Блог Икра миллионов
Трибуна

«Винни, покажи нам жопу!» Легендарное фото «банды психов»

От редакции: вы в блоге «Икра миллионов», здесь выходят невероятно интересные футбольные истории. Поддержите автора плюсом, подпиской и, конечно, пишите комментарии – все-таки это очень классный пост. 

16 мая 1988 года. Два дня назад они взасос целовались в раздевалке и поднимали над головой древнейший футбольный трофей. Самая оторванная команда в истории Англии, настоящая «банда психов» обыграла в финале «клуб высокой культуры» и на тот момент четырехкратного обладателя Кубка чемпионов.

«Ливерпуль» был безутешен, «Уимблдон» сходил с ума.

На третий день опухшие от беспробудного пьянства легенды выползли на «Плаф Лейн», чтобы обмыть кубок в товарищеском матче в честь одноклубника Алана Корка.

Первый тайм непонятного матча уже завершался с каким-то там счетом, который никого из семитысячной публики не интересовал. Всем хотелось чего-то эдакого. Может быть, президент клуба снова проведет перед трибунами какое-то чудище? Слон уже был. Возможно, настало время семилетнего Питера Крауча в костюме шагающего экскаватора?

Зашло самое простое.

Трибуны синхронно заорали: «Эй ты, Винни! Покажи нам свою жо!»

Винни Джонс дождался перерыва, выстроил команду на боковой линии, все наклонились, фотограф Daily Mail Паскаль Рондо щелкнул. Получился легендарный снимок. Всем спасибо, что пришли нас проведать. 

И на этом историю можно было заканчивать, если бы у меня к этой самой фотографии не закрался ряд вопросов:

1. Где там, собственно, Винни Джонс?

2. Сколько футболистов приняли участие в перформансе, и что случилось с теми, кто решил задницу не показывать?

3. Кто тот несчастный в левом углу фотографии? Судя по его растерянному лицу, кадр спереди был не менее эффектным, чем кадр сзади.

Подумав, я понял, что чисто теоретически не смогу ответить только на последний вопрос. А ответ на первый смогу даже расширить. Всем же интересно, кому принадлежат эти титулованные задницы?

***

Итак, это был матч-бенефис Алана Корка, который после этого спокойно играл за «Уимблдон» еще четыре года. В программке к матчу находим объяснение – никто и не собирался отправлять на пенсию 29-летнего игрока. Просто так отмечали десятилетие верного служения Корка команде.

Соперником «Уимблдона» в этом матче была «команда всех звезд». В тех реалиях это означало «всякий окрестный сброд». Сам Алан Корк подтверждает:

«В этом матче вообще кто хотел, тот и играл. Точнее, играл тот, кто выжил. Все были бухие, не, ну а че? Праздник все-таки. Тем более большинство местных вообще бухали от счастья три последних месяца».

Два неприятных следствия. Это значит, что протокол того матча, скорее всего, никто не вел. Привычная практика для товарищеских матчей, а тут еще и усугубленная особыми праздничными обстоятельствами. А значит, выяснить из официальных источников, кто из основы «Уимблдона» дожил, а кто приболел, практически невозможно. Кто заменил приболевших – честолюбивые дублеры, случайные прохожие или завсегдатаи находящегося по соседству теннисного клуба – тоже непонятно.

«Кто хотел, тот и играл». Но как в таком случае нам считать и сличать? 

Во-первых, на фото у нас есть какие-никакие, но изображения людей, которые мы можем сравнить с прочими фото того времени, снятыми с привычного ракурса. Да, помимо счастливых исключений – двух полупрофилей в правой части фото – представлений о лицах игроков у нас действительно нет. А значит, придется полагаться на два очевидных параметра – рост и цвет кожи.

Во-вторых, у нас есть номера. До середины девяностых их не закрепляли за конкретным футболистом на весь сезон. А значит, номера у основного состава могли быть только с первого по одиннадцатый. Дожившие игроки основы точно играли под теми же номерами, что и обычно. Сложно себе представить, как пьяный Винни Джонс отдает свою «четверку» какому-то салаге из дубля.

Где сам Винни на фото – по-прежнему, загадка номер один. Можете сами поискать. Мой фаворит – пятый слева.

Начнем с очевидных кейсов. Достаточно отчетливо на фото видны номера 3 и 2. Также легко угадать «девятку» и диагональный хвостик от «семерки».

Теперь применим номера к фамилиям тех, кто под ними обычно играл и сравним задние фото с передними.

Номер 3. Тут все легче легкого. Это смуглое седалище совершенно точно принадлежит Терри Филану.

Номер 2. «Двойкой» в финале был Клайв Гудиер. Но 27-летний Клайв на тот момент активно лысел, что компенсировал роскошными усищами. Мужик на фото, хоть и представлен в полупрофиль, очевидно, ни залысинами, ни усами не обладает. Возможно, сбрил в честь победы в Кубке?

Номер 7. В финале под этим номером играл Терри Гибсон. Усов на его лице мы точно рассмотреть не можем (в отличие от того парня в левой части снимка, единственного стоящего к нам лицом. Но мы не знаем, кто это, а значит и спросить не у кого). Мы точно видим, что икры седьмого номера на фото подвержены сильному загару. А Терри Гибсон – самый что ни на есть бледнолицый англичанин.

Впрочем, не будем паниковать. Сравните оттенок икроножной мышцы смуглого ирландца Филана (номер 3!) и аналог предполагаемого Гибсона (номер 7!). Филановская мышца темнее раза в два. Значит, слегка загорелый Гибсон вполне может считаться обладателем места на снимке.

Номер 9. Под девятым номером в финале играл Джон Фашану. Его тазобедренный сустав точно намного чернее, чем у парня на снимке. Но при этом Фашану совершенно точно есть на фотографии. Во-первых, потому что он не мог пропустить очередную проделку своих корефанов. Во-вторых, он не мог пропустить эту проделку даже по болезни, так как категорически не переносил алкоголь. Ну и в-третьих, сам Фашану свидетельствовал об участии в перформансе в одном из многочисленных интервью. 

Итак, долговязый бледнолицый с номером 9 на спине – точно не Фашану. При этом на роль Фашану идеально подходит чернокожий парень, свисающий с правой кромки фото – с трусами наизготовку.

Присмотримся повнимательнее. Может, на спине долговязого бледнолицого вовсе не «девятка»? Может, это «пятерка»?

Под пятым номером в финале играл Эрик Янг. Да, высокий, но упс – чернокожий. Отчаиваться некогда – нам на помощь спешит агрегатор всевозможной точной статистики, который по недоразумению чаще используют для очень приблизительной оценки стоимости игроков.

Так мы узнаем, что в том сезоне у «Уимблдона» было целых два игрока под номером 5. Второй из них – Брайан Гейл, обладатель черной шевелюры и косой сажени в плечах. Бинго!

Дальше начинаются проблемы. Второй слева – маленький и щуплый. Два пятна на спине – значит, номер двузначный. То ли 10, то ли 11. Останавливаемся на Деннисе Уайзе. Одиннадцатый – и в том сезоне, и в финале Кубка.

Номера на футболках третьего и шестого парней слева разобрать нереально. Но мы вполне можем пойти от противного – как при доказательстве теорем в седьмом классе средней школы.

Итак, что у нас есть? Номера.

Слева-направо: третий; скорее всего, одиннадцатый; неразборчиво; пятый; вероятно, четвертый; неразборчиво; седьмой, второй; и, скорее всего, девятый – за кадром.

Теперь вспомним, что номеров круче 11 тут точно нет. И определим оставшиеся варианты. Это шестой. Это восьмой. И это десятый.

Шестой и восьмой номер в финале – это Энди Торн и Алан Корк. Оба здоровых лба, оба блондина и оба более или менее вписываются в общую картину маслом.  

Закрепляем результат? Не тут-то было. Оказывается, фотограф из Daily Mail сделал не один легендарный снимок, а два. С интервалом в полторы секунды. В прессе намного чаще используют более поздний – тот, который мы как раз рассматривали. Оно и не удивительно: на нем уже видна итоговая инсталляция, тогда как на снимке-первенце ягодицы большинства лишь стыдливо выглядывают из трусов. Но для нашего расследования это фото имеет поворотное значение.

Что изменилось? Лучше видны номера. Мы убеждаемся в своей правоте насчет одиннадцатого, пятого и седьмого номеров.

В кадре слева появляется чья-то рука. Неужели еще один участник? Где все это время лазит Лори Санчес, автор победного гола в финале Кубка? Может, это он?

Ну и наконец. Предполагаемый Винни Джонс оказывается не Винни Джонсом! Вместо легендарного «костолома» – какой-то неопознанный шестой номер, а рядом с ним – еще один!

Два шестых! А четвертого номера на снимке нет вообще!

Но есть еще кое-что важное – архивный минутный репортаж для местного телевидения. И он помогает нам разгадать почти все оставшиеся ребусы.

Ребус первый. Именинник Корк, как отмечает комментатор, «забил по разу за обе команды». А значит, играл первый тайм за «сборную звезд», а второй – в футболке под номером 9 – уже за своих. Но ведь он точно не мог пропустить мизансцену, состоявшуюся в перерыве!

По репортажу видим: «Уимблдон» играл в традиционном темно-синем, с именем спонсора – пивнухи «Truman Beers&Ales» – на груди. «Все звезды» – в красном. Но фото у нас черно-белое. И на нем синий и красный выглядят одинаково.

А значит мы вполне резонно можем предположить: тот, кого мы в самом начале приняли за Винни Джонса, на самом деле – Алан Корк, он в красной футболке под шестым номером. Справа от него теперь Энди Торн – в уимблдоновской «шестерке».

Ребус второй. За «Уимблдон» вместо именинника первый тайм провел основной голкипер команды Дейв Бизант. Играл он в поле под номером 9. На видео Дейв – в самом начале с крышкой от кубка и чуть позже (0:45) дает шуточного леща сопернику. Это его худосочная ягодица – третья по счету на легендарной фотографии. 

Ребус третий. Под номером 8 за «Уимблдон» в этом матче играл... главный тренер команды, 42-летний Бобби Гулд. Это легко объясняет, почему восьмого номера нет на легендарном снимке. Не тренерское это дело – исподним светить.

И наконец – ребус четвертый. Джон Фашану, чей номер отжал именинник, точно играл в матче. Его поджарая фигурка бежит круг почета по внешнему радиусу с шестой по тринадцатую секунду репортажа Питера Стонтона. Предположительно, под десятым номером. 

Практически финальные результаты опознания обладателей Кубка Англии-1988 по их филейным частям на легендарном фото выглядят следующим образом:

Вопросы, которые остаются без ответа:

1) Кто такой номер 2?

2) Чья рука в кадре слева – на второй фотографии?

3) Где, черт возьми, этот Винни Джонс?

Объединим второй и третий вопрос безумным (но вполне логичным) предположением. Впервые в истории нашего расследования увеличим не полупопия, а руку. Не самое мощное предплечье. Острый локоть. И характерная вена, различимая даже невооруженным глазом.

Поздние фотографии «костолома» Джонса, казалось, не оставляют нам шансов. Его предплечиями можно колоть орехи Пола Гаскойна. Но в 88-м прокачка Винни еще не была такой экстремальной. На этом скриншоте видим вполне годную венозную руку той эпохи. Рука, правда, левая, а нам для сравнения нужна правая.

Ищем – и находим. На еще одном легендарном фото Джонс выполняет хореографическую поддержку тренера Гоулда сразу же после победы над Ливерпулем в Кубке.

Итого. Точно – на легендарном фото Винни Джонса нет. Вероятно – Винни Джонс появляется на втором, куда менее популярном фото – и то лишь в виде своего непрокачанного правого локтя.

О чем забыли? Сколько футболистов приняли участие в перформансе, и как поступили с теми, кто решил задницу не показывать?

В книге Ивана Калашникова «Мир английского футбола» написано, что портки на фото спустили восьмеро. Это на первый взгляд подтверждает первое фото Daily Mail. Но совсем справа имеется некто опознанный нами как Джон Фашану – и он в полупозиции. Возможно, он только собирается спускать, а, возможно, и нет. Есть предположение, что Калашников просто посчитал попы по одной фотографии, не утруждая себя глубокими историческими изысканиями, как это делаем мы. И в глаза не видел фото номер два.

Итак, если половина игрока справа – это Фашану, то он точно в теме. Иначе он бы и на поле не выходил. Вышел – значит, снял.

Итого голопопиков уже девять.

А если загадочный локоть с характерной веной принадлежит Винни Джонсу, то участников перформанса, очевидно, все-таки десять. Не хватает только одного. Главного и единственного саботажника.

Есть аргументированное предположение, что в перформансе не участвовал вратарь Саймон Трейси. В нашем матче он подменял в рамке Бизанта. На фото нет никого похожего, ни по шевелюре, ни по вратарской амуниции. 

И что вы себе думаете? Спустя три месяца Трейси продадут в «Шеффилд Юнайтед» за 7,5 тысяч фунтов.

Все сходится? После «Костолома» и «Карты деньги два ствола» легко себе представить, как Винни Джонс говорит президенту клуба Сэму Хаммаму: «С Трейси – все. Он отказался показать свою жопу болельщикам. Или в прорубь, или в Шеффилд». И проводит ребром ладони по горлу.

Но увы. Здесь, скорее всего, уместен менее кинематографический вариант. Дело снова в деньгах. Президент клуба уже после финала Кубка Англии подошел к Бобби Гулду, отвел его в сторонку и сказал:

«Продавай всех *****! Лучшими, чем сегодня, нам уже не быть».

Винни Джонс: рубил всех на поле и снялся в лучших фильмах Гая Ричи

Винни Джонс и Пол Гаскойн повторили ту самую фотографию. Да-да, Винни снова схватил Газзу за яйца

Фото: Gettyimages.ru/Pascal Rondeau, Staff, PA Images Archive / Contributor; REUTERS/Action Images – David Jacobs; скриншоты видео; скриншот матча; afcwimbledon

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья