Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Сенная лихорадка

В очередном выпуске уникальной рубрики «разбор полетов» нашлось место спорам Шумахера и Сенны, неистовым атакам Хэмилтона, упорству Кобаяси и настырности Феттеля. Sports.ru анализирует самые интересные гоночные эпизоды Гран-при Испании.

Сенная лихорадка
Сенная лихорадка

Не можем сказать точно, компенсирует ли просмотр восьми сезонов «Доктора Хауса» отсутствие диплома в области психиатрии, однако в качестве запевки к репортажу оценим умственные способности Бруно Сенны. После аварии, случившейся на 13-м круге, Михаэль Шумахер, не поделивший с соперником траекторию, назвал пилота «Уильямса» идиотом. В немецкой прессе травлю рента-драйвера моментально поддержали, объявив соотечественника великомучеником и жертвой немотивированной агрессии варвара. Однако при детальном препарировании эпизода требования лоботомии бразильцу выглядят как минимум неуместными.

Дело в том, что изначально в зоне торможения перед первым поворотом Бруно имел преимущество — именно он выбирал линию, по которой планировал продолжить движение с выходом на апекс. Михаэль был обязан под соперника подстраиваться, поскольку право на однократную смену траектории еще никто не отменял. Когда отстававший «Мерседес» начал подтягиваться к синему болиду, Сенна еще ничего не перекрещивал: пожалуй, поздний выбор пути движения являлся для бразильца единственным способом сохранить позицию.

Лишь когда Красный Барон вплотную подошел к заднему антикрылу «Уильямса», Бруно аккуратно выставил свою машину перед ним. И приготовился тормозить — ровно так, как ему было удобно, исходя из ситуации. Шумахеру в сложившейся ситуации оставалось два выхода. Во-первых, просто идти вослед FW34 и проходить вираж по проложенному кильватеру. Либо, во-вторых, раньше оттормаживаться, смещаться на внутренний радиус и пытаться просочиться по нему вперед Сенны. Ни тот, ни другой вариант Михаэля не устраивали, поскольку маневр оставлял расклады без изменений. Первый – по вполне понятным причинам. А второй — в силу потери смещением всякого смысла, едва Бруно выворачивал руль вправо и за счет разницы скоростей оставлял нос «Уильямса» аккурат на новой траектории соперника.

Хэмилтон совершил по-настоящему эпический обгон, в связке сложных поворотов оставив не у дел сразу две машины!

Понятно, что Шумахер хотел хоть как-то качнуть чаши весов. И имел на это пусть маленькую, но толику оснований — в случае ошибки Сенны немец моментально вырывался вперед. Другое дело, что оформить рывок и оказать давление на бразильца семикратный чемпион мира попытался слишком топорно и резко. К слову, очень зря, поскольку на торможении Бруно-таки допустил помарку — на видео это можно рассмотреть в замедленном повторе и стоп-кадрах. Так что окажись Михаэль чуть терпеливее — и на его счету мог оказаться один из самых умных обгонов Гран-при…

А так эти лавры уходят в «Макларен» и венком увивают голову Льюиса Хэмилтона. На 39-м круге британец совершил по-настоящему эпический обгон, в связке сложных технических поворотов оставив не у дел сразу две машины! И ладно бы профиль отрезка обещал удобную диспозицию для атаки. Но ведь нет: в третьем и четвертом каталонских виражах обычно мало кто рискует идти на обострение!

Тем не менее представитель топ-конюшни бросил вызов судьбе — и феерически миссию выполнил, оставив позади напарников из «Торо Россо». Сперва жертвой Хэмилтона пал Дани Риккардо, слишком широко зашедший в третий поворот. Задумав насесть на коллегу по конюшне, австралиец слишком забористо взял влево, дабы покрасоваться в зеркалах заднего вида Жана-Эрика Верня — и не заметил коварно подкравшегося Льюиса.

Тому хватило всего полутора (!) движений руля, чтобы оттеснить менее опытного оззи, а затем вклиниться в «гамбургер» из «говядины».

Далее представитель «Макларена» даже дух не перевел, а сразу же принялся прессовать француза. Причем не меняя траектории! В затяжной четвертый правый Хэмилтон вошел и вышел по, казалось, невыгодному внешнему радиусу. Но затем так четко прочертил линию движения, что Вернь сам собой оказался не у дел.

То ли испугавшись темпа «Макларена», то ли не поняв, каким образом серебряный болид оказался рядом, дебютант «Ф-1» перенервничал на торможении — и открыл конкуренту путь к 10-му месту. А заодно и к потоку заслуженных комплиментов: феноменальную скорость машины Хэмилтон конвертировал в не менее восхитительные действа.

Различный уровень износа «Пирелли» привел к обгонам в совершенно не предусмотренных для этого местах

В свете маневра Льюиса, думается, есть смысл обратить внимание на еще один любопытный факт. Различный уровень износа покрышек «Пирелли» в Барселоне привел к тому, что обгоны совершались в совершенно не предусмотренных для этого местах. Например, умняша Камуи Кобаяси, весь 60-й круг мучивший Нико Росберга, заставил того признать поражение в 10-м повороте. Причем несколькими виражами ранее японец проверил действенность задумки в более подходящем месте, но перестраховался идти в штыковую, дабы не спровоцировать аварию. А вот когда бдительность пилота «Мерседеса» чуть спала — при подходе к виражу немец очевидно проспал момент начала наступления, — рванул внутрь, используя несовершенство болида соперника на торможении. Вернее, не столько самого кара, сколько изношенной на нем резины: прилично «утопив» к тому моменту покрышки, Нико даже жестким торможением уже ничего не мог изменить. И уж тем более рассчитывать на контратаку.

Четырьмя кругами позже все тот же горемычный Росберг предстал в виде подопытного кролика уже для Себастьяна Феттеля. Причем вновь на плацдарме, совершенно не подготовленном для кавалерийского наскока — особенно на излете Гран-при, когда ресурс компаундов стремится к нулю. С гусарской удалью чемпион мира прогарцевал мимо соотечественника в девятом вираже. Там, где любые агрессивные вылазки отбиваются стабилизацией машины на выходе из поворота посредине трека, а закрепляется успех дальнейшим выбором траектории спустя несколько секунд. Увы, даже элементарные методы «контрацепции» Росбергу в тот момент были уже не по карману. Резина перестала держать трассу настолько беспардонно, что предохраниться от аварии при выходе из виража гонщик «Мерседеса» мог лишь смещением в левую сторону трека. Чем, соответственно, снимал перед Феттелем последние препоны на пути к шестой позиции.

Впрочем, сказать, что на «Каталунье» было нереально защитить позиции — значит, погрешить против истины. Наглядный пример по квалифицированному сохранению преимущества представим с помощью… Фелипе Массы! Да-да, пилот, на которого сыплются шишки по причине невыразительных выступлений и нестабильного гоночного темпа, бьется за сохранение нажитого практически образцово. Это мы уже не раз отмечали в ходе прошлых Гран-при, это же бросилось в глаза в Каталонии.

На 28-м круге бразилец заставил поумерить амбиции самого Хэмилтона, причем в конце длинной прямой на подходе к первому виражу — едва ли не самому уязвимому месту на петле для обороняющихся. Более того, в связке «второй-третий» алая машина сохранила преимущество и вошла в затяжной четвертый с позиции силы, что подчеркивает мастерство сидевшего за рулем гонщика.

Асинхронными торможениями Вернь и ди Реста вполне могли превратить этап в совместную сдачу металлолома их конюшнями

Оное же обратило на себя внимание на 41-м круге, когда Фелипе оказался между двух огней. С одной стороны, приходилось предотвращать интриги прессинговавшего его следом Дженсона Баттона. С другой — следить за болидами середняков прямо перед носом. Непредсказуемые Вернь и ди Реста асинхронными торможениями вполне могли превратить этап в совместную сдачу металлолома итальянской и британской конюшнями. Добрую минуту Масса барражировал между сциллой и харибдой — и не допустил в процессе ни единой помарки. Потерю позиции, вызванную DRS-обгоном Баттона, мы бы вынесли за скобки: против этого лома никто из пилотов «Ф-1» пока не придумал приема.

Хотя, стоп! Умельцы в пелотоне все же встречаются. Пусть взломать код апокалипсиса смертоносного антикрыла им пока не под силу, но они стараются. И тренируются на коллегах по цеху при помощи подручных средств. Выглядит это, правда, своеобразно. И даже аварийно опасно. Но колориту гонкам добавляет по полной программе. Боимся ошибиться, но на восьмом круге испанского Гран-при благодаря своему «уникальному» маневру Нараин Картикеян впервые в сезоне попал в объектив телекамер вне связи с авариями, ЧП и прочими армагеддонами. Хотя Марк Уэббер определенно был этому не рад.

Напоследок обратим внимание на аккуратность, явившуюся определяющим фактором в ряде дуэльных ситуаций. На девятом круге гонки Нико Хюлькенберг не учел избыточную поворачиваемость, проявлявшуюся на машине — и слишком оптимистично вышел из виража. Секундное замешательство, потраченное на стабилизацию болида, обернулось потерей позиции — Льюис Хэмилтон практически без доворотов руля в два приема обставил зазевавшегося соперника. Схожим образом растерянность визави себе во благо использовал Кобаяси. На 33-м круге японец улучил момент, когда Дженсон Баттон все внимание сконцентрировал на прессинге Нико Росберга — и в пятом вираже сунулся в не до конца захлопнутую британцем калитку. Оная осталась в таком положении, скорее даже по неряшливости, нежели по недосмотру. Однако самурай даже из полумомента для атаки выжал максимум.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы