android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

«Бланшар в «Танцах на льду» отвык от суровой работы»

Фигуристы Мария Мухортова и Жером Бланшар в среду представят новые программы. Накануне премьеры заслуженный тренер Олег Васильев рассказал Sports.ru о различии телевизионных шоу и спорта, тонкой французской психологии и переменчивом настроении, перегрузках, деньгах, диете и бесконечных петербургских дождях.

«Бланшар в «Танцах на льду» отвык от суровой работы»
«Бланшар в «Танцах на льду» отвык от суровой работы»

В пятницу вечером Мария и Жером провели в петербургской Академии фигурного катания открытую тренировку, на которой исполнили произвольную программу. В субботу с утра ребята пригласили на тренировку журналистов и показали короткую программу.

Костюмы фигуристов пока не готовы, но шьются, ведь первый старт – V этап Кубка России – уже на следующей неделе. Зато готовы все элементы: прыжки, вращения, подкрутки, выбросы, дорожки шагов. Мария и Жером катают на загляденье слажено – парные элементы сильная сторона тренера Васильева. Достаточно вспомнить Тотьямянину – Маринина. Они выигрывали именно за счет того, что были на льду единым целым и каждое движение делали одновременно. Но когда смотришь на пару Мухортова-Бланшар, не веришь, что такое возможно! Ведь было-то у ребят всего четыре месяца тренировок в Чикаго… И меньше, чем за полгода Олегу удалось создать пару, готовую бороться за место в сборной.

«Танцы на льду» на центральном канале – это, безусловно, работа»

Конечно, в истории фигурного катания были пары, которые умудрялись подготовиться к первому совместному сезону за столь короткие сроки – например, Ирина Роднина и Александр Зайцев или Джеми Сале и Давид Пелетье… Да, вот с такими парами приходится сравнивать Мухортову и Бланшара с самого начала их карьеры. Дай бог, Мария и Жером это сравнение оправдают.

– То, что обычно делается за год-два, мы с ребятами сделали за четыре месяца. В Чикаго Маша и Жером тренировались два летних и два осенних месяца. Уезжали из Петербурга два совершенно разных человека, а вернулась уже пара, готовая к сезону. Не скрою, мне было трудно с Жеромом. Нужно было следить за его здоровьем, за его физическим и эмоциональным состоянием. Поймите: человек пришел из мягкого шоу-бизнеса в жесткий спорт. «Танцы на льду» на центральном канале – это, безусловно, работа. Но когда ты делаешь два с половиной элемента за три минуты на арене размером с письменный стол, нагрузки несопоставимо ничтожнее, когда ты катаешь две программы на льду размером 30x60 метров.

Не скрою, Жером отвык в «Танцах на льду» от суровой работы. И мне приходилось 24 часа в сутки следить за каждым своим словом, жестом, настраивать себя на определенную стратегию общения с ним, чтобы, во-первых, не навредить, а во-вторых, сдвинуть тот колоссальный потенциал, который в нем сидел, в правильном направлении. Было опасение за здоровье, потому что каждая перенагрузка приводит Жерома к истощению.

Я решил эту проблему: в Чикаго мы привлекли прекрасного специалиста, который подобрал диету, витамины, это очень нам помогло. Маша была в хорошей форме к началу лета и могла тренироваться в полную силу. Жерома сразу нагружать было нельзя – это могло привести к травмам; нужно было, чтобы тело окрепло. Я занял выжидательную позицию, и мы решили эту проблему, доведя Бланшара до нужного физического состояния. Оставалось и остается самое сложное – «голова – предмет темный, и исследованию не подлежит» говорил герой Леонида Броневого в «Формуле любви».

«В Чикаго мы привлекли прекрасного специалиста, который подобрал диету»

Что творится в голове, в эмоциональном плане у Жерома можно себе представить: человек родился в Европе, в Лионе, где чистый горный воздух спускается с вершин, а солнце светит 200 дней в году. В Петербурге мы видели солнце последний раз в начале сентября и то из-за аномальной жары, обычным летом у нас один теплый месяц и два месяца дождя. Тем, кто здесь родился и живет долгие годы, такая погода привычна. Для иностранца с юга Европы в питерском климате депрессивный синдром не избежен.

– То есть, вам приходится выполнять еще и функции психолога?

– Безусловно. Жером – человек тонкой организации. Он очень чувствителен, как к позитиву, так и к негативу. Очень важно, чтобы у него был примерно равный баланс эмоций. В Америке говорят, что для детей нужно одно негативное замечание на десять позитивных. В России принято наоборот – на девять негативных одно позитивное, ну а для европейского парня нужно нечто среднее. Я очень следил за соблюдением этого баланса. Один раз, честно признаюсь, перегнул палку. И сразу это почувствовал – у Жерома упало настроение, следом упала работоспособность и дальше мы понеслись по наклонной вниз. После этого я стал еще более внимательным. Есть очень много мелких вещей, которые складываются в большую картину, и для того, чтобы эта картина сложилась, тренер обязан быть психологом.

– Надо начинать соревноваться…

– Мы будем стартовать на следующей неделе на V этапе Кубка России. Это мог быть любой другой старт, хоть чемпионат района. Нам важно начать соревновательный сезон в первых числах декабря. Я понимал, что к этому моменту будут готовы программы, и важно посмотреть, как спортсмены будут чувствовать себя при судьях, а судьи воспримут пару. Так совпало, что в этом сезоне Федерация фигурного катания России увеличила число этапов Кубка на один, и пятый этап был назначен в Москве именно на 1-4 декабря. Мы также послали заявки на участие в международном турнире в Загребе с 9 по 11 декабря и на «Мемориал Н.А.Панина», который пройдет в Санкт-Петербурге с 14 по 17 декабря. С дальнейшими стартами пока непонятно, но мы попросили нас включить в число участников чемпионата России.

«В Америке говорят, что для детей нужно одно негативное замечание на десять позитивных»

– То есть полагаете, вас могут не допустить до чемпионата России?

– Были такие сомнения, потому что в конце мая месяца при составлении планового состава сборной России Марию Мухортову забыли включить в состав. Когда это открылось, представители федерации сказали: «Ой, да, мы забыли…» И включили ее.

– Все мы знаем, что на чемпионате России судейство часто вызывает вопросы. Мы помним случаи, когда на первое место судьи выводили тех, кто откатал, очевидно, хуже других, потому что первые были более титулованными. Думаете, теперь все изменится?

– Хотелось бы в это верить. Я думаю, что, по крайней мере, в этом – первом сезоне нового четырехлетия в интересах Федерации России отпустить вожжи и посмотреть, как оно само выедет… Думаю, поэтому чемпионат России проводится в Саранске – городе далеком от центров подготовки ведущих фигуристов. Но с другой стороны, я понимаю, что и во времена Белоусовой-Протопова, и во времена Родниной, и во времена Валовой-Васильева всегда фигурное катание было и будет субъективным видом спорта. Да, есть технические элементы, которые в новых правилах прописаны, высчитаны, определены. Но сколько они составляют в сумме двух программ? Примерно 33%! Остальное «нравится – не нравится».

– Политика всегда влияла на фигурное катание. Не могу не попросить вас прокомментировать свежую новость. Новый мэр Москвы отправил на пенсию Ирину Рабер, освободив ее от должности префекта Северо-восточного округа столицы. Скажется ли это, на ваш взгляд, на состоянии дел в московской федерации, которую она возглавляет?

– Полагаю, это скажется на финансировании фигурного катания Москвы. Как факт, я уже знаю, что количество бюджетных денег, направленных на весь спорт, не только на фигурное катание, на будущий год уменьшено. Поэтому и фигурное катание, очевидно, понесет какие-то потери. Но скажу честно, счастье не в деньгах, и даже не в их количестве. Просто есть люди, которые избалованы деньгами – им будет сложно. А есть люди, которые работали и без денег, они будут продолжать работать. А вот для тех, кто приезжая в Москву гнался за золотым тельцом, времена могут измениться очень сильно.

«Скажу честно, счастье не в деньгах, и даже не в их количестве»

– Вы не боитесь говорить в глаза чиновникам то, что о них думаете. Не жалеете, что в конце прошлого сезона столь резко выступили против некоторых представителей руководства фигурного катания?

– Я не жалею и сейчас готов подписаться под каждым словом. Правильно я это сделал или неправильно, время покажет. Я продолжаю работать, делать свое дело. А то, что я сейчас испытываю некоторые сложности в связи с этим, ну это факт, который остается не на моей совести...

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы