Блог Международное спортивное право

Права интеллектуальной собственности организатора спортивного мотокросса в Бельгии

Бельгийский суд не обнаружил исключительного права интеллектуальной собственности у организатора спортивного мотокроссного соревнования

Интересное судебное дело родом из Бельгии касательно прав интеллектуальной собственности и других прав организаторов спортивных мероприятий. Дело маленькое, решено в маленьком городе и касается маленького непрофессионального спортивного мероприятия. Тем не менее, оно несет большую юридическую значимость для региона и представляет немалый интерес для сравнительного анализа правового режима других стран.

Подоплека

Общественная организация Motor Sports Limes (MSL) в период между 2007 и 2009 годами организовывала мотокроссные соревнования на принадлежащей ей земле в Бельгии. Организация приняла все необходимые меры по вопросам безопасности, маркировки и обособлению трассы как для самого заезда, так и для смежных мероприятий. При этом только аккредитованным фотографам было разрешено делать фотоснимки спортивного мероприятия. Для получения соответствующей аккредитации фотографам предлагалось подписать контракт с MSL, включающий положение о том, что сделанные фотографии во время спортивного соревнования никоим образом не могут быть использованы в коммерческих целях без предварительного согласия MSL.

В 2010 году MSL обнаружила, что ряд фотографий соревнований 2007-2009 гг были использованы неким г-ном Костичем и компанией MX Only One SARL в рекламе и маркетинговой раскрутке схожих спортивных мероприятий. MSL явно не давало согласие на такие действия и подала иск против г-на Костича и орг-ции Only One в суд первой инстанции Бельгийского города Арлон, требуя судебного запрета на какое-либо дальнейшее коммерческое использование упомянутых фотографий и возмещения ущерба.

В основе юридического разбирательства не рассматривалось нарушение положений договора, поскольку ни г-н Костич, ни компания Only One не подписывали с MSL какого-либо контракта на аккредитацию. Не было свидетельств и о причастности к подписанию каких-либо иных документов. Иск MSL основывался на предполагаемом нарушении ‘права интеллектуальной собственности, ассимилированного со смежными правами’, которое якобы принадлежало MSL как организатору мероприятия согласно Акту об авторских и смежных правах 1994. В поддержку своего иска MSL представила документ Европейского парламента, в котором указано, что Директива ЕС о телетрансляциях без границ (Television Without Frontiers Directive[1]) наделяет организаторов спортивных мероприятий  эксклюзивными правами на аудиовидеозапись таких мероприятий[2]. В поддержку своей позиции MSL также представило судебное решение от 17 марта 2004 года французского Кассационного суда (прецедент другой страны, географического и исторического соседа Бельгийского королевства), где указано, что согласно французскому законодательству организаторы спортивных мероприятий обладают эксклюзивным правом на коммерческую эксплуатацию фотоснимков организуемых спортивных мероприятий, включая право на авторизацию третьих лиц, делающих снимки такого мероприятия.

Решение суда

5 марта 2013 года своим решением суд первой инстанции города Арлон постановил, что Бельгийское законодательство НЕ НАДЕЛЯЕТ организаторов спортивных мероприятий эксклюзивными правами по контролированию использования фотографий, сделанных во время проведения спортивных мероприятиях. Представленный документ Европейского парламента, который, как отметил суд, был выпущен административной службой парламента, а не самим парламентом, согласно соответствующей юридической процедуре не имеет отношения к делу. Этот документ не имеет юридической силы, а равно и ‘политической легитимности'[3]. Что касается упомянутой Директивы ЕС, она тоже не имеет отношения к делу, т.к. сфера её действия ограничена радио- и теле- трансляциями. Суд Арлона также не принял ко вниманию судебное решение французского суда, поскольку оно касается положения французского законодательства, не имеющего эквивалента в бельгийском законодательстве.

Выводы и размышления

MSL подало апелляцию на решение суда, однако вряд ли это что-то изменит. Вышеупомянутый бельгийский Акт об авторских и смежных правах 1994 наделяет смежными правами только исполнителей, производителей фонограмм, кинопродюссеров и вещательные компании. Организацию MSL никак нельзя занести ни в одну из перечисленных категорий. В Бельгийском законодательстве нет понятия ‘права, ассимилированные со смежными правами’, на котором основывались притязания истца. MSL полностью провалилась в попытках сослаться хотя бы на одно правовое положение в поддержку своего требования. Как суд может признать права, ни существование, ни суть содержания, ни формы и критерии защиты, ни использование которых прямо не закреплены в законодательстве? Бельгийским судебной практикой также установлено, что права интеллектуальной собственности в той мере, в какой они являются исключением из принципа свободы делового оборота, должны интерпретироваться очень строго. И все притязания MSL на такие права были тщетными, изначально обречены на провал. Более того, сами спортивные мероприятия, отображенные на фотографиях, явившихся предметом спора, сами по себе не наделены правовой авторской защитой, что подтверждается и практикой  Европейского суда справедливости[4]. Более того, единственной стороной в деле, действительно наделенной правом интеллектуальной собственности, является лишь фотограф (ответчик), сделавший фотоснимки (создавший уникальные произведения).

