Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «В следующий раз очередного Вилкова призовут забить камнями, еще через раз — забьют и выложат фото в Instagram»

    Решение КДК по матчу в Грозном и решающая игра сборной России в отборе ЧМ-2014 – в свежем обзоре прессы на Sports.ru.

    «В следующий раз очередного Вилкова призовут забить камнями, еще через раз — забьют и выложат фото в Instagram»
    «В следующий раз очередного Вилкова призовут забить камнями, еще через раз — забьют и выложат фото в Instagram»

    Северная Ирландия – Россия

    В преддверии матча квалификации ЧМ-2014 обозреватель «Советского спорта» Юрий Цыбанев, солидаризируясь с мнением Фабио Капелло, объясняет, почему игра в Белфасте будет ключевой для российской сборной.

    «По-моему, Капелло просто опирается на теорию вероятности. Как человек реалистичный он вполне допускает, что команда может вернуться с «баранкой» из июньской поездки в Португалию. А дальше нашим предстоят, в частности, домашняя игра с Израилем и гостевая с Азербайджаном. И по моим ощущениям барьерчики эти не сказать, что легче преодолимы, чем североирландский.

    Во-первых, на выезде команде нашей, сработанной Капелло, даже сподручней заполучить свое, на противоходе естественному хозяйскому тяготению к нашим воротам.

    Во-вторых, Северная Ирландия в текущем отборе пока что не обыграла никогошеньки – не чета Израилю, хоть и претерпевшему дома разгром от наших, но пустившемуся в погоню за лидером группы.

    Думается, Фабио рассуждает примерно так: даже если и проиграем португальцам, должно быть, разъяренным нынешним своим унизительным положением в отборе, то еще одну осечку осенью команда вряд ли допустит. Он же прагматик, Капелло, и отлично просчитывает как риски, так и искусство возможного в исполнении команды, которую уже более или менее освоил», – заключает автор.

    Инцидент в Грозном

    Обозреватель «Спорт-Экспресса» Евгений Дзичковский, комментируя решение КДК по матчу «Терек» — «Рубин» (оштрафовать грозненский клуб на 200 тысяч рублей и дисквалифицировать «Ахмат-Арену» на один матч), воспринимает наказание как мягкое и призывает ввести прогрессивную шкалу дисциплинарных санкций.

    «Срок давности по дисциплинарным нарушениям составляет, согласно регламенту, два года. Но Гогниева мутузили в Грозном в ноябре 2011-го. Пусть и на другой арене, однако на полмиллиона рублей был тогда оштрафован именно «Терек», а не стадион. Нарушения с периодом полтора года – это систематичность или так себе?

    В данном случае к «Тереку» – ничего личного. Согласен с тем, что матч не прервался, никто не пострадал физически, а моральный урон сам же клуб и понес (уязвленную гордость судьи Вилкова в расчет не берем, поскольку претензий к Кадырову он вроде бы не имеет). Но «кредитную историю» в данном случае КДК не учел.

    Почему? Потому что его состав и руководитель не так давно обновились и начали собственный отсчет систематичности наказаний. Что не вполне соответствует букве и духу закона, на мой взгляд. Да еще и создает прецедент. Есть такие болельщики с кричащей душой, для которых 100 тысяч не являются преградой на пути в судейскую. Захотят «посмотреть в глаза ребятам» – заплатят по тарифу и пойдут.

    В общем, дело тут не в городе и клубе. Поэтому «Тереку» – терпения и взросления. Нашим регламентам – детальной проработки и соблюдения во имя цивилизованности нашего же футбола. А в подтрибунных помещениях российских стадионов, мне кажется, не помешало бы установить видеокамеры с датированием и хронометражем, а также с обязательным предоставлением записи по требованию дисциплинарных органов», – предлагает Дзичковский.

    Обозреватель «Спорт день за днем» Кирилл Легков в своем блоге пытается понять, почему Рамзан Кадыров оскорбил арбитра Михаила Вилкова.

    «Известно, что глава Чеченской республики увлекся соцсетями. Зарегистрировался в Twitter и Instagram. А это опасная штука. Ученые всего мира проводят много исследований на тему того, как сети эти влияют на наш мозг. И приходят к неутешительным выводам. Мозг человека, рапортуют ученые, сужается. Это если коротко. Привыкает быстро реагировать. Переключать внимание. А самое главное – создается эффект того, что все можно поправить. В реальной жизни, как в компьютерной игре. Щелк – и все.

    Доказано, что если взрослый человек будет торчать в соцсетях, то со временем превратится в ребенка. Привыкнет к тому, что все в его власти. Написал. Удалил. Стер. Ушел из друзей. Завел новый аккаунт. Изменил картину мира.

    Вот, не исключено, находясь во власти такого рода мышления, Кадыров взялся за оруж… то есть, за микрофон. И крикнул в него. «Нет, там не было гола! Там не было фола! Я отменяю это решение! И объявляю всем своим подписчикам и друзьям, что судья – козел!» – как бы хотел сказать он. То есть, рефлекс. Собака Павлова. Это все не так безобидно, друзья, как кажется.

    <…> Ведь где гарантия, что завтра, скажем, Широков не сможет сделать на поле больше 140 шагов, а Кокорин, к примеру, не потребует купить ему в партнеры Мамаева? Слом мышления грозит каждому, кто «живет» в интернете. Чем больше у такого человека власти, тем он опаснее», – резюмирует автор.

    Корреспондент «Советского спорта» Андрей Бодров, рассуждая о беззащитности российских судей, недоумевает, почему глава судейского комитета Роберто Розетти не поддержал Вилкова публично.

    «В моем представлении эта молчанка от Розетти при сложившихся обстоятельствах – вовсе не европейский такт, а выгаданная позиция: молчу, коплю деньги, в Италии потрачу. Потому что все то время, что прошло с момента матча в Грозном, арбитра склоняют и так и сяк на каждом углу. И молчание, получается, не золото, а… знак согласия. Или – трусость. Кадыров ведь не зайчик…

    У итальянского нашего главы имеются все ресурсы для того, чтобы дать информационный отпор. Если департамент судейства и инспектирования дорожит честью своих подчиненных и не сомневается в их неподкупности, то был обязан инициировать объединенный брифинг с КДК. Присесть на минуту в президиум, сказать простые и доступные слова: «Мишу в обиду не дадим!» Большего, возможно, и не требовалось.

    А если завтра скажут, что Розетти… И – далее по соблюденной Кадыровым орфографии? Тоже смолчит?» – любопытствует Бодров.

    «Намного вероятнее, что в следующий раз очередного Вилкова просто призовут забить камнями, – иронизирует корреспондент «Спорт день за днем» Руслан Семенеев. – А еще через раз — забьют. И выложат моментальное фото в «Инстаграм», где, собственно, и отчитался о произошедшем Рамзан Ахматович», – пишет автор.

    Колумнист Ленты.ру Андрей Козенко, подводя черту, признает, что инцидент в Грозном – это зеркало российской действительности.

    «Российский футбол — это в первую очередь даже не игра, потому что интересных игр мало. Те же «Терек» с «Рубином» 90 минут мучились, а не играли. Это довольно хорошее зеркало, и в него интересно смотреть. Категорическая неприязнь к кавказским клубам в Москве — привет с Манежной площади 2010 года, да и то не с нее все началось, просто уж очень история показательная. Выглядящие пришельцами знаменитые иностранные тренеры и игроки, которые очень быстро понимают правило номер один: лишнего про внутреннюю кухню не говорить. Контракт закончится, на родину вернешься, там и поговоришь. Если смелый. Постоянные подозрения в договорных матчах. Стремление, чтоб все как в Европе, только бэкграунд назад тянет.

    Так что крик про судью-козла — это явление того же порядка, что и подорожавший за время строительства с 6,7 миллиарда до 43,8 миллиарда рублей стадион в Санкт-Петербурге. До сих пор недостроенный и крайне неудобно — чисто географически — расположенный. И то, и другое — просто иллюстрация, зарисовка о быте и нравах.

    После инцидента в Грозном как-то с особенным, немного мрачным удовольствием ждешь Чемпионата мира в 2018 году. Чтоб наши вышли в финал против каких-нибудь непобедимых испанцев. И чтоб за пару минут до конца матча при счете 1:1 из всех динамиков «Лужников» раздалось: «СУДЬЯ ПРОДАЖНАЯ, ПЕНАЛЬТИ НАЗНАЧАЙ, ГАД, КОЗЕЛ, ФАШИСТ!» И чтоб судье казалось, что это он не голос со стадиона слышит, а голос бога слышит. И чтоб был забит после этого решающий гол, и чтоб трибуны умирали от восторга.

    Тогда мы попадем в историю — как обычно в нее попадаем. С треском», – подчеркивает Козенко.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы