Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Эрик Булье: «К 2013 году мне нужны два пилота с громкими именами»

    В интервью официальному сайту «Формулы-1» Эрик Булье объяснил, почему для «Лотус-Рено» сезон-2011 оказался плохим, отметил, что конюшня продолжит использовать инновационный подход при создании нового болида, а также прояснил ситуацию с Робертом Кубицей, Роменом Грожаном и Бруно Сенной.

    Эрик Булье: «К 2013 году мне нужны два пилота с громкими именами»
    Эрик Булье: «К 2013 году мне нужны два пилота с громкими именами»

    - «Лотус-Рено» хорошо начал сезон, но затем выступления сильно ухудшились. В чем проблема?

    – Мы уже много раз объясняли, что инновационная выхлопная система, которую мы создали, не работает на низких скоростях. Поэтому на всех трассах с медленными поворотами у нас возникают большие трудности. Сюда входят треки в Монако, Будапеште, Сингапуре и в Абу-Даби, где у нас были огромные проблемы, потому что выхлопная система не работала должным образом. И с этим ничего нельзя поделать, потому что у нас нет прижимной силы. Но наш болид – если сравнивать выступления в Индии, Японии или Спа – на одних трассах быстрее, чем на других. Мы не всегда трансформировали эту эффективность в очки – по разным причинам, которые не связаны с эффективностью машины.

    - Команда пошла на рискованный шаг, когда решила внедрить направленную вперед выхлопную систему. Чего вы ожидали от нее?

    – Если бы она сработала, мы бы, несомненно, постоянно входили в четверку лучших команд по эффективности болида. Факт в том, что она работает не во всех местах – это связано с характеристиками трасс. Мы знаем, что система работает в быстрых и среднескоростных поворотах – в них у нас есть прижимная сила. Но в медленных поворотах все не так.

    «Если бы идея выхлопной системы сработала, мы бы постоянно входили в четверку лучших команд»

    - Что вы планируете предпринять в 2012 году? Будете ли работать дальше с этим концептом?

    – Мы извлекли уроки из наших ошибок. У нас были причины выбрать инновационный путь. На самом деле я пошел на риск, так как поддержал технического директора Джеймса Эллисона, когда он предложил мне это решение. Команда была в процессе изменений, а цель для Genii – стать чемпионами мира, но не просто чемпионами в один год, а стать действительно топ-командой. У «Ред Булл» ушло пять лет, чтобы оказаться на самом верху. Частью игры является то, что когда ты проводишь внутреннюю реструктуризацию в команде, необходимо стимулировать креативность людей – и этот год был правильным временем, чтобы попытаться сделать что-то нестандартное. Думаю, что если бы мы не потеряли Роберта Кубицу, ситуация могла сложиться совсем по-другому.

    - В итоге вы поплатились за свои инновации. Можете ли найти какие-то позитивные моменты из решения пойти инновационным путем?

    – Да, потому что мы многому научились. Мы поняли, что должны быть очень осторожны со всеми изменениями правил и всеми процессами с этим связанными. При разработке концепции нашей выхлопной системы мы основывались на системе выдувного диффузора. Это значило, что когда нам пришлось переосмысливать его перед гонкой в Сильверстоуне, у нас было потеряно восемь недель. Нужно найти баланс при внедрении инноваций. Вероятно, мы слишком далеко зашли с этим, и теперь расплачиваемся. Но то, чего мы добились внутри команды – это хорошо. Из неудачного опыта мы можем получить пользу в будущем.

    - Связано ли ваше желание внедрить инновационные решения с надеждой наскоком вернуться в число топ-команд?

    – Нет, совсем нет. Мы начали работу с командой, когда в ней уже трудились отличные люди. Однако иногда, когда люди работают вместе слишком долго, их креативность снижается. Поэтому когда хочешь вновь встряхнуть коллектив, необходимо дать ему какую-то свободу действий, рискнуть, чтобы сотрудники делали то, что хотят. Такой подход либо работает, либо не работает. У нас он сначала работал, но затем начались проблемы. В целом опыт оказался хорошим.

    - После смелой машины 2011 года, будет ли ваш болид 2012 года более традиционным?

    – Нет, это было бы ошибкой. Вероятно, он будет не таким экстремальным, но точно не консервативным! Я хочу поддерживать конкуренцию в своем инженерном департаменте, но, возможно, она будет более контролируемая.

    «Если хочешь вновь встряхнуть коллектив, необходимо дать ему какую-то свободу действий, рискнуть»

    - Довольны ли вы вашими пилотами? Оправдал ли Бруно Сенна ожидания?

    – Да, думаю, он оправдал ожидания. Частью нашего плана по возвращению в число лучших команд является использование опыта очень быстрых молодых пилотов. Поэтому да, он оправдал наши ожидания, и теперь нам нужно посмотреть, сможет ли он и Виталий Петров в будущем добиваться более высоких результатов. Мы хотим быть топ-командой с пилотами высшего класса.

    - В вашей команде за рулем одного из болидов всегда был пилот с громким именем. Как будет выглядеть состав гонщиков конюшни в 2012 году? Возможно, вы не останетесь с Петровым и Сенной. Кто будет вашим пилотом с громким именем?

    – Открою вам небольшой секрет – я не хочу, чтобы у меня был только один гонщик-лидер. В краткосрочной перспективе – в ближайшие два или три года – хочу, чтобы за команду выступало два пилота с громкими именами. Хочу, чтобы мы боролись с другими высококлассными пилотами – с Феттелем и Уэббером, с Хэмилтоном и Баттоном. Так что да, мне нужны два пилота с громкими именами, и мы должны осуществить эту задачу к 2014-му или даже 2013 году. Мы знаем, что 2012 год станет еще одним годом перестройки команды, поэтому пока мы находимся не в том положении, чтобы привлечь большие имена. Кроме того, рынок пилотов все равно закрыт до конца 2012 года, поэтому сейчас наш приоритет – не привлекать большие имена, а создать быстрый болид, который потом можно будет предоставить пилоту с громким именем, чтобы тот смог на нем выигрывать гонки. Нам нужно сделать это именно в таком порядке, а не наоборот – даже несмотря на то, что я согласен, что известный пилот помог бы нам создать более сильный болид.

    - Как обстоят дела с Робертом Кубицей? Поставили ли вы перед ним какой-то ультиматум, вы же не можете ждать вечно?

    – Ситуация с Робертом простая. У нас есть моральное обязательство удостовериться, что мы дадим ему шанс вернуться. Принимать решение на его счет в октябре или ноябре – это ничего не изменит для команды, потому что рынок пилотов закрыт. Я жду его, чтобы он мне сказал, как себя чувствует. Нам также нужно создать план на случай, если восстановление не проходит так, как было запланировано, так как я не хочу, чтобы обвиняли команду. Это он поставил меня в сложную ситуацию в этом году, и теперь если он не сможет вернуться, он должен сказать нам об этом. Он должен сказать нам, но мы тоже не должны быть глупыми. Нам нужен план.

    - Как считаете, когда этот вопрос разрешится?

    – Скоро. Очень скоро. Я больше не являюсь заложником этой ситуации. У меня уже есть генеральный план, и я больше ничего не жду. Чего я хочу – это чтобы Роберт сказал мне: «да, я могу» или «нет, я не могу». Мы готовы, у нас есть болид для тестов, и если будет ответ, что ему нужно время, то очевидно, что это из-за того, что он не готов. Но тогда мы достигнем очень эмоциональной точки – пилоту необходимо убедить себя, что он может гоняться, как с физической, так и психологической точек зрения.

    «Чего я хочу – это чтобы Кубица сказал мне: «да, я могу» или «нет, я не могу»

    - Есть ли план, когда он сможет снова провести тесты?

    – Нет, сейчас в этом смысле нет никакого плана.

    - Что насчет вашего тест-пилота Ромена Грожана? На него свалилась большая нагрузка, когда он, будучи новичком, оказался напарником Фернандо Алонсо. Но многие верят, что теперь он может показывать результат. Будете ли вы рассматривать его кандидатуру?

    – Он является частью нашего плана. Мы бы хотели, чтобы он управлял нашей машиной, если Роберт не сможет вернуться. Это правда, что в 2009 году он был не готов к «Формуле-1», несомненно, он перегорел. Даже несмотря на это, он довольно хорошо выступал – лишь на 0,3 секунды отставал от Фернандо, хотя в то время болид команды был не слишком хорош, из-за чего молодому пилоту было еще тяжелее адаптироваться к «Ф-1». В пятничных свободных заездах он показал, что может добиваться результата и обеспечивать хорошую обратную связь. Несомненно, у парня есть талант, и все убеждены в этом. Моя работа в том, чтобы он был готов к следующему шагу.

    - Таким образом, если Кубица не сможет вернуться, его место может занять Грожан?

    – Да, и я не скрываю этот факт уже недели или даже месяцы. Так что если Роберт не вернется, Ромен, несомненно, находится в верхней части списка кандидатов.

    - В следующем году вы продолжите использовать моторы французской компании «Рено». Насколько это поможет французу Грожану получить место в команде?

    – Это никак не связано. У нас контракт с «Рено» до конца 2013 года. Поэтому пилот и двигатели – это совершенно разные вещи.

    - Оглядываясь назад, сожалеете ли вы, что расстались с Ником Хайдфельдом?

    (Булье приложил палец к губам, как знак, что не будет давать комментарий на этот вопрос)

    «Мы не смогли добиться тех результатов, на которые рассчитывали»

    - Что насчет Кими Райкконена?

    – А что насчет него? Я только что объяснил, как мы хотим действовать с нашим составом пилотов на следующий сезон. Но да, мы контактировали с ним – посмотрите на этот звонок (Булье показывает мобильный телефон) – это звонил его менеджер.

    - Если одной фразой описать сезон-2011 для вашей команды, какая бы это была фраза?

    – Огромное разочарование! Мы не смогли добиться тех результатов, на которые рассчитывали. Но надеемся, что сможем трансформировать этот опыт во что-то позитивное в будущем.

    - В 2012 году ваша команда сменит свое название на «Лотус». Продолжите ли вы выступать в черно-золотых цветах?

    – У нас новое название шасси, новое название команды и, вероятно, через две или три недели мы объявим о нашей стратегии на будущее и всем остальном. Тогда вы увидите, что эта команда планирует в долгосрочной перспективе. У нее очень светлое будущее.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы