Блог Блогбастер

Картавый Ник – в «Сочи»: работает бесплатно, без лицензии, хочет стать главным тренером в чемпионате топ-5

При нем – 6 побед подряд.

Летом 2017 года Никита Ковальчук стал тренером. Сначала он руководил любительской командой в лиге 8х8, затем перевел ее в более привычный формат – 11х11. Дебют в первой лиге чемпионата Санкт-Петербурга у ФК «КФ» вышел таким: 5-е место, 17 очков от лидера. Следующей сезон получился более успешным: бронза и выход в высшую лигу из-за отказа победителя подниматься в классе.

В декабре Ковальчук объявил, что переезжает в «Сочи»: договоренность на полгода с возможностью продления еще на один сезон. С его появлением молодежка «Сочи» одержала 6 побед подряд, однако, Ковальчук говорит, что даже в очень хорошем настроении не рискнет заявить, что приложил к этому руку.

– Вспомни момент, когда ты понял: хочу тренировать.

– Это было 4 года назад. Готовясь к своему выпуску, я разобрал чью-то игру. Выпустил ролик, а через некоторое время мне на глаза попался разбор этой же игры одного тренера, который разобрал ее слово в слово. Тогда я подумал: «Может я реально шарю?». В какой-то момент, как человек любящий приключения, я решил, что никто не осудит, если я облажаюсь. Я больше буду себя гнобить, если не рискну.

– Почему не пошел тренировать детей?

– Я не играл в футбол профессионально, поэтому меня нельзя подпускать к детям. Тренировка детей до 18 лет – это в большей степени закладывание фундамента: технического, физического, ментального, психологического, но в основном (90%) – учить работе с мячом. Я в этом полный профан. Я умею играть в футбол, на дворовом уровне даже не совсем полено, но, если мы говорим об обучении, то я бы не хотел, чтобы моего сына тренировал такой человек. Я мог работать только с уже готовыми футболистами, где в большей части нужно работать не с технической базой, а над тактикой и психологией. Поэтому мне пришлось придумать себе свой путь.

– Поэтому ты создал ФК «КФ»?

– Мы решили, что обкатаем все в 8х8, а потом начнем 11х11. Я рассматривал это как время, за которое я должен максимально понять, что эффективно, использовать самые сумасшедшие идеи: вкинуть их, понять, что работает, а что – нет. Я учился общаться с людьми, строить тренировочный процесс таким образом, чтобы он был эффективным. Я отфильтровал людей, отработал техническую часть: как работать с игроками, как размещать их [на поле]. Тот период нужен был для того, чтобы я максимально налажал. И я максимально лажал. Я занимался какой-то херобобиной. Не сказал бы, что я тренировал – просто выпускал людей на поле и орал на них.

– Что такое тренировать любителей?

– Это сложно. Самое сложное – объяснить им, зачем тренироваться пять дней в неделю. Сложно было приучить и себя, и ребят, что этого мало. Важно, кем ты сюда пришел и как ты к этому относишься.

– Ты им платишь?

– Нет. Я заплатил футболистам всего один раз – по 3000 рублей. Хотел платить постоянно, но не потянул. Я дал слово ребятам, что создам все возможности, чтобы о них узнали, и, если такие возможности появятся, отправлю их на просмотр за свой счет.

– Какие сейчас цели у «КФ»?

– Зимой мы попробовали трудоустраивать футболистов. Стало понятно, что пока у нашего клуба нет профессионального статуса, мы можем рассчитывать на возможность дать людям профессиональную карьеру, если они будут 16-18 лет. Надо омолаживать команду, делать акцент на поиск и развитие этой категории футболистов, доводить их до хорошего уровня, предлагать на просмотры с помощью моих связей, чтоб они шли в профессиональные команды. Зимой в Сочи тренировались несколько команд ПФЛ, которые борются за высокие места. Я вижу, что многие футболисты, которые там играют, по уровню слабее моих. Но у моего клуба нет профессионального статуса, из-за этого сложности.

– Получается, тебе пофиг, какое место займет команда, но если хотя бы один футболист подпишет профессиональный контракт, ты будешь счастлив?

– Абсолютно. Я сказал, что мы должны считать успехом, если два человека в год уезжают в профессиональные футбольные клубы. Два человека уехали в профи – значит мы уже молодцы, значит вся наша работа не зря. При том, что мы не зарабатываем с этого ни копейки. У меня нет контракта с футболистами, я не агент, не собираюсь им быть и не навязываю никого со стороны. Сейчас ФК «КФ» воспринимается определенным количеством людей на том же уровне, что СШОР «Зенит», «Алмаз-Антей» – как команда, в которой можно просмотреть футболистов.

– Сколько для этого нужно денег?

– Очень много. Столько, сколько к моему великому сожалению у меня сейчас нет. И если бы не было поддержки со стороны нашего активно фанатского ядра, которое помогает нам с помощью системы Patreon, то команда стояла бы на грани выживания. Мы не хайпуем, не снимаем челленджи, и никогда не будем этого делать. Скажу так: если бы эти деньги я тратил на себя, то жил бы значительно лучше.

– Больше 5 миллионов в год?

– Да.

– На какие средства существует «КФ»?

– Мои доходы и титульный спонсор. Он оплачивает контент, который мы производим в рамках программы «Я тренер».

– Матч «КФ», после которого ты понял, что все не зря.

– Если в роли тренера – матч против СШОР «Зенит» в кубке Санкт-Петербурга. После первого тайма мы проигрывали 0:2. Я перестроил игру, сделал правильные замены, и к концу основного времени мы сравняли. Все наши голы отрабатывались на тренировках с теми игроками, которые забили. Только два назначенных пенальти подряд, один из которых отбил вратарь, помогли СШОР пройти дальше. Я слышал крики руководителей «Зенита»: «Вы охерели проигрывать блогеру?!». Я слышал, как люди говорили, что СШОР отскочил. В тот момент я понял, что мы красавцы и все делаем правильно. Иногда даже поражение более значимы.

А в качестве президента – это, конечно, «Шеффилд».

Как появился вариант сыграть против «Шеффилда»?

– Мой хороший друг – Алексей Дозорцев – знаком с представителем «Шеффилда», который хотел, чтобы их титульный спонсор зашел на российский рынок. Они придумали матч против «КФ». Англичане решили, что один матч – это очень дорого. Так родился тур «Шеффилда» по России.

Как и зачем в команде оказался Сычев?

– Мы познакомились еще во время подготовки к Кубку Конфедераций. Он очень хороший парень, абсолютно без понтов. Потом я встретился с ним на финале Лиги чемпионов и на шару предложил сыграть за нас.

Полтора дня с Сычевым – предматчевая тренировка и сама игра – были охерительными для футболистов. Они увидели бронзового призера Чемпионата Европы, его поведение: чувак не приехал на карете. Они увидели, как он относится к банальным вещам: как он детально разминается, не просто хрясь-хрясь и побежал пинать мяч, а что человек уже 20 минут внимательно относится к своему телу.

Для любителя, размыта эта грань [между профессиональным футболом и любительским]. А чем я хуже? Я тоже по воротам попадаю, тоже могу финтить. А тут, пожалуйста, тренировка. Смотри, у тебя из 5 ударов – 1 гол, а у него – все 5. При этом ты уже весь потный, а он еще не замарался. То же самое в игре. Плюс ты знаешь любителей, которые могут похвастаться тем, что отдали голевую передачу на Сычева? Я таких людей не знаю.

– Ты был недоволен тем, что матч прошел мимо СМИ. Почему для тебя это так важно?

– Понимаешь, это же очень хитрожопая история. Я прекрасно знаю все эти курилкинские и кулуарные разговоры о том, какой у нас футбол говно, как у нас не делают никаких шоу, как не хватает поддержки любительскому футболу. Я прекрасно помню статьи на sports.ru, передачи на «России-2»: когда где-нибудь в Папуа-Новой Гвинеи делали то же самое, наши [СМИ] десять раз обсыкались – посмотрите какая милота, живут же люди.

Когда это случилось впервые – мы сыграли два раза с Уткиным (командой «Эгриси» – прим. авт.)  – все такие: «Это пиар Васи и Никиты. Нас там нет, мы к этому никакого отношения не имеем. Зачем об этом говорить?». Вы показывали в прямом эфире матч с «Торпедо», чуть не уссались от восторга. И тут в будний день на любителей приходят 5,5 тысяч, 50 тысяч смотрят матч онлайн, но вы об этом ничего не говорите, потому что как написал Шнякин в твиттере: «А что особенного произошло?». Согласен, это же каждый день происходит.

Все почему-то подумали, что я хотел, чтобы написали про меня – какой я зашибись. Для меня матч с «Шеффилдом» был важен в том смысле, что чем больше бы людей о нем заговорили, тем больше было бы шансов, что кто-нибудь бы увидел будущего футболиста. После этого матча мне начали звонить агенты, тренеры, спортивные директора, спрашивать про тех или иных футболистов. Процент заинтересованных людей мог бы быть значительно больше, если бы наши СМИ переступили через внутренние терки – кто кого любит – и рассказали о ребятах: про Миноранского, Журавлева, Капитонова, Гронского. Я был бы счастлив, если бы моя фамилия ни разу не прозвучала.

«Шеффилд» все равно дал правильный толчок. Да, не все сработало, где-то по объективным причинам – футболисты оказались не готовы, где-то я ошибся в оценке их потенциала, но это дало шаг, а могло дать прям огромный. Именно ради этого шага матч и организовывался.

– В феврале полузащитник «КФ» Владимир Миноранский ездил на просмотр в молодежную команду «Манчестер Сити». Как это произошло?

– Все довольно просто. Человек, который находится рядом с «Сити», увидел Миноранского на «Шеффилде». Он ему понравился, за ним стали следить. Потом этот человек приехал к нам смотреть других людей, а Мина выдал просто свою обычную тренировку, причем не самую лучшую. Человек сказал, что Мина играет лучше, чем семьдесят процентов в «Сити U-23» , пообещал устроить просмотр.

Миноранский съездил. Встретился с Зинченко, с очень серьезными агентами, которые его перед этим изучили. Это два очень крутых агента, не Райола, естественно, но ребята, у которых есть мировые звезды в записной книжке. Мы хотели, чтобы это была не просто туристическая поездка, но игровой части не было, из-за того, что тогда все затопило.

К сожалению, свой талант он пока физически не смог показать на поле. Все были уверены, что, если бы он потренировался в U-23, то уже летом мы бы подписывали профессиональный контракт в каком-нибудь клубе Германии или Словении. Сейчас работа по Миноранскому застопорена из-за происходящего в мире.

– Кто этот человек, который ему помог?

– Артем Рябов – маркетинговый агент Зинченко. Он помогал мне со стажировкой в академии «Сити», сейчас помогает в моей тренерской карьере.

– Как человек поехал в «Сити», не заинтересовав никого в России?

– Как много клубов посмотрело Вову Миноранского? Ноль. Потому что у него нет профессионального статуса. В свое время «Динамо» Санкт-Петербург выпустило его с формулировкой «талантливый, но дохлый». Поэтому все, отрезанный ломоть.

Таких историй – когда футболистов бракуют на раннем этапе – в мировом футболе достаточно много, кому-то потом везет, кому-то – нет. Вот у Миноранского сейчас 50/50, потому что коронавирус может все перенести на год. Он станет возрастным, и это будет сложнее реализовать.

Вова действительно очень талантливый футболист. Каждый, кто его видит, с этим согласен. Но показать себя в России у него возможности нет, потому что ему 21 – дубли закрыты, а команды РПЛ не будут его смотреть, потому что нет агента, который может кого-то в этом финансово заинтересовать.

В России, чтобы устроить такого футболиста, нужно провернуть «карусель»: создать ему для портфолио 2-3 клуба в ПФЛ-ФНЛ, естественно, заплатив за это. Он там может даже не играть. Потом можно уже человека куда-нибудь запихнуть. Иногда таких людей закидывают в Грецию, на Кипр. Я наслышан о таких схемах. У Миноранского на это денег нет.

– Из твоего твиттера: «Один игрок должен завтра вылететь в Европу на подписание проф. контракта. Двое уже на просмотре, еще двое поедут 11 февраля». Кто эти люди?

– Даня Борисов подписал профессиональный контракт в команде второго дивизиона Боснии. Паша Капитонов был на просмотре в «Рубине». Их чуть-чуть не устраивала его скорость, но они были готовы брать его на следующий сбор. У парня очень переживающие родственники. Они нашли ему крутого агента, который сказал, что надо ехать в ПФЛ. Сейчас он в СШОР «Зенит», пытается попасть в «Ленинградец». Шохрух Розиков находился на просмотре в Узбекистане, и, судя по тому, что я вижу, не прошел. В «Чертаново» ездил Табриз Ибрагимов, не прошел. Бадир Зиядов вроде как подписал профессиональный контракт в Азербайджане.

Еще двое просматривались в [молодежке] «Сочи». Вратарю Пахомову сказали приезжать через год. Пашунин побыл здесь месяц. К сожалению, у него закружилась голова, когда ему сказали, что могут устроить в Финляндию. Он сбросил к себе требования, его отправили обратно в Питер. Естественно, никакой Финляндии у него не случилось. Будет еще полгода играть за ФК «КФ», потом будем думать, что с ним делать дальше.

– Летом ты гонял в «Витесс» на стажировку к Слуцкому. Как все прошло?

– Я не гонял. Это история под названием «современные технологии насрали нам всем». Я очень уважаю творчество Леонида Викторовича, плюс у меня с ним схожий психотип. Так вот, я абсолютно на шару написал ему в инстаграме, и он ответил. Я не верил своему счастью, прям прыгал по комнате. Тут же написал ему в директ: когда приезжать и что для этого нужно.

Я думаю, что в тот момент ему стали писать в директ очень много людей, он не увидел мое сообщение и стал все удалять. А если ты все удаляешь, то потом следующие сообщения [от этого пользователя] уже не отображаются. Так мои сообщения и остались не отвеченными. Я написал нашему общему знакомому – Илье Казакову. Он сказал, что Слуцкий никогда никому не отказывал, посоветовал написать еще через день. Ситуация повторилась. Казаков сказал, что спросит у него в сентябре на матче сборной России, но они так и не встретились. В итоге все замялось, а потом он ушел в «Рубин».

– Где еще стажировался?

– Моя самая большая проблема – отсутствие лицензии. К сожалению, в России без высшего образования ты не можешь учиться даже на категорию С. Многим футболистам прощают отсутствие вышки. Мне в этом отказали. Очень давно я был на платной стажировке в «Аяксе». В какой-то степени была в «Манчестер Сити», но она была для всех. И еще в «Сочи». Этим летом я должен был ехать на две недели в «Шальке».

– На платную стажировку может поехать кто угодно?

– Любой. По крайней мере меня звали, хотя у меня нет лицензии. Плати 1,5 тысячи евро и езжай. Думаю, в «Витессе» было бы так же. Для них это нормальный заработок. Такая программа есть у всех европейских клубов. Главный тренер решает, какие части тренировки можно посещать. К тебе прикрепляют человека из академии – пожалуйста, ходи смотри.

Если ты знаком с тренером, то, естественно, можешь приехать к нему просто так, по-братски. Вы делитесь опытом – это абсолютно нормальная история. Только у нас мы все пытаемся закрыть: страну, футбол. Все боятся, что украдут их секреты. Хотя не знаю, какие секреты там можно красть.

– Как ты оказался в «Сочи»?

– К тому моменту я уже понял, что это мой последний год в ФК «КФ», дальше я буду деградировать. Считаю это единственно правильным способом обучения: ты сначала должен попытаться сам во всем разобраться, дойти до определенного уровня, упереться, понять, что теперь тебе не хватает опыта и знаний, и тогда попасть к крутому специалисту, который готов тебя обучать. Поэтому я так стремился попасть к кому-то ассистентом: поносить фишечки, понаблюдать за тренировками, иметь право задать вопрос.

Многие люди в «Сочи» работают со времен питерского «Динамо». Я переписывался с ними и впроброс сказал, что мне очень надо [пройти стажировку]. В итоге мне одобрили. Я приехал, видимо, произвел на Михаила Юрьевича (Пилипко, главный тренер молодежной команды «Сочи» – прим. авт.) не отталкивающее впечатление, и мне предложили попробовать после Нового года.

Хочу заметить, что я здесь не получаю зарплату, мне не оплачивают ни жилье, ни питание. Я себя обслуживаю, за это получаю возможность опыта, а клуб, ничего на меня не тратя, получает возможность дополнительных рук на тренировке, дополнительной помощи для тренерского штаба, небольшое медийное развитие, которое, естественно, не является первым пунктом в наших устных договоренностях. И это нормально, потому что как футбольный тренер я ничего не стою.

– Какие у тебя функции?

– Я – ассистент главного тренера. Моя задача заключается в трех моментах: помогаю в проведении тренировочного процесса, осуществляю предыгровую разминку в товарищеских матчах, и анализирую игру, даю рекомендации по ходу официальных матчей, так как не имею права находиться на скамейке.

– Как боролся с панибратством со стороны игроков?

– Естественно, и тренерский штаб, и тем более футболисты, первую неделю меня вообще не воспринимали как человека, хоть что-то кумекающего. Это абсолютно нормально. Для тренеров [была актуальна] вот эта история: «Ты где играл? Понятно, телевизионщик приехал». Видимо, продемонстрировал им, что я не шляпа. Сейчас такого отношения ко мне нет.

Футболисты меня воспринимали как Ника, чьи выпуски они смотрели. Когда меня несколько раз назвали Ником, я ответил: «Дружище, я даже по возрасту для тебя не Ник. На поле я для тебя Никита Васильевич – не потому что я такой зазнавшийся, а потому что так сказал главный тренер. За пределами поля я – Никита». Ребята все быстро поняли, у нас никаких проблем нет. Мы можем общаться, веселиться, сдерживая определенную дистанцию. Понятно, что она у меня значительно короче, чем у главного тренера, но так и должно быть, потому что я ассистент.

– «Сочи» называют фарм-клубом «Зенита». Что думаешь по этому поводу?

– Мне все равно, как называют «Сочи»: что «Зенит-2», что «Зенит-3» – мне-то какая разница? Если здесь 5 молодых футболистов получили возможность подписать профессиональный контракт и заиграть на высоком уровне, если здесь благодаря хорошему тренерскому штабу люди прогрессируют, значит это з*****ь. Об этом тоже надо говорить. Надо пытаться вытащить позитивное. Если мы будем так делать, то весь негатив уйдет, разрушится на фоне хорошего.

К сожалению, я к этой мысли пришел только к 30 годам, поэтому и стал тренером. П*****ь, как надо – это так легко. Я этим деньги зарабатывал, хорошо жил, был мини-звездочкой. А когда я стал на другую сторону баррикад, когда читаю, что я говнотренер, я такой: «А, вот как оно все!».

Да, есть вещи, которые меня очень сильно забавляли, но я же не угорал дома в каморке, типа Кокорин – в «Сочи», хи-хи-хи. Я же это на всю страну говорил, и не заберу своих слов назад.

– Как часто ты спрашиваешь себя: «Зачем я в это ввязался?»

– Каждый раз, когда большая жопа. В период, когда ФК «КФ» проигрывал, было очень тяжело. Я сидел и думал: «Я тут последний хер доедаю, мне натурально нечего есть, меня спасают донаты». Сделал эфир, мне задонатили, я пошел купил пожрать. И все меня х******т, что я тренер говно и гребу деньги лопатой.

А сейчас – когда ошибаешься. Был момент, когда я помешал тренировочному процессу, потому что кривоногий. В тот момент я злился и думал: «Может ну его на хер? Надо ехать в Питер, тренировать «КФ», учиться попадать по мячу». Как-то переборол этот момент.

Я очень долго шел к тому, чтобы здесь оказаться. Самое главное здесь на стажировке – чтобы я заработал себе какое-то имя, чтобы я стал стоить хотя бы рубль, чтобы в следующем сезоне люди сказали: «А еще нам в штат нужно взять Никиту. Не потому что он блогер, а потому что он важен для тренировочного процесса».

– Где должен оказаться тренер Ковальчук, чтобы быть довольным своей карьерой?

– Я считаю, что реально через 10 лет стать главным тренером команды топ-5 чемпионатов Европы. Над этим все смеются – сколько душе угодно. Сначала все смеялись, что я организовываю команду, потом все смеялись, что это команда нихера не выиграет, потом она стала выигрывать. Потом все смеялись, что я в этой команде я буду царьком, дальше никуда не пойду. Теперь все смеются, что я в «Сочи». Мне нравится, что все вокруг смеются.

Фото: instagram.com/nikitakf; instagram.com/iamcoachkf; ФК «Сочи»; живуспортом.рф.

Лучший бомбардир ПФЛ уехал в Швецию. 3 года назад он работал в метро

Третьему брату Березуцких – 9 лет. Как родился лучший пранк русского футбола

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья