Блог СБГ-блог

В РПЛ есть фанатичный тренер-самоучка: собрал знания и технологии в Бундеслиге и понимает, почему у нас Нойер бы не вырос

Интервью Дорского с тренером вратарей «Урала» Андреем Шпилевым. 

Мы привыкли критиковать российский футбол, но в последнее время в нем появляется все больше людей, безумно преданных своей работе. Андрей Шпилев играл за кушвинский «Горняк», ростовский СКА, волгоградскую «Олимпию» (ту самую, где начинал тренерскую карьеру Леонид Слуцкий), был дублером Андрея Сметанина в «Урале» и даже выступал за мини-футбольный «Атриум-УПИ», а последние пять лет тренирует вратарей в основе «Урала».

Казалось бы, чего тут особенного, зачем вам читать про тренера из Екатеринбурга? Дело в том, что у него изумительная история: пять лет назад он случайно познакомился с немецким тренером, стал усиленно учить язык и теперь катается по Европе, впитявая знания и общаясь, например, с Юлианом Нагельсманном. Он привозит новые технологии (программа для оценки вратарей из Бундеслиги – в России больше ни у кого такой не было; особые мерцающие очки; манекен с ручкой). Он проводит образовательные семинары в Екатеринбурге (приезжают даже из «Шальке») и, как только выпадают несколько выходных, снова мчит в Европу – хотя дома есть жена и наверняка хочется отдохнуть.

Он просто безумно влюблен в свое дело и старается его улучшать. Когда каждый поступает так на локальном уровне, глобально все становится намного лучше. 

Поэтому нам важно рассказать историю Андрея Шпилева.

Ездит в Бундеслигу во все возможные паузы (жена понимает и ждет). Начиналось без связей – реально приезжал на базы без знакомств и просил показать тренера вратарей «Шальке»

– Все началось зимой 2014 года, когда вместе с молодежкой «Урала» я находился на сборах в Турции. На соседнем поле тренировались какие-то немцы – было заметно, что у них не очень высокий уровень, но одна деталь просто поражала. Тренером вратарей работала девушка.

Конечно, я стал следить за ее работой – она вела себя очень уверенно, вообще не ощущалось, что это какая-то нетипичная ситуация. Оказалось, что девушка – Изабель Рокките, которая была вратарем «Нюрнберга», «Гройтер Фюрта», «Мюнхена-1860». После окончания игровой карьеры она построила свой бизнес, связанный с экипировкой, у нее есть магазин. Плюс Рокките работала в полулюбительской команде «Эттманнсдорф», с которой мы и оказались вместе в Турции.

Мы быстро нашли контакт. В декабре 2014-го меня перевели в основу «Урала», и Изабель пригласила меня в «Эттманнсдорф» провести мастер-класс. Само приглашение меня удивило: я же не хоккейный тренер, что от меня могут взять в такой футбольной стране, как Германия? 

Но я поехал – и это перевернуло мою карьеру. На мой мастер-класс Рокките позвала журналистов, каких-то футбольных функционеров. Одним из них был Берндт Хайниш – я называю его координатором. Раньше Хайниш работал в adidas с Лоттаром Маттеусом, сейчас работает в Puma. 

Берндт глубоко в теме европейского футбола: у него есть свои базы игроков и тренеров, он помогает в организации стажировок, даже предлагал «Уралу» сотрудничество с пивоваренными компаниями и помощь с экипировкой. С этим что-то не пошло, но сами предложения – класс. 

– К чему привело знакомство с Хайнишем?

– Он дал  мне контакты «Хоффенхайма», Дортмунда, «Яна» из Регенсбурга и «Гройтер Фюрта» и предупредил, что проще всего будет в «Хоффенхайме» – они самые открытые. Дортмунд нередко принимает на платные стажировки, «Ян» и «Гройтер Фюрт» на тот момент боролись за право остаться во второй Бундеслиге – им было не до меня.

Поэтому все вышло так, как говорил Хайниш – позитивно мне ответили в «Хоффенхайме». Тренер вратарей Михаэль Рехнер пригласил на встречу в гостинице перед гостевым матчем с «Ганновером». Я приехал к восьми утра, около часа проговорил с Рехнером – именно тогда он рассказал о программе Goalkeeping Development, которую изобрели в «Хоффенхайме» (ниже о ней будет целая часть интервью – Sports.ru).  

– После этой встречи вы вернулись в Екатеринбург?

– Нет. Перед поездкой к Рехнеру я изучил календарь Бундеслиги. Я прилетел в Гамбург, а дальше уже двигался на очень удобном автобусе Flixbus: Ганновер, Бремен, Гельзенкирхен, Дюссельдорф.

– Я знаю, что вам удалось пробраться на тренировки «Шальке» и «Вердера». 

– Да. Я просто приходил на их базы, представлялся на ресепшн, спрашивал, когда будет тренировка у основной команды. 

– Даже не показывали тренерскую лицензию?

– Нет, там все открыты. В ютубе я видел много тренировок тренера «Шальке» Симона Хенцлера – понравилось, что все упражнения основаны на перемещении вратаря перед ударом, даже если это обычный удар в руки. Все логично: в большинстве случаев в игре вратарь ловит мяч после перемещений.

Быстро нашли контакт с тренером «Вердера» Кристианом Вандером, в Бремен я уже специально приезжал в декабре 2018-го. Удивительно, но Вандер теперь следит за результатами «Урала»: когда мы вышли в финал Кубка России, прислал селфи с вратарями «Вердера».  

Еще хочу сказать спасибо Константину Раушу – он дал контакт тренера «Ганновера» Йорга Сиверса. В «Ганновере» меня удивило, что три вратаря выполняют упражнения в разной стойке, по-разному перемещаются. Во время тренировки думал: «Блин, ну вот я бы его поправил, немножко все не так». После занятия поговорил об этом с Сиверсом, он спокойно все разложил: «Стиль вратаря – это походка человека, его характер. Моя задача как тренера – сделать все, чтобы ему было удобно работать в любимой стойке». 

После этого разговора я немного поменял взгляд. Раньше, когда у «Урала» был вратарь-флегматик, я постоянно пытался его расшевелить. Теперь я скорее подыгрываю вратарям. 

– Знаю, что как только наступает перерыв на сборные, вы уезжаете. В сентябре были в Берлине – в гостях у «Униона» и «Герты». В октябре – у сборной России. Как к этим поездкам относится ваша семья? В эти паузы вполне можно было остаться дома и отдохнуть. 

– Да, для них это непросто. Вечер для семьи непереносим, потому что я либо смотрю футбол, либо провожу анализ. Очень важно, чтобы женщина понимала, насколько для тебя важна работа – кажется, моя понимает, мы вместе 15 лет. 

Когда мы были юны, она не всегда понимала такой увлеченности футболом, раздражалась. Сейчас жена видит, как я горю поездками, понимает, как я кайфую, рассказывая о них. Так что никаких проблем нет.

Начинал учить немецкий по песням «Раммштайн». Потом помогла сила ютуба

– Вы говорили, что сами учили немецкий. Как?

– По музыке.

– «Раммштайн»?

– Да. Их я слушал, когда еще сам был игроком – очень заводило перед матчами. Du Hast, Sonne, Ich Will – три любимых трека. 

– Но этого мало, чтобы говорить адекватно.

– Конечно. В 2014-м во время мастер-класса Рокките не могла провести со мной все три дня, так что я гулял один, заходил в кафе. На английском в Эттманнсдорфе почти никто не говорил, а знаний немецкого мне явно недоставало.

Так что после возвращения в Россию прослушал 16 уроков немецкого в ютубе. Дальше по классике: стали выскакивать видео в рекомендациях, я углублялся в немецкий сильнее. Важно было понять простейшие конструкции: как построить вопрос и ответ, три времени.

Позже стал смотреть немецкий сериал с субтитрами – название уже не помню, что-то типа «Элен и ребята». Плюс переводил песни, которые давно мне нравились. «Что я слушал?» – самая популярная мысль после того, как переводил песни «Раммштайн».

– Получается, сейчас желания сходить на их концерт нет?

– Почему? Конечно, есть. В июне был в Мюнхене как раз во время концерта «Раммштайн». Было очень много людей в их футболках, но попасть на концерт день в день, конечно, нереально. Тем более был с женой и ребенком – решил, что это не мой раз.

Про концерты в Москве и Петербурге, честно говоря, не знал. 

– 16 уроков – это «Полиглот» Дмитрия Петрова?

– Да. Всем рекомендую, Петров очень просто все объясняет, за 16 уроков ты реально научишься складывать простые предложения.

Понятно, практика и терпение очень важны. Иногда ты оказываешься просто в безвыходной ситуации и говоришь – например, когда я приехал на базу «Шальке» в 2017-м, попросил охранника показать мне тренера вратарей, когда тот пойдет на поле. Охранник показал, что не говорит на английском, так что был только один шанс. Я собрался и сформулировал просьбу на немецком. 

Сейчас изучение немецкого оставил – общение с тренерами в основном проходит на английском. 

– А как выучили его?

– Основа – школьная программа. Ну и какие-то фильмы и песни – уловил слово, посмотрел в словаре. Конечно, на политические темы я вряд ли смогу нормально поговорить, но чисто разговорный язык, тем более футбольный, – спокойно. 

«Хоффенхайм» удивил открытостью: после матча игроки приходят в семейную ложу и открыто обсуждают игру. Любой сотрудник клуба мог пообедать с Нагельсманном

– Осенью 2018-го я снова написал Рехнеру: «Привет, хочу к вам приехать». Михаэль ответил, что нет никаких проблем, он пришлет билеты на домашний матч «Хоффенхайма» в мою гостиницу. Оказалось, билеты были в ложу, где сидят семьи игроков и футболисты, не попавшие в заявку на матч. 

Такие ложи – это что-то особенное. 

– По статусу?

– Нет. Там накрыт большой стол для семей, все красиво и комфортно, но я о другом. Когда заканчивается пресс-конференция тренеров (ее выводят на экраны), в ложу приходят игроки, отыгравшие сегодня. Конечно, все устали, но они не просто садятся и едят – в ложе есть ведущий, который задает вопросы по игре. Представь психологию игрока, который отыграл матч, проиграл его, а после идет рассказывать о причинах неудачи болельщикам. Пусть и близким людям – они же все равно болельщики. 

– Говорят, у «Хоффенхайма» еще и очень крутая база. Что в ней такого? 

– Например, место, где едят игроки, я даже не могу назвать столовой. На стенах изображены какие-то игровые моменты, фото трибун, очень качественная мебель.

Все сидят в одном месте: основная команда, молодежка, бухгалтеры. То есть реально любой сотрудник офиса мог спокойно пообедать с Нагельсманном. 

В «Хоффенхайме» я пробыл четыре дня. Там я впервые увидел, что в недельном микроцикле выделяют день для работы один на один: моменты на реакцию, сближение в блок и атака мяча. 

– Атака мяча?

– Когда при проникающей передаче в штрафную вратарь в подкате вперед руками забирает мяч.  

– Какой Нагельсманн в жизни?

– Юлиан – самый перспективный тренер Германии, но общается абсолютно со всеми на равных. Например, он увидел что мы с Рехнером что-то чертим на компьютере, подошел и стал шутить: «Вот, опять ваши падения разбираете».

Я объяснял Нагельсманну, что он очень популярен в России. «О, супер, вот это удача!» – это был не сарказм, ему искренне было приятно. Где Россия, а где мы – такого совершенно нет. 

Германия поразила тем, что никто не кричит и не прессует на ровном месте. Теория о том, что в России у Нойера бы ничего не получилось

– Какие главные выводы из поездок в Германию?

– Никто ни на кого не кричит. Так абсолютно на всех уровнях. 

Нет зажатости, комплекса какого-то неполноценного футболиста. В России далеко не ото всех тренировок игроки получают удовольствие.

Наверное, это разница в менталитете. У меня есть знакомый в немецком посольстве, однажды он попросился поиграть с кем-то в Екатеринбурге. Знакомый вышел, ошибся раз – все спокойно отреагировали, все-таки гость. Ошибся два – пошла уже какая-то негативная реакция. Третья-четвертая ошибка – все, пошло уничтожение, знакомый уходил с поля весь красный. Потом звал его еще поиграть. Ответ: «Слушай, нет, не пойду».

Я объездил много команд Бундеслиги – ни разу не видел, чтобы на тренировке тренеры или игроки критиковали вратаря за пропущенный мяч. Такой стиль повлиял и на меня. Допустим, раньше, если вратарь ошибался из-за потери концентрации, я пытался эмоционально его подстегнуть. Теперь действую через разум – нужно, чтобы вратарь сам понимал важность тренировки и ответственность. 

Другой момент – молодые третьи вратари. Уверен, в России их бы не взяла ни одна команда РПЛ, а там им позволяют ошибаться. Доверие, отсутствие страха ошибиться, отношение к игре как игре – благодаря этому, мне кажется, даже эти третьи вратари не пропадут. 

Есть теория «Нойер не заиграл бы в России». Для того чтобы дойти до уровня, который у него был несколько лет назад, нужно было наделать много ошибок при выходах из ворот.

Наверняка Нойер и пролетал мимо мяча, и его перебрасывали. В юном возрасте ему позволяли играть в своем стиле. В России после пары ошибок тренер бы на него наорал: «Не выбегай из ворот, стой на линии, что ты делаешь?» 

– Разве у Нойера еще и не все удачно совпало с Гвардиолой? Все помнят гол Станковича в матче «Интер» – «Шальке», но в то время Нойер разве так же часто выбегал из ворот?

– Я смотрел видео, когда он еще в «Шальке» пытался играть на центре поля. Длинная передача соперника – и Нойер в середине поля рыбкой возвращает мяч к чужой штрафной. 

Так что революция началась еще до Гвардиолы. 

– Раскрепощенность вратарей – только работа тренеров?

– Почти во всех командах есть психолог, который сам приглашает игроков для беседы. Но как раз работа психолога немного скрыта – даже открытые тренеры вратарей о ней практически не говорят. 

– Вы рассказывали, что сильно погружаетесь в психологию. Что произвело самое сильное впечатление?

– «Самый лучший тренер» Райнера Мартенса. Это толстенная книга – когда смотрю на нее, она меня немножко пугает, но во время долгих перелетов всегда ее читаю. Беру с собой маркер – выделяю самые классные вещи, обычно по тем направлениям, о которых уже думал. Я пришел к тому, что у каждого тренера должна быть своя философия. 

В «Самом лучшем тренере» есть отличный пример. Старик и внук собираются на рынок, у них есть осел. Средняя Азия, жарко, старик говорит внуку: «Садись на осла, поехали». Они идут, встречают по дороге людей, все обсуждают: «Смотри, старенький дедушка идет пешком, а молодой сидит на осле». 

Дед с внуком послушали эти разговоры, поменялись местами. Встречают других людей: «Смотри, мужчина сидит на осле, а маленький мальчик идет пешком». Дед слез с осла – и пошел с внуком пешком. Навстречу им новые люди: «Блин, у них осел есть, а они идут пешком». Дед с внуком уже не знают, что делать – взяли осла на руки и понесли его через веревочный мост. 

Мост оказался хлипким – дед с внуком уронили осла в реку. Мораль: если ты будешь распыляться на мнение других – упустишь то, что имеешь. А распыляешься на мнение других обычно, когда не имеешь своей философии. 

Выделял маркером такие истории – в результате теперь почти вся книга выделена. 

Программа, которая показывает, как дела у вратаря и показывает, что нужно поменять. Ответ на вечный вопрос: каким должен быть процент сэйвов?

В первую встречу тренер вратарей «Хоффенхайма» Михаэль Рехнер рассказал Шпилеву о программе Goalkeeping Development, которую использует вся Бундеслига. Софт доступен для всех – прямо сейчас вы можете зайти на сайт и оформить бесплатную подписку на месяц. 

– Сначала программа меня отпугнула: у нас футбол, а тут какие-то графики, таблицы, цифры. Рехнер предложил мне пробный месяц – сначала я заинтересовался базой упражнений. Каждый вечер смотрел тренировки тренеров Бундеслиги: Рехнера, тренеров «Байера», «Лейпцига», «Вольфсбурга», гладбахской «Боруссии». 

За связь с клиентами отвечает жена Рехнера Эллен – она мне дала годичный доступ к программе. Там есть анализ тренировок (например, как часто мы отрабатываем фланговые передачи, игру один на один), интервью немецких тренеров, видео упражнений которых загружены в базу. Каждое интервью длится 5-7 минут, за них тренер успевает раскрыть главные принципы своей работы – разговор на немецком с английскими субтитрами. Анализ каждой игры тоже вносится в программу. 

Возможно, самое главное – статистика. Обычно мы проводим анализ в паузу сборных – цифры показывают, в чем надо прибавлять, прикладываем к этому видео. 

– Вы говорили, что вносите в программу общее количество ударов, отраженные удары и выставляете оценку вратарю. Это все?

– Нет. После игры вносятся все итоги анализа: фактическое время игры, число ударов по воротам, число сэйвов, число кроссов (сколько вратарь взял, сколько мог взять, сколько должен был взять), действия после получения передач (обратный пас или вынос), действия на свободных ударах (короткий пас или вынос), действия после ловли мяча рукой (вынос рукой или длинный удар ногой).

Конечно, по кроссам определяю визуально, но даже так видно, что, например, у Годзюра с октября 2018-го снизилось число кроссов, которые он должен был забирать, но не сделал этого. 

– Про удары. Разве правильно равнять все?

– Я слышал про коэффициент сложности. Практика показывает, что за матч наносится 4-5 ударов в створ: 3 из них – работа вратаря на технику, то есть ловля мяча или отбивание, 1 – игра один на один (например, удар на реакцию метров с 5-7), 1 – бросок в угол. Не важно, какой соперник, все плюс-минус так. 

Понятно, есть уровень сложности. Одно дело: ты играешь с аутсайдером при счете 3:0, другое – играешь с топом, 93-я минута, и тебе наносят удары по воротам. Но я считаю, что вратарь не должен терять концентрацию, любой удар в такой ситуации должен быть самым важным.

– Вы рассказывали, что прошлый сезон стал лучшим в карьере Годзюра, говоря о количестве сэйвов и проценте отбитых ударов. На ваш взгляд, это достаточные цифровые критерии?

– В Германии, как и в других чемпионатах, есть рекомендация – 75% отбитых ударов. Понятно, это взято не из воздуха, а по статистике многих сезонов Бундеслиги. Когда Нойер был в порядке, у него было 80%, а в начале прошлого сезона – всего 65-70%. С этим связывали недобор очков «Баварией» на старте сезоне.  

В тройке лучших по числу сэйвов в РПЛ были не только Дюпин и Годзюр, но и Гильерме. По Дюпину все понятно: «Анжи» был на 16-м месте, им очень много били. Но и тут важна психология: вратарь же понимает, что на выезде против топ-5 его команда почти обречена, а ему нужно поймать кураж. Дюпин с этой задачей справлялся. По воротам «Локомотива» не наносилось огромное число ударов, там были 2-3 удара в створ за матч. Гильерме их брал, поэтому и был в тройке по числу сэйвов. 

Годзюр – третий вариант, вратарь команды из середины таблицы. «Урал» действительно много допускает ударов и пропускает, уже не первый сезон. Но анализ показал: у Годзюра была 1 ошибка в прошлом сезоне и 2-3 гола, когда он мог сыграть лучше. Это нормальное число исходя из количества допущенных ударов.

– Когда была ошибка в прошлом сезоне?

– Матч с «Рубином» в гостях. Коновалов подавал угловой с левого фланга, Годзюр сделал пару шагов вперед, а потом остался в полупозиции, и Азмун забил

Перед той игрой мы отрабатывали действия при стандартах, я просил вратарей играть агрессивно, идти в борьбу. Пускай даже где-то просто врезаться в соперника, но помешать ему. Подготовили теорию, показали видео – и пропустили после такой ситуации. 

Но в целом статистика показала, что Годзюр мало пропустил после кроссов, на которые должен был выйти. Если идет подача на 11 метров (как, например, нам в прошлом сезоне забил Мамаев), этот гол не идет в кроссы. Мог выйти – нет. Что было с позицией? Он переместился и до удара остановился в стойке, корпус был ровным. То есть это и не тактическая ошибка. Удар пришелся в самый угол, Годзюр прыгнул, но не дотянулся. Поэтому такой гол подпадает под гол, пропущенный в броске. 

– Что в Goalkeeping Development вам нравится больше всего?

– Классная функция – классификация пропущенных голов: игра один на один, тактическая ошибка, голы после кроссов, перехват соперника после ввода вратаря рукой или ногой. Самое плохое – последнее. 

Я сам определяю тип гола, вношу в его программу. Программа рисует диаграмму, ты видишь, например, что вратарь чаще всего пропускает после кроссов. Дальше смотришь план прошедших тренировок, там тоже диаграмма – и видишь, что над кроссами вы работаете недостаточно. 

Голы после игры один на один, голы в девятки или шестерки – нормальные. Если голы приходят после тактики (выбор позиции, некорректная стойка, неправильное перемещение и создание для себя противохода) – намного хуже. 

– В прошлом сезоне какие голы чаще всего пропускал Годзюр?

– Голы в бросках и ближний бой. 

– Еще в тренировках вы используете стробоскопические очки. Что они дают?

– Воздействие на глаза очень важно, потому что траектория мяча постоянно преломляется. Мерцание в очках позволяет включаться мозгу и додумывать траекторию мяча. В игре же может быть удар из-под защитника, между его ног – всю траекторию вратарь не видит.

Второй момент – концентрация. Если я на тренировке наношу разминочные удары в руки, вратарь может быть собран не на все сто. Если вратарь – в очках, в них мерцание, он более сконцентрирован. 

Очки появились у нас осенью 2017-го, одни стоили 450 евро. Я объяснил вратарям для чего нам нужны очки, но была другая проблема – все подумали, раз мы их используем, значит, нам невозможно забить. Это не так – должна быть долгая нацеленная работа. Сейчас вижу, что в ближнем бою наши вратари координированно ставят часть тела, которая ближе к мячу. Это субъективное мнение, визуальное, но мне так кажется. 

Чтобы улучшить игру вратаря на выходах, в «Урале» купили манекен с ручкой. Почему так важно выбирать правильный тип длинной передачи

– Как вратарская нагрузка распределяется в течение недели?

– После игры почти всегда есть выходной. После него выполняем упражнения на координацию, перешагивания, развороты, перекаты. Величина нагрузки средняя.

За четыре дня до матча работаем над скоростью и силой. Обязательно тренажерка перед тренировкой: роллеры, стретчинг, велосипед. На поле большое значение уделяем упражнениям на Bosu (надувная сфера) – это позволяет управлять своим корпусом. Я заметил, что после введения Bosu вратари перестали наклонять корпус до удара.

За три дня до игры нагрузка еще увеличивается, а за два – резко падает. В этот день обычно есть теория, ходим по полю – например, обсуждаем позицию, в которой надо находиться при определенном расположении мяча и игроков. 

За день до игры нагрузка опять повышается – работаем над скоростью. Я долго шел к такой последовательности в недельном микроцикле, сомневался над величиной нагрузки накануне игры. Вратари меня убедили, что так они становятся энергичнее перед матчем. Да, бывает напряжение из-за ватного состояния за три дня до игры, но последние два дня его сильно меняют. 

– Виталий Кафанов говорил, что он требует от вратарей реагировать на каждый удар на тренировках. У вас так же?

– В подводящих упражнениях я всегда наношу удары разной траектории: можно бить накатом со встречным вращением или с двойника с полулета – тогда мяч летит с обратным вращением. Всегда есть удары низом – и для для совершенствования техники ловли в стоке на месте, и в падении вперед после ударов низом и с отскоком о газон. 

Да, важно не гадать и совершать бросок за каждым мячом. Первая задача – стараться ловить мяч. Но и используем и технику отбивания – как развернуть кисть, чтобы мяч не отлетел к набегающему сопернику. Когда удар идет по центру, вратарь делает движение в сторону мяча, досылая его в том направлении, в котором хочет. 

Если соперник бьет под углом в дальний, все сложнее. Можно провести параллель с теннисом: иногда нужно не отбить мяч, а подставить ракетку, чтобы мяч отлетел в сторону. Кисти не должны быть слишком раскрыты, потому что, коснувшись их, мяч может залететь в ворота. 

– В прошлом сезоне «Урал» часто пропускал после навесов с игры, а Годзюр в целом не очень часто выходит из ворот. Над этим как-то работали?

– Да, мы понимали, что игра на выходах у Годзюра требует дополнительного внимания. 

После той игры с «Рубином» у команды было четыре выходных. Они очень повлияли на Годзюра – было заметно, что он стал агрессивнее. 

Для этого у нас появился специальный манекен с ручкой, его я увидел в «Вердере». Каждый раз, когда тренировали фланговые передачи, давили на вратаря этим манекеном, создавая игровую ситуацию. Вратари друг друга жалели, ласково как-то касались друг друга, а я был гораздо жестче.

Игра в створе у Годзюра на хорошем уровне, игра ногами для нашей тактики – на хорошем, игра в ближнем бою – на великолепном, но игра на выходах могла быть лучше. 

– А как оценить качество игры ногами? Через точность передач в определенные зоны?

– На самом деле, не так важно, кто сыграет первый мяч после длинной передачи. Мы знаем, что обычно центральные защитники – очень высокие, они снимают большинство мячей. Если наш вратарь выбивает мяч во фланг, где его играет соперник, в результате чего мяч уходит в аут, мы не считаем это неточной передачей. Мяч остался у нас. 

Длинные и средние передачи делятся на три типа. Например, наш вратарь владеет мячом на линии штрафной, а линия обороны соперника – на центре поля. В таком случае надо закрыть мяч стопой, чтобы получился плассер, который перелетит за спину защитникам, а не зависнет в воздухе.

Второй тип – например, мы подаем угловой, соперник выбил мяч, а наш вратарь овладел мячом между линией нашей штрафной и центром поля. Тогда нужно подсечь мяч, чтобы он пошел по дуге с обратным вращением, чуть завис и падал сверху.

Я разделил длинные и средние передачи на эти типы после одного из товарищеских матчей еще в начале тренерской карьеры. Во второй ситуации наш вратарь сделал плассер, защитник выбил мяч обратно к нашим воротам, и мы получили выход один на один. 

Третий тип передачи – свеча, идея Кафанова. Последние минуты, надо потянуть время – выбиваешь мяч вверх, его очень сложно обработать. Мы свечу используем гораздо реже, чем другие передачи. 

Почему Годзюр потерял место в старте, а нового вратаря совсем не страшно выпустить против «Спартака» и ЦСКА. Простые объяснения всех ошибок вратарей «Урала»

– Этой осенью за «Урал» дебютировал Олег Баклов. Почему теперь Годзюр не играет все матчи?

– У Годзюра упал процент отраженных ударов – с 74% прошлого сезона до 60%. Для меня это было ожидаемо, поэтому мы дали Ярославу паузу.

Классификация пропущенных голов Ярославом Годзюром в сезоне-2018/19 (слева) и в этом сезоне (справа). Желтый цвет – пропущенные голы по технике и тактике (выбор позиции, техника перемещения). Сиреневый – голы, пропущенные в бросках. Розовый –  голы после игры один на один. Бирюзовый – голы, в которых вратарь мог сыграть лучше в момент прострелов, подач и обостряющих передач. Синий – голы после ошибок при вводе мяча в игру. 

Матч против «Спартака» в гостях доверили Баклову. Полные трибуны, статусный соперник – отличный момент для дебюта. Ошибешься – плевать, проиграем – плевать, никто в твой адрес ничего не скажет, ты же проиграл «Спартаку». Даже оправдания люди сами придумают: «О, это же первый матч». 

– Давайте разберем на примерах тактические ошибки Годзюра в этом сезоне. Гол Жемалетдинова в ближний угол подходит?

– Тактические ошибки связаны с тремя моментами: потеря концентрации, недооценка ситуации, снижение двигательной активности. 

Гол Жемалетдинова – ошибка в позиции, плюс Годзюр немного заклонил корпус в момент удара, чего вообще не было в прошлом сезоне. Поэтому этот гол относится к тактике, а не к ситуации один на один. 

Гол Скопинцева – Годзюр находился в движении в момент удара, что не позволило ему среагировать. Гол Ари похож, но там была высокая динамика мяча, рикошеты, удар из-под защитника. 

Поэтому, конечно, Баклов в старте – решение не с пустого места. Оно давалось непросто, Годзюр уже третий сезон основной вратарь, но в день матча со «Спартаком» сделали выбор в пользу Баклова. 

Решение принимал весь тренерский штаб. Допустим, мы много пропускаем, визуально кажется, что вратарь не подтаскивает. Я провожу анализ, говорю Парфенову, что у вратаря минимум ошибок – начинаем искать причину пропущенных голов в другом. 

Мы решили, что Баклов сыграет против ЦСКА и «Зенита», а опыт Ярослава поможет с командами из середины и низа таблицы. Пока так, но все зависит от результата. Баклов хорошо сыграл против «Спартака», провел неплохой матч против ЦСКА, даже несмотря на гол Бийола

– Что было не так в нем?

– Есть моменты, когда игроку подсказывает внутреннее чувство. В той ситуации он решил выйти на перехват. Мне кажется, тогда ему нужно было подпрыгнуть, как делает гандбольный вратарь, и закрыть верх, куда почти наверняка полетел бы мяч при той траектории. Баклов принял другое решение.

– Как оценили игру Баклова с «Зенитом»? Показалось, что он серьезно ошибся в голе Азмуна.

– Перед «Зенитом» мы много работали над психологией – хотелось, чтобы с учетом трех матчей в РПЛ и игры на Кубок Баклов разумнее бы принимал решения и не дергался при подачах. 

При подаче Оздоева Баклов пошел на перехват, но в какой-то момент увидел, что в мяч, возможно, сыграет кто-то из игроков на ближней штанге – поэтому остался в полупозиции. Но даже это не было бы ошибкой, если бы Баклов держал в голове два момента. Первый – что кто-то из игроков чиркнет мяч, это было бы не страшно, потому что исходя из расположения наших защитников и нападающих «Зенита», мяч не мог залететь в ворота. Второй – когда мяча никто не касается. 

Если бы кто-то коснулся мяча, Баклов бы просто подпрыгнул и рукой в воздухе забрал мяч. Если бы мяча никто не коснулся (так и случилось), вратарь должен был выбить мяч кулаком. Баклов был готов только к первому варианту. Это ошибка в расчете траектории. 

По голу Ивановича претензий нет?

– Я долго разбирал этот гол – на первый взгляд казалось, что без шансов. Но нужно углубляться: когда Дзюба касался уходящего от ворот мяча, было видно, что он не может пробить. Баклов находился на линии, а если бы он располагался на полтора метра выше, мог бы перехватить скидку Дзюбы. Поэтому гол Ивановича попал в категорию, где вратарь мог сыграть лучше с точки зрения выбора позиции. 

Нойер стал хуже, потому что почти не рискует. Куртуа много пропускает между ног из-за роста

– Кто из вратарей вам больше всего нравится в топ-5?

– Передачи Эдерсона – вау. Он отдает как раз плассер, который выводит игроков один на один. У Гвардиолы есть розыгрыши под это качество Эдерсона. 

Нравится, что в Европе тренеры вообще считают, что позиция вратаря должна быть более активно нацеленной на перехват и быструю организацию атакующих действий. Когда идет передача в штрафную, вратарь должен быть в промежуточной позиции: если мяч пойдет в ворота, он успеет в них вернуться, а если пойдет передача – выйдет на перехват. Это одно из основных отличий между российскими и европейскими вратарями.

– Ну а если все-таки выделить двух-трех вратарей?

– Тер Стеген, Эдерсон, Кепа, Алиссон. На самом деле, возьмите любой топ-чемпионат – найдете там десяток очень качественных вратарей. 

– Как бы вы поступили, если бы были тренером сборной Германии: Тер Стеген или Нойер?

– Нужно смотреть только на текущие показатели. Нойер не дает причин задуматься о своей смене. Его игра на ЧМ-2014 всех поразила: он не только эффектно играл за штрафной, но и был очень надежен в створе. 

Знаете, почему на войну берут молодых? Потому что у них отсутствует чувство страха. Пошел – и совершил подвиг. Нойер стал более зрелым игроком, почти убрал моменты с риском. Наверняка повлияла и травма. Мне кажется, риска в действиях Нойера стало меньше именно из-за двух моментов. 

Тер Стеген очень хорош – без вопросов. Если бы он был на голову выше Нойера, играл бы он. Я этого не вижу, хотя, безусловно, уровень Нойера снизился.

– Куртуа визуально много пропускает между ног. С чем это можно связать?

– Представьте расстояние между ног вратаря, если это вратарь среднего роста. А теперь – у высокого. В нормальной стойке расстояние будет разным. Поэтому, думаю, главная причина – в росте Куртуа. Плюс у каждого вратаря есть одна ситуация, после которой он пропускает чаще всего. 

У вас в инстаграме был пост про Яшина. В чем его величие?

– Вживую я его не видел, но Яшин – революционер с точки зрения игры на перехватах. Он первым стал играть и за штрафной, и при диагональных передачах на дальний угол штрафной. Говорят, он даже снимал кепку, когда выходил за штрафную и играл головой.

Второй момент – Яшин смело бросался в ноги соперника, когда тот отпускал мяч. 

Очень жду фильм про него. Надеюсь, он будет правдоподобным. 

Шпилев делает образовательные семинары – в Екатеринбург едут из «Шальке» (а еще расскажут, почему в хоккее вратарям лучше не дышать грудью). Зачем такое погружение в «Урале»?

– У вас нет цели стать примером для кого-то?

– Я – это я, мной движет желание узнавать новое. Стать для кого-то примером я не стремлюсь, но делюсь всем, что узнаю. 

Сейчас поступает много запросов на стажировку, но я не могу каждую неделю кого-то принимать и уделять всем столько времени, сколько должен. Поэтому в сентябре мы организовали в Екатеринбурге семинар для тренеров вратарей, пригласили тренера вратарей академии «Шальке» Маркуса Бургхардта, тренера сборной Македонии по физподготовке. Приехали ребята из Тюмени, Челябинска, Перми, «КАМАЗа», академий «Зенита» и «Локомотива». 

Все получилось спонтанно – за три дня до семинара мне написал Бургхардт и сказал, что приедет в Екатеринбург. Естественно, из-за таких сроков не все желающие смогли приехать, поэтому весной проведем еще один семинар, скорее всего, после окончания РПЛ.

Очень хотел, чтобы наше приглашение принял Николай Хабибуллин, который сейчас живет в Екатеринбурге, но по времени мы чуть не совпали. Со мной Хабибуллин делился историями из работы тренеров вратарей в НХЛ, одно из направлений там – «экономия времени». Вратарь убирает лишние движения рук и ног, движения должны быть короткими и точными.

Классная деталь от Хабибуллина – о дыхании. Когда он приехал в НХЛ, его попросили подышать. Он начал, а ему говорят: «Ты неправильно дышишь. Есть дыхание животом и дыхание грудью. Когда ты дышишь грудью, у тебя ходит корпус, когда дышишь животом, соблюдается полный баланс». Дыхание грудью может отнять нужную долю секунду. 

Еще Николай рассказывал, как в НХЛ вратари готовятся к матчам в очень напряженном графике – свыше 100 игр за сезон. Там вырабатывают алгоритм действий. Вратарь запоминает к игре три вещи – и дальше ожидает их, как робот. 

Например, против «Краснодара» мы готовимся к коротким передачам, стенкам, резким врываниям – к такой игре мы готовим игру в ближнем бою, перемещения, концентрацию на мяче. Если играем против «Уфы» – готовим фланговые передачи и давление на вратаря. 

Надеюсь, в следующем семинаре Хабибуллин поучаствует и поделится неоценимым опытом. 

– Вы и дальше планируете ездить только в Германию?

– В какой-то момент решил, что нужно объездить всю страну и закончить с ней. В прошлом декабре я уже ездил в Голландию – в «Витесс» и «Эммен». 

Попасть в «Витесс» мне помог Юрий Жевнов, который хорошо знаком с Леонидом Слуцким. Сейчас у него очень именитый тренер вратарей – Раймонд ван дер Гоув, который пять лет был вратарем в «МЮ», был в запасе в финале Лиги чемпионов-1999, а между Шмейхелем и Бартезом один сезон даже был основным. 

Шпилев с Юрием Жевновым, Сергеем Козко, Дмитрием Бородиным, Михаилом Бирюковым и Юрием Окрошидзе.

Больших различий в его работе по сравнению с немцами я не увидел, но интересно, что у «Витесса» был очень возрастной вратарский состав. Эдуарду было 35, Пасвееру – 34.

Я приехал в день кубкового матча – играл Эдуарду. На следующий тренер он вышел на тренировку, я очень удивился. Ван дер Гоув объяснил: «Эдуарду понимает, что если остановится хотя бы на день, набрать обороты в его возрасте будет очень сложно». Об этой идее я рассказал Годзюру – возможно, это помогло год назад. 

В этом декабре я поеду в Дюссельдорф, а затем – на три-четыре дня в «Эммен», хочу заехать в Бельгию. Куртуа, Кастельс, Миньоле – такая маленькая страна, а столько вратарей, игравших в топ-лигах. В Серии А и Примере много вратарей из Польши – значит, туда тоже нужно съездить. 

Я люблю Россию, люблю нашу школу вратарей. Но не вижу ничего зазорного в том, чтобы поехать в Европу, получить знания у них, а затем решить, что можно применить в нашем тренинге. 

– Но вы же понимаете, что могли бы работать тренером вратарей в РПЛ и без этих поездок?

– Наверное, такой характер. Когда еще был СССР, у меня была мечта съездить за границу, посмотреть, как там живут люди, что думают, как чувствуют. Первая поездка была на Кипр на сборы – цвета, запахи, море Кипра мне нравятся до сих пор.

С детства ты смотришь лучшие турниры, эти команды, эти стадионы – тебе так хочется стать частью всего процесса, с кем-то там общаться. Очень рад, что прикоснулся к европейскому футболу, имею возможность видеть его изнутри.

Инстаграм Шпилева

Мой телеграм-канал/твиттер

Интервью Дорского с главным тренером «Урала» Парфеновым

Интервью Дорского с Виталием Кафановым

Фото: ; instagram.com/goalkeepingspieler ; globallookpress.com/Nilsson Nils Petter/Aftonbladet, Peter Steffen/dpa, Dyd Fotografos/ZUMAPRESS.com, Matt Wilkinson, via www.imago-im/www.imago-images.de; РИА Новости/Павел Лисицын; goalkeeping-development.com; rubin-kazan.ru;Gettyimages.ru/Keystone

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья