Блог Липучая мышь

В «Локо» закоротило: Кикнадзе три часа спорил с фанатами, Гильерме близок к уходу

Что-то необычное перед сезоном. 

Кажется, что у «Локомотива» все отлично: новый титул, радость Семина, мощь Алексея Миранчука, возрождение Смолова. Чтобы насладиться моментом и легкостью перед стартом сезона, во вторник клуб встречался с болельщиками в Черкизово: получили серебряные медали, показали новичков, провели шуточный матч против болельщиков, причем главным судьей был начальник команды Станислав Сухина. 

Основной «Локо» победил 4:0: Жемалетдинов получил желтую за симуляцию, Алексей Миранчук в шутку наезжал на линейного судью Анну Галлай из пресс-службы «Локо», а Смолов во флеш-интервью заявил, что перед матчем игроки провели три теоретических занятия, где особенно внимательно отсматривали стандарты. 

Все счастливы: болельщики увидели свои фамилии на табло, получили форму и сыграли на стадионе любимого клуба. Игроки – просто подурачились и посмеялись. Вратарь Антон Коченков наконец вышел на поле «РЖД-Арены». 

Самое интересное началось потом – прямое общение болельщиков и клуба. Вопросы задавали не через соцсети, а на месте: все желающие занимали место у микрофона, никакой цензуры – говори что хочешь. Отвечали Кикнадзе, Семин, Чорлука, Гильерме, Игнатьев, Ротенберг и Алексей Миранчук. 

С первого вопроса встреча превратилась в перестрелку фанатов и генерального директора: сразу пошли вопросы про цены на абонементы, трансферы и бюджет, но Василий Кикнадзе не отвечал и просил, чтобы сначала общались с игроками и тренерами («Надо их пораньше отпустить, завтра на тренировку»). Болельщики продолжали обращаться к Кикнадзе, все друг на друга шикали, начался неуправляемый гул, который закрыл сам Кикнадзе. «Тихааа», – заревел он в микрофон. 

Команду отпустили через полчаса – игроки и Семин отвечали коротко и без эмоций. Болельщик попросил Семина «как хорошего рассказчика» выбрать самое интересное место на планете – Палыч ответил коротко: «Город Москва, Россия, особенно во время чемпионата мира». 

Следующие три часа Кикнадзе общался с фанатами: ответил вообще на все, ушел со стадиона уже в первом часу ночи.  

Такого жесткого и долгого диалога между клубом и болельщиками в нашем футболе еще не было. Несмотря на открытость (за это можно только выразить уважение), выступление генерального директора получилось странным. Слишком странным, чтобы вытащить «Локомотив» из конфликтов, помириться с командой и фанатами.  

Гендиректор «Локо» назвал трансферный бюджет, раскрыл детали переговоров с Гильерме

• Кикнадзе рассказал, что в прошлом году клуб сам (без помощи РЖД) заработал 500 миллионов рублей («С продаж игроков выручили 700 тысяч евро – это ни о чем. Мы должны научиться продавать игроков»). Поэтому Кикнадзе поставил себе задачу – зарабатывать два миллиарда рублей в год: «Это вопрос выживаемости клуба». В том числе для этого подняли цены на билеты и абонементы.   

«Что получим за билеты и абонементы – пойдет на улучшение работы с болельщиками, развлечения в день матча, обогрев и закрытие стадиона от сквозняка. Это произойдет не сейчас, не зимой, сейчас на это у меня нет денег», – сказал Кикнадзе. 

Да – открыто. Но пока планы размыты и неконкретны. 

Босс клуба назвал бюджет на летнее трансферное окно – 7 миллионов евро (запланированный выкуп Крыховяка за 12 млн сюда не включен). После переходов Мурило (2,5 млн евро) и Живоглядова (1,5 млн евро) осталось 3 миллиона – можно ждать последнего новичка. 

• Рассказал о контракте Гильерме, который играет в клубе с 2007-го: «Мы не готовы повторить предложение, которое Гильерме получил от другого московского клуба. Мы сделали предложение по схеме «1+1», сильное, богатое предложение – я за эти деньги могу взять в Европе сильного, хорошего вратаря, а в нынешней ситуации не могу платить такие деньги за верность.  

Мы сильно увеличили первое предложение – 1,9 млн евро за сезон, но все равно отстаем от предложения другого клуба. Скорее всего, Гилерме останется у нас до 31 декабря, а потом уйдет».

Под другим московским клубом Кикнадзе подразумевает «Спартак». За час до этого Гильерме на том же месте говорил о неуважительном отношении со стороны руководства, а болельщики распевали его имя. Кажется, ситуация безвыходная. 

Пока на поле была команда, Кикнадзе сидел через три кресла от всех. Развалившись, нога на ногу, поглядывая в телефон или схватившись за голову, он выглядел самым одиноким на стадионе. Девушка, задававшая вопрос, даже попросила Кикнадзе: «Улыбнитесь». 

Но он не улыбался. Оставшись с болельщиками наедине, гендиректор постоянно смотрел в сторону, копался в телефоне с эмблемой «Локомотива» на чехле, а когда на трибунах поднялся гул, включил режим школьного учителя: «Тут как в школе: кто хочет – тот слушает, кто не хочет – не слушает, кому-то интересно, кому-то неинтересно». Пытаясь привлечь внимание болельщиков, Кикнадзе засвистел, и продолжал идти в атаку на фанатов: «Ребят, в зеркальце посмотрите», «О молчании на Суперкубке не жалеете, хехе?» А в разговоре про цены на абонементы зачем-то упрекнул фанатский актив, что не у всех там есть абонементы. 

Собственно, об абонементах: Кикнадзе некорректно сравнил продажи в 2018-м и 2019-м. Кажется, это статистический подвох

Уже все знают: после успешного сезона «Локомотив» резко поднял цены на абонементы (на некоторые сектора – вообще на 60%) и толком не объяснил свои мотивы, попутно упрекнув болельщиков в глорихантерстве. 

Кикнадзе быстро признал ошибку – по его словам, кампанию по продвижению абонементов и объяснению логики клуба надо было запускать раньше. И добавил, что на данный момент продажи превышает прошлогодние на 25%, а выручка и вовсе на 80%. 

Кикнадзе назвал цифры: сейчас продано 3018 абонементов, а в прошлом году за всю кампанию, которая закрывается уже по ходу сезона, продали 5848. 

«Хочу чтобы тут у нас был «Галатасарай» или «Фенербахче», по 20 тысяч зрителей на матчах», – говорил Кикнадзе. 

Болельщики не верили цифрам – тогда Кикнадзе сначала нашел цифры в телефоне (сказал, что верифицированные и врать не могут), а потом пригласил сомневающегося болельщика в офис на проверку: назначил время и при всех заказал пропуск на его имя.

Однако сравнивать динамику продаж по календарю в этом году и в прошлом некорректно. Прошлый сезон стартовал в конце июля из-за чемпионата мира, так что вполне нормально, что 9 июля 2019 года (за неделю до старта сезона) абонементов продали больше, чем 9 июля 2018-го (через два дня после Россия – Хорватия). 

Подлил в конфликт с Семиным и Тарасовым, которому, оказывается, предстоит суд с «Локомотивом»  

Поддержки тренера от генерального директора снова не было

«Семин не знал Мурило – это как?» – спросили болельщики. 

«Кто такой Мурило, знают и Зидан, и Гвардиола. Он заметный игрок. Верю, что продадим его через 2-3 года за несравнимо большие деньги», – ответил Кикнадзе. 

• Тарасов – единственный из игроков с закончившимся контрактом, кто приехал на вручение серебряных медалей – точнее, прискакал на костылях. Кикнадзе объяснил только его присутствие: «Тарасов мог – он пришел. Михалик не смог. Фернандеш в Москве, но занимается другими делами. Денисов на островах отдыхает, просил передать медаль через агентов».

Не все так просто. 

«На эту встречу я бы сам не приехал, – заявил Тарасов «Известиям». – Но Семин лично позвал меня сюда. Большое спасибо ему за все. Больше я ничего говорить не буду». Ранее в интервью каналу Lokomotiv Geographic Тарасов сказал, что на Суперкубок его никто не позвал: «Хотя могли бы, я имею отношение к тому, что «Локомотив» сейчас играет здесь. Было бы приятно, но никто не позвонил. Я попросил Миранчуков, они сделали билет, и я пришел». 

Тарасова встречали как героя: аплодировали, пропели всей трибуной его фамилию, а на Суперкубке поблагодарили его на растяжке. Это не помешало Кикнадзе рассказать, что клуб собирается судиться с Тарасовым:

«Дима попросил разрешения поехать в ту же клинику, в которой оперировали Борю Ротенберга, чтобы провести там реабилитацию после травмы. Получил на это добро, а уже там принял самостоятельное решение провести операцию. Далее есть разная трактовка. Дима считает, что смс от врача команды «Хорошо» – это одобрение медицинского штаба на операцию, которое у нас по договору и по статусу должно быть. Мы так не считаем. 

Тем не менее запросили у Димы все подробности [реабилитации]. Кроме того, врачи команды обратились в три европейские клиники, которые прислали заключение, что эта травма лечится без операции. 

Посмотрим, какие документы он предоставит. Есть вариант, при котором мы дойдем до суда – в различном трактовании того, имел ли он право самостоятельно идти на операцию. Это факт. При всем уважении к нему, как к игроку, который отдал клубу девять лет». 

Тарасов выступил на следующий день после встречи с болельщиками на канале своего друга T-Killah: 

• «Последние полгода испытывал дискомфорт в ахилле, но врачи говорили: «Ничего страшного». Все это мы лечили, а я играл параллельно. В игре с «Уфой» вышел на замену, а перед этим три матча провел на уколах. Получил травму, меня унесли на носилках. Сказали, что это тяжелый надрыв – два месяца надо восстанавливаться».

• После отпуска встретился с Кикнадзе («Очень добрая, душевная встреча была»), где дали понять: контракт продлевать не будут. Попросил на время сборов улететь на реабилитацию в клинику в Рим, с которой у «Локомотива» контракт. Кикнадзе ответил: «Да, без проблем, все сделаем тебе, поезжай». В Москве на УЗИ сказали, что нужна операция, потому что у Тарасова нашли ямочку, которая в дальнейшем не дала бы ему играть – в Риме подтвердили. 

• После операции Тарасов попросил у клуба тренироваться с дублем – для реабилитации после операции. «Это нормальная практика для набирания формы, чтобы не быть безработным и искать варианты с другими командами, – говорит Тарасов. –  Но мне ответили категоричным отказом, хотя обещали обсудить этот вопрос. Я понял, что обсуждать никто ничего не будет. Потом у меня спросили, кто будет оплачивать мне операцию – у меня был шок. Я же сделал операцию в период действия контракта, причем в той клинике, с которой сотрудничает клуб. На мой взгляд, клуб и должен был оплатить операцию, которая стоила 10 тысяч евро».  

При всех обсуждал фанатские разборки – такой вид популизма 

Одна из претензий фанатов к Кикнадзе – за полгода в клубе он с ними так и не встретился, на что генеральный директор ответил: «Договорилась на 27 марта, но вы не пришли». На встрече фанаты объяснили: «Встреча была назначена на 14:00, а в 11:00 правоохранительные органы забрали двух наших соратников, мы не могли приехать к вам». 

Фанаты хотели отдельной встречи, но Кикнадзе ответил, что у него нет закрытых вопросов – все спорные моменты надо обсудить здесь и сейчас. «Что, про Самару прямо тут?» – удивились фанаты, но согласились обсуждать, из-за чего обычные болельщики слушали споры на тему Самары: почему задержали фанатов, почему не разрешили согласованный перфоманс, почему клуб никак не прокомментировал. 

На последнее Кикнадзе не ответил, но сказал, что претензии были из-за того, что фанаты «Локо» собирались пронести пиротехнику и зажечь ее под баннером, добавил, что в части околофутбола и выяснения отношений с «Крыльями Советов» клуб фанатов не поддержит. После этих слов обычные болельщики (не фанаты) аплодировали. Потом они же аплодировали фанатским лидерам после слов о 35-минутном молчании. 

Фанаты и болельщики – разные. Странно их смешивать, но важно понимать каждых, если хочешь сохранить приятную атмосферу на стадионе. Из-за предложенного Кикнадзе формата никто ничего не понял: лидеры фанатов говорили, что никакой пиротехники не было и на матч попали не все, генеральный директор отвечал, что знает, откуда должны были приехать машины с пиротехникой и что на матч попали все. 

Фанаты и Кикнадзе решили встретиться после 15 июля

Ни к чему стороны так и не пришли. В итоге люди, далекие от фанатизма, слушали разговор на незнакомом языке и аплодировали словам Кикнадзе про то, что клуб не поддерживает хулиганства. Хотя фанаты спрашивали совсем о другом – поддержке и отсутствии комментариев по ситуациям в Самаре. 

***

Такой длинной и открытой встречи руководителя и болельщиков в нашем футболе еще не было. Однако уникальный формат, длинный разговор и то, что генеральный директор после 12 ночи отвечал на вопросы и дал высказаться всем, не должно покрывать его содержание. 

Кикнадзе так и не закрыл многие вопросы:

1. Решил говорить с фанатами при всех, но компромисс так и не нашли. «У нас могут быть любые отношения, но от этого [молчания на матчах] команда страдать не должна, находите другие форматы», – жесткое послание фанатам, которое поддержали обычные болельщики на трибунах, но которое не сблизило руководство и фанатов. 

2. Прошелся по Семину и Тарасову. 

3. Не успокоил болельщиков по Гильерме. 

4. Запутал с абонементами. 

5. Просто странно себя вел, хватаясь за голову и держа себя на расстоянии от команды.

После встречи с болельщиками можно вынести цифры, трансферные новости и планы на стадион, но спокойнее или понятнее за будущее клуба не стало. «Локомотив» входит в сезон с грустными предпосылками: конфликт с одним из лидеров, потенциальный суд с другом Миранчуков, напряженные отношения с Семиным и неразбериха с фанатами. 

Непримиримость Кикнадзе интересна, но, кажется, опасна для клуба. 

Фанаты «Локо» молчали 35 минут Суперкубка – пока не война, но призыв руководства к диалогу

Какой же Семин молодой! Поговорили о зарядке на океане, шопинге и правильном отношении к алкоголю

Фото: РИА Новости/Григорий Сысоев, Рамиль Ситдиков, Александр Вильф; Евгений Марков

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья