android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Анастасия Кузьмина: «В России теперь жалеют, что отпустили меня»

Олимпийская чемпионка Анастасия Кузьмина в подробном интервью Pravda.sk – о том, почему в России не ценят медали и заставляют пахать весь год, заочном знакомстве с Мареком Гамшиком, словацком гимне и языке, в котором не всегда просто разобраться с прилагательными, беременности и смене гражданства, съемках в рекламе и путешествии в Австралию.

- Как изменилась ваша жизнь после олимпийского золота?

– До Олимпиады в моей жизни появились сын и муж. Я старалась быть хорошей мамой и женой, и при этом успевала тренироваться. Теперь я еще и публичная персона.

«Я старалась быть хорошей мамой и женой, и при этом успевала тренироваться»

- Вы уже привыкли к популярности?

– Для меня это новый опыт. Моя спортивная жизнь изменилась, мною заинтересовались СМИ. Теперь я могу получить все: посвятить себя семье, тренировкам и тем, кто во время Олимпиады держали за меня кулачки. Я чувствовала, что помимо собственных усилий, существует поддержка других людей. Я с удовольствием посещаю различные мероприятия, чтобы сказать «спасибо» своим поклонникам, показать как я им благодарна.

- Какие у вас планы на лето?

– Сегодня (28 июня – прим. Sports.ru) у меня последний свободный день. Завтра начинается летняя подготовка, будем восстанавливаться на море и начнем понемногу тренироваться – кроссы, фитнес, игры на пляже. В июле поедем в Эстонию работать над стрельбой, и это уже будет тяжелый труд. В августе я решила поэкспериментировать: собираюсь поехать в Австралию. Там уже зима и снег, будем двадцать дней на лыжах. Дальнейшую подготовку можно корректировать.

- Как приспособились к словацкому жаркому лету?

– Возможно, это многих удивит, но в моем родном городе Тюмени летом бывает 35 и даже 40 градусов, а зимой минус 40. Я привыкла к экстремальным температурам.

- Насколько хорошо вы знаете Словакию?

– Я часто езжу из Вены до Братиславы и оттуда до Банско-Бистрицы, но существует множество мест, которых я еще не видела. Словакия – красивая страна и дает много возможностей для тренировок. Мы бывали в окрестностях Банско-Бистрицы, я занималась в горах, но мы все еще не были в Штрбе, куда нас зовет в гости бронзовый призер Олимпиады Павел Хурайт. Я надеюсь, нам удастся выбраться.

«Я люблю горы. На море долго не выдерживаю»

- Что вы предпочтете – горы или море?

– Я люблю горы. На море долго не выдерживаю, привыкла работать, и долгий пляжный отдых не по мне.

- Как много времени вам понадобилось, чтобы овладеть словацким языком?

– Я в Словакии около двух с половиной лет, и к языку легко привыкла. Понимаю хорошо, но вот говорить тяжелее, до сих пор делаю ошибки. Кроме того, я должна наконец изучить словацкий письменный. Словацкий похож на русский, небольшие проблемы возникают только с прилагательными. Некоторые слова не понятны мне сами по себе, но в контексте все, как правило, становится ясно.

- Как вы изучали язык? Самостоятельно или на курсах?

– На курсы не было времени, училась на сборах, общаясь со словацкой командой. Они старались говорить со мной почаще. У нас была договоренность, что когда я ошибаюсь, ребята меня поправляют. Вначале было тяжело, приходилось запоминать много новых слов. Некоторые звучат как русские, но означают другое.

Муж не хотел учить меня языку. Он прожил в Банско-Бистрице восемь лет, но боялся, что привьет мне плохое произношение. Хотел, чтобы меня учили словаки. Даже он не знает словацкий на 100%. Мне помогали друзья и соседи. Если я чего-то не понимала, они говорили со мной по-русски. Первые полгода я боялась говорить по-словацки, да и до сих пор иногда боюсь неверно употребить какое-то слово.

- Как вы разговариваете со своим трехлетним сыном Елисеем?

– Дома мы с ним говорим по-русски, но сейчас видим, что это, вероятно, было ошибкой. Недавно мы больше двух месяцев провели в России, и Елисей подзабыл словацкий. Для него это был стресс. Он привык к русскому, а мы после возвращения автоматически перешли на словацкий. Сын спрашивал: мама, папа, почему вы говорите по-другому? Теперь мы пытаемся говорить с ним и на тои и на другом языке. Хотим подготовить его к детскому саду, чтобы в сентябре он смог нормально общаться с другими детьми.

- Вы считаете себя россиянкой или словачкой?

– Я родилась в России и прожила там большую часть своей жизни. В Словакии я уже третий год, и чувствую себя как дома.

«Дома мы с сыном говорим по-русски, но сейчас видим, что это, вероятно, было ошибкой»

- А за кого болеете во время футбольных и хоккейных матчей – за русских или словаков?

– Конечно, за словаков! Когда я жила в России, времени ни на что, кроме биатлона, не оставалось. Не было возможности поболеть, например, за хоккеистов, как это было на Олимпийских играх в Ванкувере. В Словакии все наоборот: я даже снялась для рекламы спортивной фирмы, которая поддерживает футболистов. Как следствие, у меня появился дополнительный интерес к словацким игрокам.

На чемпионате мира следила за словацкой сборной и в частности за Мареком Гамшиком – мне стало известно, что он болел за меня во время Олимпиады. Кроме того, он из Банско-Бистрицы, как и я. У меня есть майка с его номером и брелок. Впрочем, лично мы еще не встречались.

- Как часто вас в Словакии навещают родители?

– Мои родители были у нас всего один раз – осенью, и в сентябре планируют приехать снова. Родители мужа навещают чаще, они уже на пенсии и у них есть время для путешествий. Словакия им очень нравится, и они хотели бы обзавестись здесь постоянным жильем. Для нас они большое подспорье. Через четыре года я хотела бы снова поехать на Олимпиаду, и они могли бы помочь нам с Елисеем. Я буду спокойна, и смогу с ясной головой готовится к гонкам.

- Насколько тяжело совмещать спортивную карьеру с семейной жизнью?

– Огромной опорой для меня является муж. Как спортсмен он понимает меня, с ним можно посоветоваться. Мои родители – тоже бывшие спортсмены. Когда возникают проблемы – они поддерживают меня морально. Это очень помогает.

- А каким видом спорта занимались ваши родители?

– Лыжными гонками и биатлоном, они были в числе лучших в Советском Союзе. Я встала на лыжи в четыре года – когда родилась, мама с папой уже были тренерами и занимались с молодежью. Я была одной из первых воспитанниц. К счастью, лыжи мне нравились. В детстве я играла с родительскими медалями, смотрела на их дипломы, слушала спортивные байки вместо сказок на ночь, доставала медали их шкатулок и говорила, что заслужу такие же. Мне хотелось, чтобы они мною гордились.

«В детстве я играла с родительскими медалями, слушала спортивные байки вместо сказок»

- Вы никогда не жалели, что у вас не было достаточно времени на друзей и развлечений?

– Конечно, у меня были такие минуты, как и у всех молодых людей. Иногда я, возможно, предпочла бы пойти с друзьями вместо тренировок, но спорт формирует характер человека, помогает не потеряться в жизни.

- Спорт отнимал все свободное время?

– Когда я решила стать топовой спортсменкой, свободного времени стало все меньше и меньше. Школа, тренировки, домашние задания… Даже когда спорт – сборы и соревнования – занимали по полгода, я хотела быть во всем достойной. Старалась, чтобы обо мне не говорили – глупая спортсменка. Не хотела отставать от одноклассников или закончить школу абы как, с пустой головой.

- Вы также изучали юриспруденцию. Неужели с самого начала планировали посвятить себя биатлону целиком?

– Я, безусловно, хотела стать спортсменкой. Это было моей мечтой с детства. Выбрала престижный университет. Хотела посмотреть, что получится. Юриспруденция меня заинтересовала, и я думаю, что, когда закончу со спортом, попробую заняться правом.

- Ваши брат и сестра спортсмены, не так ли?

– Да, у меня есть брат и сестра, они близнецы. Брат – олимпийский медалист в эстафете. Сестра также хотела заниматься спортом, но по медицинским показаниям вынужденная была прервать занятия.

- Соревнуетесь с братом, кто больше медалей завоюет?

– Брат меня на три года младше, он еще не такой опытный, но очень усердный. У него есть талант, желание и хорошее здоровье. Я за него очень болею.

«Когда закончу со спортом, попробую заняться правом»

- Есть разница: представлять Россию и Словакию?

– Конечно, есть. В России совершенно другая система подготовки и отбора. Чтобы попасть на Кубок мира, необходимо выиграть множество гонок. Спортсмены выкладываются полностью и часто, попав на КМ, понимают, что у них уже нет сил. В Словакии, наоборот, берегут силы на важнейшие старты. Все делается для того, чтобы достичь оптимальной формы на главных турнирах.

- Однажды вы сказали, что в Словакии медали ценят выше, чем в России.

– В России огромная конкуренция. Многие спортсмены добывают медали и потому их не так ценят, как здесь. Словаков мое золото действительно очень обрадовало – эта первая олимпийская победа в истории Словакии. Для меня это была первая Олимпиада и первое золото. Россия – большая страна, там о победе быстро бы забыли. Россияне считают медаль чем-то само собой разумеющимся.

- Что вы чувствовали на Олимпиаде, когда вместо российского гимна слушали словацкий?

– Перед прошлым чемпионатом Европы, на котором я выиграла две золотые медали, словацкие юниоры рассказали мне: люди в интернете пишут, что ты не словачка и не сможешь петь гимн. В чем проблема? Попросила ребят, чтобы они написали мне слова, выучила текст и научилась петь. В Ванкувере гимн постоянно вертелся в голове. Муж спрашивал, что это за песня? Я не знала, как выкинуть мелодию из головы. Когда выиграла золото, говорю: ну гимн-то я выучила! Это была такая радость!

- Не жалели, что не выиграли золото для России?

– Может быть, немного. Все же там я прожила большую часть своей жизни. Но я благодарна Словакии, именно здесь меня поддержали и предоставили все условия для тренировок.

«Конечно, в России в моей медали видели свою заслугу»

- Русские немного завидовали вам?

– Конечно, в России в моей медали видели свою заслугу. Я и сама благодарна России за то, что позволили мне выступать за другую страну. Теперь жалеют, что отпустили. Множество российских изданий писало, что в действительности это медаль России.

- А ваша точка зрения: это в первую очередь ваша личная медаль?

– Конечно, но и словацкая тоже. В тяжелый период именно эта страна помогла, поддержала меня. Я смогла тренироваться в Словакии, и это было большим плюсом.

- В том, что вы осели в Словакии, заслуга вашего сына Елисея. Как вам удавалось сохранять спортивную форму после беременности?

– Моя беременность не была запланированной, пришлась на середину сезона и удивила нас. Я была номинирована на участие в Олимпийских играх, была в основе российской сборной. На тот момент я не являлась ведущей спортсменкой. Возможно, поэтому меня так легко отпустили. На седьмом месяце беременности я еще ездила на лыжах. До тех пор пока врач не сказал, что мне пора подумать и о ребенке.

- А как вы снова набирали форму после беременности?

– Полтора месяца я целиком посвящала себя сыну, но потом мы с мужем начали тренироваться на лыжероллерах, иногда даже с коляской. В первых соревнованиях я участвовала уже через пять месяцев.

- Из Елисея вы тоже хотели бы сделать спортсмена?

– Конечно, я хотела, чтобы он попробовал себя в спорте, но не стану настаивать, если он сам этого не захочет. Я знаю, насколько тяжелая жизнь профессионального спортсмена.

«Когда я вижу рекламу по телевизору, вспоминаю, сколько раз приходилось повторять каждое действие»

- Сын понимает, что вы достигли чего-то особенного?

– Он знает только, что мамы часто нет рядом, приходится смотреть на нее по телевизору. Ему меня не хватает, а в медалях он еще ничего не понимает.

- Ваша сестра Анна рассказывала, что если бы не спортивная карьера, вы бы стали актрисой. Это так?

– Когда мы были маленькими, родители придумывали нам на праздники разные программы. Мы с сестрой и братом часто играли в театр, ставили разные сцены, но серьезно я к этому никогда не относилась.

- Тем не менее, ваш «театральный опыт» вам пригодился. Вы снимались в рекламе сотового оператора Orange. Как это было?

– Это был большой опыт, я никогда раньше подобного не делала. Теперь, когда я вижу рекламу по телевизору, вспоминаю, сколько раз приходилось повторять каждое действие. Съемки длились три дня, я никогда не стартовала так часто за столь короткий. После сотого старта я перестала считать.

- Почему ролик снимался на Камчатке?

– Весной я ежегодно езжу на Камчатку, катаюсь на лыжах. Это не самая напряженная работа, но она закладывает основу для следующего сезона. Для биатлониста большой плюс – заниматься лыжной подготовкой аж до июня. На Камчатке для этого есть необходимые условия. «Оранж» хотел, чтобы в рекламе был снег, а на Камчатке можно было имитировать зимние соревнования.

- Что вы чувствуете, когда видите в городе плакаты со своим изображением?

– Они сделали замечательные фотографии. К этому надо привыкнуть.

«Для биатлониста большой плюс – заниматься лыжной подготовкой аж до июня»

- Вы чувствовали волнение, страх сцены?

– К счастью, мне нужно было играть саму себя. Если бы пришлось изображать кого-то другого – вот тогда я бы волновалась.

- В этой рекламе вы говорите: «Я выиграла олимпийское золото, но хочу идти дальше!». Насколько далеко?

– Понятно, что олимпийское золото – наивысшее спортивное достижение. Но у меня есть и другие цели в биатлоне. С чемпионатов мира я привозила только серебро, хотелось бы добавить к этому и золото.

Текст: Катарина Седлакова для журнала «Правда».

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы