Реклама 18+
Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Глаз Народа

Джоковича бесит, что во всем в теннисе виноват он. Назвал журналиста предвзятым, но по существу ничего не сказал

Битва в Риме.

Во вторник в Риме прошла встреча Совета игроков с ATP с кандидатами на позицию их представителя в Совете директоров ассоциации. Перед ней послематчевую пресс-конференцию давал Новак Джокович.

Джокович, напомним, возглавляет Совет игроков, и считается, что он добился увольнения из совдира противника резкого повышения призовых Роджера Рашида, а также президента ATP Криса Кермода. Еще он якобы выступал за продолжение работы Джастина Гимельстоба в совдире, несмотря на его проблемы с законом.

– Во-первых, хотел бы сказать, что я видел, как это все представлялось в прессе, и мне это не понравилось. Вы показываете меня человеком, принимающим решения. Да, я президент Совета, но он состоит из десяти человек, и решения принимаются большинством голосов. Я пользуюсь уважением коллег, и для меня честь быть лидером, но я не принимаю решения за всех, и никакие лично мои взгляды на групповые решения не влияют [больше, чем взгляды остальных].

Сейчас у нас будет серия презентаций от шести кандидатов. Я не знаю, что в них будет, но могу сказать, что решение мы будем принимать коллективно: поймем, чего мы хотим от своего представителя, какими качествами он должен обладать, каким опытом: спортивным или деловым. Это все будет решено в процессе обсуждения.

Но почему вы как глава Совета игроков не считаете себя ответственным? – спросил Джоковича репортер The New York Times Бен Ротенберг.

– Я не снимаю с себя ответственность. Просто вы ее всю возлагаете на одного человека. Я президент Совета игроков, но решение по представителю вообще принимает Совет директоров. И они не раз шли против воли Совета игроков, потому что считали для спорта правильным другое представительство игроков. Нас, Совет игроков, выбрали представлять тур, но окончательное решение принимаем не мы, и наше влияние не определяющее. Совет директоров голосует так, как считает нужным. Так что я не понимаю, почему крайний всегда я.

(Модератор хочет перейти к вопросу от другого репортера, но Джокович хочет послушать Ротенберга.)

Но опыт показывает, что члены Совета директоров, которые не разделяют ваше мнение, там не задерживаются – как Роджер Рашид. Выглядит очень даже как прямое влияние с вашей стороны.

– Еще опыт показывает, что иногда они остаются.

Из того, что я слышал, большинство членов Совета всегда голосуют одинаково с вами...

– И вашему источнику можно верить (улыбается)?

Конечно.

– Это источник из Совета?

Конечно.

– Ага (улыбается).

Одно дело, если вы хотите содержательно опровергнуть что-то из написанного в прессе. Но если вы просто говорите, что то, что мы пишем, не соответствует действительности, но при этом не говорите, что соответствует, – это неконструктивно.

(Вмешивается модератор.)

– Нет, дайте я отвечу. Я считаю, что вы часто ищете историю из каких-то своих мотивов. Невозможно реагировать на каждую написанную статью – как вы говорите мне, чтобы я [опровергал] вашу историю своей. Вы пытаетесь уличить в чем-то Совет игроков и лично меня – будто у меня лично был какой-то зуб на людей, которые работали в Совете директоров или возглавляли ассоциацию. Получается, я должен на все отвечать какой-то контристорией? Это безумие.

Меня просто интересует точность данных и прозрачность процесса, потому что без них трудно [что-либо понять]. А вы говорите, что я неправ, но как на самом деле – не говорите.

– А что, на ваш взгляд, все, что вы читаете, – это точно, прозрачно и правда?

За то, что пишут другие, я не отвечаю.

– Но за свой якобы надежный источник отвечаете (улыбается ехидно).

Мне непонятно, с какой моей информацией вы несогласны.

– Я ни на что конкретно не указываю, но вы сами себе противоречите. С одной стороны, вы якобы не отвечаете за все, что пишут по этой теме, но это вы берете информацию от своего источника, пишете, твитите, пересказываете ее, нагнетаете обстановку, создаете ажиотаж, провоцируете кучу негатива в наш адрес. А мы что, должны сидеть на каждый твит реагировать? (Модератору.) Нет, подождите.

Это несправедливо. Вы со своими твитами не осознаете влияние и последствия, которые они имеют для нашего спорта, для игроков. Я не говорю, что все, что вы пишете, – неправда. Это не так. Я вас уважаю, но...

О’кей, так что неправда? Вы говорите, что не все неправда. Так что?

– Нет. Это вы говорите о деталях. Я говорю обо всем вашем рабочем процессе. На мой взгляд, он несправедлив. Если бы вы хотели по-настоящему во всем разобраться и написать объективно, вы бы собрали точки зрения всех сторон, а не просто стали публично призывать к ответу Совет, или меня, или еще кого.

Ну так я спрашиваю вас, а вы ничего не говорите. И это мой последний вопрос, потому что не хочу больше отнимать время у всех остальных.

– Я не президент ATP. Я могу рассказать вам что-то, но не все. Я не обо всем вправе говорить. Либо, если я что-то скажу, это поставит под удар президента или членов Совета директоров. А в результате получается, что все шишки летят на меня, потому что я президент Совета игроков. Все считают меня ответственным за все, что сейчас происходит в теннисе, а это несправедливо. И тот, кто хочет разобраться в том, как все устроено, не будет подходить к этому так, как вы. Это единственное, что я пытаюсь донести. Не про отдельные фрагменты информации, которые могут соответствовать действительности, а могут не соответствовать, а о том, что действовать в такой манере – это неуважение и несправедливость. Против вас лично я ничего не имею.

***

По результатам встречи Совета с кандидатами из шести осталось двое: бывший игрок Николас Лапентти и бывший функционер Уэллер Эванс. Окончательное решение будет принято во время «Уимблдона».

Фото: youtube.com/Djoker Nole

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+