Что касается вышеупомянутого решения французского суда, то положения касательно прямого наделения организаторов спортивных мероприятий эксклюзивными правами коммерческой эксплуатации соответствующих изображений (фотоснимков) не является частью французского Кодекса по интеллектуальной собственности. В этой связи французский законодатель скорее всего не имел никакого намерения ассимилировать упомянутые права с правами интеллектуальной собственности[5].

Директива ЕС тоже не имеет своей целью признание права интеллектуальной собственности за организаторами, а призвана лишь создать юридические рамки для свободного передвижения аудиовизуальных услуг в Европейском союзе в рамках законодательства ЕС о здоровой конкуренции и фундаментального права на информацию[6].

Могла ли MSL контрактным образом определять права коммерческого использования фотографий, сделанных во время организованного ею спортивного мероприятия? Согласно принципу свободы договора – да, имела право. Однако согласно бельгийскому законодательству MSL точно не имела право делать условием допуска к организуемому мероприятию требование юридической передачи (закрепить соответствующее положение в контракте и требовать от фотографов подписаться под этим) эксклюзивных прав на коммерческое использование сделанных фотографий. Вполне возможно, что подобная практика стала бы еще и прямым нарушением статьи 10 Европейской конвенции о правах человека[7].

[1] EU Directive 89/552/EC on the coordination of certain provisions laid down by law, regulation or administrative action in member states concerning the pursuit of television broadcasting activities, as amended by EU Directive 97/36/EC and EU Directive 2007/65/EC. См текст документа по ссылке http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=CELEX:31989L0552:EN:HTML.

[2] Согласно данному документу законодательство ЕС в принципе позволяет организатору спортивного мероприятия владеть правами на радио- и теле- освещение спортивного мероприятия, и, таким образом, организатор вправе передавать свои эксклюзивные права вещателям. Также документ подчеркивает, что эксклюзивные права на вещание являются основополагающей частью нормального функционирования ‘высококонкурентного вещательного рынка' и представляют собой главную движущую силу системы генерации (формирования) доходов спортивных организаторов и телевизионных каналов. С другой стороны, эти права толкают вверх свою рыночную стоимость на уровень, досягаемого только для крупных вещательных компаний. Если говорить о мероприятий мирового масштаба уровня Олимпийских иг, то игроками на рынке являются исключительно коммерческие вещательные корпорации, владеющие платными телеканалами или телеканалами, доступными только в отдельных частях территории той или иной страны. Подробнее о Директиве ЕС см. по ссылке http://europa.eu/legislation_summaries/audiovisual_and_media/l24101_en.htm.

[3] Суд указал на титульную страницу документа, где помечено, что ‘изложенная точка зрения является исключительно персональным мнением автора и может не совпадать с позицией Европейского парламента'.

[4]ECJ C-403/08, Football Association Premier League (October 4 2011). См http://curia.europa.eu/juris/document/document.jsf?docid=110361&doclang=EN. В схожем контексте французский Кассационный суд (Cour de cassation является судом последней инстанции по определенным категориям дел) недавно постановил, что участники реалити-шоу на телевидении также обладают правами, смежными с авторскими правами (Дело Ammour v TF1, 24 апреля 2013).

[5] В Италии, например, другая ситуация. Итальянский законодатель распознает организатора спортивных мероприятий в качестве со-владельца аудиовизуальных прав, имеющих отношение к соответствующим спортивным мероприятиям.

[6] См пункты 7 и 8 Преамбулы к EU Directive 89/552/EC.

[7] Каждый имеет право свободно выражать свое мнение.  Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без  какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. Настоящая статья  не препятствует Государствам осуществлять лицензирование  радиовещательных, телевизионных или кинематографических предприятий. См. текст Европейской конвенции по ссылке http://www.echr.coe.int/Documents/Convention_RUS.pdf.

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья