Голос Барселоны
Блог

100 очков Тито Вилановы

29 декабря «Барселона» выпустила документальный фильм, посвященный Тито Виланове.

100

В нем семья, игроки, штаб и президенты делятся воспоминаниями о его детских годах, начале карьеры, тренерской работе, болезни и триумфальном рекорде.

1 июня исполняется 8 лет историческому достижению Тито Вилановы. 1 июня 2013 года в последнем 38 туре с «Малагой» «Барселона» зарабатывает 100 очков.

Я полностью перевела фильм и собрала здесь цитаты по хронологии повествования, заслуживающие, по моему мнению, отдельного внимания.

перевод

Лионель Месси: Тито прекрасно знал основы «Барселоны», и я считаю, что он транслировал все ценности этого клуба во всем. Он был очень скромным человеком, очень честным, очень простым, очень душевным. Он действительно был замечательным человеком.

месси

 Жорди Роура:  Для тренера «Барсы» все это было в порядке вещей. Подобное кажется очевидным, но на самом деле это не так. И такое не так уж часто встречается.

tito
(первая пресс-конференция Тито в качестве главного тренера)  

Сеск Фабрегас: Не помню ни одного матча в том сезоне, который мы бы не хотели выиграть ради Тито.

Жерар Пике: Думаю, что выигранная со 100 очками лига навсегда останется шедевром Тито.

Тьерри Анри: Словно ассоциация: это произошло во время тренерства Тито.

Хоаким Виланова (отец): Ему было всего два года, а он уже пинал по мячу! Он всегда был с мячом.  

tito

Он был правшой, и я сказал ему, что нужно развивать и левую ногу. На что малыш ответил: «Я не знаю как, научи меня». Я нарисовал на стене ворота и сказал: «Бей левой ногой в стену,, стена – хороший партнер, она всегда вернет тебе пас». И он проводил там часы, тренируясь. В конце концов, Тито овладел двумя ногами. Каждый день после ужина он играл у стены. Ему постоянно нужно было держать мяч при себе. Такой была его жизнь.

отец

Карлота Виланова (дочь): Сколько себя помню, папа всегда относился к нам с большой любовью и заботой. И всегда словом и делом показывал, что мы для него самое важное. Он призывал нас усердно работать, Но если что-то не получалось, то ничего страшного. И этого я придерживаюсь до сих пор Как главного правила в жизни, Я пытаюсь выжать из себя все, особенно в том, что люблю. 

carla

Хоаким Виланова: Однажды он подошел и сказал: «Похоже, у меня здесь шишка». Он пошел к врачам «Барсы», и те направили его к специалисту.  А потом он рассказал нам... 

отец

Жорди Роура: Он вошел в мой кабинет и закрыл за собой дверь. «Та шишка, о которой я говорил… Они сказали, что это злокачественная опухоль, И нужно делать операцию».

роура

Монстре Чаурет-Виланова (жена): Операция была сложнейшей, в частности и из-за стадии рака. Нам объяснили ситуцию, и мы верили, что все будет хорошо.  Какое-то время мы и правда думали, что все будет хорошо.

Тито Виланова: Я горжусь тем, что меня выбрали. Чувствую себя сильным и полным энтузиазма. Я принимаю вызов, потому что с таким высоким уровнем игры, я подготовлен так же, как и любой другой тренер. Если у меня и есть преимущество, так это то, что я был частью команды, которая выиграла 14 титулов.

(первая пресс-конференция Тито в качестве главного тренера)

Сандро Росель: Субисаррета  выступил с идеей, что человеком, пришедшим на место Пепа, которого в принципе очень трудно заменить, должен стать Тито Виланова. Он станет последователем наших начинаний.

Чави Эрнандес: В раздевалке все прошло отлично, ведь Тито всегда очень уважали. Во-первых, он смотрел тебе прямо в глаза, он никогда бы не обманул тебя. Человек ценностей и уважения, умеющий сказать правильные слова в раздевалке. Полагаю, всегда есть исключения, но большинство сходилось во мнении, что Тито со всем хорошо справится.

Карлес Пуйоль: Я сказал ему, что команда поддерживала его всю дорогу, что мы очень рады, что он был тренером, и мы были уверены, что все пойдет превосходно.

Лионель Месси: Он буквально жил своей работой и по-настоящему любил то, что делал, это касалось и тренировок и общения с нами. Тито был очень важен для меня, когда я только начинал, потому что когда он прибыл, я не играл. Тренер, который был до него, на меня совершенно не рассчитывал, так что не было никаких шансов. Но с приходом Тито я начал играть, и он оказывал мне большое доверие, чего раньше не случалось.

Сеск Фабрегас: Думаю, что Лео понимает, что его развитие и все, что произошло в его карьере, в значительной степени зависит от Тито. Они по-настоящему ценили друг друга, и очень любили.

Жерар Пике: С самого начала он завоевал расположение раздевалки, потому что был очень близок к игрокам. Очевидно, он прошел через клуб и Ла Масию он каким-то образом чувствовал, что находит своё отражение в нас.

Серхио Бускетс: Мы играли в красивый футбол, понимали друг друга, было настоящее единство между игроками и тренерами, и это отражалось на поле.

26 ноября 2012 года, на 13 минуте матча На поле находится 11 игроков, вышедших из Ла Масии.

Лионель Месси: Исторический матч для клуба и послание всем воспитанникам: у них будет шанс, у них есть доверие.

Андони Субисаррета: Позвонил Росель. Он сообщил страшную новость: у Тито рецидив. И все выглядит очень плохо.

Чави Эрнандес: Тито сам сообщил нам, что болезнь вернулась. Очень плохая новость, но он будет с командой, даже если не ежедневно, но все равно рядом. Он чувствовал себя сильным и работоспособным, и команда отвечала ему тем же. Но шок был коллосальный.

Серхио Бускетс: Если бы мы могли, то отменили каждую игру и поездку, и покончили с лигой. Но это невозможно.

Аурели Альтимира: Из уважения мы всегда оставляли место Тито пустым. Это создавало образ единения, дружбы и уважения к тому, кто переживает сложнейшие времена.  Это была незапланированная дань уважения,  но думаю, что она оставила свой след на всех.

Аурели Альтимира: Наша группа была поколением Гильермо Амора, Жорди Роуры, Тито Вилановы. Позже пришли более молодые парни Санчес Хара и Пеп Гвардиола.

Жорди Роура: Мы познакомились в академии, оба из Жироны. Мы начали делать все вместе и быстро подружились. Жауме Торрас приносил мясную нарезку, Тито – что-то типичное из Ла-Эскалы. А я приносил вино. И у нас завязалась гастрономическая дружба.

Аурели Альтимира:  Мы любим поесть, так что образовали так называемый «клуб обжор».

Жауме Торрас: За столом мы беседовали о футболе и различных аспектах игры. Иногда соглашались, иногда спорили. Но это нас объединяло.

Аурели Альтимира: Мы планировали, что Жауме Торрас станет тренером вратарей, я буду тренером по физической подготовке, а Пеп и Тито – главными тренерами. Через несколько лет так и случилось.

Пере Гратакос: Раз в год мы встречаемся на обеде, потому что у нас здесь все началось. И вместе со мной приходят близкие люди Тито. Эта идея принадлежит Сандро Роселю. Мы собираемся вместе И вспоминаем Тито.

Монстре Чаурет-Виланова: Было очень тяжело, очень грустно. Находиться вдали от дома, вдали от своей семьи, бороться с болезнью. В Нью-Йорке мы искали квартиру рядом с больницей. Тьерри Анри предложил нам свою квартиру, но она находилась слишком далеко от больницы, и было бы сложно каждый день перевозить Тито на такие расстояния.

Тьерри Анри: Дружба – это не о том, чтобы каждый день созваниваться или встречаться. Дружба – это когда кто-то нуждается в помощи, и вы должны быть рядом.

Монстре Чаурет-Виланова: Он пробыл в больнице довольно долго. Несколько дней он находился в реанимации, затем был переведен в обычную палату. Ему было очень тяжело. Не знаю, откуда у него взялись силы, потому что они говорили: «Ты должен вставать и идти». И я не понимала, как он вставал с кровати в таком состоянии… Но да, он вставал. И с каждым днем он делал все больше и больше. В больнице был очень длинный коридор, можно было полностью обойти всю территорию. Помню, что мы ходили кругами, и у нас был рекорд по кругам! Потому что «Они сказали, что чем быстрее я начну ходить, тем лучше». Тито никогда не опускал рук.

Тьерри Анри: Когда я виделся с ним, он казался…нормальным. Но Тито всегда делал вид, что все в порядке. Он был позитивным, всегда улыбался. Он мог вынести все.  Лечение, конечно, было нелегким, но он смог вытерпеть.

Монстре Чаурет-Виланова: Ему сделали операцию, и потом мы поехали на квартиру. И как только вернулись, первое, что Тито сделал, это попросил настроить телевизионные каналы, чтобы он мог смотреть каждый матч. К тому же, на компьютере была установлена программа, благодаря которой он мог наблюдать за тренировками команды. И он наблюдал за тренировками каждый день.

Аурели Альтимира: Возможно, кто-нибудь  другой и забыл бы о футболе, но это была его отдушина, его надежда когда-нибудь вернуться.

Монстре Чаурет-Виланова: Вернувшись домой, Тито почувствовал себя очень хорошо, и снова начал тренироваться.

Жорди Роура: Он сказал, что вместо того, чтобы быть дома, он предпочитает приходить на тренировки. Это была его отдушина,  когда он был там, он не думал ни о чем другом. И он, вероятно, сделал больше, чем следовало.

Андрес Иньеста: Он, казалось, был на 200% из-за того, что передавал нам. Мы не чувствовали, что он был кем-то, кто потерял радость или силу, совсем наоборот.

«Барселона» стала чемпионом Ла Лиги, и ей осталось сыграть четыре матча в сезоне. Но у Тито была четкая цель.

Тито Виланова: Если мы не возьмем три очка в воскресенье, то с оставшимися тремя матчами мы не сможем набрать 100 очков, хотя я и понимаю, что это не является трофеем или чем-то подобным. Но мы, очевидно, постараемся, и наш долг – стараться побеждать в каждом матче.

Чави Эрнандес: Босс очень ясно дал нам понять: «Я хочу победить!». «Мы выиграли лигу, мы чемпионы, это фантастика, но я хочу продолжить побеждать».

Жерар Пике: Если бы не Тито, мы могли бы расслабиться, убрать ногу с педали, но он очень хотел получить 100 очков.

Лионель Месси: Это был трудный сезон, настоящая битва. Многое произошло, особенно с Тито, и для нас было важно закончить чемпионат победой с историческими 100 очками.

Тьерри Анри: Еще важнее то, что возникает ассоциация: это случилось при Тито.

Карлес Пуйоль: Я сказал Тито, что, по моему мнению, трофей должен поднять именно он и Абидаль. Он отказывался, но я ответил, что так хочет вся раздевалка. Так что когда они вручили мне трофей, я подошел к Абидалю и Виланове, быстренько передал им кубок и покинул место преступления.

Эрик Абидаль: Карлес подошел ко мне, вывел за руку и вручил нам с Тито трофей. Капитан сказал: «Он ваш!»

Эрик Абидаль: Тито вошел в историю не только в спортивном, но и в личном плане. Быть там в такой день, с таким количеством очков, Чемпионами, наполненными радостью… Постарататься забыть все плохое из-за болезни, и получать удовольствие.

Монстре Чаурет-Виланова: Поднять трофей было потрясающе. Невероятные ощущения. Было похоже на стирание всего плохого, через что мы прошли. Все было идеально.

Аурели Альтимира: Мы взяли в штат новых людей. Думали, что сможем создать еще одну суперкоманду, дела шли превосходно. А потом врачи сказали, что он должен остановиться, это было невероятно тяжело для него и всех нас.

Сеск Фабрегас: Помню, как однажды он сказал мне: «Вот увидишь, в следующем году мы выиграем все». Он был полон энтузиазма, выглядел сильным, и физически ощущал себя намного лучше. Затем наступил рецидив, и новость была сокрушительной.

Тито официально ушел с поста тренера в июле 2013 года. В следующем сезоне его часто можно было видеть в комнате аналитиков на  «Камп Ноу».

Алекс  Гарсия (аналитик): Он приходил через пять минут после стартового свистка, усаживался и просил попкорн, потому что это был единственный продукт, которым он мог насладиться. Из-за химиотерапии он не различал вкусов пищи. Кроме попкорна.

Жорди Мелеро (аналитик): Он сидел здесь, И мы пытались поделиться информацией о самой игре. Я думаю, что те дни подзарядили его на личном уровне. Потому что он страдал, никому ни о чем не рассказывая, и болезнь не позволяла ему отдавать все, что у него было внутри. Болезнь ограничивала его, и с каждым днем порождала все большее бессилие.

Адриа Виланова (сын): Окна больничной палаты выходили на футбольное поле, которое принадлежало местному клубу, и вечерами там тренировались юниорские команды. Помню, что там был диван, мы оба сидели там, и он комментировал все их действия. Он никогда не переставал думать о футболе, он никогда не думал: «Я болен, я умираю». Он всегда думал о футболе и о том, что любил больше всего. Это была его страсть, до самого последнего дня.

Лионель Месси: Лично для меня это был трудный год со всем происходящим в лиге чемпионов и проблемами с налоговой инспекцией. Я был в некотором тупике, голова шла кругом ,и Тито спросил, не собираюсь ли я что-то изменить. Он сказал, что я не должен уходить, должен остаться и оставить все это позади, просто попытаться разобраться и остаться с клубом. Что и произошло. Я сказал ему не волноваться, что я собираюсь остаться в клубе и продолжать делать то, что люблю. То была проблема иного рода, и она породила сомнения. Таким был наш последний разговор.

Адриа Виланова: В конце концов, мы замечали, что он не шел на поправку, похудел, ему было все тяжелее ходить и делать другие вещи.

Лионель Месси: Он не мог много двигаться. Он едва мог вставать. Он был очень плох.

Аурели Альтимира: Он попрощался с нами в больнице. Там я видел его в последний раз. Но до самого конца он боролся, боролся, боролся.

Монстре Чаурет-Виланова: Как же это было тяжело. Им не нужно было ничего говорить, мы все понимали, что произойдет. Мы были там до самого конца, рядом с ним, чего он и хотел.

Тито Виланова скончался 25 апреля 2014 года.

Жорди Роура: Это словно потерять часть себя. У тебя всегда была поддержка, ориентир, человек, которому можно довериться... Это потеря кого-то очень важного для тебя. Того, с кем мы разделили множество лет и воспоминаний.

Аурели Альтимира: Люди не исчезают, пока о них не забудут, и в каком-то плане он навсегда останется с нами.

Монстре Чаурет-Виланова: «Барселона» назвала тренировочное поле в его честь. Конечно, он бы сказал: «Я не настолько важен». Но я горжусь этим.

Аурели Альтимира: Я думаю, что это идеальное признание. В честь кого-то устанавливают статуи, переименовывают стадионы, но тренировочное поле идеально подходит для Тито.

Жозеп Бартомеу: Мы решили, что это лучшее место. Также он станет примером для будущих поколений игроков первой команды. Когда они спрашивают о Тито Виланове, мы рассказываем, что он был игроком, тренером юниорской команды, помощником тренера, тренером первой команды, и что он делал карьеру, которая всегда была очень позитивной и успешной.

Алекс  Гарсия (аналитик): Чтобы всегда помнить о его присутствии, мы приносим сюда попкорн и бланк с составами команды, который он всегда просил. Мы делаем так на каждом домашнем матче в том месте, где мы, аналитики, смотрим матчи, всегда есть командный лист и немного попкорна.

Лионель Месси: У нас было много разговоров, всегда о футболе, о том, что происходит в играх и что может случиться в ближайших матчах, но самым особенным был последний матч, потому что это тоже было похоже на прощание.

Сеск Фабрегас: Это сделало всех нас намного сильнее, и 100-очковая лига принадлежит ему, в этом нет никаких сомнений.

Жерар Пике: Я думаю, что он был бы здесь с нами в течение многих лет, и все шло замечательно. Но мы наслаждались тем годом, и хотя он был тяжелейшим, он навсегда запомнится.

Сандро Росель: Помимо того, что я помню его как великого и незабываемого тренера «Барселоны», команды, набравшей 100 очков, команды с 11-ю воспитанниками в составе, я буду помнить его как великого человека.

Адриа Виланова: Он отдал все этому клубу. Он всегда думал о «Барсе», это была его жизнь. Он ни на секунду не переставал бороться, И быть частью «Барселоны» – это то, что делало его самым счастливым.

Хоаким Виланова: Для меня самое главное – помнить его таким хорошим человеком. Пусть они помнят его таким, каким он был.

Тито Виланова: Позвольте мне попрощаться, как это делают корреспонденты: Тито Виланова, 3/24, Нью-Йорк. Желаю удачи.

За все годы админства этот перевод стал самым сложным. Спасибо за все, Тито. Мы никогда тебя не забудем.

Посмотреть фильм в оригинале по подписке на BarcaTV+ Посмотреть фильм в переводе с русскими субтитрами

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные