Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Павел Погребняк: «Жду не дождусь, когда мои дети заговорят по-английски»

Российский нападающий «Рединга» рассказал своему лондонскому соседу Ивану Калашникову о том, как сбылась его главная футбольная мечта – играть в Англии. Эксклюзивное интервью – в одном клике от вас.

Павел Погребняк: «Жду не дождусь, когда мои дети заговорят по-английски»
Павел Погребняк: «Жду не дождусь, когда мои дети заговорят по-английски»

Винтажный «Челси»

– Вы играли в Москве и Санкт-Петербурге, Калининграде и Томске, Ярославле и Штутгарте, но всегда говорили: мечтаю попасть в английскую премьер-лигу. Похоже, мечта сбылась.

– Действительно, мечтал об этом с детства. Очень любил смотреть матчи АПЛ – в конце 90-х, по-моему, их показывал канал REN-TV. Мне всегда нравился такой футбол, поэтому хотел когда-нибудь уехать играть в Англию. Правда, не думал, что это займет так много времени. Но теперь я здесь – и очень этому рад.

– Когда вы впервые увидели английский футбол вживую?

– Году в 2001-м или 2002-м решили с Сашкой Данишевским попасть на матч премьер-лиги. Мы оба болели за «Манчестер Юнайтед», все наши любимые игроки там бегали – Гиггз, Скоулз, в честь Бекхэма я до сих пор стараюсь 7-й номер брать, где получается. Но билеты на «МЮ» достать было невозможно, а попросить некого. Поэтому мы смогли пойти только на матч «Челси» – «Ньюкасл», причем «Челси» тогда был совсем не такой, что сейчас – без Абрамовича и звезд. Когда я кому-то здесь рассказываю, что был на игре того «Челси», люди уважительно кивают.

– Чем местный футбол лучше испанского или итальянского?

– Скорость, борьба, жесткая игра. Кроме того, лично мне как нападающему всегда нравились передачи с фланга. Когда я в России сидел у телевизора и смотрел, как кто-нибудь замыкает такую подачу головой в прыжке или на опережении, то мурашки по коже бежали. Вот так вот забить, побежать к фанатам – для меня это рай.

– И получить желтую карточку.

– Да-да, я же так сделал в матче с «КПР», когда забил свой второй за «Фулхэм». Там немного другой гол был, я обвел вратаря, закатил в пустые, но радость была такой, что сразу рванул к нашим болельщикам. Не знал, что за это дадут предупреждение, но не расстроился. Будет подходящий момент – еще раз так сделаю.

«Забить после подачи с фланга, побежать к фанатам – для меня это рай»

– Но вы ведь приехали из Германии, где с атмосферой на стадионах сейчас даже лучше, чем в Англии.

– Да, стадионы там всегда заполнены. Инфраструктура в порядке. Но к остальным вещам я так и не смог адаптироваться. Скажем, тут тренироваться некогда. Игра, потом восстановительное занятие, одна тренировка и уже снова игра. В Англии ты устаешь, потому что часто играешь, а в Германии – потому что тренируешься, как лошадь. В «Штутгарте» я иногда ждал матча лишь для того, чтобы отдохнуть от дикой нагрузки. А здесь каждая игра – удовольствие.

С айпадом против «Сток Сити»

– В «Уигане» или «Суонси» вам пришлось бы играть немного в другой футбол, но сейчас вы игрок «Рединга» – одной из самых английских по стилю команд премьер-лиги. Как вы там оказались?

– Я сыграл за «Фулхэм» последний матч сезона против «Тоттенхэма», переоделся, выхожу из раздевалки – звонок: говорит Антон Зингаревич. Он представился, предложил встретиться, я согласился. Приезжаю на встречу, а там не только владелец, но и главный тренер «Рединга» Брайан Макдермотт. Я его и в лицо-то тогда не знал, разумеется. И вот Макдермотт сразу мне объяснил, где меня видит в команде, как «Рединг» будет играть со мной в составе. Потом Зингаревич рассказал, что скоро у клуба будут новый стадион и новая база.

Сразу соглашаться я не стал, потому что хотел тогда остаться в «Фулхэме» и продолжать работать с Мартином Йолом. Но некоторые вопросы в клубе решить не удалось, и тогда я понял, что предложение «Рединга» – самое интересное. Конечно, если бы не русский владелец, меня бы здесь не было.

Говорят, Зингаревич удивительно хорошо для бизнесмена разбирается в футболе.

– Да, это так. Он всегда в курсе последних новостей, не пропускает ни одной игры, был на чемпионате Европы. Я немного удивился, когда Антон поехал с «Редингом» на сборы в Португалию. Посещал каждую тренировку и к концу сборов, по-моему, стал лучше нас понимать, кто где играет и какая у команды будет тактика. Еще в теннис играл с нашими футболистами. Кстати, почти всех обыграл.

– Вы много работали с голландскими тренерами – Адвокат, Хиддинк, Йол. Чем от них отличается ирландец Макдермотт?

– Главное отличие – он не проводит тренировки. Павлюченко рассказывал, что Реднапп так же себя вел. За день до игры Брайан начинает нам объяснять тактику – все-таки мы новички, пока что чаще подстраиваемся под соперника, чем играем от себя. Значит, чужую игру надо разбирать досконально.

«С защитниками «Стока» айпад особо не поможет – надо выходить, толкаться, драться с ними за каждый мяч»

– Реднапп давал Павлюченко знаменитую установку «fucking run around a bit». Что говорят вам?

– Говорят, что надо поверить в себя, понять, что можем играть в премьер-лиге. В том числе против таких соперников, как «Челси». Надо выходить и не бояться. Ну вы, наверное, видели, что мы и не боялись.

– Я был на вашей первой игре со «Сток Сити» и сам видел, насколько тяжелее играть против Хута с Шоукроссом.

– Соглашусь. Та игра вообще была не очень зрелищной. Бороться с этими парнями иногда действительно сложнее, чем с защитниками «Челси». В прошлом сезоне в «Фулхэме» нам выдавали айпады с информацией о соперниках: рост, вес, какая нога рабочая. Но с защитниками «Стока» айпад особо не поможет – надо выходить, толкаться, драться с ними за каждый мяч.

В «Челси», правда, есть Терри – вот уж кто вообще не дает играть, при этом локтями орудует в два раза реже, чем тот же Хут. Очень грамотно действует. Делает шаг вперед, ставит корпус, и все: либо отбор, либо перехват. Мне вообще всегда очень нравился Терри, даже несмотря на то, что у нас амплуа разные. Символ английского футбола! Специально пошел к нему после игры, чтобы поменяться футболками.

– Третий гол «Челси» забил вам из офсайда. Не было желания повторить знаменитый монолог?

– Было обидно, конечно. Но в Англии эти судейские ошибки уже вечером на всю страну будут разбирать по телевизору, и арбитру наверняка дадут пару игр дисквалификации. Да и для игроков тут меры наказания суровые: скажешь судье «фак» – можешь тут же получить карточку. Какие-то из тех слов, конечно, мне приходилось повторять – только уже про себя, не в камеру.

А вообще мне английский стиль судейства подходит. Здесь дают играть, не свистят, поощряют борьбу. Конечно, от защитников достается чаще, но зато все быстрее и динамичнее. Три раза он тебя подтолкнет, ударит сзади, задержит руками, зато на четвертый я сам ему врежу и забью. Если бы все эти столкновения свистели, игра была бы совсем не моя. Так что судейством я в целом доволен – кроме разве что этого гола Торреса.

– Готовы к тому, что в «Рединге», в отличие от «Фулхэма», вы будете бороться за выживание?

– Возможно, здесь нет таких имен, как в «Фулхэме», но все равно футболисты очень хорошие. Думаю, в первую десятку можем запрыгнуть. У Иана Харта сумасшедшая левая нога – что со штрафного, что с углового может подать мяч в любую точку. Дэнни Гатри, который пришел из «Ньюкасла», очень хорош – не удивлюсь, если его в сборную Англии когда-нибудь вызовут. Еще правый хав Гарет Макклири отлично смотрится. Очень быстрый, так люди вообще не бегут. Ну и передачу голевую он мне отдал.

Голливудский английский

– В прошлом сезоне кто-то сделал шикарное видео, где болельщики «Фулхэма» безуспешно пытаются произнести вашу фамилию. Как вас называют одноклубники?

– Меня зовут Пав, как и в «Фулхэме». Иногда – Пог. Фамилия сложная, ее разве что тренер за день до игры пишет в стартовом составе. Но не произносит.

– Агент Олег Артемов утверждает, что у вас нет проблем с языками – в отличие от большинства российских футболистов. Это правда?

– В Германии проблемы были. Мне сразу дали переводчика, в первые дни она была рядом практически везде, разве что на поле не выходила. Очень сложный язык. Наверное, я потому и заговорил по-английски почти сразу, что с немецким так долго мучился. С шести лет я ходил в английскую спецшколу, но потом оказался в спартаковской академии в Сокольниках, и язык отошел на второй план. Пришлось все учить заново.

«Когда гостевая команда переодевается на игру, то запасные выходят, потому что места не хватает. Говорят, это реально нервирует соперников»

– Объясните будущим легионерам, почему так важно выучить язык.

– Надо знать, о чем говорят в команде. Ладно еще шутки – можно просто посмеяться и сделать вид, что ты понял, в чем прикол. Но если тебе во время игры что-то говорит тренер или партнер по команде, надо врубаться, иначе потом будет туго. Да и свое мнение нужно обязательно уметь высказывать.

Мне было проще всего общаться с Клинтом Демпси. Он сам из Техаса, но у него голливудский английский, понятно каждое слово. Сложнее всего – с ирландцами: что Дафф и Келли в «Фулхэме», что Хант и Харт в «Рединге» говорят так, что ни черта не разберешь. Мне повезло, что у нас в команде есть латыш Горкш, который здорово говорит по-русски и часто помогает. Кстати, на сборах нас поселили вместе, так Макдермотт вызвал к себе и сказал: в номере должна звучать только английская речь. Но там, конечно, звучала русская.

– На каком языке говорят футбольные комментаторы в вашем телевизоре?

– У нас дома нет русских каналов. Только BBC и Sky Sports. В Штутгарте была тарелка с русскими каналами, но здесь я уже серьезно настроился на то, чтобы учить язык, поэтому дома телевизор говорит только по-английски. Для русского есть семья, друзья и интернет.

– Ваша жена рассказывала, что вы хотели назвать третьего ребенка международным именем – что-то типа Роджера.

– Я и первого ребенка хотел назвать международным именем. Но тогда мы жили в России, там бы его дразнили, были бы какие-то насмешки, поэтому я передумал. Ну и третьего уже можно при желании называть не Леха, а Алекс. Если живешь за границей, нельзя замыкаться. Мы очень хотим развиваться. Поэтому мои дети ходят в местную школу и детский сад. И я жду не дождусь, когда они заговорят по-английски.

Неспящий в Томске

– Вы как-то говорили, что не можете уснуть после матча.

– Да, никогда не получалось – ни здесь, ни в «Штутгарте», ни в «Зените». Даже в Томске не спал. В голове крутятся моменты, нервы не дают расслабиться.

«Приехали в Брайтон играть, а там бац – Висенте»

– Но расслабляться как-то надо.

– Для этого я смотрю теннис. Очень люблю этот вид спорта – ходил на Олимпиаду, познакомился там с Шамилем Тарпищевым, который достал мне билеты на полуфинал и финал. Видел феноменальную игру Федерера с Дель Потро. Мечтаю попасть на Уимблдон – по-моему, это вообще главное спортивное событие года. Уж в Англии точно.

– Вам вообще что-нибудь не нравится в Англии?

– Разумеется, есть какие-то отличия в менталитете, поведении, но все это нормально. А, вспомнил: на «Крэйвен Коттедж» были самые маленькие раздевалки в премьер-лиге. Когда гостевая команда переодевается на игру, то запасные выходят, потому что места ну совсем не хватает. Да и в нашей раздевалке мы сидели плечо к плечу, еле помещались. Но в клубе рассказывали, что это реально нервирует соперников. А вообще мне проще сказать, что нравится.

– Давайте.

– Люди очень уважают традиции. Проявляется это во всем, но особенно заметно в футболе. Болельщики не бросают свои клубы, поддерживают их всю жизнь, где бы они ни выступали. Приезжаешь на какой-нибудь заштатный стадион играть в Кубке Лиги, а там – команда со столетней историей. Вот мы недавно обыграли «Питерборо», а у них, оказывается, главным тренером работает сын Алекса Фергюсона. Или приехали в Брайтон играть, а там бац – Висенте. Отношение у людей правильное, поэтому и футбол такой интересный. Я бы хотел остаться здесь на долгие годы.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы