Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Пихлер всегда был против нас»

    Четырехкратный чемпион мира Владимир Драчев объяснил Sports.ru, почему сложно не знать, что принимаешь эритропоэтин, рассказал, как случаются эпидемии в сборных на крупных турнирах, и, отметив тенденциозность тренера сборной Швеции Вольфганга Пихлера, понадеялся, что угрозы в адрес его сборной от российских болельщиков так и останутся угрозами.

    «Пихлер всегда был против нас»
    «Пихлер всегда был против нас»

    О допинговом деле

    Неприятно, что положительный результат дала уже третья проба Дмитрия Ярошенко. Неприятно в том числе и потому, что это говорит о какой-то системности. В этой ситуации до официальных итогов расследования разобраться очень сложно – кто, как, когда, кому, зачем. Но то, что попались сразу трое из нашей сборной, – это большое пятно на всем российском биатлоне. Может ли человек не знать, что он принимает? Нет. Это практически невозможно. Тем более, когда речь идет об эритропоэтине. Он не может попасть в организм таблеткой. Его нельзя подсыпать в пищу.

    Сейчас говорят – все на допинге. Для меня это странно. Я спокойно могу себе представить чистого биатлониста. Ну а как все бегают? Основная масса – чистые. Основа результата – это тренировки. А медицина добавляет – ну, пять процентов к возможностям организма.

    Вот норвежцы – все знают, что они астматики. Справки делают заранее, лет с 10-15. Российские юноши в этом возрасте больше озабочены справками от военкомата, хотя у нас тоже как-то были биатлонисты-астматики. Но я считаю, что это, во-первых, по-спортивному неправильно и, во-вторых, отчасти кощунственно, потому что настоящему астматику порой ходить трудно, не то что гонки выигрывать.

    Сейчас идет большая дискуссия – как убрать соблазн применения допинга. К примеру, можно было бы в контрактах прописывать: за доказанный факт применения допинга – штраф, допустим, 100 тысяч долларов. Тогда будут думать о том, как достигать результатов честно.

    О том, что делать, если ты дисквалифицирован

    Можно, как Ольга Пылева, пойти в телеведущие. Или в бизнес уйти. Да много вариантов. Но всегда есть вопрос – как после этого выступать. Если человек уже в возрасте, то все – можно на лыжне его не ждать. А вот Катя Юрьева и после двух лет сможет спокойно побегать за Россию. Главное – поддерживать спортивную форму. Прогрессировать без выступлений сложно, но держать себя в тонусе – вполне по силам. Чтобы с нуля не начинать потом.

    О Пихлере

    Пихлер всегда был против нас. Сначала против СССР, теперь против России. Всегда наперед знаешь вектор его речи. В чем-то он, может, и прав, но его заявления тенденциозны. Слова о том, что нашу команду надо дисквалифицировать целиком, – полный бред.

    Естественно, Пихлеру поступают сейчас угрозы, о которых он говорит. Это же наш менталитет: вот приедете к нам в Ханты-Мансийск – мы вам покажем. Конечно, это будет полный финиш, если там действительно что-то случится: это поставит крест на нашей репутации. Такие угрозы только вредят.

    Об организации

    Условия проведения чемпионата мира в Южной Корее пока оставляют желать лучшего. Зрителей нет, трассы ужасные. Что за лыжня может быть при температуре «плюс 12», догадывается, наверное, даже дилетант. Снег был сырой, мягкий – из такого не сделаешь ничего. Потом чуть подморозило – и трасса уже в лед превратилась.

    Скандал этот с Бьорндаленом и Чудовым – прокол организаторов, однозначно. Подобного, по-моему, не было никогда и нигде. Надо ли бороться за эту медаль? Вы знаете, я бы понял претензии, если бы у нас была чистая победа – и ее отобрали.

    О решении отправить домой заболевшего Круглова

    Пожалуй, верное решение. На соревнованиях такого уровня бывает, что болезнь выкашивает всю команду – одного за другим. Люди ведь постоянно вместе – на собраниях, на отдыхе, за едой. На юниорском чемпионате мира в 1986-м, помню, вообще вся наша сборная слегла. Еле-еле нашли людей на эстафету. А началось как: один заболел – полечился, вроде выздоровел. А потом вся команда уже температурит.

    Если человек болеет, если тренер понимает, что этот спортсмен уже ничем команде не может помочь, то, разумеется, лучше отправить его домой, пока всех не позаражал. Карантин? Ну, это вряд ли возможно. Только если запереть его на ключ – и никуда не выпускать, еду в номер носить. Держать его, как в сейфе. Но все равно, мне кажется, контакта с больным и опасности заражения в такой ситуации не избежать.

    О популярности

    Рейтинги увеличиваются. Пресса пишет много – и что-то раздувает, конечно. Но где популярность – там и скандалы. Вся эта ситуация изжевана настолько, что о ней слышала каждая домохозяйка.

    Нашей сборной остается воевать теми, кто остался. Надеюсь, дальше хуже уже не будет, весь этот ужас закончится – и мы хоть сам биатлон увидим.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы