Блог Newsweek-блог

Татаро-башкирская лига

Российская хоккейная суперлига в этом сезоне порадует болельщиков новым сюжетом – за звание чемпиона отчаяннее других будут биться уфимский «Салават Юлаев» и казанский «Ак Барс». Клуб из Башкирии перенял повадки соседей из Татарстана, выделив на переходы и зарплаты игроков внушительную сумму. Подробности финансовых вливаний в уфимский хоккей – в материале журнала Newsweek.

В Уфе местный «Салават Юлаев» – новый рекордсмен России по части высоких окладов хоккеистов – играл на прошлой неделе с ЦСКА. Первый матч сезона уфимцы выиграли – на трибунах праздник. Но больше всего радости вызвал не матч, а объявление на стадионе до его начала. «Добрый вечер, уважаемые болельщики! Мы начинаем матч нашего «Салавата Юлаева» с приятной мини-сенсации: казанский «Ак Барс» только что проиграл», – открыл башкирский хоккейный сезон диктор. Зал в ответ взорвался так, будто только что местная команда выиграла суперлигу.

Башкирия и Татария, две самые амбициозные и непримиримые республики Федерации, теперь соревнуются и в хоккее. Казанский «Ак Барс» два последних сезона был главным фаворитом российской суперлиги, пусть и выиграл ее лишь раз. Поводом для создания едва ли не лучшей в Европе команды было 1000-летие Казани в 2005 г. Тогда, в год локаута в НХЛ, в казанскую команду приехали лучшие игроки из-за океана. Победить в том сезоне не удалось. Казанские болельщики, недовольные игрой заезжих звезд из НХЛ, освистывали их весь сезон, а после проигранного решающего матча в четвертьфинале с ярославским «Локомотивом» в издевку над ними скандировали «Россия! Россия!». Зато в следующие два года, уже без энхаэловцев, но все равно с самым большим бюджетом в суперлиге, казанцы выиграли и чемпионат, и европейскую Лигу чемпионов.

Теперь башкиры собираются достойно ответить – осенью Уфа отмечает 450-летие своего добровольного присоединения к России. Самым богатым клуб уже стал, а в межсезонье пригласил аж 17 новичков. Ближайшая задача – обыграть «Ак Барс» в личной встрече.

Прежде всего руководство башкирского клуба взялось за закупку лучших игроков казанской команды

До начала чемпионата клубы сыграли вничью – на трансферном рынке. Летом руководство башкирского клуба, разрабатывая план по превращению «Салавата» в лучший клуб России, прежде всего взялось за закупку лучших игроков казанского клуба – из тех, чьи контракты заканчивались. Пятерых лидеров вражеского клуба удалось переманить. «Но их должно было быть семь, – рассказал Newsweek генеральный менеджер «Салавата Юлаева» Олег Гросс. – На отдельных ребят, с которыми мы выходили на контакт, начиналось давление со стороны казанского клуба, звонки всякие. Выстоять под таким напором, как видите, смогли не все».

Не удалось воплотить и главную уфимскую мечту – переманить в полном составе из Казани лучшую тройку нападающих сборной России Морозов–Зиновьев–Зарипов. Данису Зарипову, по словам Гросса, сделали предложение, но он отказался. Сергей Зиновьев даже сбегал из «Ак Барса» – и, как говорят, ездил в Уфу на переговоры. Но все трое начали сезон в казанском клубе – теперь, шепчутся эксперты, эта тройка там получает рекордные для всего российского хоккея $10 млн в год.

Недостаток казанцев уфимцы восполнили еще двенадцатью высококлассными игроками. Несколько приехали из НХЛ, остальные – из других российских клубов. Общая зарплатная ведомость, по словам руководителя одного из российских клубов, у «Салавата Юлаева» должна быть никак не меньше $50 млн. Источник приводит в пример голкипера Александра Еременко, переманенного из «Ак Барса». В Казани «в общем-то средний вратарь» получал $600 000 в год, в Уфе зарплату подняли в два раза. «И та же история была почти с каждым из семнадцати новобранцев, у них больше 12 игроков получают больше миллиона в год», – усмехается хоккейный менеджер.

По словам руководителя подмосковного «Химика» Леонида Вайсфельда, такой подход «взрывает рынок». «Салават» стал перекупать хоккеистов у других клубов, а в тех клубах, где есть деньги, хозяева сказали: мы перебьем; пошел аукцион, в результате игрок российской суперлиги чуть выше среднего получает сейчас больше миллиона долларов в год. Раньше миллионщиков были единицы, сейчас их количество возросло процентов на 50, не меньше», – говорит Вайсфельд.

По словам руководителя «Химика» Леонида Вайсфельда, закон о зарплатах является чистой формальностью

Этот рост должен был остановить потолок зарплат – с нынешнего сезона на оплату труда хоккеистов клубы должны тратить не более 300 млн руб. Но на деле не только Уфа – добрая половина клубов российской суперлиги лихо перепрыгивает этот потолок. По словам Вайсфельда, закон о зарплатах является чистой формальностью. Глава ФХР Владислав Третьяк в интервью Newsweek отметил, что официально «Салават Юлаев» правило о потолке зарплат не нарушал. «По документам все нормально», – сказал чиновник, но добавил, что «потолок нужно ужесточить – жестче контролировать его соблюдение».

Бюджет уфимцев распухает и от серьезных премиальных, каких нет ни в одном клубе российской суперлиги. В наших клубах принято платить по $3000 каждому игроку за победу. В Уфе хорошо оплачиваются серии из побед, говорит источник: каждая победа, следующая за победой, удваивает сумму. За первую победу – $3000, за следующую – $6000, далее $12 000. После поражения – всё сначала. «В прошлом году уфимцы играли с «Крыльями Советов», которые бастовали. Там второй состав вышел. Дети фактически. Так уфимцы за победу над ними получили по $13 000 долларов каждый. Это невообразимое что-то – таких денег просто не бывает в нашем хоккее», – жалуется руководитель одного из клубов.

Многие из хоккеистов «Салавата», с которыми пообщался корреспондент Newsweek, признавали, что перебрались в Башкирию за хорошими деньгами. Виталий Прошкин, один из казанских перебежчиков (до этого отыграл в «Ак Барсе» семь сезонов), после двух стартовых матчей, несмотря на высокие премиальные, отмечал в беседе с корреспондентом Newsweek, что фанаты здесь не так активны, как в Казани (мало кричат на трибунах, предпочитают чебуреки с пивом в фойе), а клуб не выделил личного автомобиля. «В Казани мне сначала дали Ford Mondeo, а потом Nissan Almera», – грустно сказал Прошкин.

И в Татарии, и в Башкирии все прошло по схожей модели: сначала хоккеем увлекли президента республики, потом потянулись спонсоры из числа крупных госкомпаний, наполняющих местный бюджет, потом пришли менеджеры, которые сумели потратить большие деньги, закупив сильнейших из имеющихся игроков с российскими паспортами. Разница только в названиях спонсоров: в Татарии – «Татнефть», в Башкирии – «Башнефть» и «Башкирэнерго».

Правда, наблюдатели отмечают тонкую разницу в степени увлечения хоккеем Муртазы Рахимова и Минтимера Шаймиева. Татарский президент болен игрой. Рахимов лишь три года назад, после скандальных выборов с его победой в 97% голосов, начал регулярно посещать матчи «Салавата». Тогда и пришли в клуб первые серьезные деньги.

Корреспондент Newsweek, посетив на прошлой неделе оба первых матча, убедился: Рахимов хоккеем так и не заболел. Он сидел в VIP-ложе в окружении огромной свиты из местных политиков и бизнесменов. VIP-ложа старалась, болела активнее всего стадиона, создавала вокруг президента настоящую хоккейную атмосферу: участвовала в «волнах», скандировала «Молодцы!» и даже ругалась на судей. Подчиненные объясняли Рахимову особенности игры нового клуба – ведь почти все игроки были незнакомы президенту. А тот все равно явно скучал. После первой шайбы в ворота ЦСКА он открыл программку, нашел фото автора гола. Потом отложил программку – и так ни разу больше и не оживился до конца игры.

Заводилами, правда, были не заезжие гости, а местные звезды, игравшие в Уфе и в предыдущие сезоны – нападающие Константин Кольцов и Владимир Антипов. Во вторник они решили исход игры против ЦСКА, а в четверг неплохо сыграли против упорно бившегося новичка лиги – нижегородского «Торпедо».

Ближайшее «тюркское дерби» станет главным событием в жизни спортивной Башкирии

Помимо хитроумной системы премиальных тренер Сергей Михалев рассчитывает в сезоне на разработанную им же систему физподготовки. И в первых матчах сезона она работала. Против нижегородцев уфимцы не могли выйти вперед первые 50 минут, хоть и владели преимуществом, – а потом, в последнюю десятиминутку, забросили две решающие шайбы.

«У нас до декабря пройдет 25 матчей, практически половина чемпионата, и вот тут-то мы и должны набрать больше всего очков, – раскрыл Newsweek свой план тренер уфимцев. – Сейчас мы подходим к оптимальному физическому состоянию, от которого и зависит успех, и, думаю, к матчу против «Ак Барса», который состоится 15 сентября, выйдем на пик формы».

Михалев признает: ближайшее «тюркское дерби» станет главным событием в жизни спортивной Башкирии за многие годы. История этого противостояния началась задолго до того, как летом переманивали игроков на большие зарплаты. Михалев, например, вспоминает аж конец 60-х: «Нам тогда нужна была победа для того, чтобы в высшую лигу попасть, и оставался последний матч против Казани, которой тогда ничего уже не надо было. Ну, мы с казанцами пытались как-то решить вопрос, а они уперлись и устроили нам на площадке такую трепку, что мы о высшей лиге забыли сразу. А потом через несколько лет они вылетали из первой лиги, и уже мы могли им помочь. И помогли. Утонуть».

Схожесть «Ак Барса» и «Салавата» – во всем. Например, оба клуба, как только сумели добиться приличного финансирования, начали строить новые ледовые дворцы («лучшие в России», конечно). И оба дворца открывались с конфузом. В Казани срок сдачи затянули едва ли не на год, в Уфе поспешили к концу нынешнего августа – и зря. На матчах суперсерии России и Канады выяснилось, что в туалетах не работают сливные бачки, в раздевалках нет сушилок для формы хоккеистов (по городу ходят байки о том, что российские хоккеисты сушили свою форму на улице у дворца), а в самом зале плохо работали кондиционеры – лед таял и стекал желтыми лужицами к краям площадки. Когда Казань скупала игроков пачками, ее все не любили. Сейчас в Лиге похожие настроения: все болеют против «Салавата».

Но в Башкирии знают, как догнать и обогнать соперника. Например, когда казанские археологи откопали доказательства своего тысячелетия, башкиры сразу принялись за работу. Сенсационное археологическое открытие в Уфе было сделано совсем недавно: в августе ученые обнаружили остатки построек, заготовки для изготовления украшений и предметы быта, по которым сделали вывод, что городу на самом деле никак не меньше полутора тысяч лет. Казани только и осталось, что злиться.

Чермен ДЗГОЕВ, Александр БЕЛЯЕВ

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.