Блог Всему Головин

Вы писали, что Круговой выбрал «Зенит» из-за денег. Данил рассказал Головину, как все было на самом деле

Про зарплату, убийство отца и «Владимирский централ».

Данил Круговой – тот парень, за которого летом бились ЦСКА и «Зенит». Он родился под Питером, прошел все возрасты академии «Зенита», был в молодежке и второй команде, но прошлым летом переехал в «Уфу» без единой минуты в РПЛ. В новой команде его выпустили на поле через полтора месяца после трансфера, а игроком старта он стал только в конце сезона: с середины апреля выходил с первых минут в шести из восьми матчах лиги.

Летом «Зенит» опомнился и попытался вернуть воспитанника, но в переговоры включился ЦСКА. Переход затягивался – первые слухи об уходе из «Уфы» появились еще в в конце сезона, в июне и июле медиа каждые неделю писали, что сделка почти закрыта: игрок то оказывался в Москве, то в Питере. В итоге левый защитник все-таки выбрал родной город. За 21-летнего игрока, который провел девять матчей во взрослой карьере, заплатили два миллиона евро. Правда, «Зенит» сразу же отдал футболиста обратно в «Уфу» – в аренду.

У Кругового сложная судьба: его отца, бывшего спецназовца, убили в 2013 году в Питере при невыясненных обстоятельствах. Убийц так и не нашли. Отец – тот человек, который привел Данила в футбол, поэтому для парня стало важным исполнить мечту папы – играть в форме «Зенита». Этим он объяснил выбор, но в комментариях вы писали о другой версии – деньгах. По слухам, Питер перебил предложение ЦСКА: предложил защитнику три миллиона рублей в месяц вместо двух.

Александр Головин съездил к Круговому в Уфу. 

3 миллиона в месяц от «Зенита» – неправда. Зарплата Кругового – плюс-минус миллион 

Данил встречает меня в ресторане в центре города. Сразу предупреждает, что не любит сидеть на месте – за следующие полтора часа мы пройдем восемь километров.

– Расскажи про свой трансфер. Со стороны все выглядит так, что у тебя было два предложения: ЦСКА и «Зенит». Ты склонялся к ЦСКА, потому что давно хотел туда, там доверяют молодым в отличие от «Зенита». Но тут раз – и «Зенит». Почему так?

– В самом начале вообще был «Спартак». Он сделал первое предложение – как раз когда я сломался в конце мая (в матче 30 тура с «Локомотивом» Круговой получил перелом пятой плюсневой кости, пропустил стыковые матчи и всю предсезонку – Sports.ru). Кононов очень хотел, чтобы я перешел. Но я отказал.  

Всех деталей про ЦСКА и «Зенит» не знаю, этим занимались агенты и юристы. Вроде первым предложение Шамилю (гендиректору «Уфы» Шамилю Газизову – Sports.ru) сделал «Зенит». ЦСКА молчал. Потом ЦСКА накинулся, «Зенит» вышел из сделки. Но потом, поговорив с президентом «Зенита» Медведевым, мы снова начали вести переговоры с «Зенитом» и ЦСКА.

Честно, я очень хотел в «Зенит», я же из Питера и воспитанник клуба. Прошел всю структуру академии, «Зенит»-м и «Зенит»-2. Съездил на сборы с основной командой. Я хочу играть у себя дома, надеть футболку основного состава, выйти на прекрасный стадион, приносить пользу там. Я понимаю, что будет тяжело, но для этого и надо расти, доказывать.

– Слышал, что из ЦСКА тебе звонил лично Гончаренко, плюс там уже подготовили шкафчик и место в основе.

– Этого всего точно не знаю, но в интервью Дивей (Игорь Дивеев, который перешел из «Уфы» в ЦСКА зимой 2019-го – Sports.ru) говорил про шкафчик. Семак мне тоже звонил. Говорили они с Гончаренко почти одинаково: оба хотят, чтобы я перешел к ним, оба видят во мне качества. Тем более у меня для России дефицитная позиция. Русских левых защитников, которые могут давать пользу, мало.

– А что за звонок от Медведева? Личный?  

– Да. Он был важным, никому не хочу про него рассказывать. Но номер записал – поставил на контакт фотку, которая у него в вотсапе стоит. Было важно, что он мне позвонил, что Семак и тренерский штаб заинтересованы. Поэтому и выбрал то предложение.

Да, я помню, что как-то говорил в интервью, что между «Зенитом» и ЦСКА выбрал бы ЦСКА, потому что в «Зените» не дадут играть, а в ЦСКА – наоборот. Но потом ситуация поменялась. Я поверил в себя, я знаю, что смогу доказать и буду играть. Все говорят, что пойду по арендам. На всю критику могу ответить только игрой.

– Долго думал перед тем, как решить?

– Знаешь, не было такого, потому что то одни предложат, то другие. Окончательно у меня оказалось два дня на подумать. Думал и пришел к тому, что вспомнил слова отца, которого сейчас нет. Эти слова: «Моя мечта, чтобы ты играл в футболке «Зенита» в своем городе». И мама мне их повторяла: «Ты же не просто так прошел всю структуру, чтобы не вернуться в родной город».

Если бы я перешел в ЦСКА, я бы не вернулся в «Зенит».

– Почему?

– Где-то я слышал, что между ними договоренность: клубы не имеют права друг у друга забирать игроков.

– Жирков перешел как-то, хоть и не напрямую.

– Понятно, что к 30 годам я бы, может, и вернулся. Но хочется сейчас, воспитанником, в таком молодом возрасте играть у себя дома. Я знаю, что будет сложно, но готов к этому.

– Не думаешь, что в ЦСКА мог бы уже сейчас играть? Они бы не отдали обратно в аренду.

– Может быть. А может, и нет. Не верю в 100-процентную гарантию того, что я буду играть. Такого никто не может обещать. Многое от меня самого зависит, как буду тренироваться. Я могу точно так же играть в «Зените».

– Говорят, в ЦСКА тебе предлагали два миллиона рублей в месяц, «Зенит» дал три миллиона.

– Не понимаю, откуда вообще эта информация. «Зенит» и ЦСКА предлагали одинаковые условия, и там не такие цифры. Сказать точнее не могу – в контракте написано, что нельзя разглашать зарплату. И не понимаю, кому интересно, сколько получает футболист – заняться нечем что ли. Интересовались бы футболом, смотрели его.

– Почему спрашиваю – считают, что ты пошел в «Зенит» за бабками.

– Это ложь. Много критики у меня в инстаграме, пишут комментарии, что я продался, шалава. Пускай они меня поймут: где мне еще играть, как не в Питере, где я родился и вырос. Когда уходил из «Зенита» ровно год назад, в инстаграме я написал пост. Там в конце написано: «Я не говорю вам прощай, я говорю до свидания». Вот я вернулся ровно через год. И рад этому.

      Посмотреть эту публикацию в Instagram

Привет всем! Сегодня очень важный день в моей жизни,в этих строках я хочу передать свои воспоминания и эмоции нахождения в структуре футбольного клуба Зенит. В Зените я провёл великолепные 14 лет , прошёл через все ступени клубной структуры академии клуба , оказавшись сначала в молодёжной команде , а потом в Зените 2 , к сожалению , мне не покорилась ступень – основной состав , но уже я со спокойной душой могу сказать , что я прилагал максимум усилий на каждой тренировке , в каждой игре ,чтобы оказаться там , где мечтал играть . Будучи маленьким мальчиком подающим мячи в чемпионате России , Лиге Чемпионов , я мечтал оказаться в составе своего любимого клуба и трудился изо дня в день ради этой мечты . Самые невероятные эмоции будучи мальчишкой я испытал выводя на поле в Еврокубковой встрече своего любимого футболиста Зенита Андрея Аршавина , аншлаг на стадионе «Петровский» , ревущие фанаты клуба , я испытывал гордость за то , что нахожусь здесь, и мечтал , мечтал когда – нибудь также выйти в футболке любимого клуба будучи игроком основного состава , но к сожалению , не все наши мечты осуществляются . Было много моментов за эти годы , как хорошие , так и не очень , но я горд был все эти годы защищать сине-бело- голубые цвета . Хочу выразить слова благодарности всем людям в клубе которые со мной работали . Здесь я приобрёл много друзей , с кем крепкая Дружба останется надолго. В жизни каждого спортсмена наступает период когда нужно выбирать , рисковать , действовать . Зимой мне поступило предложение от руководства клуба о продлении контрактного соглашения , я долго думал , и Размышлял на тему реализации мечты – играть на самом высоком уровне . Зенит – команда с большими амбициями и нацеленностью на результат , и видя ситуацию изнутри принял решение отклонить предложение и рискнуть сделать шаг на следующую ступень . Кто-то может подумать прочитав вышеизложенное , что дело в финансовом отношении , но смею заверить , что финансы по сравнению с мечтой – ничто. Я не говорю «прощай Санкт – Петербург», Я говорю : «До Свидания».

Публикация от 🦁 (@denzellofficial) 17 Июн 2018 в 8:20 PDT

– Давай закроем тему с деньгами. Твоя зарплата в «Зените» больше ляма в месяц или меньше?

– Плюс-минус.

– То есть в аренде в «Уфе» ты будешь получать уже эти деньги?

– Нет. Сейчас все остается без изменений (чуть ниже Круговой скажет, что зарабатывает меньше 60 тысяч рублей в месяц – Sports.ru), буду играть на свое имя.

Данил комплексует из-за низкого роста. Из-за этого носит Versace на платформе

– Твой инстаграм. Когда я смотрел его, было ощущение, что его ведет резидент «Одноклассников». Откуда цитаты про жизнь? «Если тебе плюют в спину, то ты впереди всех» и все такое – это что вообще?

– Еще в «Зените» я вел инстаграм. Было весело писать, смотреть, что ответят. Многие стебали меня, что я цитатник, начитался много цитат. Ну да, начитался, мне прикольно, я до сих пор читаю их. Нравится – выкладываю. У меня много цитат есть. Если вижу хорошую, сохраняю в заметки. Но сейчас мало пишу, только сториз публикую.

– В жизни тоже используешь цитаты?

– Да, на встречах разных. Но не на переговорах – там это нельзя говорить.

– Судя по инсте ты любишь еще и шмотки. Какие любимые бренды?

– Нравятся Yeezy от adidas. Мне их по контракту присылают. У меня давно личный контракт с adidas. Деньги по нему не получаю, только одежду.

– Видел твою фотку в Supreme.

– Фигня.

– Говно?

– Говно Supreme, не нравится. Мне подарили, не моя. Нравятся кеды Zanotti, Dolce и Versace, которые на платформе, чтобы казаться выше. А то я роста маленького, 175 всего. А в них я под 179.

– Ты как Путин, который на огромной платформе ходит?

– Ха-ха-ха.

Из джинс хочу очень Dsquared, они прикольные. Блин, но не найти размер, у меня ноги слишком большие. Вон икра какая от мамы досталась. Поэтому джинсы любые, которые найду в магазине. Та же Zara.  

Футболки и кофты нравятся Off-White.

– Это же самый модный бренд среди футболистов.

– Да-да. Это топ вообще, футболки с крестиком – вот это сила. Мне реально нравится.

У меня есть кофта Gucci, но она такая – с друзьями посидеть вечером. Я ее редко надеваю. Короче, запиши три бренда: Dsquared, Off-White и Dolche&Gabbana.

– Считается, что это понты. Успешные футбольные люди с бабками – Семак и Семин – тоже модно одеваются, но говорят, что им плевать на бренды – главное, чтобы было удобно.

– Все правильно, я это поддерживаю. Просто у этих брендов качество лучше, спокойно и приятно в них ходить.

– Часы тебе зачем?

– Ну так. Для вида просто, что типа есть. У меня до сих пор московское стоит, не менял его. Иногда только смотрю.

– Это странно.

– Просто люблю, когда что-то бренчит в руках. Браслетики не могу найти, уже год ищу и не могу. Очень люблю их, у меня раньше были, но чего-то в Питере остались и затерялись.

Круговой до сих пор зарабатывает меньше 60 тысяч рублей в месяц. Квартиру в Питере взял в ипотеку 

– У тебя полно подписчиков в инсте. Одно время ты даже конкурсы устраивал, чтобы люди подписывались.

– Да, у меня был человек, помогал вести аккаунт. Я допустил большую ошибку, что уделял этому много времени. Зачем мне инстаграм – я же футболист. Меня мало кто знал. Сейчас тоже немного, но я просто так вел – зайдет или не зайдет людям. Сейчас об этом даже думать не хочется.

– Зато к тебе реклама пришла.

– Да, «Тинькофф». Не стал рекламировать его. Тогда просто с «Уфой» уже был контракт. Я подумал, что нельзя рекламировать карточки, потому что по контракту есть авангардовская (банка «Авангард» – Sports.ru). И решил, что не надо лучше, вдруг еще прилетит от Шамиля Камильевича.

– Но ты мог бы спросить, можно или нет.

– Ну да. Кстати, помню, что в Питере, когда был около «Галереи» – торгового центра, там стоял мужик от «Тинькоффа». Сказал: «Давай тебе карточку сделаем?». Так пристал ко мне. Я согласился. А потом понимаю, что он хочет сделать карточку, чтобы взять на меня кредит.

– Развод?

– Ну да. Он хотел с помощью моих данных взять на себя кредитную карту, чтобы я за него кредит потом платил. И спалился тогда, когда сказал: «Давай только от камер отойдем. А то меня прибьют работники «Галереи». И давай паспорт». Он у меня в кармане лежал, но я сказал: «Блин, у меня только загран» – «Можно его». В этот момент я допер: что-то не то. Сказал, что это старый паспорт, не действует. Хорошо, что отшил.

– Кто еще приходил за рекламой?

– 1X Bet, но я не буду это рекламировать. Я футболист, мне нельзя этим заниматься. Я не ставлю и мне это неинтересно.

– Сколько предлагали?

– «Тинькофф» 60 тысяч [за один пост], а букмекеры берут оптом на месяц – 100 или 150 тысяч в сумме [за несколько постов].

– Деньги за пост от «Тинькофф» больше контракта с «Уфой»?

– Да. 

– То есть меньше 60 тысяч в месяц и ни разу не повышали?

– А зачем мне повышать? У меня была лесенка, но не хватило одного матча, я сломался с «Локомотивом». Если бы провел стыковой матч, дали бы 150. Но я не за деньгами ехал сюда.

– А как ты на меньше 60 тысяч ты покупаешь весь шмот? Gucci, Dolce – это стоит денег.

– За счет премиальных.

– Так их в «Уфе» платят по итогам сезона, а вы же чуть не вылетели.

– Там есть определенная сумма – если бы заняли десятое место, она бы просто удвоилась. Но за стыки тоже дали. Просто весь сезон копилось, в конце выплатили.

И я не все потратил, еще же плачу ипотеку. Взял квартиру в Питере около аэропорта. Минутах в 20 от него, край города. Дом строится еще – в 2020-м будет.

– Часто строители кидают.

– Там проверенные люди. Мама сказала, что знакомые. Она этим занимается, я только перевожу деньги. Хотя у нас есть квартира в Питере – от бабушки осталась. И в деревне не деревянной дом, пятиэтажка, в нем квартира. Это как микрорайон, Белогорка называется. 

Перед трансфером в  «Уфу» Малафеев отстранил Данила от тренировок с «Зенитом»-2. Месяц он занимался в одиночестве 

 – Каким ты запомнил детство?

– Если честно, вообще его не помню. Помню, что отец водил на всякие спортивные вещи, чтобы я понял, что мне надо. Занимался тхэквондо, но постоянно тянуло к мячу. Отец сказал: «Давай отвезу в академию «Зенита» «Смена»?». Было сложно, но нравилось. Просто тяжело было пробиться в состав, их же три. Я все время был в третьей группе, самой слабой. Потом попал во вторую, снова в третью, дальше в первую и потом опять в третью.

И как-то на одном турнире, вроде в Швейцарии, я стрельнул. Мы играли 5 на 5 без аутов. Я назабивался. После этого всегда тренировался с первой группой. Но в РПЛ попал один по своему возрасту. Многие друзья с 1998 года прошли в профессиональный футбол, но нет того, кто сыграл бы хоть минуту в вышке.

– За счет чего ты смог?

– Думаю, поверил в себя. Помню, как ездили в Москву на «Локобол». Не помню, с кем играли, но с сильной командой. Выиграли 4:3, я привез три и забил три, в том числе четвертый. Мне дали лучшего игрока. Это просто топ, да?

– А почему ты не остался в «Зените» в прошлом году?

– История такая: контракт у меня действовал еще год или два. Они предложили новый на года три, по-моему. Но я понимал, что на тот момент меня бы не привлекали в основную команду, и я бы никак не играл. Из-за этого сделал большой шаг, который не сделали многие футболисты из дубля и академий. Я уехал.

Было сложно, потому что месяц я тренировался самостоятельно. Меня отстранили от тренировок. Не буду скрывать: меня Малафеев просто отстранил. Я спрашивал: «Почему? У меня же есть действующий контракт, почему я не имею право тренироваться с командой?». Он ответил: «Тебе дадут тренера – тренируешься сам». – «Как скажете».

Но все равно стоял на своем – что уеду в «Уфу» и буду доказывать там, что чего-то реально стою, чтобы вернуться в «Зенит» основным игроком. Не академии, не дубля или «Зенита»-2. А основного состава.

– Как на тебя вышла «Уфа»?

– Не знаю. Агент Эдуард Горовых – он еще ведет Облякова – сказал, что есть предложение в Уфе. После этого было много встреч с Малафеевым. Тогда он, может, меня недооценил. И я решил – почему не попробовать? Знал, что у меня получится. Я с мамой общался, рыдал, но время расставило на места.

– Маме все рассказываешь?

– Нет. Я звоню раз в день, мы хорошо общаемся. Но стараюсь не говорить про всякие трансферы, проблемы. Не хочу, чтобы она нервничала. Говорю: «Мам, все что ты узнаешь, ты узнаешь последняя. Никогда не читай новости, потому что там пишут всякую чушь».

Семья может помешать. Вот у некоторых отец – агент, но это неправильно. Каждый должен заниматься своим делом.

– Ты не сказал, сколько предлагал «Зенит» по новому контракту.

– 150 тысяч в месяц.

– Говорят, кроме этого агент запросил большие подъемные.

– Ходит много слухов. Мне агент ничего не говорил. И я не хочу спрашивать, потому что неинтересно. Главное, что я решил сделать большой шаг, рискнуть. Знал, как будет тяжело. Все, кроме близких, говорили, что ничего не получится. Но теперь за меня боролись ЦСКА и «Зенит». Жизнь – это игра. Вот тебе цитата, ха-ха.  

– Полная цитата: «Но пусть судьба несправедлива, но жизнь – игра, играй красиво».

– Ха-ха, запишу. А пойдем туда? (мы все еще идем по центру Уфы и подходим к смотровой площадке над рекой Белой с памятником Салавату Юлаеву – на расстоянии кажется, что придется забирать на широкополосный мост, но это обман зрения: перед площадкой большое пространство с фонтанами – Sports.ru). 

– Мы пройдем? Там же мост.

– Пройдем, там очень красивый вид. И отель, в который мы заезжаем перед матчами. После Питера здесь скучновато, конечно. Но я живу в центре, специально искал там квартиру, потому что хочется дышать атмосферой города. Людьми. Не люблю, когда выходишь на улицу – и тишина, никого нет.

– Куда чаще всего ходишь в Уфе?

– Ресторан Gastro Gallery, вечером командой там собираемся. Или что-то отметить – победы, у кого-то ребенок родился. И кино – люблю кино. Хожу на все премьеры.

– Ты как-то сказал, что понравился фильм «Миллиард». Это же просто блевотина.

– Прикольно, по-моему.

– Очень тупой юмор. Единственный фильм за последние пять лет, с которого я хотел уйти.

– Ха-ха, мне понравился. Знаешь, а я сейчас сходил на «Однажды в Голливуде» и хотел уйти на 20-й минуте. Я вообще не понял его. Ходил с братом, он говорит: «Пойдем отсюда». Там что-то интересное началось, говорю: «Ладно, сейчас поймем суть». В итоге 2:45 просидели, но как будто не были.

Понравился последний «Форсаж» – вот это мне нравится. «Мстители» тоже топ.

– Тарантино до этого смотрел?

– Нет.

– Что еще нравится из русского, кроме «Миллиарда»?

– Я не запоминаю названия фильмов. Просто хожу, чтобы было интересно. Но не помню фильмы и музыку. Как вот играет мелодия – не знаю, кто поет, что за песня. Просто запоминаю мелодию.

– Говорил же, что тащишься от Miyagi.

– Да, несколько песен люблю, но вообще меломан. Могу любое слушать: Пугачеву, 90-е, рэп.

– Что нравится у Пугачевой?

– Сейчас найду, забыл (ищет в телефоне – Sports.ru). «Позови меня с собой». Прикольная такая, когда грустишь.

– Знаешь ее историю?

– Нет.

– Ее написала поэтесса Татьяна Снежина, которая в 23 года разбилась на машине еще с пятью пассажирами в Сибири. Все ассоциируют с ней, от этого еще грустнее.

– А, да? Подожди, тут Тыртышный пишет (пресс-атташе «Уфы», который привез меня к Круговому и ждал нас в ресторане, пока мы ходили по городу – Sports.ru). Надо ответить.

– Короче, грустная песня. А самый грустный день твоей жизни?

– Когда отец умер. Тогда я вообще потерялся, не знаю, как встал на ноги. Помню этот день. Я еще тогда учился в девятом классе, ОГЭ (аналог ЕГЭ для 9-классников – Sports.ru) сдавал. И он перед ОГЭ прямо. Не понимаю, как взял себя в руки, потому что на месяц просто потерялся. Пропал.

– Как выполз из этого состояния?

– Семья помогла. Отец помог. Мне просто хотелось доказать ему: я смогу сделать то, что он хочет. А он хотел, чтобы я играл в «Зените» и на чемпионате в Катаре. Будет сложно, но это стимул для меня.

– Были мысли бросить футбол?

– Нет. Футбол меня успокаивал. Я ходил на тренировки и забывал об этом. Тренировался – и старался об этом не думать. После этого приходил домой, сидел, лежал, рыдал. Мне и сейчас тяжело. Но все мы когда-то уходим.

– Как часто ты вспоминаешь отца сейчас?

– Меньше, чем тогда – когда это случилось. Сейчас он помог принять мне правильное решение с переходом. Я почувствовал его силу. Мечту. Нельзя сделать так, чтобы она не сбылась.

– Не понял про силу.

– Я чувствую его силу свыше. Он за мной следит каждую минуту, я знаю. Каждый момент он мне помогает. Может, поэтому я такой фартовый, прохожу все эти грани. Не повезло с травмой, но я прочитал, что ангел уходит от человека за неделю до дня рождения и на неделю после. У меня 27 мая день рождения, а я 26-го сломался. Был незащищен – и в этот момент случилось.

Подфартило еще, что неплохо дебютировал в РПЛ. Мне кажется, тоже он помог. Я опускал руки, а он добавил так, что я набрался сил и выстрелил. И дали мне шанс из-за травмы Йокича.

Так, надо видосик запилить в инстаграм (мы подошли к памятнику Салавату Юлаеву – с него открывается потрясающий вид на реку, лес и несколько районов Уфы. Андре Виллаш-Боаш жил в гостинице с этим видом и назвал его лучшим видом из гостиницы, который он когда-либо видел – Sports.ru).

– Я слышал, что твой отец служил в cпецназе.

– Да, это правда.

– В каких местах?

– В горячих точках.

– Он рассказывал об этом?

– Нет. Мне кажется, специально. Может, мама что-то знает. Но получилось не очень.

– Что?

– Отца нет. Я знаю, что его убили. Увезли и убили. Убили около Горелово – это село прямо под Питером. 

– Убийц нашли? 

– Нет. Мама пыталась искать – звонила в полицию, каким-то людям. Но без результата. Мы ничего не знаем о них.

После потери отца я уже ничего не боюсь. Мне стало жить проще, я ко всему отношусь проще. Никакие преграды меня не остановят. Это не только про спорт.

Данилу нравятся песни Михаила Круга, но он не знает, что такое «Владимирский централ» и жив ли певец 

– Почему в играх на спине у тебя написано Круг?

– С детства пошло. Были кликухи от фамилии. Ну, Круг. Сейчас все называют Круг, кроме мамы. Для нее я сын, Даня. Или по фамилии, когда жестко, когда не уберу какой-то носок: «Круговой, иди сюда». И я подумал: почему бы и нет? Почему бы не сделать себе псевдоним на спине? Это же прикольно. Начал в «Уфе», теперь до конца карьеры у меня будет так написано.

– Была проблема с протоколом, лигой?

– Нет. Диктор просто говорит по имени и фамилии. А в протоколе есть имя, фамилия и псевдоним как на футболке.

– Как у бразильцев, когда Соарес де Мораис – это Веллитон.

– Или как у Халка, который не Халк. Он на самом деле сильный. Я как увидел его, когда на паре тренировок вместе занимались, думаю: «Че за машина? Е-мое». Ноги его и удары – это что-то, топ.

– Насколько ноги больше твоих?

– Раза в три. И жопа тоже раза в три. Но никто не стебал – он же результат приносил.

– Общался с ним?

– Нет. Из взрослых общался с Шатовым. И с Анюковым. С ним даже играл в «Зените»-2. Он очень сильный, топовый. Реально. Это вообще сила, уровень. На таких нужно равняться.

Я тоже хочу играть до скольких смогу, как Жирик в 38 играет. Как думаешь, на сколько его еще хватит?

– Да сезон, он весь переломанный.

– Тоже думаю, что последний, все уже так говорят. Дальше поедет доигрывать в «Тамбов». А Анюков – я знаю ситуацию. Ему предложили должность в команде. Потом на сборах расставлял фишки, но проходит две недели и говорит: «Ну его нахрен, я еще не наигрался». И поехал в «Крылья».

– Ты говорил, что в твоем плейлисте есть песни Круга.

– Да, «Владимирский централ» и «Девочка-пай».

– Это как фильм «Миллиард» примерно.

– Почему?

– Потому что шансон.

– Да я говорю – я люблю всю музыку. И 90-е. Я даже на концерт 90-х ходил в Питере. Там был Жуков из «Руки Вверх». И известный нерусский – у него песни без слов, но они меня вдохновили, прямо на сердце. Он просто кричал: «Ааааа».

– Что тебе нравится в Круге? Это же блатные песни для тех, кто сидел, для дальнобойщиков.

– Когда я приезжаю в деревню с мамой к дяде и тете, то делаем шашлычки, на рыбалочку – все дела. Включим шансом, подпеваем.

– В деревню ты приезжаешь в этом шмоте?

– Да. Ну а чего, это же обычные шорты и футболка. Часы ничего не стоят – максимум тысяч 15. Не как у некоторых футболистов за четыре миллиона. В команде у меня самые дешевые.

– Ты разбирал тексты Круга? Знаешь, что значит фраза «не очко обычно губит, а к 11 туз»?

– Не, не разбирал. Не очко обычно губит – какое не очко?

– Про какое очко ты подумал?

– Ха-ха-ха-ха-ха. Объясни лучше ты, чтобы я лишнего не сказал.

– Речь про карточную игру, когда нужно набрать 21 – это очко. Туз – это 11, поэтому если у тебя уже есть 11, то выходит 22 – и ты проиграл.

– А-а-а, понял. Прикольно, скрытые выражения, метафоры такие. Надо почитать, у него же много такого.

– А знаешь, что такое «Владимирский централ»?

– Ветер северный? Нет.

– Стоп, ты не в курсе, что это тюрьма?

– Нет.

– А этапом из Твери – это когда после суда везут из СИЗО в тюрьму по этапу.

– Как Кокорина и Мамаева.

– Чтобы закончить тему с Кругом – ты изучал его биографию?

– Нет.

– В курсе, что с ним случилось? Жив ли он?

– Жив. Нет?

– Его убили в собственном доме ночью еще в 2002-м.

– Честно, я об этом не знал. Сейчас, подожди. (Гуглит – Sports.ru). Просто меня все сватают к этому: «Че, Круг? Миша Круг?». Но я не читал википедию. Русский поэт. А в википедии вообще написано, что его убили?

– Да, и убийц не нашли до сих пор.

– Как и с моим отцом.

Данил уже полгода живет без девушки и не знает, что такое тиндер 

– В инстухе у тебя есть фотки с пацанами, но нет с подругой. Она вообще существует?

– Нет подруги. Зачем мне девушка? Она была, но я понял, что она мешает карьере. Она меня не поддерживала. Получается, я потерял себя. Я тогда тренировался плохо, меня отправляли во вторую команду. И я понял, что надо что-то менять в жизни. 

Тогда еще был долгий разговор с мамой. Она приехала в Уфу, начала по ушам ездить: «Тебе сейчас никто не нужен, ты должен все силы отдать футболу, тогда все будет хорошо». Сейчас понимаю, что сделал правильный выбор.

– А как девушка мешала?

– Пока я не могу сделать так, чтобы девушка связывала меня с футболом. Я общаюсь с девушками, но просто общаюсь. Несерьезные отношения.

– Как в песне Шнура: «Давно известно науке: все бабы – это суки».

– Ха-ха-ха. Но просто я не хочу тратить время, пока я молодой. У меня есть шанс обеспечить себя на всю жизнь и добиться чего-то в футболе, чтобы потом уехать в Европу. И я понимаю, что девушка будет мешать.

– А цель – Европа?

– Цель – заиграть в топ-клубе, куда я перешел. Но сначала доказать свою состоятельность здесь и зимой перейти. Доказать Семаку… Сергей Богданычу, что он не ошибся в выборе. И потом хотелось бы в Европу. Хочу в Испанию, Италию или Англию. Клуб – неважно, но понятно, что Премьер-лига.

– Если «Осасуна»?

– Это же Европа, поэтому да, конечно. Попытка не пытка, жизнь – игра, надо пробовать все, брать все от жизни.

– Логичный вопрос по поводу того, что нет девушки. В моей редакции есть сотрудник, который написал текст о том, что полгода не трахался. Как у тебя с этим делом?

– Не знаю, как правильно ответить. Давай скажу, что есть девушка, с которой я просто в близких отношениях.

– А тиндер есть?

– Что это?

– Ты какого года рождения? 1968-го?

– Я не знаю, что это.

– Приложение для поиска партнера. Свайпаешь фотки. Если оба понравились другу другу, можете списаться. Говорят, что удобно в поездах.

– Типа специально для этого? Ха-ха. Это смешно.

– Часто там третьего ищут.

– Топ. А во всех городах есть?

– Конечно.

– Думаю, здесь сложно будет такое найти. Да и время еще есть все повидать.

– Кстати, с какого возраста начал? Когда появилась первая девушка?  

– В 16-17. У меня было их три всего, если говорить про серьезные отношения. С первой – полгода.

– Думаю, им всем нравилась одна вещь. Футболисты редко с таким рельефным прессом, как у тебя. Как качал?

– Каждый день в зале. Качаю там. Хотя можно в зале, можно дома. Три задания по 30 раз – это один подход. И так три подхода. У меня пресс всегда есть почему-то. Думал, сейчас после травмы приду – ничего не будет, а у меня он еще лучше, чем до травмы. Хотя жировая прослойка – 9%. В Уфе у нас до 13% можно. Минимум был у Засеева – 5-6%, и у него тоже пресс есть. А в «Зените» был вратарь – 2%, но я не верю. Как это? Невозможно.

– У нас на днях вышел текст про колу. С таким прессом пьешь ее?

– Колу Зеро пью – там без сахара. Но перед матчем обычно все пьют Adrenaline и Red Bull. Тренер и врачи видят, никто ничего не говорит. Но мне не нравится.

Его мечта – Mercedes C и дом на море в Испании 

– Ты необычный: с одной стороны, шмотки, понты, с другой – сосредоточен на футболе, мама. И совсем серьезное – играешь на фортепиано. Как получилось?

– Закончил музыкальную школу. Это ад. Мне вообще не нравилось. И отец был против, но я сделал это ради бабушки. Она туда привела. Я ходил, клацал на клавишах. Семь лет назад закончил, получил диплом и сейчас могу максимум «Собачий вальс» сыграть.

Помню, уже занимался музыкой, и было вступление новичков в академию. Каждый Новый год кого-то представляли. Пацаны пели, а я играл. Мама присутствовала. А я же переживаю, волнуюсь, руки все мокрые. Начал играть – и три раза налажал. Начинал – и обрывалось, потому что забывал. Не знал, как в себя прийти. Сижу красный. Мама через весь зал кричит: «Даня, соберись». Успокоился и доиграл.

– Теперь противоположная история – летом ты сменил номер.

– Да, на второй. Хотел на 98-й, но получилось так, что пока был на травме, не проходил сборы с командой. При этом еще перед отъездом попросил, чтобы мне оставили 98-й номер. Когда я приехал, спросил: «Остался мой 98-й?». Не остался. Его забрал парень из молодежного состава. Я такой: «Блин, ну как, я же попросил?». Потом узнал историю: этот парень был вратарем всю жизнь, а недавно я увидел его на матче с «Ростовом», и он в поле играет. Поменял профессию, теперь он полевой. И уже заиграл 98-й номер, менять по ходу сезона нельзя. Поэтому взял 2-й номер.

98-й хотел из-за даты рождения, плюс под ним Ваня (Обляков – Sports.ru) играл – фартовый.

– Но параллельно с номером на поле ты сменил номер телефона, теперь он заканчивается на 98-98.

– Да, прикольный номер. Это никакой не пафос, просто мне нравится. Он стоил 500 рублей, это Yota.

– На машине будет 098?

– Да, если найду такие номера. И буквы КРУ.

– Какую тачку хочешь?

– Хочу Mercedes С. Ездил на нем – очень прикольно. Мне нравится, почему не могу купить?

– Есть нефутбольная мечта?

– Дом на берегу моря. У отца была такая же мечта – они с мамой хотели построить дом на берегу.  Хочу воплотить еще одну его мечту. Помню, мама все уши прожужжала, они при мне на эту тему разговаривали, ругались, когда я еще ребенком был. Уже откладывали деньги. Поэтому хочу на море.

– Где?

– В Испании. Если все будет хорошо, перееду туда играть. Это будет просто пушка. Согласен?

Еще больше текстов от Головина: 

«Стреляли с 3 метров. Все мертвые, я один остался живой». Открытое письмо сотрудника «Алании» про Беслан

Почему спортсмены пьют колу? Точно ли она вредная?

Фото: instagram.com/denzellofficial; rubin-kazan.ru; fcufa.pro; fc-zenit.ru

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья