android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview

Вячеслав Даев: «Свисток – судья показал на меня и на точку»

Экс-защитник «Торпедо» и ЦСКА Вячеслав Даев будет одним из самых внимательных зрителей матчей Россия – Словения. В 2001 году именно за его фол англичанин Грэм Полл назначил пенальти, приведший к поражению россиян. Спустя восемь лет Даев поднимает из любительского футбола «Торпедо» и дает интервью Sports.ru – о предвзятых ошибках, тренерских целях и тяжелой жизни третьего дивизиона.

Вячеслав Даев: «Свисток – судья показал на меня и на точку»
Вячеслав Даев: «Свисток – судья показал на меня и на точку»

Полл, Мостовой, предвзятая ошибка

– Тот матч в Словении был вашим дебютом в сборной, ведь так?

– Да. Волнения особого не было. Думал, что останусь в запасе. Недели за две до этого у нас была товарищеская игра с греками, где я вообще не принимал участия, даже не попал в заявку. Думал, что и сейчас вряд ли дадут место в составе. Но в день игры на обеде второй тренер Павлов подошел ко мне и сказал, чтобы готовился. Нет, появилось не волнение – боевой настрой.

– И как вам такой дебют?

– Понятно, что было разочарование по результату. То, что был поставлен пенальти, то ли из-за ошибки, то ли из-за предвзятой ошибки… Я понимал, что сыграл достаточно нормально, без серьезных промахов, все, что мог, для команды сделал. С одной стороны – удовлетоврение от работы, выполненной, я считаю, на «хорошо». А с другой...

– Сам момент, за который Грэм Полл назначил пенальти, помните и сейчас?

– Был угловой удар у наших ворот. На его розыгрыш подключился защитник – по-моему, у него 4-й номер был. Я стал его персонально опекать. Пошла подача, мы вместе с ним побежали на наши ворота в район ближней штанги. Мяч перелетел нас, мой оппонент тут же развернулся и побежал занимать позицию в обороне сборной Словении. Пока он развернулся и побежал – свисток! Все обратили внимания сначала на Ковтуна – он там боролся с нападающим. А судья показал на меня и на точку. Вот и все.

«Это было продолжение тех лет, когда сборная играла в Болгарии. А сколько наших клубов засуживали в еврокубках?»

– После того матча вышел из себя Александр Мостовой – его успокаивали всей командой. Вам самому не хотелось пообщаться с Грэмом Поллом?

– Еще во время игры Мостовой возмущался. Это же явная несправедливость, это было всем понятно. Другое дело, что ничего хорошего из разговоров с судьей не было бы. Только навредили бы себе. Вот Мостовой возмущался, все правильно вроде бы, а в УЕФА рассудили иначе. И на ответственную игру со Швейцарией его дисквалифицировали. Хотя между Словенией и Швейцарией еще был матч с Фарерами – там вроде бы все было нормально и ему сыграть дали, а вот в следующей игре – нет.

– Как вы летели из Словении на следующую игру? Команда поддерживала вас?

– Внимания не придавали. Некоторые думали, что пенальти не на мне был. Потому что и так непонятно, что там произошло, а со стороны и подавно. Так некоторые и не знали, что поставили из-за меня. Просто ехали с желанием выиграть у Фарер и Швейцарии и все равно решить свою задачу. А поддержка... Все прекрасно понимали, что это и почему.

– Что это и почему?

– Это было продолжение тех лет, когда наши ребята играли в Болгарии, их засудили и они потеряли путевку на чемпионат мира. А сколько наших клубов тогда засуживали в европейских кубках? Это было продолжение.

– Согласны с тем, что сейчас в этом плане все изменилось?

– Абсолютно все изменилось! Сейчас совсем другая сборная и судейство. С чем это связано? Заслуга Хиддинка в этом велика. Такой уважаемый тренер. В первую очередь, заставил игроков уважать самих себя. Привил им чувство самоуважения, гордости за свою страну. Не скажу, что у нас этого не было. Просто сейчас все это слилось воедино, и результат пошел.

– И сейчас, и тогда у словенцев не было звезд, зато настроя – выше крыши. Вам чем-то запомнилась та команда?

– Ничем не запомнилась. Да, ровная команда. Но ничем себя не проявила, ничего не показала. Мы справлялись с их атаками, и, в принципе, должна была быть ничья.

– Какое у вас предчувствие перед новыми матчами против Словении? Вы уверены в сборной России?

– Знаете, я прогнозы стараюсь не делать, потому что не так часто их делаю правильно. Одно могу сказать: все равно как сыграют, все равно какой счет – главное, чтобы прошли дальше.

КФК, временные, тысяча болельщиков

– Уже два года, как вы работаете тренером. Вам нравится?

– Тренером я начал работать сразу после окончания карьеры в 2004 году. Сначала работал детским тренером, последние два года – с командой мастеров, скажем так. Все достаточно неоднозначно. Сначала поставили исполняющим обязанности вместо Ярцева. На следующий год уже Сабитова менял. Два года работаю, но нормально начать сезон и нормально его закончить пока возможности не было. Тем более, пройти с командой предсезонку и спокойно играть. В этом году я тоже начинал работать с одной командой, перед стартом сезона узнали, что она играть не может. Потом пошли передряги с «Торпедо-ЗИЛ». И получилось, что я начал работать с командой КФК с совсем другим составом – у меня осталось только шесть ребят, с которыми работали зимой. Остальные – новые.

«В «Торпедо» работал с теми, кто остался никому не нужен»

– В этом году вы с большим отрывом заняли первое место в третьем дивизионе. Кем вы комплектовали команду?

– С шестью игроками работали зимой. Остальные – те, кто по разным причинам не подошли клубам второй лиги, не попали в заявку. По большому счету те, которые никому не нужны были.

– Когда «Торпедо» рухнуло из первой лиги в любительскую, ушли все. Перед вами вопрос – уйти или остаться – не стоял?

– Я не один год провел в клубе: и как тренер, и как игрок. Понятно, что в памяти он останется. Кроме того, не видел каких-то лучших альтернатив. И хотелось еще что-то сделать для клуба. Хотя ситуация была сложная. Понятно, что особо желающих работать нету, когда все плохо. Это когда становится получше, появляются и болельщики, и желающие работать. А когда плохо – никого и нет.

– Что за игроки собраны в КФК? Настоящие любители, которые совмещают футбол с другой работой?

– Против нас играли ребята, которые или выпускники школ, или из молодежных команд. Плюс некоторые усиливались. Например, «Ника» играла молодежным составом, но еще привлекла пять игроков из второй лиги. На нас-то всегда выходили в полной боевой готовности, всегда вызывали игроков на подмогу. Нам было не очень-то легко.

– Не очень-то и легко? Но у вас 30 побед в 32 матчах.

– В первую очередь, хорошие ребята подобрались. Как-то так сплотились друг с другом. Да, были неприятные моменты, они ведь остались за бортом профессионального футбола, перешли в любительскую лигу. Но все горели желанием доказать, что это случайность. И моя задача была их настроить, напоминать перед каждой игрой, что они должны доказывать: они здесь временно, на следующий год они будут в профессионалах.

– Болельщики не оставили «Торпедо»?

– Да, у нас было много болельщиков. Во второй лиге не у каждой команды столько есть – им большая благодарность, что не бросили нас в тяжелую минуту. Сколько их приходило? Я не считал. Но на какую-то игру чуть ли не тысяча была.

«Болельщики не оставили: на какую-то игру чуть ли не тысяча пришла»

– Вы уже знаете, в 2010 году будете играть во втором дивизионе или нет?

– Руководство собирает все документы, чтобы на следующий год мы выступали во второй лиге.

– В «Торпедо» по-прежнему нет больших денег?

– Откуда в любительской лиге большие деньги? Игроков как-то поощрили за победу. Но у нас была одна задача – вернуть себе имя и вернуться в профессиональный футбол.

– Вы работали со многими тренерами. Кто-то из них консультирует вас? 

– Нет, пока я сам по себе. Получается, до всего дохожу сам.

- Какие цели вы ставите перед собой в тренерской карьере?

– Добиться значимых успехов. Чтобы они были заметны в масштабе страны хотя бы. И, конечно, хотелось бы, чтобы это было с «Торпедо». Клуб заслуживает того, чтобы вернуться в элиту российского футбола.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы