Нескончаемый след коньков
Блог

Александр Зайцев: «Свой парень, родившийся в рубашке»

Сегодня свой 65-летний юбилей отмечает Александр Геннадьевич Зайцев - один из самых прославленных в истории фигурного катания спортсменов, выступавших в парном катании.

Он родился 16 июня 1952 года в Ленинграде и с ранних лет встал на коньки. Как обычно, поначалу он освоил одиночное катание, а в возрасте 15 лет перешел в парное. Этот переход дался ему нелегко, так как, будучи одиночником, Саша, обладающий от природы мощными, высокими прыжками, прыгал в левую сторону, а вращался в правую. В парном же катании ему пришлось научиться вращаться в непривычную для себя левую сторону.

Первой партнершей Зайцева была Галина Блаженова. Дуэт неплохо зарекомендовал себя на юниорских соревнованиях, но когда Галя поступила в иститут, она решила, что спорт будет мешать учебе и повесила коньки на гвоздь. И тогда его тренер А. Давиденко предложил Саше встать в пару с его дочерью Ольгой. Пара оказалась весьма перспективной, и ее взяли на заметку в федерации ФК СССР.

После сезона 1972 г. распались две ведущие пары советские пары, которые одновременно являлись лучшими и в мировой иерархии – Ирина Роднина - Алексей Уланов и Людмила Смирнова - Андрей Сурайкин. Никто тогда и предположить не мог, что это событие круто изменит судьбу скромного 20-летнего ленинградца Александра Зайцева.

Роднина-Зайцев

Сентябрь 1972 года, показательные выступления в Запорожье

 Предложение тренера Станислава Алексеевича  Жука приехать в Москву «на смотрины» он поначалу воспринял не совсем всерьез, полагая, что тот хочет поставить его в пару с какой-нибудь перспективной юной фигуристкой. Но его новой партнершей оказалась сама Ирина Роднина, и Александру пришлось горы свернуть, чтобы достичь ее уровня мастерства.

Вот что вспоминает о рождении дуэта Роднина – Зайцев многолетний член ИСУ Йозеф Дедич из Чехословакии: «16-го апреля в квартире Родниных зазвонил телефон. Звонит Жук и просит к телефону Ирину. Начинает издалека: как она поживает, чем занимается, как мама? «Вы чего-то хотите, так ведь?» - решительно спрашивает Ирина.

Роднина-Зайцев

Ирина Роднина и Александр Зайцев с тренером Станиславом Алексеевичем Жуком. 1973 год

И тот, словно бы мимоходом, говорит, что тренирует одного паренька из Ленинграда, некоего Сашу Зайцева. Он был одиночником, потом некоторое время катался в паре, но в соревнованиях пока ничем себя не проявил. Но у него замечательная техника катания, и это красивый и сильный парень - вероятно, у него здорово бы получались поддержки.

«Прошу Вас, Станислав Алексеевич, - почти плача отвечает Ирина, - я уже не хочу снова все начинать, я уже слишком стара для этого». Она дает понять Жуку, что разгадала все его намерения и, чтобы утвердиться в своем решении, говорит, что уезжает из Москвы на отдых на две недели. «Ну ладно, пока», - слышит она немного погрустневший голос с другого конца телефонного провода.

Роднина-Зайцев

Первая половина 1970-х гг.

 Вечером того же дня Жук звонит опять: у его жены будет день рождения (вообще-то день рождения Нины Жук 6 июля. - Л.М.), соберутся гости, и Ирина могла бы зайти перед отъездом. Идти ей не хочется, но, с другой стороны, есть в этом приглашении и что-то привлекательное. Наверно, воспоминания. Он был рядом с ней в лучшие минуты ее жизни - когда они с партнером ожидали выхода на лед для награждения. Такие мгновения не забываются.

Понемногу она начинает собираться. Это светло-бежевое платье ей идет, оно особенно ярко оттеняет ее черные, как уголь, волосы. «Пока, мама», - слышится в прихожей ее голос. Из метро она выходит на одну остановку раньше. Чем ближе к дому Жука, тем менее она уверена в себе. А что, если бы она начала с этим - как там его назвал Жук? - ну да, с этим Сашей? Если бы она доказала, что еще многое может сделать? Но кому доказывать? Себе? Пожалуй. А может еще и той, другой, и своему бывшему партнеру.

Роднина-Зайцев

Первая половина 1970-х гг.

 Она нажимает на звонок. Открывает Жук с женой Ниной. Оба веселые. У них Ирина всегда чувствовала себя, как дома. Но там есть и другие гости - молодая пара и юноша, рядом с которым посадили Ирину. Пьют за здоровье Нины, поют и никто не говорит о фигурном катании.

Но вдруг Нина предлагает посоревноваться. В чем? Они будут исполнять разные элементы фигурного катания и получать за это оценки. А победителей ждет шоколадный торт. Начинают Нина и Станислав Жук. Разумеется, как бывшие парники, они исполняют что-то из своего арсенала - прекрасную поддержку. Пожалуй, Станислав, взметнув Нину над головой, мог бы снести люстру. Но соревнование есть соревнование.

Роднина-Зайцев

На тренировке со Станиславом Алексеевичем Жуком. Первая половина 1970-х гг.

 Ирина исполняет превосходное лассо - сначала со Станиславом, а потом с тем самым парнем, рядом с которым она сидела и который оказался приятным собеседником. Его зовут Сашей. Не знаю, была ли та поддержка, в которой Саша, словно перышко, взметнул ее над головой, решающим фактором для дальнейшего развития событий, но только в тот же вечер Жук по телефону заказал лед на вторую половину следующего дня. И когда Жук отвозил Ирину домой на своем «москвиче», она сама не знала, что с ней происходит.

Роднина-Зайцев

Чемпионат СССР 1973 года

А то, что последовало затем, не имеет аналогов в истории фигурного катания. Часы, дни, недели упорной работы. Многое из этого - в спортзале, на льду пока только катание в тесной близости друг от друга: вперед, назад, прямо, по кругу. Сначала они держались за руки, потом - нет. Просто ритм движений одного должен был стать ритмом движений другого - и наоборот.

Роднина-Зайцев

С тренером Станиславом Алексеевичем Жуком. 1973 год

Было плохо: то, что тогда у Жука показалось просто, чем дальше, становилось все сложнее. Ирина была технически зрелой фигуристкой, Саше не хватало опыта. И тут возникла еще одна проблема, которая, возможно, оказалась решающей в дальнейшей эволюции этой пары: Ирина была чемпионкой мира, олимпийской чемпионкой и, прежде всего, замечательной фигуристкой. У Саши были недостатки, хотя он отважно их преодолевал.

Роднина-Зайцев

1973 год

 Должна ли она на этом этапе тренировок взять на себя лидерстов в паре? Педагогическое чутье подсказало Станиславу, что есть только один путь: Ирина должна создать у Саши впечатление, что она именно так должна учиться, что у нее те же самые трудности, которые они могут продолеть только совместной работой.

Роднина-Зайцев

В ожидании оценок... ЧМ 1973 года

И так случилось, что когда спустя три месяца эта троица приняла приглашение участвовать в летнем сборе чехословацких фигуристов в Годонине, Ирина с Сашей были способны прокатать часть программы, которую Ирина катала со своим предыдущим партнером. И в конце сбора произошло то, что и должно было произойти: Саша настолько улучшил свое мастерство, что однажды при разучивании новой фигуры Ирина поняла, что она должна стараться - возможно больше, чем он, - чтобы элемент получился.

Роднина-Зайцев

ЧМ 1973 года

 С той минуты они стали равноценными партнерами, и с той минуты и она, и тренер убедились, что, пожалуй, они когда-нибудь выиграют и медаль, хотя бы бронзовую для начала. В недели, проведенные в Годонине, они не щадили себя. Час-два перед выходом на лед они проводили в парке у низкой скамейки: десять, двадцать раз прыжки попеременно на одной и на другой ноге, затем то же самое с утяжелением в виде пояса с оловянными вставками. Затем - бег, поднятие партнерши над головой в оловянном поясе и снова прыжки. Еще и еще.

Произвольная программа на ЧМ 1973 года

 До обеда - двухчасовая тренировка на льду и полуторачасовая - после обеда. Скольжение, дуги, ритмичность шагов, когда метроном, поставленный перед микрофоном, отмерял время и ритм. Конец тренировки. Наконец-то! Но это еще не конец. Теперь начало упражнений в физкультурном зале. Иногда хотелось плакать. Но Ирина знала: вот этот начальный путь она уже однажды проходила. И знала также, что конец может быть прекрасен, если оба выдержат.» (Й. Дедич, «Пируэты со всего света» , изд-во «Олимпия», Прага, 1981. Перевод с чешского – мой. Л.М.).

Роднина-Зайцев

1974 год

А Александр в одном из интервью, вспоминая о том времени, говорил: «Работать приходилось много. Вставал, шел на тренировку, возвращался, падал, спал, вторая тренировка… Просыпаешься зимой  - темно, и не понимаешь, утро или вечер. До такой степени уставал».

Роднина-Зайцев

Середина 1970-х гг.

 Результатом гигантской работы, проделанной с 17 апреля 1972 г. по январь 1973 г., оказалась золотая медаль чемпионов страны. А на ЧЕ в Кёльне Роднина и Зайцев получили 12 «шестерок» за исполнение произвольной программы! Телеоператор долго показывал на экране растерянное лицо Саши, считавшего эти нескончаемые «шестерки». «Ого, - подумал мир, - свой! Свой парень, только родился в рубашке» - писал о Зайцеве спортивный журналист Станислав Токарев.

Зайцев

Первая половина 1970-х гг.

Потом был ЧМ в Братиславе, когда во время выступления оборвалась музыка - и аплодисменты зрителей, заменившие ее. Безоговорочная победа новоиспеченной пары!

Роднина-Зайцев

1974 год

 С сезона 1973 г. началось победное шествие дуэта Роднина-Зайцев, не проигравшего ни одного соревнования! Фирменным почерком Ирины и Александра, снискавшим им любовь зрителей во всем мире, были головокружительная скорость, помноженная на невероятную по тем временам сложность,  азарт и удаль.

Роднина-Зайцев

1976 год

 В паре с Ириной Александр был чемпионом мира 1973-78 гг., чемпионом Европы 1973-78 и 1980 гг., олимпийским чемпионом 1976 и 1980 гг.

После сезона 1974 г. из-за творческих разногласий прекратилось сотрудничество Родниной и Зайцева со Станиславом Алексеевичем Жуком и вплоть до окончания своей спортивной карьеры они работали с Татьяной Анатольевной Тарасовой.

Роднина-Зайцев

Ирина Роднина и Александр Зайцев с Татьяной Анатольевной Тарасовой. 1975 год

 Вот что она вспоминает о выступлении этого дуэта на Олимпиаде 1980 г. в Лейк-Плэсиде: «За три дня до начала соревнований арбитры нашли три ошибки в произвольной программе Родниной. Ошибки, то есть элементы с нарушением правил в незначительных и проходных частях программы, начали показывать по телевидению. И объяснять публике, и объяснять судьям (а судьи порой та же публика), что за них надо снижать оценки. Я попросила выключить в блоке, где мы жили, телевизор, запретила приносить к нам газеты и что-либо говорить по этому поводу.

Роднина-Зайцев

1976 год

Меня вызвали к руководству советской делегации, поинтересовались, не собираюсь ли я поменять программу. Я ответила, что за три дня, конечно, могу ее изменить, но это создаст неуверенность у спортсменов, а они должны катать то, что тренировали. (…)

Роднина-Зайцев

1976 год

Они тренировались нормально, и в общем-то я была в них уверена. Я была убеждена в своей правоте. Для меня по сей день эта ситуациия самая сложная в жизни, сложная в выборе правильного решения. Но ребята обо всей этой кутерьме и о моих муках не знали.

Произвольная программа на ЧМ 1976 года

 (…) Бабилония и Гарднер пришли на тренировку Родниной и Зайцева, пришли тоже всего один раз, сидели на самом верху, незаметно, но я их увидела и сразу сказала Родниной: «Вон забились в угол, сейчас истрепят себе все нервы и уйдут минут через пятнадцать». Так оно и вышло. Роднина была в ударе, и эта тренировка американцев погубила. Они через пятнадцать минут встали и ушли. Четверти часа им оказалось достаточно. Роднина производила на них впечатление, как удав на кролика. Еще с Японии, Они морально не созрели, чтобы обыграть Роднину.

Роднина-Зайцев

На тренировке с Татьяной Анатольевной Тарасовой. 1977 год

(…) Я другие пары не вышла смотреть — силы в себе копила. Силы были нужны, чтобы вместе с ребятами программу катать. Пошла посмотреть только разминку Гарднера. Вылезла из-под телевизионной камеры — на катке Лейк-Плэсида никуда никого не пускали — и таким образом оказалась в проходе. Справа от меня судьи сидели, а надо мной расположилось руководство ИСУ (Международного союза конькобежцев).

Роднина-Зайцев

1978 год

 На разминке Гарднер упал пять раз. Он упал с волчка, флиппа, перебежки, Он не мог ни разу поднять партнершу в поддержку. И судьи сидели как парализованные, и зал молчал, мне стало даже жутко. Не надо было быть специалистом, чтобы увидеть, как он психически подавлен.

Роднина-Зайцев

ОИ 1980 года

 Уже закончились шесть минут разминки, а американцы снова выходят на поддержку, Впервые в моей практике спортсмены перекатывали отведенное время, и судьи даже не шевелились, никто не дает гонг. И снова поддержка срывается. Я кричу наверх Валентину Николаевичу Писееву, который входит в состав ИСУ от нашей страны: «Время, протест. Подавайте протест». Он бежит вниз, к судьям, но те, как бы очнувшись, дают гонг. На секундомере — шесть минут двадцать три секунды. Я сразу поняла — шансов у чемпионов мира нет никаких. Из этого состояния спортсменов вывести трудно, почти невозможно.

Роднина-Зайцев

ОИ 1980 года

Бабилония — Гарднер катались третьими в группе сильнейших. Они вышли на лед, когда объявляли оценку предыдущих. Она выходит первой, он за ней... и у борта падает. Поднимается, хихикает, а коньки из-под него снова уезжают, ноги перестают слушаться, он белый как мел. Потом говорили, что Гарднер был с травмой. Но это все чушь, нас, тренеров, обмануть невозможно, мы видели, что с ним делается.

Произвольная программа на ОИ 1980 года

Бабилония берет его за руку и выводит к красной линии. Тут же он поворачивается и убегает со льда, тренер держит, не выпускает его. И все это видят, и я стою рядом, в проходе. Гарднер рвется, тренер его держит, все это происходит очень быстро, Бабилония поворачивается и видит, что партнера нет рядом, его уже нет на льду, и начинает рыдать. Едет к нему и рыдает. У каждого фигуриста есть две минуты на выход, и они начинают его уговаривать, но он вырывается и все же убегает. Больше я его не видела.

Зал молчит, весь увешанный плакатами: «Бабилония лучше Родниной», «Гениальные спортсмены», «Бабилония — Гарднер — лучшая пара».

Роднина-Зайцев

Награждение олимпийских чемпионов. 1980 год

Я понимаю, надо что-то делать, подобная ситуация может вывести из равновесия кого угодно. Я лечу к Родниной, перед дверью, что ведет в женскую раздевалку, несколько раз глубоко вдыхаю-выдыхаю и спокойно вхожу. В раздевалке уже вся американская команда рыдает.

Роднина сидит злая, спрашивает: «Что там делается?» — «Ничего не делается,— отвечаю,— Бабилония — Гарднер с соревнования снялись. Тебе все нервы перепортили, а сами на старт не вышли».— «Как не вышли?» — «Вот так. Видишь, до чего ты их своей тренировкой довела».— «Ну, погодите,— взорвалась Ира,— я всем покажу, как надо кататься. Иди успокой Сашу».

Роднина-Зайцев

1980 год

 Вызываю Сашу, он ничего не знает, так как Гарднера увели в другую раздевалку. «Ты, Саня, катайся спокойно. Твои друзья со старта снялись». Саша нервничал. И все же они показали блестящий прокат короткой программы. Роднина и Зайцев любили эту быструю двухминутную композицию. Они любили откатать короткую на 6,0!

В Лейк-Плэсиде, если бы судили из десяти баллов, можно было ставить десять. Эти две минуты были итогом всей их жизни. Скорость, синхронность, абсолютное сочетание движений и музыки — это было идеальное выступление. Я видела их катание тысячи раз: на тренировках, соревнованиях, показательных выступлениях, но так, как в Лейк-Плэсиде, они не катались никогда. И весь тяжело молчавший зал, страдающий от несостоявшейся надежды, встал. И начал скандировать: «Роднина, Роднина, Роднина».

Роднина-Зайцев

В день бракосочетания 30 апреля 1975 года

Но эта короткая программа, этот вечер забрали слишком много сил у них. Через день они вышли на произвольную, катали ее достойно, не ошибались, однако в конце уже не выглядели темповыми, бодрыми — это происходило не от физической, а от психологической усталости. Запас эмоций у них выплеснулся за день до заключительного вечера.

На табло зажглись оценки. Саша подошел ко мне: «Тетя Таня, держи». Я ему плечо подставила, он в бессознательном состоянии, а у него интервью собираются брать, камеры наставлены. Зато Ира как будто сил у бортика хлебнула: «Тетя Таня, я третий раз олимпийская чемпионка!!!» Я говорю: «Ты что, даже не устала?» — «А что уставать, когда третью Олимпиаду выигрываешь!» — «Саше плохо».— «Отойдет»,— отвечает Ира. Мы положили Сашу, дали ему нашатыря... И они поехали к пьедесталу.

Роднина-Зайцев

Ирина и Александр с новорожденным сыном Сашей. 1979 год

Там Ирина заплакала. Плакала и я, понимая, что прощаюсь с ними. В свое время они, знаменитые чемпионы, пришли, доверились малоизвестному тренеру. Шесть лет я работала с ними и теперь прощаюсь, но с легким чувством, понимая, что я сделала все, что могла, Я помогла сберечь эту пару, сохранить ее для спорта, возможно, продлила их спортивную жизнь. Нет, я их не подвела» (Т.А..Тарасова, «Четыре времени года», М., 1985).

Прощальный показательный танец. 1980 год

30 апреля 1975 г. Ирина и Александр стали мужем и женой, а 23 февраля 1979 г. у них родился сын Александр.

Роднина-Зайцев

Прощальный показательный танец. Декабрь 1980 года

Но в 1985 г. они расстались. Ирина вышла замуж за бизнесмена Леонида Миньковского, родила дочь и вместе с мужем и обоими детьми  - Сашей и Аленой - уехала работать тренером в США. А спутницей жизни Александра спустя некоторое время на долгие 20 лет стала бывшая фигуристка Галина Карелина. Как оказалось впоследствии, после распада ее пары с Георгием Проскуриным она хотела предложить Александру кататься вместе. Но узнав о предложении, который тот только что получил от Жука, она не стала ничего говорить Зайцеву о своих планах, здраво рассудив, что раз уж так повернулась его спортивная судьба, вмешиваться в ее предназначение ей не следует.

Однако значительную часть их жизненного пути Карелиной и Зайцеву суждено было, как оказалось, пройти вместе. Более того, Елена, дочь Карелиной от брака с хоккеистом Анатолием Мотовиловым, стала впоследствии женой Александра Зайцева-младшего, а Галина и Александр приходятся их внучке Соне, родившейся 8 августа 2008 г., бабушкой с материнской и дедушкой с отцовской стороны. Вот какие замысловатые кульбиты проделывает порой с людьми жизнь!

Зайцев

Александр Зайцев с внучкой Соней. 2008 год

После окончания спортивной карьеры Александр Зайцев был некоторое время заместителем начальника Управления зимних видов спорта, а потом стал тренером в ДСО "Динамо". В трудные 90-е годы он уехал за границу и работал в Австралии, Италии, Англии, Австрии, Турции. Затем он, по приглашению Ирины Родниной, которая в то время там работала, переехал в США, где проработал несколько лет.

Зайцев

2015 (?) год

 Потом он вернулся на родину и на вопрос, чем теперь занимается, однажды ответил:  «Сейчас помогаю Наталье Евгеньевне Павловой, которая набрала молодых учеников. Консультирую, подсказываю. Мне это интересно. Но своих учеников нет. Возможно, потому что очень много сил в свое время отдал фигурному катанию. Говорят, что хорошие тренеры получаются из тех спортсменов, которые не смогли себя полностью реализовать. У них остались амбиции, желание. А тот, кто выплеснулся, был на пике славы, тому сложнее пройти заново весь этот путь с учениками. Работать тренером – это каждый раз начинать с нуля, и для этого надо обладать определенным складом характера». 

Впрочем, к чему загадывать, как дальше сложится тренерская судьба Александра Геннадьевича Зайцева – а вдруг именно ему удастся создать и воспитать пару новых олимпийских чемпионов? Пусть у него будет на то здоровье и желание! А для своих друзей и близких он всегда останется добрым, всегда готовым прийти на помощь человеком с потрясающим чувством юмора, которое оценил когда-то сам Михаил Жванецкий.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные