Блог Выигранный воздух

Сергей Лапочкин: «Можете вспомнить игру, которую бы признали договорной?»

Бывший арбитр Сергей Лапочкин рассказал в интервью радио «Зенит» о развитии судебного корпуса в России, высказался против введения видеоповторов и напомнил, что иностранные арбитры, обслуживавшие матчи премьер-лиги, ошибались не меньше доморощенных.

- Первые туры позади, и положение дел в судейском корпусе настораживает. Это справедливый диагноз?

– Нельзя делать выводы по первым турам. Судьи – те же люди, которые имеют право ошибаться. Конечно, хотелось бы, чтобы ошибок было меньше. Посмотрите, сколько великих футболистов не забивают очень простые мячи. В то же время, у судей намного меньше времени на принятие решения, тем более сейчас, когда футбол стал гораздо быстрее. Особенно тяжело помощникам. Они должны просчитать, куда идет мяч, где находился игрок, извлек он или нет преимущество от положения «вне игры», поэтому очень сложно обвинять и помощников, и судей.

- Последние два года количество громких историй, связанных с арбитражем в футболе, растет, как снежный ком. Развитие судебного корпуса в России – это что: позитивный прогресс, регресс, деградация?

– Регрессом это назвать нельзя. Дело тут в другом. Мы слишком быстро поменяли опытных судей на молодых. За последнее время ушла целая плеяда опытных судей, им на смену пришла молодежь, но им не хватило времени на качественный рост. Поэтому вся работа на ответственных матчах ложится на судей-ветеранов. Слишком большой объем работы для них. Ведь они тоже люди и имеют право на ошибку.

«Мы слишком быстро поменяли опытных судей на молодых»

- Система подготовки судей. Ее как не было, так и нет.

– Я бы так не сказал. Физическую подготовку судьи как отрабатывали, так и отрабатывают. И на сборах, и до начала сезона. Они сейчас берут себе тренеров-легкоатлетов, которые доводят их до необходимой спортивной кондиции. Много работают судьи с новой информацией. Работа идет. Просто молодые не могут так быстро набрать необходимый уровень судейства. Растет не только уровень игроков, чемпионата, но и арбитража, но не так быстро. Нельзя быстро сделать хорошего судью. Сложно сразу судить, как Коллина. Молодой судья еще не может справиться с такими великими игроками, как Данни. Психологически ему тяжело. Необходимо принимать решение, а он не готов. И получается, что там где надо или давать карточку за симуляцию, либо назначать пенальти, мы просто «не замечаем».

- Вам бывало стыдно за ошибки?

– Стыдно? Нет. Обидно – бывало. Когда из каких-то ситуаций ты не смог выйти достойно. Остается только сжав зубы идти дальше. Помогает самоанализ. Просматривая видеозаписи своих матчей, анализируешь, где ты прав, где нет, что плохо, а что хорошо.

- Поговорим о нынешнем руководстве нашей коллегии футбольных арбитров. Насколько оно соответствует тем высоким требованиям, которые предъявляет ему общественность?

– Нельзя брать только одного Сергея Владимировича Зуева. Он ведет общее руководство, в этой обойме руководителей есть такие судьи, как Валентин Иванов, который отвечает за учебно-методическую комиссию, очень много внимания уделяет именно молодежи, с которой он работает. По сезону он очень много игр просматривает, и на их анализе идет постановка учебного процесса. Если брать сейчас спортивно-квалификационную комиссию, то в ней присутствует представитель ФИФА, который вместе с Валентином Валентиновичем проехал по Европе. И они сейчас – те два профессионала, которые просто знают, что делают. Пока еще нет такого запаса судейских кадров в первой лиге, который мог бы соответствовать уровню премьер-лиги.

- (вопрос болельщика) Я бы хотел возразить вам, Сергей, в отношении того, что судьи – тоже люди и могут ошибаться. Если, скажем, начнут ошибаться судьи, которые сидят в зале суда, мы будем иметь переполненные тюрьмы. Поэтому до тех пор, пока футбольные арбитры не поймут, что они не имеют право ошибаться, ничего не изменится. Мне также не ясно, для чего на матче присутствуют помощники судьи, если видно, что они ждут, пока главный судья скажет им, что делать и как правильно трактовать эпизод?

– Дело вовсе не в этом. Есть ситуации, когда помощник судьи не видит рикошет, либо от кого ушел мяч. И для того, чтобы не было разночтений, когда один показывает направо, а другой налево, идет небольшая задержка. Если бригада работает вместе достаточно долго, то они прекрасно понимают друг друга. Стоит возникнуть малейшей паузе, как главный арбитр либо тут же принимает решение, либо настолько доверяет своему помощнику, что тот сам принимает решение.

- ФИФА выступила с инициативой реформы института помощников главного арбитра. Ее суть в том, что судьи должны один раз и на всю жизнь выбрать, кем будет каждый из них: главным или помощником. На ваш взгляд, в чем здесь плюс, а в чем минус?

– Плюс лишь в том, что теперь у них будет конкретная специализация. Однако есть и большая проблема. Когда я только начинал судить, то, помогая в играх высшей лиги, в первой лиге я обслуживал матчи как судья в поле. Поэтому многие вещи я знал изнутри не только, как помощник, но и как главный судья. И мне легче было принимать решения. Была хорошая школа. Ты как судья первой лиги ездил на игры высшей лиги в качестве помощника, но при этом тебя узнавали люди. Тем самым ты быстрее вписывался в судейскую обойму. Постепенно входил в группу судей, которые затем уже обслуживали матчи высшей лиги в качестве главного арбитра. Очень тяжело, когда ты специализируешься только на линии принимать решения относительно игровых эпизодов, поскольку нет навыка судейства в поле.

«Если КФА посчитает, что судья должен понести наказание, он может лишиться следующего назначения»

- Это реформа ФИФА и УЕФА. РФС и тот же КФА не в состоянии идти против нее.

– Поэтому я и говорю, что для нас это больше минус, чем плюс. Все-таки в Европе судят лучшие. И если у Коллины было два помощника, то он поддерживал их решения. Таким образом, у них все получалось в унисон. Потому что Коллина знал, что с ним работают два профессионала, которые примут правильное решение. Уровень помощников ведь растет не сразу. Они должны сначала получить этот опыт.

- Мы с вами заговорили о дефиците кадров. В частности, в первом дивизионе. И это действительно колоссальная проблема, поскольку нет подпитки из первого дивизиона вообще. В прошлом сезоне пришел лишь один Карасев, причем второй матч у него получился такой, что живые позавидовали мертвым. В Германии, например, работает восемьдесят тысяч арбитров. В России две тысячи. И дефицит, согласно различным источникам, составляет сорок тысяч профессиональных судей. Что с этим делать?

– Профессиональных футбольных клубов с каждым годом становится все меньше. Команды не выдерживают финансового кризиса. Соответственно, возникает вопрос, где учиться? Судьи должны где-то набираться опыта. При этом команд становится все меньше, соответственно число игр так же уменьшается.

- То есть, пока мы не сделаем системного шага в развитии футбола, как нам всем обещает Сергей Александрович Фурсенко, ждать какого-то притока судейских кадров в арбитраж большого смысла нет?

– К сожалению, это так. Если брать первенство города, то каждый год к нам приходят молодые люди для того, чтобы научиться судить. Приходит около пятидесяти человек. К концу сезона из тех, с кем можно работать, остается два-три человека. И нет никакой гарантии, что они пойдут дальше. Такая проблема существует не только в Петербурге.

- Не могу не привести вам в пример такую историю. У меня есть знакомый, который работал арбитром на городском уровне в Петербурге. А дальше столкнулся с такой проблемой, как клановость в арбитраже. Кто-то когда-то видел его с Левниковым, и на этом его профессиональная карьера, поскольку он не понес большой конверт, чтобы работать дальше, закончилась.

– Поверьте, это неправда. Я последние три года не работал в петербургской коллегии, а до этого отвечал за спортивную квалификационную комиссию. И в этом году, так как у нас сейчас поменялся председатель, меня снова пригласили работать в этом же качестве. Так что клановость в судейском уровне существует на уровне слухов. В конечном итоге, на первый план выходит качество физподготовки арбитра, допущен ли он по медицинским показаниям. Это все не просто. Для того, чтобы сдать нынешние нормативы, нужно очень много тренироваться.

- Как оценка одного арбитра может отличаться от оценки всей бригады! За матч «Зенит» – «Спартак» Сухина получил четверку, а боковой получил двойку, не разобравшись в эпизоде с офсайдом.

– Сейчас пришли новые инспекторские документы. Правда, я до конца в них еще не разобрался. Сейчас пришли к мнению, что если помощник ошибся, то в этой ситуации должен пострадать и главный. Если рассматривать эту ситуацию по спортивному, Сухина не мог взять этот момент на себя. При всей его высокой квалификации он не смог бы его взять. Там была ошибка помощника.

- (вопрос слушателя) Судейская коллегия признала, что Сухина ошибся. А что дальше? Пожурят и все?

– Вы сразу хотите крови.

- Это нормальная реакция.

– Если вспомнить полуфинал Лиги чемпионов, когда судил Левников, помощник не помог ему в ситуации «вне игры». Был забит гол. Но после этого момента судейский комитет УЕФА не принял никаких мер к этому помощнику. Они посчитали, что это человеческий фактор и дали судить следующую игру. А у нас каждый раз ищут подоплеку! Это самое плохое!

- Как должна быть выстроена система ответственности арбитра?

– Посмотрите реакцию ФИФА, когда Анри забил мяч рукой.

- Мне кажется все очевидным в этой ситуации.

– Почему? Они же не дали переигровку.

- И это правильно?

– Неправильно, но, насколько я знаю, этого судью на чемпионат мира уже не привлекут. Так и у нас. Если КФА посчитает, что судья должен понести наказание, он может лишиться следующего назначения. Материальная ответственность.

«Что получится с футболом? Останавливаем игру, две минуты смотрим, люди остывают...Мы из футбола сделаем кинотеатр»

- Видеоповторы, бригады из пяти арбитров, чипирование мячей, вообще технические инновации, способные снизить количество судейских ошибок... Я рассматриваю противодействие этим инновациям, как желание сохранить и разыгрывать арбитра, как человека, влияющего на результат.

– Вот посмотрите, сомнения по поводу того, пересек или нет мяч вратарскую, за три года возникали полтора раза. Стоит ли чипировать мяч?

- Хорошо, видеоповторы.

– Вы хотите сделать как в хоккее. Но там есть паузы. А что получится с футболом? Останавливаем игру, две минуты смотрим, люди остывают...Мы из футбола сделаем кинотеатр. Не будет накала игры. Мы потеряем интерес.

- С другой стороны, пример хоккея, регби, баскетбола, американского футбола – там, где играют на чистое время, показывает, что возможно сохранение «нерва». В американский футбол играют по четыре часа и ничего, люди сидят на трибунах, смотрят.

– В баскетболе есть минутные перерывы. Мяч выходит из игры – время останавливается. В футболе нет таких остановок. Только при экстренных ситуациях судья добавляет время.

- Инициатива УЕФА о двух дополнительных помощниках, начиная с этого сезона, это правильный путь?

– Честно говоря, я их не понял. Они находятся с той стороны где нет главного судьи, но столько бывает моментов, когда и тот, и другой будут перекрыты, что принять решение они все равно не смогут. Должен быть один человек, который отвечает за все. Он должен вести игру. Должно быть единоначалие. Помощники – только помощники.

- (вопрос слушателя) Кому мешают судьи-легионеры в чемпионате России?

– Когда приехали эти судьи, они что, меньше ошибались? Тут вопрос в другом. На этих судей наши тренеры не могли написать ничего. Бесполезно. А ошибки были те же и даже похлеще. Но мы почему-то их умолчали!

- Потому что это была ошибка и только. И ни у кого не возникало мысли, что вот Гвардис обслуживает матчи ЦСКА уже 15 лет и статистика его судейства показывает, что только одна ничья, остальные победы. Или Сухина у «Локомотива» и у «Спартака». Сухая статистика.

– Это только домыслы. А если брать судей из Санкт-Петербурга, мы обслуживали все матчи московских клубов. Куда нам деваться? Но это не означает, что мы «московские» судьи.

- Хочу задать традиционный журналистский вопрос о степени коррумпированности в нынешнем арбитраже. Понятно, что мы не будем спекулировать на тему, есть ли договорные матчи или их нет. Знаем, что случались. Вопрос в том, высок ли процент подобных вещей на сегодняшний день?

– Его и раньше было не очень много, а сейчас я вообще сомневаюсь, что он остался. Если и происходит некий договор, то непосредственно между клубами. И говорить о том, что на этом завязаны судьи, я бы не стал. Потому что у нас в каждом регламенте прописываются статьи относительно договорных матчей. Вы можете вспомнить хоть одну игру, которую бы пересмотрели и признали договорной? Вы видели хоть одного руководителя, который взял бы на себя такую ответственность?

Мне очень нравится Владимир Петтай, Алексей Николаев

- Пока такого не нашлось.

– И не найдется.

- С другой стороны, Виталий Мутко ведь как-то сболтнул про матч «Локомотив» – «Шинник».

– Ну, это было уже постфактум. На тот момент никто бы уже не позволил копать глубже.

- Очень жаль. Спрошу иначе. Мы начали говорить о том, что необстрелянную молодежь оставили без возможности набраться достаточного опыта. Какой срок вы отводите на то, чтобы это поколение заматерело? Как я понимаю, эти годы есть смысл потратить на выстраивание системы, так, чтобы и следующее поколение судей постепенно набиралось опыта.

– Руководители КФА стараются это делать, но все не так просто, потому что назначение судей – это тоже большая проблема.

-Вы имеете в виду интересы клубов? А как сейчас обстоит дело с тем, что раньше клуб мог на сезон выбрать одного арбитра, которого он точно не хочет видеть на своих матчах?

– Я думаю, что и сейчас есть такое.

- Это хорошо на ваш взгляд?

– В принципе, одного всегда могут отвести. Это зависит не от судей. Тут еще и важно, чтобы президенты между собой все определили. Тогда все будет совсем по-другому.

- Поправьте меня, если я не прав, но мне кажется, тот период, не долгий к сожалению, всего лишь два года, когда Фурсенко руководил «Зенитом», Сергей Александрович сумел найти общий язык с тем же Гинером. Несмотря на результаты матчей ЦСКА – «Зенит» и два отмененных гола Аршавина. С тем же Липатовым. И в какой-то момент по туру в целом стало возникать меньше вопросов. Восемь матчей, количество судейских ошибок минимально, да и в общем-то понятно, что это человеческий фактор. Ошибок, влияющих на результат, не было. Сейчас, мне кажется, произошел некоторый регресс. И как раз президенты клубов чаще всего находятся в состоянии приятной дружелюбной войны.

– Им это приятнее.

- То есть, это удобнее?

–Да.

- Какой тогда может быть выход из этой ситуации? Фурсенко, как президент РФС, должен снова со всеми договориться?

– По большому счету, да. Он руководитель. Он должен их призвать именно к этому. Работать надо по факту: вы занимаетесь командой, судейством занимается КФА. И каждый занимается и отвечает только за свой участок.

- Насколько слова Фурсенко из предвыборной программы на пост президента РФС о том, что есть смысл объявить амнистию по договорным матчам до 2010 года и с этого момента навсегда искоренить эту проблему, можно считать разумным методом? Амнистия финансовых преступлений зачастую приводит к положительным сдвигам.

– Если честно, не знаю.

- Что ж, в таком случае хотелось бы поговорить предметно о том, кого из арбитров вы считаете лучшими на сегодняшний день?

– Мне очень нравится Владимир Петтай, Алексей Николаев. Качество их судейства очень высокое.

- Очень много внимания последние два года в силу, как ни крути, родственных отношений с Мариной Малафеевой, уделяется Безбородову.

– Ну, это, конечно же, ерунда. Влад – взрослый человек и для него семейные отношения и спорт – абсолютно разные вещи. Вот если бы вы сказали о семейных отношениях между ним и его отцом, который в свое время тоже был арбитром, я бы еще мог это понять. Это профессиональные вещи, а Марина или ее муж Слава Малафеев никак не могут влиять на судейство Безбородова.

- По признанию многих экспертов, Безбородов – один из самых перспективных молодых арбитров. Вы с этим согласны?

– Да. Он имеет хорошие отзывы в Европе. Поэтому его перспективы так же очень хорошие.

«Когда я работал в премьер-лиге, у нас была договоренность, что судьи не дают интервью»

- Что можно сказать в таком случае о судействе Малого, который много ошибался? Если говорить об ошибках в пользу «Зенита», то он дал совершенно мифическое «вне игры» в том моменте, когда Кокорин выходил один на один и уже мог бить по пустым воротам. С другой стороны, желтая на Зырянове тоже вызывает вопросы.

– Согласитесь, что если и были ошибки, то в одну и в другую сторону. Это говорит о том, что не было предвзятости.

- То есть не было предвзятости, но было низкое качество?

– Я бы так не сказал. Эдик довольно неплохо провел этот матч. Хотя в его судействе были нюансы, которые мне тоже не понравились.

- Я во время просмотра матча «Бавария» – «Манчестер Юнайтед» в самом конце вдруг задумался о том, что я вообще не обратил внимание на судью во время матча. За весь матч он показал одну желтую карточку и это был единственный эпизод, когда я о нем вспомнил.

– Это высокий класс арбитража, когда судья на поле незаметен. Чтобы в конце матча никто не мог вспомнить имя судьи. Это высший пилотаж.

- Что ж, на этой оптимистичной ноте мы заканчиваем нашу программу. Спасибо, что пришли к нам в гости. Все-таки арбитры – не самые публичные люди. Они редко дают интервью.

– Действительно, когда я работал в премьер-лиге, у нас была договоренность, что судьи не дают интервью. Но теперь я отошел от дел и готов подискутировать на тему арбитража.

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.