Аналитика Глебчика
Блог

Слуцкий больше не мой герой. Грустный итог этой весны

Мнение Глеба Чернявского.

Встреча с легендой – это всегда опасно. В 2011 году в «Ливерпуль» перешел Луис Суарес и сразу влюбил в себя. Я купил футболку сборной Уругвая с его фамилией, поставил Суареса на все заставки, смотрел матчи «Ливерпуля» и кайфовал от каждого его действия.

Когда объявили о товарищеском матче России и Уругвая в мае 2012-го в Москве, у меня была одна цель – сфотографироваться с Суаресом. В той игре Луис даже забил, и у меня не осталось сомнений, что все получится. 

Реальность оказалась не такой сладкой. Я не раз видел, как Месси и Криштиану проходят мимо со стеклянным взглядом, никого не замечая, но тут ситуация была похуже. В ответ на робкую просьбу о фото Суарес посмотрел на меня с отвращением и пошел дальше.

Окей, он не обязан ни с кем фотографироваться и может отказываться с любым выражением лица, но тот взгляд я уже никогда не забуду.

Те годы – время общего восхищения Леонидом Слуцким. Он уже был суперпопулярным человеком в России, но со всеми дружил и с каждым был готов говорить о футболе часами. Даже со студентами, которым проводил лекции прямо после тренировок в Ватутинках. 

У Слуцкого была особая система организации интервью: он не брал трубки с неизвестных номеров, а просил скинуть ему смску с запросом – в ответ присылал время и место разговора. Как раз по этой системе с смской мы с ним в 2014-м и договорились на интервью.

Я очень боялся разочароваться, как с Суаресом, но все прошло идеально: мы сели на лавочке в Ватутинках и очень интересно проговорили два часа. Тогда Слуцкий впервые сказал, что ради Европы готов поработать даже в Чемпионшипе.

После той встречи я убедился, что в нашем футболе нет человека замечательнее. И очень радовался, когда Слуцкого позвали в сборную, а он вытащил ее на Евро-2016.

И хотя на Евро случился кошмар (один из штрихов – по рассказам игроков той сборной, никто, кроме игроков ЦСКА, не понимал новый принцип организации обороны, но тренер был уверен в идее), Слуцкий продолжал активничать. Он уехал в Англию готовиться к радикально другому этапу карьеры – и все желали ему успеха. 

Это было непривычное реалити-шоу: чуть ли не самый приятный человек из закрытого российского футбола, откуда никто из местных уезжать не стремился, учит язык с нуля, не стесняется ошибаться, шутить над собой. Фактически Слуцкий стал послом спорта от России на Западе. Открытым, интересным послом.

Но когда не получилось и пришлось вернуться домой, мы увидели уже немного другого Слуцкого. 

Он стал капризным, вечно жаловался на судей и на всех обижался. Тренер будто бы вообще перестал воспринимать критику – в последнее время Слуцкий не общается со Sports.ru, «Матч ТВ», «Чемпионатом» и даже с главным казанским медиа «Бизнес Online». 

Я слушал самые разные истории об обидах Слуцкого, но даже тогда продолжал отгонять плохие мысли. Мой Слуцкий оставался все тем же приятным мужиком с лавочки Ватутинок. К тому же «Рубин» радовал невероятными ироничными видео с тренером в главной роли, а еще был силен на поле: 4-е место по итогам прошлого сезона, неплохой футбол, приятные игроки. 

И только последний сезон не оставил шансов болеть за Слуцкого дальше.

Тотально шокировал и расстроил мартовский перформанс в эфире «Матч Премьер» из-за недовольства судьей Мешковым. Что бы там ни было на поле, как можно дойти до полноценной истерики и бесконечного потока оскорблений, как можно так показывать уязвленность и искать причины неудач вовне?  

Мой детский тренер Лев Георгиевич говорил: «Никаких разговоров про судей. Надо быть на две головы сильнее соперника. Одну голову отрезает судья, а на второй вы побеждаете». Банально, но классно и очень по-спортивному.

Очевидно, судьи ошибаются. И не только в матчах «Рубина» – доказано статистикой. Да, иногда неправильные решения приводят к фатальным последствиям, но это часть футбола. И фатальные последствия не могут мешать весь сезон или даже половину сезона.

Стало уже совсем чудовищно видеть, как Слуцкий даже не пытается относиться к проблеме проще и пытаться быть сильнее судей, а продолжает винить их во всех бедах. 

Впрочем, даже это я ему прощал. Но с тем, что случилось дальше, я уже не могу смириться.

Для начала небольшой пример. Знаете, чем вратари отличаются от полевых? Они никогда не сдаются. Бывает, счет уже 0:7, оборона встала, никто не бьется, на кипера выходят три в ноль, а он все равно сражается – для него ужасно пропускать 8-й, 9-й и 10-й.

Слуцкий этой весной – это вратарь, который сдался и наблюдал, как ему забивают голы.

Он убедил себя, что раз лучшие легионеры уехали, без них уже ничего не выиграть. Стал ли состав «Рубина» слабее, чем у «Урала», «Химок», «Нижнего Новгорода», «Уфы» – соперников по борьбе за выживание? Дюпин, Тальби, Самошников, Зуев, Зотов, Игнатьев, Абильгор – все они прекрасно могли играть в основе и без отъезда других иностранцев.

Слуцкий не хотел драться, не хотел пройти этот челлендж, как, например, сделал «Краснодар», который с составом из «Краснодара-2» обыгрывал ЦСКА и «Локомотив». Слуцкий постоянно говорил про потери, демотивируя своих же игроков, будто не веря в них. Он ухватился за оправдание и успокоился. 

Дело даже не в итоговом месте «Рубина». Важнее настроение, с которым клуб туда упал – с ощущением тлена и безысходности. 

Вместо того чтобы вдохновлять игроков и цепляться за спасение в РПЛ, Слуцкий всю весну просто отбывал повинность. И довел «Рубин» до катастрофы. 

После такого он точно больше не мой герой.

Телеграм-канал Глеба Чернявского о русском футболе

Адские полгода Слуцкого в первой лиге: 9 игроков старте, вратарь в нападении, долг на топливо для самолета в Омске 

Фото: РИА Новости/Илья Наймушин, Максим Богодвид, Владимир Песня, Сергей Пивоваров

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные