом ребятам в раздевалке, им тоже понравилось. Забавное прозвище.

«Играю в тройке с Элиашем и Фризеном»

– Вы и в компьютерные игры часто играете.

– Не так уж часто, на самом деле. Скажем, дома у приемной семьи, я вообще ни в XBOX, ни в Playstation не играю. А вот на выездах, да. Стас обычно в русском фэйсбуке сидит, а я играю в NHL 04, который у меня на компьютере установлен. Играю либо весь сезон целиком, либо только плей-офф. В детстве меня от компьютерного хоккея вообще было не оторвать.

– А почему вы до сих пор в NHL 04 играете, когда уже давно вышла NHL 11?

– Я на компьютере привык играть. На приставке все несколько иначе. К тому же, игры этой серии с 2006-го по где-то 2009-й ничем не отличаются друг от друга. Там вратари даже не двигаются – неинтересно. В 2004-м, мне кажется, лучшая версия игры вышла. Там не так-то просто вратаря пробить.

– За какую команду играете?

– Всегда за разные. Сначала за «Детройт» играл – проиграл в финале. Потом выиграл с «Рейнджерс» Кубок Стэнли. Теперь вот «Нью-Джерси» выбрал.

«Я себя постоянно в игре создаю и ставлю в первую тройку. Еще и параметры себе повыше ставлю»

– Всех словаков, наверное, себе в команду собрали?

– Нет, я вообще почти не меняю игроков. Мне хочется, чтобы все было по-настоящему. Если всех словаков в одну команду собрать, этого не будет. Так что я ничего не трогаю. Зато я себя постоянно в игре создаю и ставлю в первую тройку. Еще и параметры себе повыше ставлю, чтобы забивать постоянно.

– Ставите себя на разные позиции?

– Нет, как и в обычной жизни, ставлю себя либо на левый, либо на правый край. Сейчас вот играю в тройке с Элиашем и Фризеном. Неплохо получается, кстати.

– Так, может, вам стоит позвонить генеральному менеджеру «Нью-Джерси» Лу Ламорелло и сообщить ему об этом?

– (смеется) Может быть. Но на самом деле у меня нет любимой команды в НХЛ. Просто посмотрю на форму, если понравится, то за эту команду играю. Поэтому постоянно команды меняю.

– В справочнике для прессы написано, что ваш любимый игрок – Мариан Габорик.

– Я бы сказал Габорик и Мариан Госса. Они тоже из моей маленькой Словакии, и, тем не менее, играют в НХЛ. Этим они мне и нравятся.

– В таком случае почему не Здено Хара?

– Мне нравятся игроки, которые играют в схожей со мной манере. Я ведь не за два метра ростом. Я больше похож на Госсу и Габорика.

«В этом сезоне мне откровенно не везло»

– В этом году вам предстоит драфтоваться со многими партнерами по «Сент-Джону». На самой церемонии будете сидеть с ними рядом?

– Думаю, что буду сидеть в кругу своей семьи. Очень сильно соскучился по ним за год, а с партнерами-то я весь сезон провел, так что не уверен, что буду сидеть с ними во время церемонии. Но в любом случае мы там встретимся. Юбердо, Филлипс, Болье и я точно поедем на драфт. Насчет остальных не уверен, но они вроде бы не поедут.

– Думаете, ваше выступление на Мемориальном кубке повысило ваш рейтинг в отношении драфта?

– Этот турнир мне, безусловно, помог. Сезон ведь для меня сложился не самым лучшим образом. Я бы не сказал, что он был таким уж плохим, но мне откровенно не везло. Постоянно что-то мешало. А теперь, наконец-то, все удачно сложилось. Лучшего момента показать себя с наилучшей стороны и не придумать.

«Мы на чемпионат мира приехали, а тут на трибунах никого нет»

– У вас за плечами юниорский и молодежный чемпионаты мира. Можно ли сказать, что Мемориальный Кубок – это пока главный турнир в вашей жизни?

– Безусловно. В сборной Словакии ведь совсем другая атмосфера. Отправляешься на турнир без особых амбиций. У нас не такая сильная сборная, как у России и Канады. Наша задача – сохранить прописку в элитном дивизионе. Да и с партнерами, конечно, было тяжело сыграться. Я не говорю, что в Словакии плохие хоккеисты, но к их стилю игры надо было привыкнуть после Северной Америки. К тому же, на МЧМ меня выпускали на меньшинство и делали акцент на игру в обороне, а в «Сент-Джоне» я в таких ситуациях на лед не выхожу. На большинство тренер меня тоже не выпускал, даже не знаю почему. В общем, я занимался совсем не тем, к чему привык. Так что тот чемпионат мира сложился для меня неудачно.

– Вам еще и половину матчей пришлось играть на ужасной «Дуайр Арене».

– Да уж. На тот каток даже ехать не хотелось. Все-таки мы на чемпионат мира приехали, а тут на трибунах никого нет. Складывалось впечатление, будто это не матч, а тренировка. Не было ощущения, что играешь на крупном турнире. Впрочем, первые встречи мы провели на другой арене. Мне понравилось, как я сыграл с немцами, потом забил американцам, затем нормально получилось против финнов и швейцарцев. Чувствовалась атмосфера чемпионата мира. С переездом на другую арену эта атмосфера пропала.

– Ваша сестра в прошлом году выступала на ванкуверской Олимпиаде. Удалось выбраться на ее матчи?

– Нет, у меня же сезон в самом разгаре был. Не хотелось матчи пропускать. Хотя ко мне потом тренер подошел и спросил, почему я не поехал. Я ему сказал: «Так я думал, вы меня не отпустите». А он мне ответил: «Почему же? Отпустил бы, конечно». Если б я только об этом пораньше узнал…

«Сначала НХЛ, потом – КХЛ»

– Продолжая тему сборных, не могу не спросить про вылет юниорской сборной Словакии на последнем чемпионате мира в первый дивизион.

– Я очень расстроился из-за этого. Словацкий хоккей сейчас в упадке. Даже не знаю, что нам надо сделать, чтобы как-то исправить сложившуюся ситуацию. В последнее время дела у наших сборных идут совсем неважно. Совсем недавно взрослый чемпионат мира проходил в Словакии, все ждали, что наша сборная добьется серьезного результата, может быть, даже золото выиграет. И команда-то собралась хорошая. В итоге мы проиграли почти всем, даже немцам. Финишировали месте на восьмом или десятом, я даже не помню. Вообще весь минувший сезон был провальным для сборной Словакии. Сначала мы на молодежном чемпионате мира ничего не добились, потом «юниорка» вылетела в первый дивизион, а затем еще и национальная сборная не смогла сыграть так, как от нее ожидали.

– Зато на Олимпиаде здорово выступили.

– Да уж, это было событие. Почти бронзовые медали выиграли. Даже вели в счете, но, тем не менее, проиграли. У нас тогда возрастная команда была. Все понимали, что это их последний шанс выиграть столь крупный турнир.

«Словацкий хоккей сейчас в упадке. Даже не знаю, как исправить сложившуюся ситуацию»

– Думаете, ваш пример сподвигнет молодых словаков попробовать свои силы в CHL?

– Думаю, да. Сейчас многие хотят уехать в Канаду. В следующем сезоне несколько ребят точно уедут.

– Но есть же и другой вариант. Вас, например, на драфте КХЛ «Автомобилист» выбрал. Не задумывались о том, чтобы поиграть в России?

– Вряд ли. Не слышал подобных разговоров в Словакии. Да, это вариант. Но никто из моих знакомых в Россию не собирается. Впрочем, через пару лет все может измениться.

– Можно ли рассчитывать на то, что вы когда-нибудь будете играть в КХЛ?

– Сначала я хочу попробовать заиграть в НХЛ. Не получится – можно будет рассмотреть вариант с КХЛ.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы