Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Обыкновенное чудо

    Провалив чемпионат и экстренно сменив тренера, «Шальке» грозит стать главным сюрпризом еврокубкового сезона. Осенью «кнаппены» обретались в подвале бундеслиги, а весной нокаутировали на «Сан-Сиро» действующего победителя Лиги чемпионов и теперь готовятся тягаться в полуфинале с кем-то из английских тяжеловесов. Денис Романцов исследует рурский феномен.

    Обыкновенное чудо
    Обыкновенное чудо

    «Шальке» одной ногой в полуфинале – и если это и чудо, то вполне будничное по немецким меркам. Подвиг по расписанию. Мы ведь уже привыкли к тому, что в отдельно взятом сезоне немецкие клубы могут забираться невообразимо высоко. Девять лет назад «Байер» Топмеллера дошел до финала Лиги чемпионов, где уступил мадридскому «Реалу», а через год чудом – уже без Топмеллера – спасся от вылета во вторую бундеслигу. «Шуттгарт» и «Вольфсбург» оказались теми смельчаками, кто во второй половине нулевых наплевал на монопольное могущество «Баварии», и все ради того, чтобы вести сейчас унизительную для детищ автогигантов борьбу за выживание: «волки» третьи с конца, швабы – четвертые. Не обладая имперской выправкой «Баварии», немецкие выскочки всякий раз оказываются в положении отца Федора, с перепугу покорившего отвесную скалу в Дарьяльском ущелье – их охватывает тоскливый ужас.

    Немецкие выскочки всякий раз оказываются в положении отца Федора, с перепугу покорившего отвесную скалу в Дарьяльском ущелье – их охватывает тоскливый ужас

    «Шальке» знакомо это состояние – «рудокопы» брали Кубок УЕФА в 97-м, четырежды за последние десять лет финишировали вторыми в бундеслиге, но, вместо последующего шага вперед, то и дело нервно отскакивали назад. Вторничный триумфатор Ральф Рангник – непосредственный участник одной из таких историй. Впервые он возглавил «Шальке» на старте сезона-04/05. Накануне его прихода Юпп Хайнкесс проиграл три матча из четырех – налицо были все признаки очередного провального сезона (два предыдущих чемпионата «Шальке» закончил на седьмом месте), но Рангник на удивление ловко сплотил команду, встроил в игру всех летних новичков (за исключением, разве что, Аилтона) и в мае обнаружил себя в зоне Лиги чемпионов и финале Кубка Германии.

    Летом дали трещину отношения Рангника с патроном клуба, эгоцентричным хитрованом Руди Ассауэром, который не выпускал изо рта сигару даже на пресс-конференциях, менял подружек чаще, чем Флавио Бриаторе, и держал в узде даже успешных тренеров. Руди преподнес Рангнику Кураньи, Рафинью и Эрнста, но не учел единственное пожелание тренера и вместо Милана Бароша купил ему Серена Ларсена – 193-сантиметрового датского верзилу, который мог разве что дублировать Кураньи, но уж точно не дополнять.

    Конфликт с Ассауэром заключался в том, что Рангник имел неосторожность влюбить в себя активных болельщиков «Шальке»

    Рангник не сумел пробиться в плей-офф Лиги чемпионов и с художественным свистом вылетел из Кубка Германии – уступив 0:6 «Айнтрахту», дошедшему потом до финала. Контракт Рангника истекал летом 2006-го, но переговоры о его продлении то и дело стопорились – в первую очередь из-за несговорчивости Ральфа. Но, кажется, свою главную ошибку Рангник допустил не во Франкфурте, не в гостевых матчах ЛЧ, в которых «Шальке» набрал лишь очко, и не за столом переговоров. Беда заключалась в том, что Ральф имел неосторожность влюбить в себя активных болельщиков «Шальке» и на декабрьском матче с «Майнцем» устроить демонстративный круг почета.

    Ассауэр, привыкший считать «Фельтинс-Арену» своим домом, а всех ее обитателей – своими питомцами, давно ревновал фанатов к Рангнику, а потому счел выходку тренера злонамеренной провокацией. К тому моменту Ральф уже успел проанонсировать летнее расставание с «Шальке», но Ассауэр решил не откладывать на июнь то, что можно сделать в декабре. Все полтора года совместной жизни Ассауэр относился к Рангнику с прохладцей (строго говоря, тот вообще был креатурой не Руди, а спортивного директора Андреаса Мюллера) и налетом высокомерия: представляя нового тренера журналистам, Руди назвал Рангника «Рольфом». Пустяковый, вроде бы, эпизод, но Ассауэр тогда еще и не исправился – и оговорка запала всем в память.

    В декабре в Гельзенкирхене не стало Рангника, а в мае – самого Ассауэра. Воспользовавшись формальным поводом, Руди свел-таки личные счеты с Рангником, а спустя полгода и сам покинул клуб под довольно искусственным предлогом. Проболтавшись в прессе о серьезных финансовых проблемах клуба, Руди подвел черту под своим без малого 20-летним (с перерывом на занятия куплей-продажей недвижимости) правлением в «Шальке». Де-юре наблюдательный совет «Шальке» рассчитал Ассауэра за разглашение корпоративной тайны, де-факто – за неосторожное обращение с тренером, вернувшим клуб в Лигу чемпионов после затяжного лихолетья.

    Рангник поехал в деревню, к Хоппу, в глушь, в Хоффенхайм и за три года прошел путь от региональной лиги до зимнего чемпионства-2008

    Рангник поехал в деревню, к Хоппу, в глушь, в Хоффенхайм и за три года прошел путь от региональной лиги до зимнего чемпионства-2008, а Ассауэр, переквалифицировавшись в агенты, на удивление быстро заинтересовал немецкую прокуратуру – оказалось, что в процессе перехода в «Шальке» нигерийца Виктора Агали бесследно пропали два миллиона евро.

    Своими успехами Рангник разжег в «Шальке» костры амбиций, усилившиеся газовыми парами нового спонсора и полыхающие поныне. Первым погорел преемник Рангника и его бывший ассистент Мирко Сломка – талантливый молодой тренер, в нынешнем сезоне лишний раз подтвердивший свой высокий класс. В первом же своем полном сезоне Сломка повторил достижение Рангника, но на сей раз второе место расценивалось уже как неудача – «Бавария»-то за салатницу не боролась вовсе, а «кнаппены» упустили первое место за тур до конца чемпионата, проиграв не кому-нибудь, а дортмундской «Боруссии».

    В следующем сезоне Сломка вывел «Шальке» в четвертьфинал Лиги чемпионов и уверенно держал команду в тройке, но был уволен после разгромного поражения от «Вердера» – 1:5. Ему инкриминировали незрелищный футбол, неспособность уладить внутрикомандные конфликты (Линкольн боксировал на тренировках с Байрамовичем, а Крстаич калечил в двусторонке Ларсена) и вообще – стабильного обитания в зоне ЛЧ совету директоров во главе с Клеменсом Теннисом было уже мало. «Шальке» полвека не выигрывал чемпионат и потому стремление стать первыми с каждым годом обретало все более истеричный характер. Сломку отставили, а хоровод голландских тренеров (Рюттен – Мюлдер – Бюскенс) довел «кобальтовых» до восьмого места.

    Своими успехами Рангник разжег в «Шальке» костры амбиций, усилившиеся газовыми парами нового спонсора и полыхающие поныне

    Нет-нет, «Шальке» был нужен не просто талантливый тренер, не просто человек с харизмой победителя. Кураньи, Рафинье и Ракитичу требовался дрессировщик и воспитатель в одном лице. Человек с улыбкой чеширского кота, гораздый наорать так, что в радиусе километра потрескаются все стекла. Единственный в Германии тренер, не испытывающий благоговейного трепета перед «Баварией», тренер, способный уложить «Баварию» на лопатки и изощренно надругаться над ней. «Шальке» был нужен Феликс Магат.

    Они шли друг к другу шесть лет – весной 2003-го Магат уладил было все контрактные формальности с «Шальке», но в последний момент передумал и продолжил работу с «Штутгартом». В 2009-м Магат уже не устоял – пивной душ по случаю невероятного чемпионства «Вольфсбурга» он принимал, держа во внутреннем кармане пиджака подписанный контракт с «Шальке». С Железным Феликсом «Шальке» привычно стал вторым – но это «серебро» не сравнить ни с тем, что добыл Рангник, ни с тем, которым утешился в 2007-м Сломка. Начнем с того, что Магат не мог и мечтать о дорогостоящих покупках, поскольку руководству клуба пришлось рассчитываться по долгам с миллиардером Штеффеном Шехтером, построившим «Фельтинс-Арену», и брать новые кредиты, чтобы элементарно платить игрокам зарплату. В итоге Феликс нарыл в молодежных составах «Бохума» и «Алемании» безвестных Шмитца с Моритцем и сколотил из них и воспитанников клуба – Нойера, Хеведеса и Матипа – отличную молодую банду, отставшую от «Баварии» всего на пять очков.

    Логики в январском трансферах не усматривали даже убежденные магатофилы и нарастало опасение, что логика – это вообще последнее, чем руководствуется сам Магат.

    Минувшим летом Магат убедил-таки Тенниса в необходимости внушительных финансовых вливаний и получил вполне приличный трансферный бюджет. Но если в «Вольфсбурге» Магат умудрился провести селекцию, которая стала одновременно и масштабной, и точечной, то в Гельзенкирхене ему определенно изменили самообладание и чувство стиля. Магат принялся перекраивать состав (не усиливать, не укреплять, не углублять, а именно перекраивать) с азартом восьмиклассника, впервые дорвавшегося до компьютерного менеджера: летом клуб пополнился дюжиной новых игроков (среди которых были не только бесплатные Рауль с Метцельдером, но, и скажем, румын Дяк, француз Плестан и испанец Эскудеро) взамен пятнадцати ушедших. И дело, конечно, не в том, что Метцельдер хуже Вестерманна, Хунтелар – Кураньи, Пападопулос – Самбрано, а Хурадо – Ракитича. Проблема в том, что в определенный момент поползновения Магата на трансферном рынке все больше стали напоминать агонию. Логики в январском приобретении 30-летних Харистеаса и Карими не усматривали даже убежденные магатофилы и нарастало опасение, что логика – это вообще последнее, чем руководствуется сам Магат. Обеспокоенный психическим здоровьем тренера, журнал 11 Freunde даже опросил профессиональных психологов – не заболел ли Магат бытовым шопоголизмом.

    Вместо того, чтобы развить успех прошлого сезона, Магат зачем-то все разрушил и начал строить сызнова. В итоге он не только опустил «Шальке» в андеграунд турнирной таблицы, но и настроил против себя лидеров команды. «Когда на старте сезона наши результаты оставляли желать лучшего, я был полностью на стороне Магата и оказывал ему всяческую поддержку, – сказал глава Наблюдательного совета «Шальке» Клеменс Теннис. – Когда в прессе раздавались призывы и требования отставки Магата , я защищал его. Когда наша команда располагалась на 16-й строчке турнирной таблицы, я поддерживал нашего тренера. Но должен признать, затем произошло ключевое событие, мгновенно заставившее меня развернуться на 180 градусов».

    Магат – точно врач, затянувший бинты настолько туго, что остановил кровообращение

    Ключевым событием стало обращение лидеров команды, добившихся встречи с Теннисом и прямо заявивших на ней о неразрешимых разногласиях с главным тренером. Даже после этого Теннис дал Магату шанс исправиться, но поняв, что ситуация лишь усугубляется, уволил его с обоих постов – главного тренера и менеджера. Рангник же усидеть на двух стульях не стремится, один он вполне готов уступить Хорсту Хельдту, бывшему менеджеру «Штутгарта», с лета работающему в правлении «Шальке».

    – Я возвращаюсь на свою бывшую вотчину, с которой меня связывает очень много эмоциональных переживаний, – заявил Рангник в иннаугурационной речи. – Я здесь не только прекрасно себя чувствовал. У меня до сих пор бегут по коже мурашки, когда я дышу этим воздухом и вижу этих фанатов, и эту арену, и все вокруг.

    Весной 2011 года Магат не перестал быть большим тренером. Да, он определенно перестарался, приложил больше усилий, чем нужно – будто врач, затянувший бинты настолько туго, что остановил кровообращение. Работа Магата была необходима «Шальке» так же, как и возвращение Рангника, психологически раскрепостившее игроков. Это ведь благодаря Магату раскрылись и закрепились в составе юные Шмитц, Матипа, Моритц, Дрекслер и Утида, наконец дорос до сборной Хеведес, а Нойер из взволнованного мальчишки превратился в лучшего вратаря Германии. И если в том, что плоды магатовой работы пожнет другой, есть несправедливость, то ее точно не больше, чем в увольнении Ральфа Рангника пять лет назад.

    И вообще – главное ведь не то, как высоко заберется «Шальке» этой весной, а то, что последует затем.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы