Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Реджиста

«Ростов» и «Спартак» поделили очки: тактические детали ключевого матча тура в РПЛ

фото: Валерий Матыцин / ТАСС

«Спартак» упустил победу в сложном выездном поединке против «Ростова», пропустив в концовке и снова – от Александра Зуева. О взаимодействиях москвичей в атаке и защите, прессинге «Ростова» и фланговом преимуществе хозяев рассказывает аналитик InStat Игорь Печерица

приблизительные позиции согласно тепловым картам футболистов

Смелый вариант прессинга мог стать большой проблемой для «Ростова»

«Ростов» был нацелен на высокий прессинг. Хотя формально схема команды обозначалась как 4-3-3, при прессинге ростовчане выстраивались в 4-2-3-1. Норманн занимал позицию в вершине треугольника и играл по Фернандо. С учетом того, что Шомуродов всегда имел поддержку в давлении на центральных защитников, это позволяло хозяевам направлять атаку «Спартака» во фланг.

Риском такой модели прессинга «Ростова» был слишком большой разрыв между Поповым и Еременко, остававшимися ниже либо разрыв между линиями из-за отсутствия на позиции номинального опорного. Первым этот недостаток у хозяев мог использовать Ещенко, разыгравший «стенку» с Бакаевым и сместившийся в открытую середину с получением минимум двух вариантов для острой передачи на ход. Однако в последний момент мяч у правого защитника «Спартака» выбил кто-то из ростовчан.

Помимо того, «Спартак» имел еще несколько хороших возможностей разыграть мяч через открытый центр «Ростова», но не использовал их по двум причинам: либо на острый пас между линиями никто не решался (хорошие возможности, к примеру, были у Жиго), либо в розыгрыше перед защитой соперника «Спартак» откровенно «лажал».

Недостаточно компактная защита «Ростова» по ширине

Вторым вариантом, за счет которого «Спартак» мог создавать реальную остроту у ворот соперника, были передачи москвичей в полу-позиции под врывающегося из глубины игрока. Возможности для таких вбеганий гости получали из-за слишком больших промежутков в защите «Ростова» при смещении обороны к флангу.

Большинство острых ситуаций «Спартак» создавал справа (8 ключевых передач / 4 успешные из зон чужой половины; слева – 4/3), где основным обостряющим выступал Бакаев (9/3). Футболист выполнил несколько острых забросов за спины защитников «Ростова», самым запоминающимся из которых был перевод на Понсе.

Однако в целом такие забросы гостей к реальному завершению с ударом по воротам не приводили: передача обычно шла чуть быстрее, чем к ней успевал спартаковский игрок. Кроме того, несколько раз своевременно выдвигался из ворот Песьяков. В результате, тот же Бакаев при большой нацеленности на обострение играл с большим браком (66% точность передач, хуже только у Ещенко – 57% и Мелкадзе – 54%).

Взаимодействия Рассказова и Бакаева

Помимо забросов за спины обороне «Ростова» правый фланг «Спартака» запомнился взаимодействием Рассказова и Бакаева, аналогичным взаимодействиям Петрова и Вандерсона у «Краснодара», когда фланговый защитник уходит к середине, а крайний нападающий занимает широкую позицию, чтобы сыграть на пространстве или в ситуации 1v1.

Подобные взаимодействия для «Спартака» не новы, и Олег Кононов пробовал их еще на сборах. В частности, в матче с тем же «Краснодаром» можно было наблюдать, как Бакаев создавал ширину, вытягивая на себя оппонента, а Рассказов врывался в свободный коридор между крайним и центральным защитниками соперника.

На этот раз ситуация чаще была другой. При владении «Спартака» на левом фланге Рассказов располагался ближе к центру, что несколько раз позволяло ему оказываться вне контроля центральных полузащитников «Ростова» и свободно получать мяч с возможностями для острого решения (3 острых передачи в матче, 1 из опорной зоны соперника).

Качественный матч Фернандо и Жиго

Потери мяча в атаке «Спартак» стремился компенсировать быстрым вступлением в отбор. Несколько раз за счет групповых взаимодействий и быстрого сужения пространства в зоне потери москвичам удавалось блокировать быстрый выход из обороны «Ростова».

В оборонительной фазе – как сразу после потери, так и после перестроения в позиционную защиту – напоминал себя образца чемпионского сезона Фернандо. Опорный полузащитник «Спартака» был активен на подборах (5 на чужой половине) и перехватах (5 на чужой половине, всего – 9), часто заранее прогнозируя ситуацию. Это неоднократно позволяло прерывать передачи «Ростова», направляемые в зоны между линиями.

Вторым, кого необходимо отметить в обороне «Спартака», является Жиго. Поскольку «Ростов» часто уходил в низкой блок, отодвигая глубоко на свою половину даже Шомуродова, это требовало высокой плотности линий от гостей при переходе к обороне. Выдвигаясь выше средней линии, Жиго обеспечивал это, активно вступая в отбор или играя на опережение против оппонента.

Одно из его успешных действий такого рода привело к последующей острой атаке «Спартака», в которой француз мог забить. Но не забил, и по старому футбольному правилу тут же получил в свои после быстрой ответной атаки «Ростова».

Карта единоборств Жиго. Очень много удачной борьбы высоко в поле. У основного оппонента – Шомуродова – француз выиграл все 5 единоборств

«Ростов» переигрывал «Спартак» на флангах

Что касается в целом атакующей игры «Ростова», то выглядел он конкретней и острее соперника. Если опираться на статистику, то об этом говорят и всякие xG, и точные удары из штрафной (6-2) и соотношение острых передач (15-9 в пользу «Ростова»).

Основное преимущество «Ростова» впереди складывалось на флангах (9 из 10 ударов с игры в атаках через эти зоны). Во-первых, этому способствовали высокие позиции крайних защитников при одновременно глубоких позициях Еременко или Попова в начале атаки или при отходе к центральным защитникам Норманна.

Подстраивая прессинг под такую систему выхода из обороны соперника, «Спартак» часто слишком узко располагал крайних нападающих, что делало фланги команды открытыми и позволяло «Ростову» создавать там численный перевес.

Во-вторых, это было следствием высокой рывковой активности Ионова и Байрамяна в сочетании с пасами из глубины Норманна, Еременко и Попова. Ставка делалась на открывания крайних нападающих хозяев за спину Айртону или Рассказову, а в случае перехвата передачи защитниками «Спартака» – на подбор (39 на чужой половине у «Ростова»; у «Спартака» – 23) или высокий прессинг с последующим развитием скоростной атаки через зону одного из крайних защитников, где создавались различные коалиции большинства.

Помимо крайних защитников поддержку крайним форвардам могли создавать и Шомуродов, и центральные полузащитники, в частности, Норманн, который на мой вкус вообще был лучшим игроком этой встречи, успевая везде.

В конце встречи, когда «Спартак» ушел в низкий блок, «Ростов» также придерживался этой модели игры с созданием большинства против крайнего защитника «Спартака», и мог сравнивать счет гораздо раньше компенсированного времени (в последние 15 минут хозяева проявили максимальную ударную активность в динамике – 6 ударов).

В материале использованы данные InSat

Оригинал статьи

МЫ ВКОНТАКТЕ

МЫ В ТВИТТЕРЕ

МЫ В ТЕЛЕГРАМЕ

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+