Реклама 18+
Реклама 18+
Реклама 18+
Блог football and хоккей

Евгений Артюхин: «В каждом матче думаю – бить или не бить»

– Откуда у вас такой шрам на руке?

– Это здесь, в России. В одном из матчей произошла драка. Я повалил своего противника, мы упали, моя рука оказалась на льду. Судья попытался нас разнять и наступил мне на руку коньком. 

– Вам, значит, от судей не только штрафы достаются. В России, кстати, сейчас дают играть?

– Да. Судейство поменялось в лучшую сторону. Уже можно действовать на льду пожестче. 

– Сикора говорил,  что у вас лично  дисциплина хромает.  Согласны?

– Ну, не то, что хромает, но я много удалений получал. Не спорю, в каких-то моментах действительно ошибался, хотя в большинстве случаев – мне ни за что давали штраф.

«В большинстве случаев – мне ни за что давали штраф»

– То есть все-таки нашим судьям есть над чем работать.

– Да. Первое –  надо поменьше придираться. А то ко мне перед последней игрой судья подъехал и сказал, что он персонально за мной, за каждым моим движением будет следить. Чтобы я играл аккуратно. Это тоже неправильно. А все из-за чего. Был момент с Мозякиным. Ржига и все остальные подняли шумиху, сказали, что я намеренно хотел Сергея травмировать. Вот судья потом меня и предупредил. Конечно, неприятно было. 

– Кому-то нравится  ваша игра, а кто-то считает, что вы умышленно действуете слишком жестко.

– Они ошибаются.  Я всегда говорю: «Я никогда не был грязным игроком». Во время серии с «Атлантом», возможно, казалось, что я действую специально, но я никогда исподтишка ничего не делал и не старался нанести кому-то травму. 

– А что за ситуация была, когда вы за шлем кого-то схватили?

– Это было в «Тампе», в один из первых  моих сезонов там. Произошла  какая-то заварушка. Меня человек  все время за стекло тянул.  Не знаю, что он хотел сделать.  Я просто взял, так получилось, скинул ему шлем и ударил по голове.

– Что с ним потом  было?

– Ничего. Немножко  голову ему пробил, несильно. Но  меня за это дисквалифицировали. 

* * *

– На вас никогда игроки соперников  не обижались?

– Я думаю, и сейчас обижаются.

– А извиняться за свои действия приходилось?

– Да. Помню, был момент с Казанью. Я Панина бортанул. Он после этого так долго лежал… Знаете, я подумал, что с ним что-то случилось. Даже самому стало жалко его. Подъехал к Панину и сказал: «Извини». Я не хотел, чтобы парень травмировался и надолго выбыл. 

– Если хочешь нанести травму, это легко сделать? Куда нужно бить?

– Вот так скажи мне, я даже не знаю. Если только в спину ударить. Так можно любого сломать, даже меня. Ты же не видишь, что кто-то сзади собирается тебя бить об борт. 

– Последняя ситуация, когда думали – бить  или не бить?

– Да в каждой  игре у меня такое. Думаешь:  «Может, не стоит? Вдруг сделал  больше шагов, либо уже шайбу  отдал, либо он спиной развернулся». Это постоянно.

«Я их бортовал, они падали, корчились, потом вставали и ехали выпрашивать две минуты»

– Кто в КХЛ самый  хороший актер?

– Их много. И в КХЛ, и в НХЛ. Да даже взять серию с «Атлантом» – там многие ребята. Я их бортовал, они падали, корчились, потом вставали и ехали выпрашивать две минуты. 

– Ржига на пресс-конференции говорил: «Артюхин не играет в  хоккей».

– Ну, если бы я не играл в хоккей, никто бы меня в сборную не пригласил.  

– Как же вы сейчас с Милошем в СКА будете?

– У меня еще нет контракта с Питером. Так что рано пока говорить. Неизвестно еще, где я буду в следующем сезоне играть.

– Недавно делали  рейтинг самых ненавистных игроков лиги. Вы, после серии с «Атлантом», там на третьем месте.

– А кто занимает первые два?

– Веро и Комаров.

– Я адекватно на это реагирую. Мне даже нечего сказать по этому поводу. 

– Драка с финнами на Евротуре была подготовкой к Кубку бойцов?

– Нет. Это  все произошло на эмоциях, я просто заступился за своего товарища. 

«В боксе другие мышцы задействованы. Так что я сразу двух зайцев убивал»

– А когда вам предложили поучаствовать в этом рижском турнире?

– Где-то месяц-полтора назад. 

– Сразу согласились?

– Я подумал и решил, что мне это интересно. Хотел бы посмотреть и заодно себя проверить. 

– Болельщики пишут,  что «Витязь» туда  нужно отправлять всей командой. Это будет ее единственный шанс что-то выиграть.

– Я не знаю  насчет всех, там всего три-четыре  бойца. Но если все они туда поедут, кто-нибудь из них что-нибудь завоюет. Ну и я тоже не поеду туда неподготовленным, буду перед турниром тренироваться.

– Вы же раньше брали уроки бокса?

– Да, чисто для себя. Я и удовольствие получал, и тренировался, новые навыки приобретал. В боксе другие мышцы задействованы. Так что я сразу двух зайцев убивал. 

* * *

– Что бы отец  вам сказал по  поводу драки с  финнами?

– Что я правильно поступил, он одобрил бы мой поступок. Наверное, только попросил бы быть поаккуратнее. 

– Отца не хватает  сейчас?

– Да, очень. Честно, я хотел бы, чтобы он порадовался за меня, увидел, как я сейчас в сборной играю. Потому что это было его мечтой.

«Тренер, честно говоря, психанул: «Иди в нападение играть. Все, хватит уже в защите»

– Отец прививал вам бойцовские  качества?

– Да. Он же сам был борцом. Плюс регби занимался еще. Я же начинал защитником, отец так хотел. А защитники всегда играют жестко. 

– Почему же вы потом нападающим стали?

– Я постоянно бегал вперед – быстрее, чем нападающие. У меня было хорошее катание с детства. И тренер, честно говоря, психанул: «Иди в нападение играть. Все, хватит уже в защите». 

* * *

– В своем первом матче за сборную России вы сразу же дисквалификацию получили.

– Да. Это был  Евротур, матч с финнами. Я нанес травму сопернику, и меня дисквалифицировали на все три игры. Обидно было приехать на турнир и тут же уехать.

– Финны все время под вас попадают.

– Почему-то так получается. Можно даже статистику поднять: большинство голов я финнам забивал. 

– Для вас вообще есть принципиальный соперник?

– Скорее всего, канадцы, американцы и чехи. Это три команды, с которыми я буду сверхсерьезно настроен. 

«Среди чехов есть и хорошие ребята, но мне все время попадаются какие-то гниловатые»

– А чехи почему? Они-то нам 68-й год вспоминают.

– Вот я из-за этого тоже. К тому же они мне не нравятся как люди. У них скверный характер. Есть, конечно, и хорошие ребята, но мне все время попадаются какие-то гниловатые. 

– Многие Марека  не любят.

– Я тоже. Он неправильно себя ведет. 

– Что такого Ян говорит на площадке?

– Ну, какую-то ерунду все. Потому что плохо изъясняется по-русски. Такие игроки заведут болтовню на льду, а случись что ведь испугаются и убегут самыми первыми. 

* * *

– Назаров вас поддерживал?

– Да, я могу  передать ему благодарность. Он во время матчей и тренировок подсказывал, подбадривал все время. Я не против с ним еще поработать.

– В сборной сейчас такая же позитивная атмосфера, как обычно?

– Да. И тренеры все возможное для этого делают. Чтобы мы шли на тренировку не с опущенной головой, а с хорошим настроением, несмотря ни на что. Все основано на доверии и позитиве.

«Просто так на одной атмосфере команда не сможет существовать»

– Недавно читала комментарий болельщика. Цитирую: «Коробит меня эта «энергетика и создание атмосферы в команде» БИЗов. Не верю, что кроме этого еще что-то есть».

– Нет, ну вы что, ни в коем случае. Это только неопытный человек так может сказать. Во-первых, просто так на одной атмосфере команда не сможет существовать. Вы посмотрите, как только наши тренеры встали у руля сборной, она сразу пошла в гору, понимаете. Возможно, на атмосфере может фартануть один год, но ведь сборная сейчас постоянно с медалями.

– А Олимпиаду и последний ЧМ в расчет не брать?

– Почему? Все бывает. Но мы практически всегда выигрываем. То же серебро на чемпионате мира. Если взять статистику других тренеров, то она хуже намного. 

* * *

– Почему так получается, что претендентов на золото чемпионата мира становится все больше?

– Просто одно время мы были на коне. Но другие страны-то не спали. Американцы, например. У меня тренер в команде был, он учился на том, как мы физические упражнения вне льда выполняем. У него даже книжки были. Он меня просил переводить ему что-то, показывать. Этот тренер брал еще упражнения Тарасова, потом добавлял к ним что-то свое. Получается, многие на нашей школе выросли. А мы как-то в тот момент немножко приостановились. 

– Сейчас требования в сборной те же?

– Да, практически.

«Многие на нашей школе выросли. А мы как-то в тот момент немножко приостановились»

– А тактика?

– Она особо не меняется. Может, только какие-то нюансы. А так, самое главное, чтобы мы двигались хорошо. Это наш конек.

– В Новогорске наблюдала, как Вася Кошечкин вам с Горовиковым шайбу вбрасывал. Вы решили в центрального переквалифицироваться?

– Нет, просто  Костя Горовиков попросил меня с ним постоять. У меня уже есть навыки. В плей-офф у нашего центрального рука болела, я почти все матчи навылет играл на вбрасываниях. 

– Нормально было?

– Конечно, сложновато. Но я считаю, что у меня неплохо получалось. Мое преимущество в силе, за счет нее я в основном и выигрывал вбрасывания. Я увожу шайбу из-под соперника, даже если он ее выигрывает.

* * *

– По поводу Набокова некоторые болельщики говорят, что не надо устраивать из сборной России «реабилитационный центр».

– Это все глупости. Видите, болельщики, при всем моем уважении к ним, люди неразбирающиеся. Почему они так говорят о заслуженном игроке? Просто у него в этом сезоне не сложилось, но то, что Женя, столько не игравши, сразу согласился выступать за сборную, приехал – это уже о многом говорит. Он ведь мог закончить с хоккеем до следующего сезона и ничем не заниматься. К Набокову, наоборот, должно быть большое уважение. Конечно, жаль, что у него с Питером так получилось. Когда Женя ушел из команды, я, честно, сам был огорчен. Я хотел, чтобы он там остался, потому что я знал, что Набоков поможет нашей команде.

– То есть, если бы он остался все, возможно, по-другому пошло бы?

– Что сейчас гадать... Я не знаю. Может быть, да.

– Вспоминаете с Женей СКА?

– Да, периодически смеемся каким-то моментам. Последняя дискуссия была о назначении нового главного тренера СКА.

«Болельщики, при всем моем уважении к ним, люди не разбирающиеся»

– Им Ржига будет.

– Я думаю, что он наведет в команде порядок. СКА заиграет. Ведь явно не просто так он и со «Спартаком», и с «Атлантом» добивался успеха. 

– Вы по истечении времени нашли, наконец, ответ на вопрос: почему со СКА так получилось?

– Я свожу все  к тому, что нам не повезло.  Ведя 3-1 в серии, мы уступили, хотя явно были сильнее «Атланта». Наверное, это невезение и, возможно, ошибки каких-то людей. Стечение обстоятельств. У «Атланта» ничего не было, но у них вратарь очень хорошо играл и это его заслуга, что они дошли до финала. Хотя везет, конечно, сильнейшим.

– Многие говорят, что на Сикору давил авторитет звезд?

– Да, поддавливал. Я считаю, что Сикора был немного мягким тренером. Порой можно было вести себя построже с нашими звездами. 

– Каспарайтис говорил, что в СКА есть личности с непростым  характером.

– Не знаю. Вот Ржига – мне кажется, для него нет авторитетов. В плей-офф у него тот же Марек пропускал игры, а потом Милош его выпускал, и он нам забивал. Ты ведь главный тренер, надо ко всем адекватно относиться. Нельзя же так: кому-то делать замечания, а кому-то – нет. Это неправильно. Все должны быть равны.

– То есть в СКА было разделение по частям?

– Нет, была команда. Просто кто-то мог ошибиться, и ему ничего не скажут, а кому-то другому в такой же ситуации достанется. 

– Из тренеров к вам еще Шастин относился не так, как хотелось бы.

– Давайте, может, не будем возвращаться к Омску? Уже столько времени прошло. Зачем сейчас поднимать все? Это пусть на их совести будет. Там и Белоусов некрасиво поступил. Они звали меня, а потом так обошлись... Но, как говорится, все возвращается на круги своя.

* * *

– В НХЛ вы уже  наигрались?

– Не могу так сказать. Мне там нравилось. Если будет возможность, еще поиграю там. 

– Североамериканский хоккей вам по-прежнему ближе?

– Да, он другой. Там площадка меньше. Игра намного зрелищнее.

– Ужин новичков в НХЛ у вас как прошел?

– Без каких-либо глупостей. У меня было задание просто спеть гимн.

«Стэмкос играет лучше, чем другие, но ведет себя скромно»

– Своей страны?

– Да, конечно.  Правда, они ничего не понимали. Но ничего, они знали мелодию. 

– Как у вас в  Америке с едой  дело обстояло?

– Я любил готовить. Даже ел с большим аппетитом, когда сам себе готовил. Там было барбекю на улице, я мог пожарить мясо или рыбу. Хорошо готовил стейки и семгу, запеченную в фольге.

– Давали кому-нибудь из партнеров отведать?

– Да, ко мне приходили ребята. Когда я еще играл в фарм-клубе, там было несколько русских: Денис Кулешов, Никита Алексеев, а еще латыш Агрис Савилас. Мы решили на масленицу блины приготовить. Ребята замесили тесто, а я потом жарил блинчики, старался тоненькие сделать. 

– Стэмкоса не приглашали?

– Нет.

– Какое у вас  вообще впечатление  о нем?

– Хорошее. Не  могу сказать, что он зазвездился или что-то еще. Стэмкос играет лучше, чем другие, но ведет себя скромно. 

– Энхаэловцы помогали вам освоиться?

– Да, в «Тампе» Сен-Луи часто шутил со мной и в то же время много подсказывал. Еще запомнился Теему Селянне в «Анахайме». Я не ожидал, что он такой добрый, отзывчивый парень. Когда меня обменяли, он и усатый тафгай Джордж Паррос позвонили мне, пожелали удачи. Было очень приятно.

– Расскажите о шутках Сен-Луи.

– Он постоянно  прикалывался, нормальные трюки выкидывал. Допустим, брал полотенце и пену для бритья, и когда ты давал интервью, он подходил и залеплял тебе всем этим в лицо. А еще он танцевал смешно. Я его часто просил станцевать, чтобы посмеяться. 

– В раздевалке в честь победы?

– Мог и во время тренировки. Иногда, когда мы вечером выбирались куда-то погулять, он и там танцевал, под техно или r’n’b. 

– Вы с Афиногеновым  сдружились в «Атланте».  Какой он?

– Ну, Максима надо знать. Я считаю, что этот человек всегда выручит, не подведет. Он очень ответственный.

– Но с метра – может?

– Думаю, да. По поводу этой рекламы мы его тоже подкалывали. Она одно время была хитом в СКА. Мы его еще «Мегафоном» звали. Он поначалу смеялся, а потом, когда ему, видимо, эта тема уже надоела, стал злиться. 

– Видела вашу драку с Пелтоненом. Почему он полез?

– Там была  предыстория. Когда мы играли  с ними, я поехал бить. Нанес ему травму, и он выбыл на полтора сезона. Я не специально, но так вышло. Попал ему в колено. 

– Вот почему он, прилично уступая  вам в габаритах, все же решил подраться?

– Да. Он понял тот эпизод так – я  сделал это нарочно. А полтора  месяца спустя мы снова встретились. Видимо, Пелтонен хотел выяснить отношения со мной. Он мне на вбрасывании сразу сказал, что собирается драться. Я – ему: «Ты что? Я с тобой не буду драться». Было видно на повторе: ту драку Вилле начал сам. 

– Вам часто мстят?

– Бывает. Если против кого-то применишь серьезный силовой прием, тафгаи потом подъезжают и предлагают выяснить отношения. 

– В КХЛ в этом плане по-другому?

– Там тоже кто-то может заступиться. Но у меня не было таких ситуаций. 

– Жамнов предлагает, чтобы в каждом  клубе был свой  Свитов.

– Я не думаю, что нам это нужно. С нашими правилами это не прокатит.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+
Реклама 18+