Блог Лига выдающихся джентльменов

Бремя выбирать. 1975

Кому удалось в один год получить «Билл Мастертон» и «Кинг Клэнси»? Кто за всю свою карьеру не пропустил ни одного матча в регулярных чемпионатах? Кто до сих пор удерживает рекорд результативности «Вашингтона» за один сезон? Какой вратарский дуэт добыл первую «Везину» для «Баффало»? Кто был первым уроженцем Чикаго в рядах «черных ястребов»? На Sports.ru – продолжение драфтового сериала «Лиги выдающихся джентльменов».

Топ-5 попаданий

1. Дэйв Тэйлор, «Лос-Анджелес» (№210). Он же – самое дальнее попадение

Нет ничего удивительного в том, что Тэйлора выбрали так низко (позже него – лишь семь игроков). При росте 182 см Дэйв не дотягивал даже до 70 кг, и было ясно, что с такой конституцией ему, скорее всего, нечего делать в НХЛ.

Удивительно другое: через два сезона в студенческом хоккее худосочный парень очень резко пошел в гору, и почти в два раза улучшил прошлогоднюю статистику, став лучшим снайпером, ассистентом и бомбардиром одной из лиг, входящих в NCAA, а также игроком года как своей лиги (ЕСАС), так и всей ассоциации. Все рекорды результативности университета Кларксон – как суммарные, так и за один сезон – до сих пор принадлежат Тэйлору.

В следующем сезоне нападающий дебютировал в составе невероятно прозорливых либо невероятно везучих «королей», забросив в 64 матчах 22 шайбы и набрав 43 очка, а еще через год было создано знаменитое звено The Triple Crown Line, в котором Дэйв присоединился к Марселю Дионну и Чарли Симмеру. Сразу же результативность возросла вдвое – 43 гола и 91 очко. Два года спустя «Тройная корона» стала первым в истории НХЛ звеном, каждому члену которого удалось набрать более 100 очков в одном регулярном чемпионате.

Всю карьеру Тэйлор провел в «Лос-Анджелесе», и является клубным рекордсменом как по количеству сезонов (17), так и матчей (1111). Ему же принадлежит достижение по количеству очков, набранных правым крайним за один регулярный чемпионат (112).

Кроме того, Дэйв вошел в историю всей Лиги, как первый (и, пока, последний) хоккеист, которому удалось в один год получить «Билл Мастертон» и «Кинг Клэнси».

2. Дуг Джарвис, «Торонто» (№24)

«Кленовые листья», обменяв только что выбранного на драфте Дуга в «Монреаль», совершили один из самых неудачных трейдов в своей истории. Мало того, что отдали высококлассного, как выяснилось позже, форварда оборонительного плана, лауреата «Селке» и «Мастертона», будущего четырехкратного обладателя Кубка Стэнли – за человека, который в итоге не провел в НХЛ и восьмидесяти матчей; так еще и лишились самого «железного» хоккеиста всех времен и народов. Хотя, конечно, никто тогда не мог предположить, что Джарвис (то есть не конкретно он, а абсолютно любой игрок) всю свою карьеру – 12 с небольшим хвостиком сезонов – проведет, не пропустив ни одного матча регулярного чемпионата. То есть вообще ни одного! За 12 лет!

Феноменальная серия началась 8 октября 1975 года; Дуг отметил свой дебют в НХЛ двумя результативными передачами. Вслед за этой игрой без единого пропуска он провел еще 963 встречи, и последний раз вышел на энхаэловский лед, защищая цвета уже «Хартфорда», 10 октября 1987 года. Оборвалась серия не из-за травмы, и не из-за желания завершить карьеру (только-только начался новый сезон) – просто на роль центра-разрушителя тренер Джек Ивэнс подобрал парня помоложе. Таким образом, Джарвис потерял место в составе, а через некоторое время был отправлен в фарм, где и завершил свою карьеру, не только играя в хоккей, но и неофициально исполняя обязанности помощника главного тренера.

Полноценным ассистентом он стал год спустя – уже в «Миннесоте». Через пару лет «Норт Старс» возглавил давний приятель Дуга, Боб Гейни. Гейни и Джарвис в конце семидесятых составляли одну из наиболее эффективных связок по убиванию штрафного времени, и, воссоединившись в новом качестве, выиграли еще по одному кубку – шестому для Боба и пятому для Дуга, когда франчайз переехал из Миннесоты в Даллас. К слову, «железный» игрок был и тренером «железным», отработав в системе «Миннесоты/Далласа» 14 лет. Ни одному другому помощнику тренера ни в одном другом клубе не удавалось продержаться на этой должности так долго.

3. Деннис Марук, «Калифорния» (№21)

До драфта Деннис выступал в лиге Онтарио и прославился тем, что был обменян на Марка Хоу, побил рекорд лиги для новичков, установленный Марселем Дионном, и получил первую официальную награду этой лиги для лучшего новичка сезона.

В задрафтовафшей его «Калифорнии» вместе с Элом Макадамом и Бобом Мердоком образовал звено 3M Line, и стал первым новичком лиги, которому удалось за один регулярный чемпионат пять раз отличиться в меньшинстве.

Вместе с «Калифорнией» Марук переехал в «Кливленд», который позже поглотила «Миннесота». За «Норт Старс» форвард провел всего два матча, и был обменян в «Вашингтон», где провел лучшие годы. В историю «Кэпиталс» он вошел как первый хоккеист, набравший 100 очков за регулярный чемпионат, и первым среди «столичных» в течение сезона забивал как минимум по одному голу в ворота каждого из соперников своей команды. Тот результат – 136 очков – до сих пор остается клубным рекордом результативности.

Через пять лет в «Миннесоте» осознали свою ошибку и выменяли Денниса обратно, но на свой вашингтонский уровень в новой-старой команде он так и не вернулся. Хотя картины, конечно, не портил.

4. Боб Сове и Дон Эдвардс, «Баффало» (№№17 и 89)

На предыдущих пяти драфтах «клинки» выбрали 40 игроков (плюс одного фантома – см. комментарии к предыдущему тексту), и лишь двое из них были вратарями. Один из которых вообще так и не заиграл, второй – почти не заиграл. Пробел был восполнен в 1975 году, когда из одиннадцати выбранных было сразу три голкипера. Двое из которых оставили заметный след в НХЛ.

Несмотря на то, что Сове был задрафтован значительно выше Эдвардса, первый сезон Боб больше играл в фармах, тогда как Дон сразу стал сменщиком Джерри Дежардена – первого номера команды. На следующий год Дежарден был задвинут на третью роль, Сове переместился на вторую, а Эдвардс, соответственно, на первую. В следующие три сезона игровое время Боба постепенно увеличивалось, тогда как Дона – уменьшалось; но Эдвардс все еще оставался стартером. Вратарский дуэт был одним из лучших в лиге, и в одном из этих трех чемпионатов голкиперы разделили «Везину» – первую в истории клуба. Вклад в трофей был примерно равным: Эдвардс провел побольше матчей, а Сове добился более высокого процента отраженных бросков и лучшего в лиге коэффициента надежности.

Еще год спустя дороги вратарей наконец разошлись; но не вполне обычным образом. Сначала, в середине чемпионата, Сове вместе со своим заканчивающимся контрактом был обменян в «Детройт», где и доиграл сезон. Первого июня открылся рынок свободных агентов, и Боб моментально вернулся в «Баффало». Ровно через неделю Эдвардс был обменян в «Калгари».

В «Калгари» (3 года), а затем и в «Торонто» (1 год) Дон выступал похуже. В каждом из этих четырех сезонов он пропускал в среднем более четырех шайб за игру, чего во взрослой карьере с ним никогда ранее не случалось. В конце концов «кленовые листья» выкупили два последних года его контракта, после чего Эдвардс подписался с «Эдмонтоном», но дальше тренинг-кемпа «нефтяников» не продвинулся.

Дальнейшая карьера Сове сложилась несколько более удачно, если не считать ставших уже хроническими проблем со спиной. В «Баффало» он провел еще три года, правда, стартером только первый из них. Зато в третьем на пару с Томом Баррассо получил «Дженнингса». Затем были два сезона в форме «черных ястребов» (один из них – стартером), и два в «дьяволах» (оба – бэкапом). В «Нью-Джерси» спина окончательно доконала Боба, и в 34 года он повесил коньки на гвоздь.

5. Майк О’Коннелл, «Чикаго» (№43)

Как ни удивительно, но первый уроженец Чикаго вышел на лед в форме «Блэкхокс» лишь в 1978 году – через 52 (!) года после образования клуба. Был это О’Коннелл, до этого почти три сезона мариновавшийся в фарме (и еще полсезона после). Креативный защитник пришелся местной публике по душе, но в 1980 году его обменяли в «Бостон», возглавляемый Гарри Синденом, который заметил Майка, еще когда тому было 13 лет, и поспособствовал продвижению его юниорской карьеры.

В «Бостоне» О’Коннелл провел четыре полных сезона с двумя половинами – и это было лучшее время его карьеры. Однажды он забрасывал шайбы в семи матчах подряд – это до сих пор рекорд для защитников клуба. Это даже было рекордом всей лиги на протяжении четверти века, пока в прошлом году достижение не превзошел Майк Грин.

Завершал игроцкую карьеру Майк в «Детройте», где Жак Демер решил переквалифицировать 31-летнего атакующего защитника в домоседа. Самое интересное, что у Демера получилось; под его руководством О’Коннелл провел еще четыре сезона, и выходил на пенсию общепризнанным специалистом по убиванию штрафного времени.

Вскоре после того, как Майк повесил коньки на гвоздь, о нем вспомнил давний покровитель, Синден. И пригласил в «Бостон» на должность помощника тренера. Затем О’Коннелл занял пост помощника генерального менеджера; был он и директором по развитию, и вице-президентом, и… Впрочем, наверное, проще сказать, кем в офисе «мишек» он не был. Дошло дело и до генерального менеджерства. Начиналось оно довольно неплохо, а вот завершилось серией очень спорных трансакций. Венцом всему стал обмен Джо Торнтона, вскоре после которого бостонский этап карьеры О’Коннелла принудительно завершился. Кстати, интересно, что в начале восьмидесятых О’Коннелл два или три сезона постоянно играл в паре с Майком Милбери, впоследствии тоже ставшим джиэмом. Причем, по нашему субъективному мнению, однозначно самым… как-бы помягче сказать… малоэффективным, что ли, генменеджером своего времени, если не вообще всех времен.

В настоящее время О’Коннелл трудится относительно недалеко от Джо Торнтона – в «Лос-Анджелесе», директором по развитию.

Топ-3 промахов

1. Барри Дин, «Канзас Сити» (№2)

По-хорошему, стоило бы отдать первое место в этом топе матушке-природе. Ну, не урожайным на хоккеистов получился этот год в Канаде. И случайное попадание в третьей сотне в лучшего игрока драфта об этом свидетельствует вполне красноречиво.

Барри Дина выбирал еще «Канзас», а дебютировал он уже в «Колорадо Рокиз», в который клуб превратился через год после драфта. Перспективного новичка, который этот год, между драфтом и преобразованием, набирался опыта в ВХА, сразу поставили в первое звено к другим проспектам – Уилфу Пэйменту и Полу Гарднеру. На их фоне он смотрелся не очень и летом был отправлен в «Филадельфию». Там ему тем более было трудно проявить себя. Два года он еще понемногу играл за «летчиков», потом окончательно осел в фарме, а вскоре и закончил карьеру. В 27 лет.

2. Грег Вэйдик, «Чикаго» (№7)

Одноклубник Дина по юниорской команде «Медисин Хэт Тайгерс». Серебряный призер молодежного чемпионата мира 1975 года (тогда еще неофициального). Его хоккейная судьба оказалась еще более незавидной. Большую часть первого сезона после драфта Вэйдик пропустил из-за травмы колена. На следующий год дебютировал в составе «Чикаго», но в те 5 сыгранных матчей в итоге уместилась вся его энхаэловская карьера. Еще пять лет помыкался по минорам и в 25 повесил коньки на гвоздь.

3. Робин Сэдлер, «Монреаль» (№9)

Высоченный по тем временам защитник, еще один серебряный призер МЧМ-1975 по юниорам демонстрировал феноменальную результативность. В преддрафтовом сезоне стал лучшим бомбардиром своего юниорского «Эдмонтона», который, правда, остался за чертой участников плей-офф. После драфта Сэдлер провел неделю в лагере новичков «Монреаля», после чего уехал домой, несмотря на уже подписанный контракт (на 250 тысяч долларов за три года), решив, что профессиональный хоккей не для него.

То есть в 20 лет он первый раз завершил карьеру. Год поиграл с любителями, после чего решил вернуться. Год поиграл в Швеции, подписал контракт с «Эдмонтоном» (100 тысяч долларов на два года), который тогда выступал в ВХА, но снова ограничился кратким пребыванием в тренинг-кемпе.

Короче, парень был очень талантливый, но у него обнаружились проблемы где-то в районе головы. Всю историю Робина Сэдлера в рамках этого сериала рассказать просто невозможно. В НХЛ он так и не сыграл, зато несколько лет помотался по Европе.

Первый номер

Мел Бриджман, «Филадельфия»

Если бы его выбрали ближе к концу первого раунда, он, скорее всего, оказался бы в топе попаданий. Но к первому номеру особые требования. И соответствовать им Мел Бриджман не сумел. Играл он довольно долго, неплохо и стабильно, то есть о том, чтобы однозначно включать его в промахи тоже речь не идет. Немного не дотянул до тысячи матчей в регулярке, перевалил за сотню в плей-офф. Но в бомбардирах стал ходить, только когда перебрался из «Филадельфии» сначала в «Калгари», а потом в «Нью-Джерси». Да и то – исключительно в бомбардирах клубных, и продолжалось это недолго.

Самое дальнее попадание

Дэйв Тэйлор, «Лос-Анджелес» (№210)

Кстати

На драфте-1975 были выбраны главный тренер «Вашингтона» Брюс Будро (№42, «Торонто»); один из тренеров «Ванкувера» Рик Боунесс (№26, «Атланта Флэймс»), поработавший главным в четырех клубах НХЛ; генеральный менеджер «Филадельфии» Пол Холмгрен (№108, «Филадельфия»); главный тренер «Торонто» Рон Уилсон (№132, «Торонто»); первый советский хоккеист (на энхаэловском драфте) Виктор Хатулев (№160, «Филадельфия»); генеральный менеджер «Детройта» Кен Холланд (№188, «Торонто»).

Всего игроков на драфте: 217.

Сыграли в НХЛ: 82.

Авторы

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.