Реклама 18+
Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Forza Calcio

Конь из Скальны. Путешествие Павла Недведа из Чешской республики в Турин

В интервью Financial Times бывший лучший игрок Европы признается в любви к итальянскому стилю жизни.

Падение Берлинской стены в ноябре 1989 года Павел Недвед назвал "идеальным временем". Бывшему полузащитнику "Ювентуса" тогда было 17 лет и жил он в Праге. Стена олицетворяла для него барьер перед светлым будущим, даже для человека большого таланта, каковым он являлся.

"Тот момент был правильным для меня и моей карьеры", - усмехается Павел, но в его словах есть немалая доля правды. До падения стены игроки в его родной Чехии (тогда еще Чехословакии) должны были быть старше 32 лет и провести определенное количество игр за национальную сборную перед тем, как получить возможность уехать за границу. Немногие из тех, кто получал такую возможность, мог ею воспользоваться.

По воспоминаниям Недведа, спустя несколько дней после сноса стены чехи вышли на улицы ради ненасильственных демонстраций, который по итогу привели к первым демократическим выборам в стране. "Мы вышли на улицы с ключами в руках и трясли ими, чтобы шумом дать понять режиму, что настало время для его отставки", - говорит Недвед. "Мы боролись за волю и свободу выражения, которые у нас есть сейчас, но не было тогда".

Чехословакия распалась спустя несколько лет. В 1996 году Павел и его жена Ивана покинули страну после нескольких лет жизни под коммунистических режимом и отправились в Италию, где и остались.

"Тогда я считал итальянские поля слишком жесткими. Мне было 23 и я никогда не был за границей. Итальянский чемпионат показался таким тяжелым...слишком тяжелым для меня", - вспоминает игрок. Чешский футбольный тренер Зденек Земан, который тренировал римский "Лацио", вскоре убедил нерешительного молодого полузащитника, что стоит рискнуть, и привёл его в свою команду.

Переезд в Италию был крайне непростым и его первый опыт в Риме, в этом очень шумном и оживленном городе, стал "настоящим шоком". Языковой барьер также создавал большую проблему и каждый шаг казался непреодолимым припятствием.

Первые воспоминания - это бюрократия и бесконечные документы, необходимые для резидентов стран, не входящих в ЕС, которые собираются приобрести недвижимость в Риме. Другими яркими воспоминаниями являются первые месяцы встреч с непонятливыми врачами, которые наблюдали за его беременной первой дочерью женой.

"Я думал: "Когда же это наконец закончится?" - говорит Павел, вспоминая, что чувствовал некоторое смятение и культурную пропасть между Италией и страной, где он родился и вырос. Но итальянцы всегда были готовы прийти на помощь и протянуть руку, всегда были "дружелюбны и улыбчивы". Недвед был крайне поражен насколько разные итальянцы и чехи. Он называет своих соотечественников "закрытыми и робкими по натуре", тогда как итальянцы "солнечны от природы". 

В 2001 году после нескольких лет в Риме Павел Недвед получил предложение от "Ювентуса". На северо-запад Италии в Турин игрок переезжал семьей уже в количестве четырех членов. Он нашел город более спокойным, в котором люди более близки по темпераменту к чехам, более подходящим для него.

Переезд в Турин был намного проще: его итальянский стал лучше. Из своего дома, который располагался недалеко от города в пышном парке Ла Мандрия с видом на поле для гольфа, Павел мог видеть заснеженные вершины Альп.

Недвед всегда искал дома, окруженные природой. Чех говорит, что она [природа] возвращает его обратно в лес и фруктовые рощи Скальны, где он вырос и бегал с его лучшим другом Томасом ради того, чтобы украсть немного плодов.

"Жизнь в лесу является частью того меня, который был ребенком", - говорит он.

Любовь к природе заложила основу для главной дружбы в его жизни. Когда шли первые месяцы его нахождения в Турине, он получил звонок от шокированной Иваны. Она сказала, что какой-то человек зашел через заднюю дверь, представился и сел за их кухонный стол. После того, как жена описала гостя Павлу, он сказал, чтобы она поприветствовала гостя и сделала ему кофе.

"Злоумышленником" был Умберто Аньелли. Промышленник, бывший исполнительный директор ФИАТ и владелец "Ювентуса", который жил неподалеку. На протяжении долгих лет, Аньелли был важной фигурой в жизни Недведа как на профессиональном, так и на персональном уровне.

"Он любил гулять по лесам и мог зайти в любой момент своей прогулки. Он считал нас частью своей семьи и очень помог нам, особенно в первые наши годы здесь", - вспоминает Павел.

Недвед признает, что его жизнь далека от типичной для футболиста: он часто остается дома и избигает излишнего внимания. Он много говорит о необходимости "простой и нормальной жизни" и её "издержках". Большую часть своего времени посвящает семьей, детям и их учебе, а также тренажерному залу и игре в гольф. Его ноги твердо стоят на земле и все это благодаря Иване, которую он описывает как настоящий Колосс силы.

Его лицо особенно сияет, когда он начинает рассказывать о своих детях. Рожденные и выросшие в Италии, Ивана и Павел, названные в честь своих родителей, ощущают себя итальянцами и пошли в итальянскую школу - правда, вынужденные по наказу главы семьи учиться по чешской системе. Девиз семьи - "упорно трудиться и принимать жертвы, как естественный процесс на пути к прогрессу или получению успеха, будь то в футболе или обычной работе". 

А что в футболе? "Не существует такой страны, где футбол любят также, как это делают в Италии. Почти с перебором. Футбола очень много как на телевидении, так и в газетах. В течение недели только и разговоры о футболе".

В декабре 2003 года Павел Недвед был назван лучшим игроком мира и выиграл Золотой мяч, как лучший игрок Европы. Он закончил с футболом в августе 2009 года и сейчас является членом совета директоров под председательством Андреа Аньелли (сына Умберто), которого он называет, прежде всего, своим другом.

"В Италии я научился многому. Здесь я повзсрослел и как человек, и как игрок. Свои лучшие годы моей карьеры я провел здесь, - объясняет Павел. Он говорит, что его последний день в Италии, возможно, не так далеко, но его будущее будет определяться лишь образованием детей.

Оглядываясь назад на годы, проведенные в этой стране, Недвед говорит: "Вы никогда не найдете таких людей, как итальянцы...Эта спонтанность, непосредственность, живая жизнь на полную катушку с улыбкой на устах". Для многих итальянцев, возможно, он по-прежнему "чех", но на самом деле по самодисциплине Недвед из Скальны больше похож на итальянца, признается Павел.

Источник: ft.com.

Перевод и адаптация: Никита Никулин.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+
Реклама 18+