Блог Блог редакции «БИЗНЕС Online»

​«Вам должна была прийти зарплата. Ее не будет». Почему в «Динамо» грустили после победы в дерби

Серьезные финансовые проблемы у «Динамо» и совершенно новые настроения клуба, грустные лица спартаковских игроков и неожиданный визит главы федерации хоккея Латвии, сообщившего, что за ученики у него играют в Москве. О том, как прошло очередное московское дерби – в репортаже корреспондента «БИЗНЕС Online».

Хвост в 90 миллионов рублей

Генеральный менеджер динамовского клуба Андрей Сафронов больше двух недель назад приехал на базу в Новогорске, собрал игроков и персонал и сделал важное заявление.

– Вам должна была прийти зарплата. Так вот ее не будет. Отнеситесь к этому правильно – это техническая задержка всего на две недели. Потом все наладится.

Прошло уже гораздо больше времени, но важные смс так и не приходили.

– Сейчас нам уже ничего не говорят. Но после матча мы ждем каких-то новостей, – признался один из игроков.

Между прочим, сумма долга у «Динамо», по некоторым сведениям, самая большая в лиге. Ни в одной из команд КХЛ не таких «хвостов» – почти 90 миллионов рублей. И при этом нет и никаких перспектив, что все наладится.

После сирены Сафронов пошел в раздевалку, что-то сказал и довольно быстро удалился.

– Поблагодарил за игру – про деньги ничего не сказал, – рассказали хоккеисты.

То есть до сих пор непонятно, заплатят ли.

Между прочим, трудности с финансированием ожидались в команде к началу января, но пессимисты ошиблись почти на два месяца.

«Это кто там смеется?»

Обстановка внутри команды все сильней накаляется. Харийс Витолиньш, даром что европеец, вводит какие-то новые правила. Например, теперь не рекомендовано улыбаться в автобусе или, не дай Бог, смеяться. И даже не в день матча (что можно понять), а за сутки до игры.

– Кому это там весело? – громко прикрикнул он в Санкт-Петербурге по дороге в гостиницу за день до встречи со СКА, услышав смех.

Появились какие-то мотивационные листочки в раздевалке. В «Динамо» обычно развешивали нечто подобное во время плей-офф, но сейчас решено, что игроки обязаны все это видеть постоянно. На небольших плакатиках – никакой информации, а только призывы. Типа, «мы должны все время быть в атаке», и слово атака написана большими буквами и выделено красным. Цитата не дословная, но общий смысл понятен. Нечто подобное было у Анатолия Емелина в «Салавате Юлаеве» и вы помните, чем все это закончилось.

Разговоры о том, что Харийса Витолиньша сменит другой тренер, сейчас закончились, но только потому, что у руководства совершенно другие проблемы, описанные выше и им просто не до поисков. Точнее, поиски-то организовать легко, но это не самая серьезная проблема.

«Самые большие скорости – на тренировках сборной»

Алексей Цветков, дебютировавший за первую сборную страны в 34-летнем возрасте, во время «сухой» разминки со всей силой запустил мячом в начальника службы безопасности.

– Ничего личного, случайно получилось, – поднял руку Алексей. Правда, в его голосе не слышалось сожаления.

На балкончике третьего этажа во время разминки разместился какой-то привязчивый болельщик, который окликал каждого хоккеиста и здоровался с ним. Те, кто имел несчастье ответить, получали вопрос: «Какой сегодня состав?».

– Мартиньш, Мартиньш, Мартиньш, – поклонник раз семь пытался привлечь Карсумса, который только вышел на разминку.

Наконец, он поднял голову.

– Ты сегодня играешь?

Карсумс коротко кивнул и быстро отвел взгляд.

Цветков в свободную минуту начал вспоминать Евротур.

– Самые большие скорости-то были не во время матчей, а не тренировках сборной, – вспомнил он. – Все же несутся, хотят доказать, что не зря позвали.

– Игры были медленные?

– Нет, конечно. Но я бы уж не стал говорить, что уровень какой-то запредельный. Там главная особенность в том, что все команды выкладываются во время этих трех встреч. Но если бы было игр 50, то мы бы к турниру привыкли и уже просто не обращали на него внимание.

Евротур из 50 матчей! Это было бы неплохо, тогда в чемпионате КХЛ играло б два клуба – и календарь легче верстать.

– Так трудно было на матчах Евротура или нет? – я все пытался разобраться.

– Как в любой игре. Но я бы не сказал, что прямо недостижимый уровень.

Бронежилеты и обыски

Если бы на «Спартак» продавались билеты, а не раздавались бесплатно, то вряд ли бы на игру приходило так много народу, как сейчас. Впрочем, на встречу с «Динамо», да еще когда в столице всего один хоккейный матч, публика собралась.

Пришли и футбольные фанаты обеих команд, что сразу было слышно по огромному количеству матерных зарядов, раздававшихся с той и другой стороны. Это было необычно для КХЛ.

– Спартаковцы же какую-то грязь в наш адрес кричали после сирены. Не слышали, что именно? – Ансель Галимов решил разобраться в проблеме после тихого Новокузнецка.

Я не вслушиваюсь, – вздыхаю. – Но там нет ничего необычного. Над каждым клубом нужно совершить что-то плохое.

– А я сижу на скамейке и не могу понять, что именно кричат, – развел он руками. – Интересно все-таки.

То ли из-за соперников, то ли из-за общей политической ситуации, но меры при входе на стадион были какими-то совсем дикими. Полицейские были в бронежилетах, а стюарды разве только швы одежды не ощупывали. В итоге многие зрители просто не увидели первый период, так как обыски шли долго, а стюарды были какие-то совсем нерасторопные.

Такие досмотры, кстати, делают для того, чтобы на стадион не приходили. При этом очевидно, что никакой практической пользы от всего этого нет. Можно было пронести хоть файер, хоть газовый баллончик, что некоторые и делали. К счастью, никаких эксцессов не случилось.

«В нашей команде не было лучших»

В раздевалке «Спартака» после игры было тревожно и грустно. Константин Глазачев вежливо отказывал в интервью.

– Я поговорил тут недавно – и в матче как отрезало, – объяснял он. – Лишний раз убедился в том, что надо либо играть, либо говорить.

– Ну да, журналисты во всем виноваты, – я чувствовал небольшую вину, и было очень обидно.

– Нет, конечно, – пожал плечами Константин. – Но и говорить я не буду.

Игорь Левицкий, признанный лучшим после игры, был к себе суров, но справедлив.

– Мне кажется, что в нашей команде сегодня не было лучших, – вдруг заявил он, но не отдал приз, например мне, на память.

Герман Титов на пресс-конференции был еще жестче и сказал, что не увидел мужиков на льду, которые были бы способны изменить ход встречи.

Со стороны «Динамо» тоже не было особой радости, и вы понимаете, по какой причине.

Максим Пестушко объяснял, почему так долго не забивал.

– После игры в Тольятти ко мне подошли болельщики и сказали, что следующий гол сделает меня лучшим бомбардиром клуба в КХЛ. После этого как отрезало. Я вообще на статистику не смотрю, но тут прямо в ворота ничего не шло.

– А сегодня пошло.

– Зажмурился и бросил. Хорошо, что попал.

Алексей Кайгородов был практически без эмоций.

– Ну да, что-то не пошло у меня в «Барысе», – признался он. – И я перешел в «Динамо».

– У вас плохой показатель полезности был, – напомнил кто-то добрый.

– И это тоже сказалось, – кивнул форвард.

Витолиньш Кайгородова хвалил за основательность и хладнокровие, а вот Никите Филатову досталось.

– Он проиграл борьбу за место в составе ребятам из ВХЛ. И теперь ему надо ждать своего шанса.

Таким образом, Витолиньш стал десятым (или двадцатым) тренером, который не смог найти подход к Никите.

Латвийские мысли о Юрзинове-младшем

После матча многочисленные кордоны охраны пытался преодолеть президент федерации хоккея Латвии Киров Липман.

– Мне нужно поздравить с победой своих учеников, – объяснял он каждому.

– А кто это? – удивились окружающие.

– Харийс – мой ученик, – легко отозвался чиновник.

Это, кстати, многое объясняет.

– И Мартиньш тоже мой ученик, – добавил Липман.

Если бы остался Даугавиньш, то и он бы был его учеником. Маленькая страна – все друг у друга учатся.

– Кто будет тренером сборной Латвии? Виктор Игнатьев освободился, – нашелся я.

– Он не в числе кандидатов. Я, знаете, сейчас о Владимире Юрзинове-младшем думаю, – рассказал руководитель. – Он же без работы. В числе кандидатов есть и Артис Аболс и еще два иностранных тренера. У меня есть еще два месяца, чтобы решить вопрос.

Лимпан рассказал, как натерпелся с Тодом Ноланом, которому он платил зарплату круглый год, а тот приезжал на матчи за неделю.

– А на Олимпиаде он вообще появился за сутки, – услышали мы важное признание. – А потом просто сбежал. Сбежал и все. Нет его.

Из этой нервной беседы выяснилось, что Сандис Озолиньш никаким образом не будет сотрудничать с федерацией. У него нет интереса к хоккею. Что же, это было ожидаемо.

С трибун раздалось: «Динамо», «Динамо».

– Ой, кто это там кричит, – испугался президент федерации. – Чего они там делают?

Прошел почти час, а динамовский сектор не выпускали с трибун.

В чемпионате Латвии такого, конечно, нет.

КХЛ. Регулярный чемпионат

Фото: dynamo.ru; spartak.ru (3)

Бизнес Online

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья