Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Джозеф Дикьяра: «В России возникает впечатление, что никто не считает эту страну своим домом»

Канадский хавбек «Крыльев» Джозеф Дикьяра переехал в Россию почти незаметно ― за шумом, поднятым в Махачкале весной-2011, новость об удивительном трансфере самарского клуба осталась совсем без внимания. Спустя полгода после дебюта Дикьяры за «Крылья Советов», Sports.ru связался с Джозефом и предложил рассказать о себе. Хип-хоп, «Ювентус», CallofDuty, НХЛ, Роберто Карлос и многое другое ― в интервью второго канадского игрока в истории чемпионата России.

Джозеф Дикьяра: «В России возникает впечатление, что никто не считает эту страну своим домом»
Джозеф Дикьяра: «В России возникает впечатление, что никто не считает эту страну своим домом»

― Вы и «Крылья» ― как это вышло?

― Я всегда хотел поиграть в Европе. Мой тренер Алекс (Сиков ― прим. Sports.ru) говорил мне, что если получится перебраться в Россию, это будет хорошей стартовой площадкой, хорошим местом, для того чтобы начать свою профессиональную карьеру. Я много и усердно трудился в Канаде, для того чтобы получить такую возможность. И вот в январе появился вариант с «Крыльями», меня пригласили на сбор в Кипре. И тренеру, и игрокам я понравился, играл довольно неплохо, и они решили меня подписать.

― Как вы об этом узнали?

― Мы только-только закончили игру, я сидел в гостиничном номере и ко мне подошел мой переводчик: «С тобой хотят поговорить». Я сначала подумал, что мне просто хотят сказать что-то по поводу прошедшей игры, может, указать на какие-то ошибки или еще что-то. Но потом один из тренеров вошел в комнату и сказал: «Джозеф, через пару дней мы летим тренироваться в Турцию и хотим, чтобы ты поехал с нами. Ты хороший молодой игрок, и мы готовы подписать с тобой контракт».

«Родители были горды, когда «Крылья» предложили мне контракт»

― Что говорили друзья и родители, когда вы решились на переезд в Самару?

― Друзья, конечно, немного удивились, но все равно поддержали меня. Да, и родители тоже. Сказали: «Раз ты счастлив, то и мы за тебя счастливы». Все же знали, что я всю жизнь мечтал играть в футбол профессионально, на высоком уровне. Так что были горды, когда «Крылья» предложили мне контракт.

― Первый день в Самаре ― каким он был?

― Я помню, как впервые оказался в городе. Мы всей командой ехали в автобусе, ребята что-то обсуждали, а я только смотрел по сторонам ― все выглядело очень красиво. Я по-прежнему провожу большее количество время на базе команды, где по-настоящему отличные условия, все сделано для игроков. Но когда выбираюсь в город ― а в последнее время делаю это все чаще и чаще ― вижу, как здесь много милых мест. Хотя есть и то, что меня удивляет.

― Например.

― То, как люди относятся к собственному городу. Я, конечно, не могу говорить за всю Россию (хотя видел подобное и в других местах), но в Самаре жители не очень-то о нем заботятся. В Канаде мы любим то место, в котором живем, стараемся сделать его лучше, красивее, удобнее. А в России возникает впечатление, что никто по-настоящему не считает эту страну своим домом. Это касается всего ― дороги, здания. Некоторые из них находятся в полуразрушенном состоянии, но никто об этом не думает. Это довольно странно.

― Многие иностранцы жалуются на то, что люди в России не слишком приветливы.

― Меня это не удивило. В Торонто я общался со многими русскими, так что был более или менее знаком с русским менталитетом. Конечно, иногда я сталкиваюсь с какими-то странностями. Но я бы не сказал, что русские злые или еще что-то. Есть определенное поведение. Если оно помогает вам жить, значит все хорошо.

― Самая смешная история, которая приключилась с вами в Самаре?

― Не очень смешно, но это случается со мной постоянно, поэтому расскажу. Многие люди почему-то уверены, что если я уже полгода играю в России, то в совершенстве владею языком. Ко мне постоянно подходят и не просто спрашивают «Как дела?», а начинают какой-то большой разговор или спор, говорят несколько минут без перерыва. А я стою, не понимаю ни единого слова, но мне даже не дают сказать об этом (улыбается). Вот это меня смешит. Хотя русский я уже начал учить, кое-что сказать могу.

― Вы живете в России больше полугода. Вещь, которой вам недостает сильнее всего?

― Честно? Моя кровать (смеется). Даже не только кровать ― вся комната. Я безумно по ней скучаю.

***

― Сколько ваших канадских друзей занимается профессиональным футболом?

― (Ухмыляется). Ни одного. Я, конечно, знаком с некоторыми канадцами, играющими в МЛС, но, во-первых, и их-то немного, а уж если брать тех людей, которых я знаю с самого детства, то здесь полная пустота.

― Молодые российские игроки росли, наблюдая за игрой Дмитрия Аленичева и Андрея Тихонова. На каком футболе выросли вы?

― О, в детстве я был по-настоящему увлечен чемпионатом Италии. Мой отец итальянец, родился в Палермо, так что это неудивительно. Любимые футболисты? Мне всегда нравилось наблюдать за игрой Дель Пьеро. Да и за всем «Ювентусом», в принципе.

― После того, как вы оказались в Самаре, Александр Тарханов рассказывал: «Самый длинный номер мой мобильник высветил при звонке Марка Туниса из Торонто»…«Говорит, играет там у них в чемпионате парень, самый лучший во всей Канаде». Вы действительно были лучшим?

― Я думаю, что в своей возрастной группе, был, как минимум, одним из лучших. Когда я буду играть за национальную сборную, вы сами сможете в этом убедиться (улыбается).

«Любимые футболисты? Мне всегда нравилось наблюдать за игрой Дель Пьеро»

― Многие знаменитые футболисты выросли из фанатских штанов. Были ли фанатом вы?

― Я бы с радостью, но когда я рос, в Торонто было не то чтобы очень много футбола. В последние годы у нас появилась команда ФК «Торонто», которая выступает в МЛС, и за ее играми я, конечно, следил. Но раньше такого не было, так что в большей степени я все-таки смотрел НХЛ. Когда я был маленьким, я параллельно с футболом занимался хоккеем, поэтому эту игру я тоже очень люблю. Думаю, хоккей мне многое дал. Это более жесткая и контактная игра, так что и на футбольном поле я теперь смотрюсь покрепче.

― Когда вы в последний раз дрались?

― Вообще, я не большой драчун, стараюсь решать конфликты другими способами. Думаю, что в последний раз дрался еще в школе. Из-за чего? Ну, как это обычно бывает: сказали, что-то неприятное, мне не понравилось, и я решил его проучить. Драку начал я.

***

― В Самаре вы живете один. Сложно?

― Не могу сказать, что очень сложно. Я живу на базе, так что почти всегда вижусь с друзьями из команды. Некоторые из них тоже живут здесь. Да и то, что я живу один, позволяет мне сфокусироваться на футболе, это явный плюс. В общем, никаких проблем, меня все устраивает.

― Сколько часов в день вы проводите за компьютером?

― Не очень много, на самом деле. Есть «Скайп», да, плюс пару раз в день захожу почитать новости, посмотреть, как поживают друзья и все такое. Вот к чему я по-настоящему пристрастился, особенно за то время, что лежал с травмой ― это телевидение. О-очень много телевидения (смеется). В последнее время я постоянно смотрю фильмы на русском, даже если совсем ничего не понимаю. Ну, и футбол, конечно.

«Самый близкий ― Хуан Карлос Эскобар. С ним я провожу большую часть своего времени, мы часто выбираемся вместе в город, ходим в рестораны или еще куда-то»

― Последний фильм, который вас впечатлил?

― Недавно смотрел «Железного человека-2», это американский фильм про супергероя. Ничего, прикольно. Еще кто-то из игроков дал посмотреть «Черного лебедя». Мы вообще часто даем друг другу DVD, так что с этим никаких проблем нет. Вот с музыкой приходится сложнее. В России слушают в основном что-нибудь танцевальное. Я не против этого, но гораздо больше люблю рэп, хип-хоп, так что приходится обращаться к своим друзьям, и они через интернет присылают мне какие-то новые альбомы. Я обожаю Дрейка, рэпера из моего родного Торонто, и американского певца Рика Росса.

― Последний концерт, который вы посетили?

― Перед тем, как переехать в Россию, я как раз ходил на выступление Рика Росса. Я не уверен, что вы его знаете, он все-таки больше популярен у нас, чем в Европе. Но это, в любом случае, было довольно круто.

― Что занимает большую часть вашего времени за пределами поля?

― Сейчас ― «Скайп». Я постоянно разговариваю со своими родителями, рассказываю, как у меня дела в футболе, в жизни и все такое. С отцом мы постоянно на связи, он сейчас на пенсии. А вот мама приходит домой только вечером, плюс разница во времени, поэтому застать ее у компьютера мне довольно сложно. Но мы все равно общаемся почти каждый день, так же как и с моими друзьями. Это для меня очень важно.

― Самый популярный вопрос, который задают вам друзья?

― Те, кто связан с футболом, спрашивают: «Джо, что мы должны сделать, чтобы все получилось, как у тебя?» Канада ведь всегда была хоккейной страной, поэтому у молодых футболистов мало примеров перед глазами, тех, кто может им что-то посоветовать. Так что меня постоянно закидывают вопросами вроде «Как нам улучшить свою игру?» «Как ты смог побороть страх и уехать в другую страну?» и все в таком духе.

«Я стоял в самом центре огромной столовой, и все смотрели на меня, не отрываясь, наверное, секунд 30. Никто не мог поверить, что к ним поступил белый человек»

― Ваши главные друзья в «Крыльях»?

― Самый близкий ― Хуан Карлос Эскобар. С ним я провожу большую часть своего времени, мы часто выбираемся вместе в город, ходим в рестораны или еще куда-то, можем говорить, о чем угодно. Даже если кто-то из нас просто собирается сходить в магазин, мы спокойно можем позвонить друг другу и пойти вместе.

― У вас есть «Твиттер» или Facebook?

― Facebook ― да, а «Твиттер» я не очень люблю. Друзья постоянно говорят: «О, тебе надо завести «Твиттер»!» А зачем? Мне он никогда не казался какой-то нужной или интересной штукой.

― Все футболисты играют в PlayStation. Вы тоже?

― Не часто. Но люблю поиграть и в FIFA, и, особенно, в Call of duty. Бывает, что мы устраиваем какие-то турниры. Мы ― это я, Эскобар, Антон Соснин. Хотя, в принципе, почти все играют. Кто лучший? Эско! Он постоянно рубится в видеоигры, так что с ним тяжело тягаться.

***

― Юрий Студин, президент футбольного клуба «Спартакус», рассказал, что вы стали первым белым студентом университета Говарда в Вашингтоне. Каково это было?

― На самом деле, я не думаю, что был прямо первым. Всего там учится около 11 тысяч человек. Белых, включая меня, было, может быть, трое. Конечно, поначалу я чувствовал себя довольно странно. Куда ни посмотришь ― везде чернокожие студенты, чернокожие преподаватели. И среди них я. Но я поехал туда, в первую очередь, для того, чтобы играть в футбол. Так что сконцентрировался на этом, и все пошло нормально. К тому же, люди там были отличными. Никакой агрессии, ничего такого. За пять месяцев, которые я там провел, у меня появилась куча друзей.

― Самая забавная история, случившая с вами там?

― В первый же день я решил перекусить в университетском кафетерии. Когда я туда вошел, все буквально замерли. Я стоял в самом центре огромной столовой, и все смотрели на меня, не отрываясь, наверное, секунд 30. Никто не мог поверить, что к ним поступил белый человек (смеется).

― Поездка в Вашингтон ― не единственное яркое путешествие, совершенное вами в последние годы. Несколько лет назад вы объявились в Берлине. Что вы там делали?

― Это был мой первый выезд в Европу. Я и еще два парня из нашего клуба поехали в тренировочный лагерь «Герты», там было много игроков из разных стран. В принципе, все это было сделано для того, чтобы мы могли познакомиться с европейским образом жизни, европейским стилем игры в футбол, узнать что-то новое, сравнить свой менталитет с чужим. Мы тренировались неделю, играли какие-то матчи, а потом я вернулся в Канаду. Почему? Наверное, был недостаточно хорош (улыбается). Но, в любом случае, это была отличная поездка, которая пошла мне на пользу.

***

― Вы уже ходили на хоккей в России?

― Еще нет. Желание есть, но что-то пока никак не доберусь.

― Какую команду вы поддерживаете в НХЛ?

― «Торонто», конечно. Я вырос в этом городе, это моя родная команда, так что у меня просто нет выбора. Даже когда дела в клубе идут не очень хорошо, весь город все равно поддерживает «Торонто». Мы не имеем права болеть за другую команду.

― Вопрос, который нельзя не задать: Овечкин или Кросби?

― Ох… Я очень люблю Овечкина. Мне нравится его стиль, его поведение. Он очень сильный игрок, очень крепкий физически, очень харизматичный. Так что я выбираю его. Даже несмотря на то, что я канадец, и вроде как должен поддерживать Сидни, я ничего не могу с собой поделать. Кросби отличный игрок, но Овечкин все равно круче.

― С кем из футболистов можно сравнить Ови?

― С Месси. На первый взгляд ничего общего, но они оба могут все.

― В какой хоккейной команде вы играли все детство?

― Когда я был совсем маленьким, то играл за «Торонто Марлис». Позже ― в команде под названием «Vaughan Kings», которая выступает в американской хоккейной лиге. Сколько себя помню, я всегда совмещал футбол с хоккеем, и у меня это неплохо получалось. Но где-то в 15-16 лет я понял, что пришло время выбирать ― невозможно быть профессионалом сразу в двух видах спорта. Мой тренер всегда говорил мне, что я должен сфокусироваться на футболе, я думал об этом все чаще. И в один прекрасный день сел за стол со своими родителями и сказал: «Я больше не буду играть в хоккей». Это было очень тяжелое решение, потому что я действительно любил лед и хорошо играл, так что, может быть, у меня и было бы какое-нибудь будущее в хоккее. Да и стать профессиональным хоккеистом в Канаде ― это гораздо проще, чем прорваться в большой футбол.

― Что сказали ваши родители в ответ на отказ продолжать заниматься хоккеем?

― О-о, мой отец воспринял это очень тяжело. Но со временем понял, что я сделал верный выбор, и сейчас я изо всех стараюсь сделать так, чтобы он мог мной гордиться.

***

― Свою вторую игру за «Крылья Советов» вы провели против «Анжи». Что чувствует 19-летний игрок, который еще вчера занимался футболом за океаном, а сегодня выходит на одно поле с Роберто Карлосом?

― Это невероятно! Помню, что не спал всю ночь перед той игрой, думал только о матче, пытался это представить. Накануне утром мы всей командой собрались в комнате, в одном из углу которой висел список с фамилиями футболистов, который выйдут в основе. И кто-то из парней вдруг подходит ко мне и говорит: «Джо, смотри, ты в списке!» Я сначала даже не поверил. А потом посмотрел ― действительно играю с первых минут. А что касается Роберто Карлоса ― это очень хороший игрок, для меня было честью сыграть против него.

«Я очень люблю Овечкина. Мне нравится его стиль, его поведение»

― Сложно было?

― О, да! Он, в первую очередь, очень умный футболист. Никогда не отпускает мяч далеко от себя, прекрасно видит все поле. Но было тяжело играть не только с ним, со всей командой. Тот же Буссуфа и остальные ― игроки высокого класса.

― С кем-нибудь поменялись футболками?

― Я хотел, но у меня не было возможности. Все еще до матча договорились между собой, кто с кем меняется, так что мне ничего не осталось. Хотя, конечно, было бы классно получить майку Роберто Карлоса.

― «Крылья» болтаются где-то в подвале таблицы с самого старта чемпионата. У вас есть ответ ― почему?

― Я не знаю, что сказать. Мы усердно тренируемся, на занятиях у нас многое получается, но когда наступает игра, все происходит наперекосяк. Мы молодая команда, немногие игроки могут похвастаться большим опытом. Может быть, проблема в этом. Но это одна из вещей, которую я никогда до конца не понимал: у нас есть игроки, есть желание, все получается на тренировках, но в официальных играх мы проигрываем.

― Если «Крылья» вылетят в первый дивизион, вы готовы остаться в Самаре?

― Я ни в чем не уверен. Я просто надеюсь на то, что мы останемся в премьер-лиге, и мне не придется принимать подобное решение. Но если это все-таки случится, буду долго думать, советоваться с родителями, тренером, партнерами. Я хотел бы остаться, но это тяжелый вопрос, поэтому я не могу дать однозначный ответ. Единственное, что я знаю точно ― я не хочу возвращаться в Канаду. Я хочу продолжать играть в Европе ― там, где настоящий футбол и лучшие игроки.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы